ГТГ: конкурсные проекты

Публикуем все шесть проектов конурса на фасады Третьяковской галереи с комментариями авторов.

Автор текста:
Алла Павликова

29 Июля 2013
mainImg
Мастерская:
СПИЧ
Проект:
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Чобан С., Членов И.;
Ведущий архитектор Дигилева М.;
Визуализаторы: Злобина Н., Захаров А.

2013 — 2013
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи
Россия, Москва

Авторский коллектив:
В. Плоткин, Е. Кузнецова

2013 — 2013
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Автор проекта: Мария Дехтяр

2013 — 2013
Александр Цимайло
Николай Ляшенко
Цимайло Ляшенко и Партнеры
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи. Вариант 1
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Л. Айрапетов, В. Преображенская, Д. Грекова, Е. Косцов, Е. Легков, Ю. Преснякова, А. Ривкина

2013 — 2013
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи. Вариант 2
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Л. Айрапетов, В. Преображенская, Д. Грекова, Е. Косцов, Е. Легков, Ю. Преснякова, А. Ривкина

2013 — 2013
Третьего июля были объявлены итоги конкурса на решение концепцию фасадов нового здания Третьяковской галереи в Лаврушинском переулке, объявленного в конце мая. Тогда были опубликованы только проекты трех победителей: проект бюро SPEECH, занявший первое место и принятый к реализации, и два почетных места, второе и третье. Теперь мы публикуем проекты всех шести участников июньского конкурса с более подробными комментариями и мнениями авторов. В соседнем материале публикуем варианты «Моспроекта-4», который работает над проектом нового корпуса ГТГ начиная с 1996 года. Таким образом, надеемся, картина получится достаточно полной и позволит нашим читателям оценить нюансы этого конкурса, во многих отношениях сложного и спорного, но все же очень интересного с точки зрения истории московской архитектуры новейшего времени. Напомним, что конкурс проводился анонимно (проекты были представлены под номерами), а состав жюри в основном совпадал с составом архитектурного совета.
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи
© SPEECH

Первое место. SPEECH Чобан & Кузнецов
В своей пояснительной записке Сергей Чобан и Игорь Членов пишут:

«... Новое здание Третьяковской галереи завершает формирование музейного квартала, гармонично вписываясь в структуру комплекса. Стремясь объединить здания музейного квартала, фасады нового здания Третьяковской галереи поддерживают идеологию, заложенную музеем: сохранение национального достояния культуры и актуальный диалог с обществом. Материал и цветовая гамма подчеркивают преемственность архитектурного языка корпусов Третьяковской галереи, построенных в различные исторические периоды: сочетание красного цвета стены с белыми наличниками и декоративными элементами.

Опираясь на заложенный еще В.М. Васнецовым русский стиль в фасадах зданий и переосмысливая элементы исконно русской архитектуры фасады нового здания выполнены из состаренного, фактурного красного кирпича, с белыми элементами наличников окон, выполненных из архитектурного бетона, завершающих рельефных поясов, колонок. Скругленные углы отделки здания, выполненные в кирпиче, придают более мягкие очертания зданию, тесно зажатому в границах участка. Основная миссия динамичного диалога музея и города выражена в архитектурной идее фасада здания – белые рамы различного формата, в структуре оригинальной развески картин Городской Художественной Галереи П.М. и С. М. Третьяковых, образуют стену с картинами. Живыми картинами, которые создают сами посетители музея. На внешнее остекление, с плавным затуханием, нанесены фрагменты шедевров, выставляющихся в Галерее.

И неподвижная монохромная часть картин, соединяясь с движением цветного потока посетителей, наполняет эти картины жизнью, создавая эффект взаимопроникновения интерьера и экстерьера здания.

Главный вход, расположенный на пересечении основных пешеходных путей, представляет собой картинную раму, обрамленную стеклом, плавно переходящим в фонарь верхнего света, пронизывающий насквозь здание и связывающий современность с историей, превращаясь в пешеходный мост. Попадая в вестибюль, посетители становятся негласными творцами главного шедевра Третьяковской галереи – картины имени себя, постоянно меняющейся, идущей в ногу со временем, отображающей настоящую картину современности. Фасады поддерживают основную тему развешанных картин на стене. Каждая «картинная рама» фасада, как резной наличник, индивидуальна, с присущими только ей очертаниями и рисунком. Различные размеры рам обусловлены масштабом окружающих пространств.

Постепенно уменьшающиеся габариты улиц и застройки от широкой набережной к более узкому Малому Толмачевскому переулку определили структуру протяженного фасада – переход от крупных, хаотично расположенных «окон-рам» к жесткой структуре, воплощая соответствие масштабу застройки. Фасад по Лаврушинскому переулку – это частичный намек, подготавливающий зрителей к основному действу «живой картины» главного входа. Уменьшенный размер рам стремится соответствовать масштабу застройки, при этом выделяясь на его фоне индивидуальностью.»
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи
© SPEECH
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи
© SPEECH
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи
© SPEECH
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи
© SPEECH
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи. Фрагмент фасада. Архитектурная мастерская SPEECH
© SPEECH
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи. Фасады по Кадашевской набережной
© SPEECH
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи. Фасады по Лаврушинскому переулку
© SPEECH

Второе место. TOTEMENT/PAPER.
Говорят Валерия Преображенская и Левон Айрапетов:

«С одной стороны, Сергей Кузнецов большой молодец, что он все это организовал, с другой стороны, конкурс довольно неоднозначный. Всем было крайне неудобно. Но для нас участие в этом конкурсе – это большая удача, потому что мы, заявив себя с российским павильоном в Шанхае, постоянно занимаемся исследованиями. У нас нет ни одного проходного проекта. Музеи и павильоны – это то направление, которое нам наиболее близко. Нам было приятно, что нас пригласили. Некоторые архитекторы отказались участвовать в конкурсе по этическим соображениям. Мы же согласились, потому что эта возможность ценна: не каждый день нам предлагают разработать проект одного из главных музеев страны – Третьяковской галереи.

Заказчиком конкурса выступила компания ООО «Зарубежпроект». Это генподрядчик и генпроектировщик в одном лице. На проектирование нам дали меньше месяца. Это очень мало даже просто для осмысления ситуации. Участок занимает довольно сложное место. Застройка здесь имеет серьезный перепад по этажности. Нужен был особый и внимательный подход. К тому же сама Третьяковка развивалась сложно и неоднозначно, вырастая из небольшого частного особняка, много раз достраивалась и менялась. В 1980-е там был построен большой современный депозитарий, но он не смог удовлетворить всем нуждам музея. В 1990-е гг. руководство галереи приняло решение о дальнейшем расширении. В соответствии с разработанным на тот момент ТЗ коллектив «Моспроекта-4» предложил свой вариант. Но пока занимались сносом построек, производили археологические раскопки, выводили коммуникации и т.п., стало очевидно, что предложенное несколько лет назад решение уже не отвечает настоящим требованиям. ТЗ было переработано, здание сильно увеличилось в объеме, притом что Замоскворечье – это район камерной застройки. Встал вопрос: что делать дальше?

Мы представили два варианта, потому что хотели показать, что мы умеем работать с культурным слоем, оставаясь в контексте, но одновременно можем предложить свое современное видение.

Первая концепция более строгая. Мы сделали демонтаж планировки, так как работать только с оберткой невозможно. Внутри мы обнаружили понятную функциональную схему – рабочий блок, выставочный зал, прогулочная улица, пожарная лестница и концертный зал. Глухой объем выставочных пространств обращен к реке, но перед ним есть еще многофункциональный зал в два яруса, над которым располагается галерея. На противоположной стороне от него запроектирован концертный зал. Между ними существует внутренняя улица. Кафе, книжные магазины и другие общественные пространства, размещенные перед глухой стеной выставочного зала, должны открываться навстречу городу. Исходя из этого данный фасад для нас был по определению стеклянным. Это северная сторона, солнца там практически нет, поэтому рельеф стены здесь не выявляется, светотень мало что дает. Но зданию необходима богатая пластика. Мы решили придать форму стеклянному фасаду, сделать скульптуру из стекла. За основу был взят элемент, похожий на пирамиду. Выбранная форма похожа на крыши домов, из которых состоит Третьяковка. Верхняя сторона стеклянной пирамиды отражает небо, нижняя – реку, справа отражается кинотеатр «Ударник» и дом Иофана, а слева – храм Василия Блаженного и Кремль. Таким четырехугольником мы вписали здание в контекст. Получилась мозаика. Красная стена выставочного зала, расположенного за стеклянной оболочкой, добавила глубины.

Фасады, лишенные окон, тоже решены в красном цвете, как отсылка к краснокирпичным стенам Третьяковки. Здесь мы также задействовали рельеф стены, перебрав все декоры, ассоциирующиеся с русскими мотивами. Стены предполагалось делать из подкрашенного бетона. В такой стилистике решены блок пожарной лестницы, фланкирующий вход с одной стороны, и концертный зал, примыкающий к прогулочной улице с другой. Улицу, которая разделяет два здания, мы накрыли прозрачной крышей. Дроблением здания на несколько объемов мы пытались уменьшить масштаб, а также воспроизвести квартал Третьяковки, состоящий из нескольких небольших зданий.

Отдельное решение было предложено и для дворовых фасадов, выступающих в роли фона или занавеса перед особняками и палатами музея. Там использовано вертикальное членение. Нам хотелось достичь определенной сдержанности. Декор – это восточная и московская тематика, но есть и европейская строгость, потому что речь идет о современном музее.
zooming
Проект фасадов Третьяковской галереи. Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер»
zooming
Проект фасадов Третьяковской галереи. Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер»
zooming
Проект фасадов Третьяковской галереи. Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер»
zooming
Проект фасадов Третьяковской галереи. Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер». Ночной вид со стороны Кадашевской набережной
Проект фасадов Третьяковской галереи. Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер». Дворовый фасад
Проект фасадов Третьяковской галереи. Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер»

Второй вариант по структуре практически не отличается от первого. Мы точно так же разбили здание на отдельные объемы. Если смотреть вдоль набережной, то объем новой Третьяковки помещается между семиэтажным доходным домом и низкоэтажным новоделом с круглой башенкой. У нас появилась мысль сделать козырек над входом, который сгладил бы этот перепад. Мы предложили довольно динамичную форму, придали ей скульптурность. Стеклянный фасад, так же как и в первом варианте, отражает воду и здания. А сквозь него просвечивает красная стена выставочного зала. Это очень похоже на кремлевские звезды. Мы пытались отдать дань русскому авангарду. Концертный зал мы одели в тонкую кожу с русскими чертами. Она может быть выполнена либо из металла, либо из керамики. Здесь также оставлено большое утопленное в стену окно, из которого в случае необходимости могла бы выдвигаться небольшая сцена для проведения концертов. Напротив располагается Вдовий дом, и зрители вполне бы разместились на его лестнице.

Но главная идея этого проекта – это галерея, разделяющая два основных объема здания, которую мы решили как одну большую лестницу. В предложенном нам <исходном – прим. ред.> проекте это пространство представляет собой один длинный коридор, пересекаемый эскалаторами и мостами, что недостаточно связывает две части здания. Мы же придумали лестницу с площадками, где могут сидеть люди и любоваться городом по примеру Дефанса. Через сквозные отверстия в площадках лестницы освещаются нижние уровни. В перспективе лестница сливается с кровлей здания.

Получился очень современный образ, который, как нам кажется, должен, наконец, появиться в Москве. Это смелое решение, но заказчик хотел получить самые разные идеи, что мы ему и предложили.»
Проект фасадов Третьяковской галереи. Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер». Второй вариант
Проект фасадов Третьяковской галереи. Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер». Второй вариант
Проект фасадов Третьяковской галереи. Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер». Второй вариант
Проект фасадов Третьяковской галереи. Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер». Второй вариант
Проект фасадов Третьяковской галереи. Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер». Второй вариант. План первого этажа

Третье место. ТПО «Резерв».
Владимир Плоткин:

«Это далеко не самый идеальный способ создания проекта, поскольку речь шла о фасаде для уже готового объекта. Если оставить в стороне этические вопросы конкурса, то, изрядно посомневавшись в необходимости нашего участия, мы все-таки решили поделиться своими соображениями на тему возможной трактовки фасадов Третьяковской галереи, причем рассматривали это как профессиональный совет, не более того.

У нас было несколько различных вариантов – от самых простых до радикальных. В итоге в качестве основы мы выбрали тему национальных орнаментов, что не слишком характерно для нашей мастерской. Однако для данного проекта такое решение показалось наиболее уместным. Более того, я был уверен, что большинство участников так или иначе выскажутся на эту тему. Так оно и вышло. Орнаменты в последние десять лет очень популярны, а применительно к данному проекту еще и актуальны. Мы решили довести идею орнаментального фасада до абсолюта, предложив нечто феерическое и кажущееся неправдоподобно сказочным.

Главная идея – развитие на новом уровне нео-русского стиля, в котором был решен васнецовский фриз существующего здания галереи. Изначально мы хотели использовать традиционное сочетание красного и белого цветов. Были идеи сделать что-то совершенно разноцветное, но в какой-то момент нас очень вдохновила белоснежная, перистая, похожая на морозные узоры на стекле ткань здания.

Несмотря на кажущуюся фантастичность, данное предложение более чем реалистично. Наш фасад – это ажурная сетка, которая может быть выполнена из резанного или гнутого анодированного металла. Это либо цельная, либо сцепленная с помощью точечной сварки конструкция, которая выполняет функцию наружной оболочки двойного фасада. Основной фасад, выполненный из стекла, а местами, в зависимости от функционального наполнения музея, представляющий собой глухую стену, располагается от внешней оболочки на расстоянии 60-70 см. Также мы предполагали, что для достижения двойного, глубинного эффекта на основном стеклянном фасаде тоже необходим орнаментальный рисунок, который мог бы быть выполнен методом послойной заливки. Мы знаем эту технологию.

Гнутая полоса металла ставится на ребро перпендикулярно фасаду, поэтому получается очень сложный рисунок. Но он хорошо считывается, потому что мы специально подбирали крупный масштаб, опознаваемый на фоне окружающей застройки. Этот рисунок идеально подходит для фронтального восприятия. При движении вдоль фасада возникает динамическая трансформация рисунка, он рассыпается, превращаясь в красивую, завораживающую абстракцию, меняется в зависимости от освещения, при боковом утреннем солнце появляются богатые светотени.

Понятно, что качественная реализация такого проекта потребовала бы больших усилий и стоила бы приличных денег. Но это был профессиональный вызов, тем более что речь идет о важном для города объекте.

Самая главная задача, которая была поставлена перед нами заказчиком, состояла в том, чтобы ни в коем случае не пытаться переосмыслить существующее объемно-пространственное решение. На участке уже вырыт котлован, и строители готовы хоть завтра приступить к работе по возведению музея. Поэтому речь шла только об обертке. И мне кажется, что ничего оскорбительного в этом предложении не было. Этот простой прямоугольный объем, занимающий не островное положение, а лакуну вдоль набережной, выступает в роли рядовой квартальной фасадной застройки. Еще раз подумать над решением его фасада, на мой взгляд, было правильно. Еще раз подчеркну, что мы это восприняли как дружеский совет. К тому же это был очень интересный опыт.»
Проект фасадов Третьяковской галереи. ТПО «Резерв»
Проект фасадов Третьяковской галереи. ТПО «Резерв»
Проект фасадов Третьяковской галереи. ТПО «Резерв». Ночной вид
Проект фасадов Третьяковской галереи. ТПО «Резерв»
Проект фасадов Третьяковской галереи. ТПО «Резерв». Орнаменты
Проект фасадов Третьяковской галереи. ТПО «Резерв». Фасады
Проект фасадов Третьяковской галереи. ТПО «Резерв». Вид сверху
Проект фасадов Третьяковской галереи. ТПО «Резерв». Орнаментальное решение фасадов

АБ «Остоженка»,
автор проекта Мария Дехтяр:

«Конечно, это нонсенс, когда здание проектируется одним архитектором, а потом приглашаются другие бюро для разработки фасадов. Наверное, мы не стали бы участвовать в таком странном конкурсе, но автор проекта Андрей Боков лично пригласил наше бюро и Александра Скокана, поэтому мы не смогли отказаться. Перед началом работы нам был представлен существующий проект и история его развития. Заказчик нам объяснил, что он хотел бы увидеть современную европейскую архитектуру, которая в то же время соотносилась бы с традициями старой Третьяковки, выстраивая понятный ассоциативный ряд. Но конкретного задания на проектирование у нас не было.

Мы понимали, что в отличие от других зданий комплекса, выходивших в уютные Замоскворецкие переулки, главный фасад нового корпуса обращён к каналу, к открытым городским пространствам, что позволяет ему быть более парадным, нарядным. Согласно концепции развития Третьяковская галерея позиционируется как символ русской культуры и главный национальный музей страны. И строительство еще одного корпуса – это не просто расширение экспозиционных площадей, но создание нового современного образа галереи. Здание должно было отвечать данной программе, оставаясь при этом составной частью единого комплекса.

Также фасад должен был нести информационную функцию, но не в буквальном смысле, как медиа-фасад, а в виде легко считываемых ассоциаций. Нам показалось, что орнамент для этих целей подходит идеально, он воспринимается интуитивно, на уровне подсознания, рождая в голове самые разные богатые образы.

Орнамент мы использовали в отделке всех фасадов здания, кроме внутридворового, выходящего на Лаврушинский переулок вторым планом и потому решенного в более спокойной стилистике. Разумеется, мы вдохновлялись старой Третьяковкой, историческими зданиями, построенными по проектам В.М. Васнецова и А.В. Щусева, но там орнамент имел исключительно декоративно-прикладной характер. Мы же решили придать ему гипермасштаб, составив рисунок фасада, как матрицу, из элементарных геометрических фигур – треугольник, круг, полукруг, квадрат. Нам показалось, что это будет свежо, выбранный масштаб вывел орнамент на первый план. В данном проекте ему отводилась главная пластическая, а не декоративная роль. При этом орнамент мутирует, меняется, реагируя на окружение. К набережной обращен фасад с самым крупным рисунком с расчетом на восприятие здания с дальних точек, ближе к переулкам масштаб и композиция меняются. Получается что-то вроде бетонного кружева, реагирующего на контекст, хорошо работающего с водой и формирующего узнаваемый образ музея. Орнаментальная трактовка фасада нового корпуса позволила также визуально сбить масштаб, приблизив его к ритму окружающей застройки.

Основная тема продолжается и на внутренних фасадах прогулочной улицы, разделяющей объем выставочных пространств и концертный зал. Непрерывный рисунок плавно затекает внутрь прохода, образуя что-то вроде каньона с цветными орнаментальными стенами. Мы предполагали, что фасады будут выполнены из бетона, окрашенного в массе в цвета, корреспондирующиеся с историческим зданием Третьяковской галереи. Промежутки между бетонных элементов заполнены витражными конструкциями.»
Проект фасадов Третьяковской галереи. АБ «Остоженка»
Проект фасадов Третьяковской галереи. АБ «Остоженка»
Проект фасадов Третьяковской галереи. АБ «Остоженка»
Проект фасадов Третьяковской галереи. АБ «Остоженка»
Проект фасадов Третьяковской галереи. АБ «Остоженка»
Проект фасадов Третьяковской галереи. АБ «Остоженка»
Орнамент. Проект фасадов Третьяковской галереи. АБ «Остоженка»


UNK project,
Юлий Борисов:

«Во-первых, хочу сказать, что это был достаточно необычный конкурс. Перед участниками была поставлена откровенно сложная задача – надеть на существующие планировки и архитектурное решение новые фасады. Кроме того, сделать это надо было в очень сжатые сроки – меньше месяца. А ведь речь шла об очень важном, знаковом объекте. Заказчик не предложил нам никакого определенного задания, он просто хотел получить наше видение, предполагая, что это должно быть вполне современное здание, отражающее дух Третьяковки.

Наше решение основывалось на использовании в новом проекте архетипов существующего здания, чтобы, с одной стороны, была преемственность, а с другой – новый уникальный подход. В качестве главного образного элемента был выбран фриз, присутствующий во всех постройках галереи. На главном фасаде нового корпуса фриз превратился в огромную раму, обрамляющую стеклянное полотно гигантской картины, отражающей реку и город. Лента из разноцветных стекол интерпретирует васнецовский фриз из майолики и изразцов, только переведенный в более крупный масштаб. Мы взяли существующий рисунок и воплотили его в современных материалах и технологиях. Еще один очень характерный элемент, соответствующий традициям галереи – это световые фонари.

Помимо всего прочего, Третьяковке присущи определенные цвета – белый и красный. Мы решили воспроизвести их не в классических материалах – кирпиче, штукатурке или бетоне, а использовали крашеное стекло, подобрав нужную цветовую палитру. Кроме цветного стекла-хамелеона, меняющего цвет в зависимости от угла зрения и освещения, на фасадах присутствует и прозрачное остекление – в тех зонах, где требуется естественное освещение. Ночью, благодаря подсветке, стеклянные фасады становятся полупрозрачными, что позволяет наблюдать внутреннее пространство музея с улицы. Также в отделке предполагалось использовать натуральный камень и изразцы.  

Выбранные материалы и композиция позволяют нивелировать тектонику здания, оно растворяется в отражениях, становится частью среды. Зону входа мы предложили полностью перекрыть, тем самым обеспечена защита от осадков и создана комфортная и представительская атмосфера.»
Проект фасадов Третьяковской галереи. UNK project
Проект фасадов Третьяковской галереи. UNK project
Проект фасадов Третьяковской галереи. UNK project


«Цимайло Ляшенко&Партнеры»,
Николай Ляшенко и Александр Цимайло:

«В своем предложении мы позволили себе изменить и расширить рамки задания конкурса, который предполагал разработку только фасадов для уже существующего проекта. Мы же посчитали возможным частично пересмотреть предложенные решения. В частности, в нашем проекте изменения затронули угловую часть, на пересечении набережной с Лаврушинским переулком. При этом структура и планировка здания сохранены практически полностью. Была минимально откорректирована конфигурация основных помещений, концертный зал перемещен в подземную часть.

Мы попытались создать перед главным входом в здание новое общественное пространство, выходящее на набережную, в которое интегрированы все расположенные на территории галереи исторические здания вдоль Лаврушинского переулка. Созданное общественное пространство с прозрачным павильоном, обращенным к набережной должно превратиться в территорию демонстрации всего самого актуального и важного в области современного искусства. Его наполнение могло бы динамично меняться и трансформироваться, подстраиваясь под нужды галереи и выступая в роли места встреч людей, приобщая город к искусству.

Если говорить о стилистическом решении, то для себя мы сформулировали определенную позицию. Поскольку музей – это хранилище художественных ценностей разных эпох и времени, то его фасад мы трактовали как наслоение различных культурных пластов. Для отделки был выбран белый кирпич – материал очень характерный для окружающей застройки. Неравномерная кирпичная кладка придала определенный рельеф и фактуру фасаду. Мы хотели превратить процесс возведения сложной кирпичной стены в публичную акцию, в которой могли бы принять участие самые достойные представители общества, имеющие отношение к культуре. Таким образом, строительство галереи стало бы по-настоящему национальным проектом. Кирпичная кладка разбавлена большими пролетами остекления в тех зонах, где сосредоточены основные людские потоки: зоны кафе, галерей с видами на реку и город.

Мы намеренно не стали делать много окон, поскольку не хотели вступать в диалог с существующей исторической застройкой во многом задающей атмосферу и масштаб этого места. Задача скорее сводилась к формированию пространства, где новое здание должно было выполнять одновременно роль фона и знака и вполне могло быть не похоже на дом в его привычном понимании. Что касается взаимодействия нового корпуса с Третьяковкой, то нам показалось уместным выбрать стилистику, которая направлена не на противопоставление, а скорее на обозначение потенциала прогрессивности и открытости сегодняшней Третьяковской галереи как одной из основных культурных площадок страны.»
Проект фасадов Третьяковской галереи
Цимайло ляшенко & партнеры
Проект фасадов Третьяковской галереи
Цимайло ляшенко & партнеры
Проект фасадов Третьяковской галереи
Цимайло ляшенко & партнеры
Проект фасадов Третьяковской галереи
Цимайло ляшенко & партнеры
Проект фасадов Третьяковской галереи
Цимайло ляшенко & партнеры
Проект фасадов Третьяковской галереи
Цимайло ляшенко & партнеры


Мастерская:
СПИЧ
Проект:
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Чобан С., Членов И.;
Ведущий архитектор Дигилева М.;
Визуализаторы: Злобина Н., Захаров А.

2013 — 2013
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи
Россия, Москва

Авторский коллектив:
В. Плоткин, Е. Кузнецова

2013 — 2013
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Автор проекта: Мария Дехтяр

2013 — 2013
Александр Цимайло
Николай Ляшенко
Цимайло Ляшенко и Партнеры
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи. Вариант 1
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Л. Айрапетов, В. Преображенская, Д. Грекова, Е. Косцов, Е. Легков, Ю. Преснякова, А. Ривкина

2013 — 2013
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи. Вариант 2
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Л. Айрапетов, В. Преображенская, Д. Грекова, Е. Косцов, Е. Легков, Ю. Преснякова, А. Ривкина

2013 — 2013

29 Июля 2013

Автор текста:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Сейчас на главной
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства нового муниципалитета по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе. Сохраняется только один корпус 1965 года, который будет служить «входным порталом» нового комплекса.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.