Прощай, «Архкласс»?

В МАрхИ ликвидирована знаменитая Мастерская экспериментального учебного проектирования, а с руководившим ею в 2013 году профессором Оскаром Мамлеевым не продлен контракт. Мы поговорили об этом с несколькими известными архитекторами, в том числе с Евгением Ассом. Также публикуем текст открытого письма выпускников студии 2013 года.

Анна Мартовицкая

Автор текста:
Анна Мартовицкая

12 Июня 2013
mainImg
7 июня решением Ученого совета МАрхИ была закрыта Мастерская экспериментального учебного проектирования, более известная как «Архкласс». Как нам рассказал профессор Оскар Мамлеев, руководивший мастерской в течение последнего года, его не поставили в известность о причинах и поводах этого решения. Его не пригласили на заседание и он даже до сих пор не видел его протокол – о ликвидации мастерской Оскара Мамлеева уведомили устно.

Напомним, что «Архкласс» существовал в МАрхИ в течение 24 лет. Мастерская была создана решением Ученого совета МАрхИ в 1989 году (приказ от 31/08/1989, подписан ректором Александром Кудрявцевым) и задумывалась как самостоятельное структурное подразделение института, для апробации новых принципов преподавания архитектурного проектирования. Как рассказал нам Евгений Асс, суть разработанной программы заключалась в отказе от функциональной типологии учебных проектов и переходе к пространственным архетипам. К студентам предъявлялись «революционные» по тогдашним меркам требования: например, сформулировать без участия преподавателей проблему проекта, самостоятельно провести всесторонний анализ исходных данных, не только предложить и разработать адекватное решение, но и презентовать его, аргументировано защитить в публичном обсуждении. Создатели мастерской – профессор Валентин Раннев и тогда еще доцент Евгений Асс были убеждены в том, что полноценное обучение невозможно вне поля современной архитектурной и общекультурной проблематики, поэтому постоянно подталкивали студентов к анализу и совместным обсуждениям не только новых проектов и построек, но и «горячих» вопросов архитектурной теории и практики.

Евгений Асс:
«Подобное «свободомыслие» всегда вызывало раздражение у преобладающей в институте консервативной части преподавательского состава. Мастерская так и не получила обещанной полной независимости – сначала она существовала при кафедре «Архитектура общественных зданий», а затем вошла в состав кафедры «Архитектура промышленных зданий», а ее программа, в корне отличавшаяся от принятой в МАрхИ системы образования, постоянно критиковалась за несоответствие утвержденным образцам. Последние 6-7 лет ее и вовсе постоянно пытались закрыть: то урезая программу, то сокращая наши полномочия, то открыто намекая, что эксперимент очень затянулся. Даже после перехода на кафедру прома, который поначалу, казалось, всех удовлетворил, мастерской постоянно указывали на то, что она не соответствует ни концепции, ни идеологии кафедры. Когда я понял, что в своем изначально задуманном виде – идеологическом и организационном – она существовать не может, я ушел из института, предложив Оскару Мамлееву возглавить мастерскую. Мне очень грустно, что в конечном итоге она все-таки прекратила свое существование, поскольку мне кажется, что для российского архитектурного образования и российской архитектуры в целом она что-то значила. Не знаю, по какой формальной причине мастерская была закрыта, но психологический повод очевиден: это результат не конфликта личных интересов, а того, что альтернативная система образования в принципе не нужна такой устойчивой идеологически выверенной системе, как МАрхИ. И если в 1989-м ее возникновение казалось нам началом реформ в институте, то теперь понятно, что придуманные нами образовательные принципы лучше реализовывать на независимой площадке. Что, собственно, мы и делаем в МАРШ.»


Никита Токарев:
«С большим сожалением узнал о закрытии мастерской экспериментального учебного проектирования. Для меня это личная потеря, так как я учился в Мастерской в первом выпуске 1994 года, и потом с 2002 до 2012 года преподавал в ней вместе с Евгением Ассом. Всего получается с мастерской у меня связано 14 лет жизни. Но дело не только в этом. Я убежден, что для архитектурного образования жизненно важно поддерживать разнообразие программ и методик, авторский подход к преподаванию. Мастерская была на протяжении многих лет площадкой для эксперимента, и вто же время развивала собственную линию архитектурной педагогики, о чем мы рассказали в монографическом номере «Татлина» в 2010 году к 20-летию мастерской. Жаль, что этот опыт в МАрхИ не востребован и не находит поддержки.»


Сергей Скуратов:
«Очень сочувствую Оскару Мамлееву и всем, кто участвовал в организации мастерской, но само событие считаю закономерным. Даже у нас с Ильей Уткиным, когда мы работалив МАрхИ преподавателями, регулярно возникали сложности, хотя мы даже не пытались внедрять какие-либо новые стандарты и программы, просто старались поощрять нестандартное мышление у студентов, нетривиальный взгляд на предлагаемую проблему. Кафедра всегда ставила нашим студентам более низкие оценки, чем своим. Думаю, даже этот частный пример о многом говорит… А уж закрытие мастерской красноречиво иллюстрирует, по каким законам устроен МАрхИ и насколько он не готов к переменам.»


Алексей Бавыкин:
добавлено 13.06.2013
«Я считаю, что это неумное, страшно неперспективное для института и печальное решение. Которое свидетельствует о том, что никто не хочет ничего менять. Но необходимость изменений есть, они происходят и будут происходить так или иначе. Оскар Раульевич очень много сделал, но при этом он, по-видимому, вступил в какие-то конфликты. Никто никакую кафедру «Пром» не разваливал, я этого не видел. Просто были разные взгляды, не более того. Вероятно, амбиции неких людей превалируют над интересами дела – самое неприятное, что в результате страдает дело.

Смешно получается, эксперименты же все равно идут. Просто закрыли мастерскую, которая говорила, что эти эксперименты – дело обязательное, которая была под них «заточена». Более того, я бы сказал, что экспериментальных мастерских должно быть несколько, самых разных. Разделение на кафедры в МАрхИ уже безнадежно устарело: все эти ЖОСы, промы… Потому что на определенной стадии, особенно ближе к диплому, специализация становится достаточно условной. Работа перемешивается, темы переходят одна в другую.»


Владимир Плоткин:
«Мне очень жаль, что подобной мастерской в МАрхИ больше нет. Я участвовал в ее работе в те времена, когда мастерскую возглавлял Евгений Асс, и вспоминаю этот опыт с удовольствием – это было очень интересно! Надеюсь, мастерская сможет возродиться в каком-то новом виде и качестве в самое ближайшее время.»


Кирилл Асс:
«А мастерская продолжала существовать после ухода Евгения Викторовича из МАрхИ? Во всяком случае, кто там преподавал и преподавал ли, мне неизвестно, как структурное подразделение МАрхИ она, возможно, и существовала. Ожидать закрытия, естественно, следовало, странно, что это произошло только теперь. Насколько мне известно, Евгению Ассу давно намекали, что эксперимент можно и завершить. Ну вот и завершили. Насколько этот эксперимент был полезен для МАрхИ мне трудно судить.»

Выпускники «Архкласса» 2013 года, узнав об увольнении Оскара Мамлеева, написали открытое письмо ректору МАрхИ Дмитрию Швидковскому. Публикуем текст письма:

Открытое письмо выпускников «Архкласса» Дмитрию Швидковскому

«Уважаемый  Дмитрий Олегович, мы, выпускники 2013 года, хотим поддержать нашего профессора О.Р. Мамлеева.

Мы с недоумением узнали новость о том, что МАрхИ не продлил контракт с нашим руководителем. Нам кажется, что ВУЗ теряет высокопрофессионального преподавателя.

Оскар Раульевич выпустил за 37 лет работы в институте множество высокопрофессиональных архитекторов, он известен как квалифицированный специалист в профессиональном сообществе России и зарубежных стран. Методические разработки О.Р. Мамлеева основаны на опыте архитектурных школ Европы с учетом особенностей проектирования в России.

Об уровне профессиональной квалификации нашего руководителя говорит хотя бы то, как защитилась наша группа.

Мы только что завершили образование в МАрхИ и очень хорошо знаем, что происходит с образованием в этом вузе. Множество дисциплин можно оценить скорее как издевательство над образованием, чем собственно, образование. Множество предметов дается в таком объеме, который можно оценить скорее как уведомление о том, что предмет существует. Методические пособия по проектированию безнадежно устарели как по типологии зданий, так и по нормативно-правовым обоснованиям. При этом в институте только некоторые люди могут дать действительно актуальную информацию о тенденциях в проектирования в мировой практике. И О.Р. Мамлеев как раз один из таких людей.

Надеемся, что Ученый совет пересмотрит свое решение.»
Чеканова Алевтина, Марусик Алексей, Филь Анна, Чукина Дарья, Русенко Эдуард, Фарафонтова Елена, Старкова Елена, Пампушняк Леся, Гущина Дарья
Здание МАрхИ. Фотография: Zikkurat, источник: wikimapia

12 Июня 2013

Анна Мартовицкая

Автор текста:

Анна Мартовицкая
comments powered by HyperComments
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Образовательный заплыв в центре города
Прошедшим летом Плавучий университет в Берлине по проекту коллектива raumlaborberlin стал площадкой для дискуссий и экспериментов на тему городов, переживающих бурную трансформацию. Этот необычный кампус – в фотографиях Дениса Есакова.
Пресса: Мэр Иркутска Дмитрий Бердников: «Зимний градостроительный...
Опыт Международного Байкальского зимнего градостроительного университета (МБЗГУ) может быть полезен и интересен школьникам, планирующим выбрать профессию архитектора и остаться работать в Приангарье. Об этом на заключительной презентации проектов XIX-й сессии воркшопа 1 марта сообщил мэр Иркутска Дмитрий Бердников, пригласивший старшеклассников в ИРНИТУ.
Пресса: Интервью руководителей студии "Свое пространство"...
Молодые и успешные архитекторы, партнеры архитектурного бюро FAS(t) Ксения Харитонова и Александр Рябский станут преподавателями и руководителями проектной студии в МА1 во втором семестре. Накануне старта занятий они рассказали нам о деятельности бюро, о том, зачем им преподавать, и чем они хотят поделиться со студентами.
Пресса: Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями...
Архитекторы, партнеры архитектурной студии FAS(t) Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями одной из студий в МА1 во втором семестре 2017-2018 учебного года. Они убеждены: «Архитектура – это всегда проекция нашего внутреннего мира». Участникам студии предлагается поработать над «Своим пространством».
Пресса: Портландия: как становятся инженерами в самом странном...
По просьбе Strelka Magazine студентка Портлендского государственного университета Полина Поликахина рассказала об особенностях инженерного образования в Америке, соревновании по строительству мостов и стиле жизни в крупнейшем городе штата Орегон.
Пресса: Александр Острогорский: «Cлово «критик» — ловушка»
В последние дни декабря, в самый разгар «ёлок» у меня возникло желание поговорить с коллегами о том, как они прочувствовали пульсации семнадцатого года в своей профдеятельности, что стало главной движущей силой и задало направление для следующих лет. Одним из таких людей оказался Александр Острогорский. Разговор состоялся в самый разгар просмотров студийных работ; из темы «А что стало для Вас главным в этом году» он стремительно улетел в тему архитектурной критики. Впрочем, мы не стали менять этот неожиданный ракурс, — он нам обоим показался крайне любопытным. Выкладываю здесь краткий конспект.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.