Прощай, «Архкласс»?

В МАрхИ ликвидирована знаменитая Мастерская экспериментального учебного проектирования, а с руководившим ею в 2013 году профессором Оскаром Мамлеевым не продлен контракт. Мы поговорили об этом с несколькими известными архитекторами, в том числе с Евгением Ассом. Также публикуем текст открытого письма выпускников студии 2013 года.

Анна Мартовицкая

Автор текста:
Анна Мартовицкая

mainImg
7 июня решением Ученого совета МАрхИ была закрыта Мастерская экспериментального учебного проектирования, более известная как «Архкласс». Как нам рассказал профессор Оскар Мамлеев, руководивший мастерской в течение последнего года, его не поставили в известность о причинах и поводах этого решения. Его не пригласили на заседание и он даже до сих пор не видел его протокол – о ликвидации мастерской Оскара Мамлеева уведомили устно.

Напомним, что «Архкласс» существовал в МАрхИ в течение 24 лет. Мастерская была создана решением Ученого совета МАрхИ в 1989 году (приказ от 31/08/1989, подписан ректором Александром Кудрявцевым) и задумывалась как самостоятельное структурное подразделение института, для апробации новых принципов преподавания архитектурного проектирования. Как рассказал нам Евгений Асс, суть разработанной программы заключалась в отказе от функциональной типологии учебных проектов и переходе к пространственным архетипам. К студентам предъявлялись «революционные» по тогдашним меркам требования: например, сформулировать без участия преподавателей проблему проекта, самостоятельно провести всесторонний анализ исходных данных, не только предложить и разработать адекватное решение, но и презентовать его, аргументировано защитить в публичном обсуждении. Создатели мастерской – профессор Валентин Раннев и тогда еще доцент Евгений Асс были убеждены в том, что полноценное обучение невозможно вне поля современной архитектурной и общекультурной проблематики, поэтому постоянно подталкивали студентов к анализу и совместным обсуждениям не только новых проектов и построек, но и «горячих» вопросов архитектурной теории и практики.

Евгений Асс:
«Подобное «свободомыслие» всегда вызывало раздражение у преобладающей в институте консервативной части преподавательского состава. Мастерская так и не получила обещанной полной независимости – сначала она существовала при кафедре «Архитектура общественных зданий», а затем вошла в состав кафедры «Архитектура промышленных зданий», а ее программа, в корне отличавшаяся от принятой в МАрхИ системы образования, постоянно критиковалась за несоответствие утвержденным образцам. Последние 6-7 лет ее и вовсе постоянно пытались закрыть: то урезая программу, то сокращая наши полномочия, то открыто намекая, что эксперимент очень затянулся. Даже после перехода на кафедру прома, который поначалу, казалось, всех удовлетворил, мастерской постоянно указывали на то, что она не соответствует ни концепции, ни идеологии кафедры. Когда я понял, что в своем изначально задуманном виде – идеологическом и организационном – она существовать не может, я ушел из института, предложив Оскару Мамлееву возглавить мастерскую. Мне очень грустно, что в конечном итоге она все-таки прекратила свое существование, поскольку мне кажется, что для российского архитектурного образования и российской архитектуры в целом она что-то значила. Не знаю, по какой формальной причине мастерская была закрыта, но психологический повод очевиден: это результат не конфликта личных интересов, а того, что альтернативная система образования в принципе не нужна такой устойчивой идеологически выверенной системе, как МАрхИ. И если в 1989-м ее возникновение казалось нам началом реформ в институте, то теперь понятно, что придуманные нами образовательные принципы лучше реализовывать на независимой площадке. Что, собственно, мы и делаем в МАРШ.»


Никита Токарев:
«С большим сожалением узнал о закрытии мастерской экспериментального учебного проектирования. Для меня это личная потеря, так как я учился в Мастерской в первом выпуске 1994 года, и потом с 2002 до 2012 года преподавал в ней вместе с Евгением Ассом. Всего получается с мастерской у меня связано 14 лет жизни. Но дело не только в этом. Я убежден, что для архитектурного образования жизненно важно поддерживать разнообразие программ и методик, авторский подход к преподаванию. Мастерская была на протяжении многих лет площадкой для эксперимента, и вто же время развивала собственную линию архитектурной педагогики, о чем мы рассказали в монографическом номере «Татлина» в 2010 году к 20-летию мастерской. Жаль, что этот опыт в МАрхИ не востребован и не находит поддержки.»


Сергей Скуратов:
«Очень сочувствую Оскару Мамлееву и всем, кто участвовал в организации мастерской, но само событие считаю закономерным. Даже у нас с Ильей Уткиным, когда мы работалив МАрхИ преподавателями, регулярно возникали сложности, хотя мы даже не пытались внедрять какие-либо новые стандарты и программы, просто старались поощрять нестандартное мышление у студентов, нетривиальный взгляд на предлагаемую проблему. Кафедра всегда ставила нашим студентам более низкие оценки, чем своим. Думаю, даже этот частный пример о многом говорит… А уж закрытие мастерской красноречиво иллюстрирует, по каким законам устроен МАрхИ и насколько он не готов к переменам.»


Алексей Бавыкин:
добавлено 13.06.2013
«Я считаю, что это неумное, страшно неперспективное для института и печальное решение. Которое свидетельствует о том, что никто не хочет ничего менять. Но необходимость изменений есть, они происходят и будут происходить так или иначе. Оскар Раульевич очень много сделал, но при этом он, по-видимому, вступил в какие-то конфликты. Никто никакую кафедру «Пром» не разваливал, я этого не видел. Просто были разные взгляды, не более того. Вероятно, амбиции неких людей превалируют над интересами дела – самое неприятное, что в результате страдает дело.

Смешно получается, эксперименты же все равно идут. Просто закрыли мастерскую, которая говорила, что эти эксперименты – дело обязательное, которая была под них «заточена». Более того, я бы сказал, что экспериментальных мастерских должно быть несколько, самых разных. Разделение на кафедры в МАрхИ уже безнадежно устарело: все эти ЖОСы, промы… Потому что на определенной стадии, особенно ближе к диплому, специализация становится достаточно условной. Работа перемешивается, темы переходят одна в другую.»


Владимир Плоткин:
«Мне очень жаль, что подобной мастерской в МАрхИ больше нет. Я участвовал в ее работе в те времена, когда мастерскую возглавлял Евгений Асс, и вспоминаю этот опыт с удовольствием – это было очень интересно! Надеюсь, мастерская сможет возродиться в каком-то новом виде и качестве в самое ближайшее время.»


Кирилл Асс:
«А мастерская продолжала существовать после ухода Евгения Викторовича из МАрхИ? Во всяком случае, кто там преподавал и преподавал ли, мне неизвестно, как структурное подразделение МАрхИ она, возможно, и существовала. Ожидать закрытия, естественно, следовало, странно, что это произошло только теперь. Насколько мне известно, Евгению Ассу давно намекали, что эксперимент можно и завершить. Ну вот и завершили. Насколько этот эксперимент был полезен для МАрхИ мне трудно судить.»

Выпускники «Архкласса» 2013 года, узнав об увольнении Оскара Мамлеева, написали открытое письмо ректору МАрхИ Дмитрию Швидковскому. Публикуем текст письма:

Открытое письмо выпускников «Архкласса» Дмитрию Швидковскому

«Уважаемый  Дмитрий Олегович, мы, выпускники 2013 года, хотим поддержать нашего профессора О.Р. Мамлеева.

Мы с недоумением узнали новость о том, что МАрхИ не продлил контракт с нашим руководителем. Нам кажется, что ВУЗ теряет высокопрофессионального преподавателя.

Оскар Раульевич выпустил за 37 лет работы в институте множество высокопрофессиональных архитекторов, он известен как квалифицированный специалист в профессиональном сообществе России и зарубежных стран. Методические разработки О.Р. Мамлеева основаны на опыте архитектурных школ Европы с учетом особенностей проектирования в России.

Об уровне профессиональной квалификации нашего руководителя говорит хотя бы то, как защитилась наша группа.

Мы только что завершили образование в МАрхИ и очень хорошо знаем, что происходит с образованием в этом вузе. Множество дисциплин можно оценить скорее как издевательство над образованием, чем собственно, образование. Множество предметов дается в таком объеме, который можно оценить скорее как уведомление о том, что предмет существует. Методические пособия по проектированию безнадежно устарели как по типологии зданий, так и по нормативно-правовым обоснованиям. При этом в институте только некоторые люди могут дать действительно актуальную информацию о тенденциях в проектирования в мировой практике. И О.Р. Мамлеев как раз один из таких людей.

Надеемся, что Ученый совет пересмотрит свое решение.»
Чеканова Алевтина, Марусик Алексей, Филь Анна, Чукина Дарья, Русенко Эдуард, Фарафонтова Елена, Старкова Елена, Пампушняк Леся, Гущина Дарья
Здание МАрхИ. Фотография: Zikkurat, источник: wikimapia

12 Июня 2013

Анна Мартовицкая

Автор текста:

Анна Мартовицкая
comments powered by HyperComments
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Образовательный заплыв в центре города
Прошедшим летом Плавучий университет в Берлине по проекту коллектива raumlaborberlin стал площадкой для дискуссий и экспериментов на тему городов, переживающих бурную трансформацию. Этот необычный кампус – в фотографиях Дениса Есакова.
Пресса: Мэр Иркутска Дмитрий Бердников: «Зимний градостроительный...
Опыт Международного Байкальского зимнего градостроительного университета (МБЗГУ) может быть полезен и интересен школьникам, планирующим выбрать профессию архитектора и остаться работать в Приангарье. Об этом на заключительной презентации проектов XIX-й сессии воркшопа 1 марта сообщил мэр Иркутска Дмитрий Бердников, пригласивший старшеклассников в ИРНИТУ.
Пресса: Интервью руководителей студии "Свое пространство"...
Молодые и успешные архитекторы, партнеры архитектурного бюро FAS(t) Ксения Харитонова и Александр Рябский станут преподавателями и руководителями проектной студии в МА1 во втором семестре. Накануне старта занятий они рассказали нам о деятельности бюро, о том, зачем им преподавать, и чем они хотят поделиться со студентами.
Пресса: Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями...
Архитекторы, партнеры архитектурной студии FAS(t) Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями одной из студий в МА1 во втором семестре 2017-2018 учебного года. Они убеждены: «Архитектура – это всегда проекция нашего внутреннего мира». Участникам студии предлагается поработать над «Своим пространством».
Пресса: Портландия: как становятся инженерами в самом странном...
По просьбе Strelka Magazine студентка Портлендского государственного университета Полина Поликахина рассказала об особенностях инженерного образования в Америке, соревновании по строительству мостов и стиле жизни в крупнейшем городе штата Орегон.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.