ГТГ: конкурсные проекты

Публикуем все шесть проектов конурса на фасады Третьяковской галереи с комментариями авторов.

Автор текста:
Алла Павликова

mainImg
Мастерская:
СПИЧ http://www.speech.su
Проект:
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Чобан С., Членов И.;
Ведущий архитектор Дигилева М.;
Визуализаторы: Злобина Н., Захаров А.

5.2013 — 6.2013
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи
Россия, Москва

Авторский коллектив:
В. Плоткин, Е. Кузнецова

5.2013 — 6.2013
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Автор проекта: Мария Дехтяр

5.2013 — 6.2013
Александр Цимайло
Николай Ляшенко
Цимайло Ляшенко и Партнеры http://www.tlp-ab.com/
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи. Вариант 1
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Л. Айрапетов, В. Преображенская, Д. Грекова, Е. Косцов, Е. Легков, Ю. Преснякова, А. Ривкина

5.2013 — 6.2013
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи. Вариант 2
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Л. Айрапетов, В. Преображенская, Д. Грекова, Е. Косцов, Е. Легков, Ю. Преснякова, А. Ривкина

5.2013 — 6.2013
Третьего июля были объявлены итоги конкурса на решение концепцию фасадов нового здания Третьяковской галереи в Лаврушинском переулке, объявленного в конце мая. Тогда были опубликованы только проекты трех победителей: проект бюро SPEECH, занявший первое место и принятый к реализации, и два почетных места, второе и третье. Теперь мы публикуем проекты всех шести участников июньского конкурса с более подробными комментариями и мнениями авторов. В соседнем материале публикуем варианты «Моспроекта-4», который работает над проектом нового корпуса ГТГ начиная с 1996 года. Таким образом, надеемся, картина получится достаточно полной и позволит нашим читателям оценить нюансы этого конкурса, во многих отношениях сложного и спорного, но все же очень интересного с точки зрения истории московской архитектуры новейшего времени. Напомним, что конкурс проводился анонимно (проекты были представлены под номерами), а состав жюри в основном совпадал с составом архитектурного совета.
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи
© SPEECH

Первое место. SPEECH Чобан & Кузнецов
В своей пояснительной записке Сергей Чобан и Игорь Членов пишут:

«... Новое здание Третьяковской галереи завершает формирование музейного квартала, гармонично вписываясь в структуру комплекса. Стремясь объединить здания музейного квартала, фасады нового здания Третьяковской галереи поддерживают идеологию, заложенную музеем: сохранение национального достояния культуры и актуальный диалог с обществом. Материал и цветовая гамма подчеркивают преемственность архитектурного языка корпусов Третьяковской галереи, построенных в различные исторические периоды: сочетание красного цвета стены с белыми наличниками и декоративными элементами.

Опираясь на заложенный еще В.М. Васнецовым русский стиль в фасадах зданий и переосмысливая элементы исконно русской архитектуры фасады нового здания выполнены из состаренного, фактурного красного кирпича, с белыми элементами наличников окон, выполненных из архитектурного бетона, завершающих рельефных поясов, колонок. Скругленные углы отделки здания, выполненные в кирпиче, придают более мягкие очертания зданию, тесно зажатому в границах участка. Основная миссия динамичного диалога музея и города выражена в архитектурной идее фасада здания – белые рамы различного формата, в структуре оригинальной развески картин Городской Художественной Галереи П.М. и С. М. Третьяковых, образуют стену с картинами. Живыми картинами, которые создают сами посетители музея. На внешнее остекление, с плавным затуханием, нанесены фрагменты шедевров, выставляющихся в Галерее.

И неподвижная монохромная часть картин, соединяясь с движением цветного потока посетителей, наполняет эти картины жизнью, создавая эффект взаимопроникновения интерьера и экстерьера здания.

Главный вход, расположенный на пересечении основных пешеходных путей, представляет собой картинную раму, обрамленную стеклом, плавно переходящим в фонарь верхнего света, пронизывающий насквозь здание и связывающий современность с историей, превращаясь в пешеходный мост. Попадая в вестибюль, посетители становятся негласными творцами главного шедевра Третьяковской галереи – картины имени себя, постоянно меняющейся, идущей в ногу со временем, отображающей настоящую картину современности. Фасады поддерживают основную тему развешанных картин на стене. Каждая «картинная рама» фасада, как резной наличник, индивидуальна, с присущими только ей очертаниями и рисунком. Различные размеры рам обусловлены масштабом окружающих пространств.

Постепенно уменьшающиеся габариты улиц и застройки от широкой набережной к более узкому Малому Толмачевскому переулку определили структуру протяженного фасада – переход от крупных, хаотично расположенных «окон-рам» к жесткой структуре, воплощая соответствие масштабу застройки. Фасад по Лаврушинскому переулку – это частичный намек, подготавливающий зрителей к основному действу «живой картины» главного входа. Уменьшенный размер рам стремится соответствовать масштабу застройки, при этом выделяясь на его фоне индивидуальностью.»
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи
© SPEECH
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи
© SPEECH
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи
© SPEECH
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи
© SPEECH
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи. Фрагмент фасада. Архитектурная мастерская SPEECH
© SPEECH
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи. Фасады по Кадашевской набережной
© SPEECH
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи. Фасады по Лаврушинскому переулку
© SPEECH

Второе место. TOTEMENT/PAPER.
Говорят Валерия Преображенская и Левон Айрапетов:

«С одной стороны, Сергей Кузнецов большой молодец, что он все это организовал, с другой стороны, конкурс довольно неоднозначный. Всем было крайне неудобно. Но для нас участие в этом конкурсе – это большая удача, потому что мы, заявив себя с российским павильоном в Шанхае, постоянно занимаемся исследованиями. У нас нет ни одного проходного проекта. Музеи и павильоны – это то направление, которое нам наиболее близко. Нам было приятно, что нас пригласили. Некоторые архитекторы отказались участвовать в конкурсе по этическим соображениям. Мы же согласились, потому что эта возможность ценна: не каждый день нам предлагают разработать проект одного из главных музеев страны – Третьяковской галереи.

Заказчиком конкурса выступила компания ООО «Зарубежпроект». Это генподрядчик и генпроектировщик в одном лице. На проектирование нам дали меньше месяца. Это очень мало даже просто для осмысления ситуации. Участок занимает довольно сложное место. Застройка здесь имеет серьезный перепад по этажности. Нужен был особый и внимательный подход. К тому же сама Третьяковка развивалась сложно и неоднозначно, вырастая из небольшого частного особняка, много раз достраивалась и менялась. В 1980-е там был построен большой современный депозитарий, но он не смог удовлетворить всем нуждам музея. В 1990-е гг. руководство галереи приняло решение о дальнейшем расширении. В соответствии с разработанным на тот момент ТЗ коллектив «Моспроекта-4» предложил свой вариант. Но пока занимались сносом построек, производили археологические раскопки, выводили коммуникации и т.п., стало очевидно, что предложенное несколько лет назад решение уже не отвечает настоящим требованиям. ТЗ было переработано, здание сильно увеличилось в объеме, притом что Замоскворечье – это район камерной застройки. Встал вопрос: что делать дальше?

Мы представили два варианта, потому что хотели показать, что мы умеем работать с культурным слоем, оставаясь в контексте, но одновременно можем предложить свое современное видение.

Первая концепция более строгая. Мы сделали демонтаж планировки, так как работать только с оберткой невозможно. Внутри мы обнаружили понятную функциональную схему – рабочий блок, выставочный зал, прогулочная улица, пожарная лестница и концертный зал. Глухой объем выставочных пространств обращен к реке, но перед ним есть еще многофункциональный зал в два яруса, над которым располагается галерея. На противоположной стороне от него запроектирован концертный зал. Между ними существует внутренняя улица. Кафе, книжные магазины и другие общественные пространства, размещенные перед глухой стеной выставочного зала, должны открываться навстречу городу. Исходя из этого данный фасад для нас был по определению стеклянным. Это северная сторона, солнца там практически нет, поэтому рельеф стены здесь не выявляется, светотень мало что дает. Но зданию необходима богатая пластика. Мы решили придать форму стеклянному фасаду, сделать скульптуру из стекла. За основу был взят элемент, похожий на пирамиду. Выбранная форма похожа на крыши домов, из которых состоит Третьяковка. Верхняя сторона стеклянной пирамиды отражает небо, нижняя – реку, справа отражается кинотеатр «Ударник» и дом Иофана, а слева – храм Василия Блаженного и Кремль. Таким четырехугольником мы вписали здание в контекст. Получилась мозаика. Красная стена выставочного зала, расположенного за стеклянной оболочкой, добавила глубины.

Фасады, лишенные окон, тоже решены в красном цвете, как отсылка к краснокирпичным стенам Третьяковки. Здесь мы также задействовали рельеф стены, перебрав все декоры, ассоциирующиеся с русскими мотивами. Стены предполагалось делать из подкрашенного бетона. В такой стилистике решены блок пожарной лестницы, фланкирующий вход с одной стороны, и концертный зал, примыкающий к прогулочной улице с другой. Улицу, которая разделяет два здания, мы накрыли прозрачной крышей. Дроблением здания на несколько объемов мы пытались уменьшить масштаб, а также воспроизвести квартал Третьяковки, состоящий из нескольких небольших зданий.

Отдельное решение было предложено и для дворовых фасадов, выступающих в роли фона или занавеса перед особняками и палатами музея. Там использовано вертикальное членение. Нам хотелось достичь определенной сдержанности. Декор – это восточная и московская тематика, но есть и европейская строгость, потому что речь идет о современном музее.
zooming
Проект фасадов Третьяковской галереи. Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер»
zooming
Проект фасадов Третьяковской галереи. Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер»
zooming
Проект фасадов Третьяковской галереи. Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер»
zooming
Проект фасадов Третьяковской галереи. Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер». Ночной вид со стороны Кадашевской набережной
Проект фасадов Третьяковской галереи. Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер». Дворовый фасад
Проект фасадов Третьяковской галереи. Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер»

Второй вариант по структуре практически не отличается от первого. Мы точно так же разбили здание на отдельные объемы. Если смотреть вдоль набережной, то объем новой Третьяковки помещается между семиэтажным доходным домом и низкоэтажным новоделом с круглой башенкой. У нас появилась мысль сделать козырек над входом, который сгладил бы этот перепад. Мы предложили довольно динамичную форму, придали ей скульптурность. Стеклянный фасад, так же как и в первом варианте, отражает воду и здания. А сквозь него просвечивает красная стена выставочного зала. Это очень похоже на кремлевские звезды. Мы пытались отдать дань русскому авангарду. Концертный зал мы одели в тонкую кожу с русскими чертами. Она может быть выполнена либо из металла, либо из керамики. Здесь также оставлено большое утопленное в стену окно, из которого в случае необходимости могла бы выдвигаться небольшая сцена для проведения концертов. Напротив располагается Вдовий дом, и зрители вполне бы разместились на его лестнице.

Но главная идея этого проекта – это галерея, разделяющая два основных объема здания, которую мы решили как одну большую лестницу. В предложенном нам <исходном – прим. ред.> проекте это пространство представляет собой один длинный коридор, пересекаемый эскалаторами и мостами, что недостаточно связывает две части здания. Мы же придумали лестницу с площадками, где могут сидеть люди и любоваться городом по примеру Дефанса. Через сквозные отверстия в площадках лестницы освещаются нижние уровни. В перспективе лестница сливается с кровлей здания.

Получился очень современный образ, который, как нам кажется, должен, наконец, появиться в Москве. Это смелое решение, но заказчик хотел получить самые разные идеи, что мы ему и предложили.»
Проект фасадов Третьяковской галереи. Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер». Второй вариант
Проект фасадов Третьяковской галереи. Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер». Второй вариант
Проект фасадов Третьяковской галереи. Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер». Второй вариант
Проект фасадов Третьяковской галереи. Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер». Второй вариант
Проект фасадов Третьяковской галереи. Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер». Второй вариант. План первого этажа

Третье место. ТПО «Резерв».
Владимир Плоткин:

«Это далеко не самый идеальный способ создания проекта, поскольку речь шла о фасаде для уже готового объекта. Если оставить в стороне этические вопросы конкурса, то, изрядно посомневавшись в необходимости нашего участия, мы все-таки решили поделиться своими соображениями на тему возможной трактовки фасадов Третьяковской галереи, причем рассматривали это как профессиональный совет, не более того.

У нас было несколько различных вариантов – от самых простых до радикальных. В итоге в качестве основы мы выбрали тему национальных орнаментов, что не слишком характерно для нашей мастерской. Однако для данного проекта такое решение показалось наиболее уместным. Более того, я был уверен, что большинство участников так или иначе выскажутся на эту тему. Так оно и вышло. Орнаменты в последние десять лет очень популярны, а применительно к данному проекту еще и актуальны. Мы решили довести идею орнаментального фасада до абсолюта, предложив нечто феерическое и кажущееся неправдоподобно сказочным.

Главная идея – развитие на новом уровне нео-русского стиля, в котором был решен васнецовский фриз существующего здания галереи. Изначально мы хотели использовать традиционное сочетание красного и белого цветов. Были идеи сделать что-то совершенно разноцветное, но в какой-то момент нас очень вдохновила белоснежная, перистая, похожая на морозные узоры на стекле ткань здания.

Несмотря на кажущуюся фантастичность, данное предложение более чем реалистично. Наш фасад – это ажурная сетка, которая может быть выполнена из резанного или гнутого анодированного металла. Это либо цельная, либо сцепленная с помощью точечной сварки конструкция, которая выполняет функцию наружной оболочки двойного фасада. Основной фасад, выполненный из стекла, а местами, в зависимости от функционального наполнения музея, представляющий собой глухую стену, располагается от внешней оболочки на расстоянии 60-70 см. Также мы предполагали, что для достижения двойного, глубинного эффекта на основном стеклянном фасаде тоже необходим орнаментальный рисунок, который мог бы быть выполнен методом послойной заливки. Мы знаем эту технологию.

Гнутая полоса металла ставится на ребро перпендикулярно фасаду, поэтому получается очень сложный рисунок. Но он хорошо считывается, потому что мы специально подбирали крупный масштаб, опознаваемый на фоне окружающей застройки. Этот рисунок идеально подходит для фронтального восприятия. При движении вдоль фасада возникает динамическая трансформация рисунка, он рассыпается, превращаясь в красивую, завораживающую абстракцию, меняется в зависимости от освещения, при боковом утреннем солнце появляются богатые светотени.

Понятно, что качественная реализация такого проекта потребовала бы больших усилий и стоила бы приличных денег. Но это был профессиональный вызов, тем более что речь идет о важном для города объекте.

Самая главная задача, которая была поставлена перед нами заказчиком, состояла в том, чтобы ни в коем случае не пытаться переосмыслить существующее объемно-пространственное решение. На участке уже вырыт котлован, и строители готовы хоть завтра приступить к работе по возведению музея. Поэтому речь шла только об обертке. И мне кажется, что ничего оскорбительного в этом предложении не было. Этот простой прямоугольный объем, занимающий не островное положение, а лакуну вдоль набережной, выступает в роли рядовой квартальной фасадной застройки. Еще раз подумать над решением его фасада, на мой взгляд, было правильно. Еще раз подчеркну, что мы это восприняли как дружеский совет. К тому же это был очень интересный опыт.»
Проект фасадов Третьяковской галереи. ТПО «Резерв»
Проект фасадов Третьяковской галереи. ТПО «Резерв»
Проект фасадов Третьяковской галереи. ТПО «Резерв». Ночной вид
Проект фасадов Третьяковской галереи. ТПО «Резерв»
Проект фасадов Третьяковской галереи. ТПО «Резерв». Орнаменты
Проект фасадов Третьяковской галереи. ТПО «Резерв». Фасады
Проект фасадов Третьяковской галереи. ТПО «Резерв». Вид сверху
Проект фасадов Третьяковской галереи. ТПО «Резерв». Орнаментальное решение фасадов

АБ «Остоженка»,
автор проекта Мария Дехтяр:

«Конечно, это нонсенс, когда здание проектируется одним архитектором, а потом приглашаются другие бюро для разработки фасадов. Наверное, мы не стали бы участвовать в таком странном конкурсе, но автор проекта Андрей Боков лично пригласил наше бюро и Александра Скокана, поэтому мы не смогли отказаться. Перед началом работы нам был представлен существующий проект и история его развития. Заказчик нам объяснил, что он хотел бы увидеть современную европейскую архитектуру, которая в то же время соотносилась бы с традициями старой Третьяковки, выстраивая понятный ассоциативный ряд. Но конкретного задания на проектирование у нас не было.

Мы понимали, что в отличие от других зданий комплекса, выходивших в уютные Замоскворецкие переулки, главный фасад нового корпуса обращён к каналу, к открытым городским пространствам, что позволяет ему быть более парадным, нарядным. Согласно концепции развития Третьяковская галерея позиционируется как символ русской культуры и главный национальный музей страны. И строительство еще одного корпуса – это не просто расширение экспозиционных площадей, но создание нового современного образа галереи. Здание должно было отвечать данной программе, оставаясь при этом составной частью единого комплекса.

Также фасад должен был нести информационную функцию, но не в буквальном смысле, как медиа-фасад, а в виде легко считываемых ассоциаций. Нам показалось, что орнамент для этих целей подходит идеально, он воспринимается интуитивно, на уровне подсознания, рождая в голове самые разные богатые образы.

Орнамент мы использовали в отделке всех фасадов здания, кроме внутридворового, выходящего на Лаврушинский переулок вторым планом и потому решенного в более спокойной стилистике. Разумеется, мы вдохновлялись старой Третьяковкой, историческими зданиями, построенными по проектам В.М. Васнецова и А.В. Щусева, но там орнамент имел исключительно декоративно-прикладной характер. Мы же решили придать ему гипермасштаб, составив рисунок фасада, как матрицу, из элементарных геометрических фигур – треугольник, круг, полукруг, квадрат. Нам показалось, что это будет свежо, выбранный масштаб вывел орнамент на первый план. В данном проекте ему отводилась главная пластическая, а не декоративная роль. При этом орнамент мутирует, меняется, реагируя на окружение. К набережной обращен фасад с самым крупным рисунком с расчетом на восприятие здания с дальних точек, ближе к переулкам масштаб и композиция меняются. Получается что-то вроде бетонного кружева, реагирующего на контекст, хорошо работающего с водой и формирующего узнаваемый образ музея. Орнаментальная трактовка фасада нового корпуса позволила также визуально сбить масштаб, приблизив его к ритму окружающей застройки.

Основная тема продолжается и на внутренних фасадах прогулочной улицы, разделяющей объем выставочных пространств и концертный зал. Непрерывный рисунок плавно затекает внутрь прохода, образуя что-то вроде каньона с цветными орнаментальными стенами. Мы предполагали, что фасады будут выполнены из бетона, окрашенного в массе в цвета, корреспондирующиеся с историческим зданием Третьяковской галереи. Промежутки между бетонных элементов заполнены витражными конструкциями.»
Проект фасадов Третьяковской галереи. АБ «Остоженка»
Проект фасадов Третьяковской галереи. АБ «Остоженка»
Проект фасадов Третьяковской галереи. АБ «Остоженка»
Проект фасадов Третьяковской галереи. АБ «Остоженка»
Проект фасадов Третьяковской галереи. АБ «Остоженка»
Проект фасадов Третьяковской галереи. АБ «Остоженка»
Орнамент. Проект фасадов Третьяковской галереи. АБ «Остоженка»


UNK project,
Юлий Борисов:

«Во-первых, хочу сказать, что это был достаточно необычный конкурс. Перед участниками была поставлена откровенно сложная задача – надеть на существующие планировки и архитектурное решение новые фасады. Кроме того, сделать это надо было в очень сжатые сроки – меньше месяца. А ведь речь шла об очень важном, знаковом объекте. Заказчик не предложил нам никакого определенного задания, он просто хотел получить наше видение, предполагая, что это должно быть вполне современное здание, отражающее дух Третьяковки.

Наше решение основывалось на использовании в новом проекте архетипов существующего здания, чтобы, с одной стороны, была преемственность, а с другой – новый уникальный подход. В качестве главного образного элемента был выбран фриз, присутствующий во всех постройках галереи. На главном фасаде нового корпуса фриз превратился в огромную раму, обрамляющую стеклянное полотно гигантской картины, отражающей реку и город. Лента из разноцветных стекол интерпретирует васнецовский фриз из майолики и изразцов, только переведенный в более крупный масштаб. Мы взяли существующий рисунок и воплотили его в современных материалах и технологиях. Еще один очень характерный элемент, соответствующий традициям галереи – это световые фонари.

Помимо всего прочего, Третьяковке присущи определенные цвета – белый и красный. Мы решили воспроизвести их не в классических материалах – кирпиче, штукатурке или бетоне, а использовали крашеное стекло, подобрав нужную цветовую палитру. Кроме цветного стекла-хамелеона, меняющего цвет в зависимости от угла зрения и освещения, на фасадах присутствует и прозрачное остекление – в тех зонах, где требуется естественное освещение. Ночью, благодаря подсветке, стеклянные фасады становятся полупрозрачными, что позволяет наблюдать внутреннее пространство музея с улицы. Также в отделке предполагалось использовать натуральный камень и изразцы.  

Выбранные материалы и композиция позволяют нивелировать тектонику здания, оно растворяется в отражениях, становится частью среды. Зону входа мы предложили полностью перекрыть, тем самым обеспечена защита от осадков и создана комфортная и представительская атмосфера.»
Проект фасадов Третьяковской галереи. UNK project
Проект фасадов Третьяковской галереи. UNK project
Проект фасадов Третьяковской галереи. UNK project


«Цимайло Ляшенко&Партнеры»,
Николай Ляшенко и Александр Цимайло:

«В своем предложении мы позволили себе изменить и расширить рамки задания конкурса, который предполагал разработку только фасадов для уже существующего проекта. Мы же посчитали возможным частично пересмотреть предложенные решения. В частности, в нашем проекте изменения затронули угловую часть, на пересечении набережной с Лаврушинским переулком. При этом структура и планировка здания сохранены практически полностью. Была минимально откорректирована конфигурация основных помещений, концертный зал перемещен в подземную часть.

Мы попытались создать перед главным входом в здание новое общественное пространство, выходящее на набережную, в которое интегрированы все расположенные на территории галереи исторические здания вдоль Лаврушинского переулка. Созданное общественное пространство с прозрачным павильоном, обращенным к набережной должно превратиться в территорию демонстрации всего самого актуального и важного в области современного искусства. Его наполнение могло бы динамично меняться и трансформироваться, подстраиваясь под нужды галереи и выступая в роли места встреч людей, приобщая город к искусству.

Если говорить о стилистическом решении, то для себя мы сформулировали определенную позицию. Поскольку музей – это хранилище художественных ценностей разных эпох и времени, то его фасад мы трактовали как наслоение различных культурных пластов. Для отделки был выбран белый кирпич – материал очень характерный для окружающей застройки. Неравномерная кирпичная кладка придала определенный рельеф и фактуру фасаду. Мы хотели превратить процесс возведения сложной кирпичной стены в публичную акцию, в которой могли бы принять участие самые достойные представители общества, имеющие отношение к культуре. Таким образом, строительство галереи стало бы по-настоящему национальным проектом. Кирпичная кладка разбавлена большими пролетами остекления в тех зонах, где сосредоточены основные людские потоки: зоны кафе, галерей с видами на реку и город.

Мы намеренно не стали делать много окон, поскольку не хотели вступать в диалог с существующей исторической застройкой во многом задающей атмосферу и масштаб этого места. Задача скорее сводилась к формированию пространства, где новое здание должно было выполнять одновременно роль фона и знака и вполне могло быть не похоже на дом в его привычном понимании. Что касается взаимодействия нового корпуса с Третьяковкой, то нам показалось уместным выбрать стилистику, которая направлена не на противопоставление, а скорее на обозначение потенциала прогрессивности и открытости сегодняшней Третьяковской галереи как одной из основных культурных площадок страны.»
Проект фасадов Третьяковской галереи
Цимайло ляшенко & партнеры
Проект фасадов Третьяковской галереи
Цимайло ляшенко & партнеры
Проект фасадов Третьяковской галереи
Цимайло ляшенко & партнеры
Проект фасадов Третьяковской галереи
Цимайло ляшенко & партнеры
Проект фасадов Третьяковской галереи
Цимайло ляшенко & партнеры
Проект фасадов Третьяковской галереи
Цимайло ляшенко & партнеры
Мастерская:
СПИЧ http://www.speech.su
Проект:
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Чобан С., Членов И.;
Ведущий архитектор Дигилева М.;
Визуализаторы: Злобина Н., Захаров А.

5.2013 — 6.2013
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи
Россия, Москва

Авторский коллектив:
В. Плоткин, Е. Кузнецова

5.2013 — 6.2013
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Автор проекта: Мария Дехтяр

5.2013 — 6.2013
Александр Цимайло
Николай Ляшенко
Цимайло Ляшенко и Партнеры http://www.tlp-ab.com/
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи. Вариант 1
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Л. Айрапетов, В. Преображенская, Д. Грекова, Е. Косцов, Е. Легков, Ю. Преснякова, А. Ривкина

5.2013 — 6.2013
Конкурсная концепция фасадов нового здания Третьяковской галереи. Вариант 2
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Л. Айрапетов, В. Преображенская, Д. Грекова, Е. Косцов, Е. Легков, Ю. Преснякова, А. Ривкина

5.2013 — 6.2013

29 Июля 2013

Автор текста:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Галька на берегу
Проект аэропорта в Геленджике от АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры» стал единственным российским победителем премии Architizer A+Awards 2021 года.
Игра в кубе
В Minecraft создана виртуальная копия двух зданий Дарвиновского музея: модернистского и постмодернистского, типично-«лужковского». Можно гулять как снаружи, так и по залам.
Пять нелинейных
Вчера на МУФ анонсировали новый масштабный проект Zaha Hadid architects для Москвы – многофункциональный ЖК Union towers, спроектированный в 82 квартале Хорошево-Мневников по заказу концерна КРОСТ.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
Не только Алёнка
Музей Cтрит-арта запускает он-лайн курс по паблик-арту, который поможет архитекторам актуализировать свои проекты при помощи современного искусства.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
«Ориентация на неудачу»
Foster + Partners и Zaha Hadid Architects вышли из-за идеологических разногласий из архитектурного объединения Architects Declare, созданного для борьбы с изменением климата и сохранения биоразнообразия.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.
От фундамента до ложки
Ориентируясь на вкус друзей-заказчиков, архитекторы Ольга Буденная и Роман Леонидов задумали и осуществили дом в ближнем Подмосковье как игру в ар-нуво. А заодно обогатили типологию частного жилья современными функциями гаражного лофта и детской художественной студии-мастерской.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Проектируя себя
В марте в МАРШ стартуют два интенсива, которые помогут архитекторам выстроить бизнес-стратегию, а также найти и сформулировать миссию. Подробности от куратора курса.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Небо становится ближе
В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Экстравертный интроверт
Построив в Люблино фитнес-клуб La Salute (в переводе с итальянского «здоровье»), архитекторы бюро ASADOV оздоровили жизнь района, принесли в стандартное окружение авторскую архитектуру и полезные функции. Выразительная тектоника здания подчеркнула спортивную устремленность.
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Крыша «фестонами»
Бюро BIG представило проект транспортного узла для шведского города Вестерос: он свяжет разделенные железнодорожными путями части города.
Арктические опыты
СПбГАСУ совместно с Университетом Хоккайдо провел Международную летнюю архитектурную школу, посвященную Арктике. Показываем проекты, придуманные участниками для Териберки, Земли Франца-Иосифа и Кировска.
Поток и линии
Проекты вилл Степана Липгарта в стиле ар-деко демонстрируют технический символизм в сочетании с утонченной отсылкой к 1930-м. Один из проектов бумажный, остальные предназначены для конкретных заказчиков: топ-менеджера, коллекционера и девелопера.
Один раз увидеть
8 короткометражных документальных фильмов на околоархитектурные темы, в том числе: лондонская башня-кооператив 1970-х, японский скульптор Саграда-Фамилия, сборное жилье наших дней и подборка ярких архитектурных фрагментов из художественных лент последних 100 лет.
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Лицо производства
«Тепличное хозяйство Ботаника» доверила архитекторам ту область, где они, как правило, востребованы наименьшим образом – территорию современного производственного комплекса, где обычно царят утилитарные, нормативные и недорогие решения.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.