Блоги: 9–15 мая

В блогах на этой неделе обсуждают конкурс концепций очередного комплекса на площади Тверской Заставы и Колесо обозрения в центре Омска, столичные «остановки-оазисы» и минский Музей истории ВОВ.

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

15 Мая 2013
mainImg
В центре внимания блоггеров на этой неделе оказался конкурс архитектурных концепций нового общественно-рекреационного комплекса на площади Тверской заставы. Накануне выяснилось, что победил «Проект Меганом», и между вестибюлем станции метро «Павелецкая» и Белорусским вокзалом вырастет красивая светящаяся «шкатулка», как назвали проект в блогах. Между тем, в сети от самого конкурса ожидали более глобального градостроительного решения и теперь обескуражены появлением на площади очередного ТК. Критическую заметку по поводу всей нынешней системы закрытых конкурсов опубликовала в сообществе RUPA Ирина Ирбитская. По ее мнению, создавая «неплохой банк формотворческих проектов», конкурсы практически никогда не выходят на уровень конкретных предложений по созданию «креативного города», о котором так любят говорить архитекторы. Ну а главная проблема, по словам автора, заключается в ТЗ: архитектурные конкурсы, считает Ирина Ирбитская, могут проводиться только после градостроительных, результатом которых становится «супер ТЗ», где отражена социально-экономическая и территориальная программа развития участка, основанная на балансе городских интересов и интересов заказчика. Чьи интересы отражает ТЗ нынешнего конкурса, остается только догадываться, замечает автор.
 
Ярослав Ковальчук пишет в комментариях, что в градостроительном плане эта площадь – «полная катастрофа, с которой в рамках конкурса даже не попытались ничего сделать. Ни на уровне ТЗ, ни в самих проектах». По мнению пользователя, на данном участке вообще не может быть здания таких размеров, а нужна улица, параллельная Грузинскому Валу вдоль железной дороги: «Начаться она может только между метро и вокзалом. Еще нужны перпендикулярные улицы и несколько мостов через ж/д». Антон Чупилко, в свою очередь, считает, что с площадью вообще ничего не надо делать: «Возьмите район! Там еще дыра от 2-ого Часового завода + развязка и дыра от инфраструктуры РЖД + Ветка к Савеловскому, которую хотели закрыть трамплином + Территория заводов вдоль нее! Сделайте красивый современный район, а не заполняйте Дыру очередным однобоким бетоном!»
zooming
Общественно-рекреационный комплекс на площади Тверской Заставы. «Проект Меганом»
zooming
Общественно-рекреационный комплекс на площади Тверской Заставы. «Проект Меганом»

Между тем, ругать саму архитектуру в проекте большинство блоггеров не склонны: «Все же то, что делает Григорян, это хорошая форма», – замечает Ирина Ирбитская. Другое дело, что здесь, по мнению блоггера, нужны и здание, и улицы: «Там идеальное место для капиллярной пешеходной системы и даже микроплощадей с выходом на Грузинский вал в сторону Пресни /…/. Очень жалко потерять этот супер ресурс для создания камерного городка с интегрированным в него вокзалом». Впрочем, по мнению Дмитрия Наринского, в рамках архитектурного конкурса реализовать это невозможно: подход архитекторов – делать красиво, подход планировщиков – удобно. А Александр Ложкин на это замечает, что нужно не размежевывать обе стороны, а менять само содержание профессии архитектора, если архитекторы хотят отвечать на современные вызовы: «Не плакаться в СМИ и не требовать введения протекционистских мер, а учиться и меняться».

Не остался в стороне от обсуждения конкурса и Михаил Белов. Результатами он тоже недоволен: такой «сверхдоходный торговый центр в трех метрах от выхода из кольцевого метро и в ста метрах от вокзала» мог возникнуть и при Лужкове безо всяких конкурсов, уверен архитектор. Но особо неприемлемо в нынешней конкурсной системе то, что, по мнению Михаила Белова, выбранные бюро «придерживаются одного архитектурного мировоззрения, и им вообще по барабану сомасштабность павильона и вокзала. И те зафигачили кто во что горазд, кто полохматей и покривее, а кто поящичней и постекляннее». Архитектор даже подозревает, что судьи и участники в этом узком кругу вскоре начнут меняться местами. А Олег Максимов, комментируя пост, больше всего сожалеет об утраченной возможности создать в полном смысле площадь: «Не будет площади и её единства со стороны вокзала точно так же, как она не получилась с противоположной стороны от Лесной улицы».

Другое острое обсуждение в сети развернулось вокруг разработанного для Москвы проекта автобусных остановок-оазисов. Их автор, преподаватель МАрхИ Рубен Аракелян предложил усовершенствовать современные остановки велопарковками, книжными стеллажами, камином, мини-магазинами и даже зеленым газоном. Стоимость в итоге сравнялась с однокомнатной квартирой – три миллиона рублей, что и стало предметом возмущения сетевой аудитории. «Достаточно сделать Просто Остановку – удобную, практичную и недорогую. Совместить максимум с wifi и общественным бесплатным туалетом, – пишет, к примеру, Михаил Болотов. – Вы так старательно изобретаете то, что так непросто выживали и сносили последнее время – остановки-торговые центры, остановки-наливайки, остановки-шашлычные, остановки-пивларьки…». – «Как говорят в Китае, «не рисуй змее ног», – заметил Nikita Asadov.

По словам самого Рубена Аракеляна, его проект прогрессивен и следует духу новой концепции развития общественного транспорта, на которую перешли многие европейские города. Впрочем, пример Европы, замечает  Александр Антонов, как раз показывает, что остановка как место ожидания в перспективе может вообще отмереть:  если знать расписание и транспорт будет его соблюдать, функция «ждать» на остановке не нужна вовсе, а нужен терминал оплаты, типа вестибюля в метро: «Посмотрите, во что сегодня превратились немецкие вокзалы. Зал ожидания – это закуток площадью 20 квадратных метров с 5-10 сидячими местами, кассовый зал – это метров 80 от силы. А вся остальная площадь – это уже не вокзал в классическом советском понимании». Andrey Nadtochiy, в свою очередь, нашел проект интересным для рекламных агентств, «которые хотят облагородить, выданную им под рекламу улицу, /…/ или для остановок при бизнес-центрах, мегамоллах и цивилизованных транспортных узлах». А Yurki Ermakov предложил автору проекта использовать свои ресурсы для создания павильонов для курения: «С принятием закона о запрете курения в общественных местах это намного актуальней», – считает блоггер.

В блогах Омска в это время развернулась кампания против двух проектов, затрагивающих парковые зоны города – Колеса обозрения в Воскресенском сквере и Дворца бракосочетаний на территории Парка Победы. Соответствующие поправки в Правила застройки и землепользования на днях обсудили на публичных слушаниях. «Абсолютно завиральный проект, только красивые картинки, ничего более, – комментирует e_n_z в журнале nalya-om.livejournal.com, где развернулось голосование. – Никто не видел инвестиционного проекта. Не рисуночков, а цифр. С чего вдруг какое-то колесо в мёртвом центре Омска станет охрененно прибыльным? Может так оказаться, что под эту тему – якобы инвестиций в город – просто оттяпают кусок земли в центре». – «В центре Лондона на берегу реки стоит колесо высотой 135 метров и вида не портит, всюду старинные здания», – возражает пользователь Виктор Иванович. – Коренные лондонцы не возмущаются». Однако, по мнению Александра Жирова, который в своем блоге по этому поводу написал целое исследование, «Омск – это не Лондон, и не Москва. Это маленький по существу город /…/. Развитие города должно стать для нас вертикальным понятием, мы должны в первую очередь думать о функциональном значении городских объектов: улиц, скверов, площадей, парков, а уж затем – наделять их символическим смыслом. Город должен стать удобным, в первую очередь, для самих жителей, а уж затем – привлекающим туристов».

Противники «колеса», тем временем, подобрали с десяток альтернативных мест для его размещения. «Тот же берег Оми, но примерно 1 км вверх по течению, где-то в районе Чехова 3», – пишет, к примеру, vladimir. Или площадь Бударина всего в 500 метрах от Воскресенского сквера, где, как замечает alexzhirov, сегодня возвышается недострой, который никак не могут снести по решению суда.

В завершении обзора – обсуждение проекта Музея истории Великой Отечественной войны в блогах Минска. Строители заканчивают отделку фасадов, напоминающих, по замыслу архитектора, огненные залпы салюта, и переходят к отделке внутренних залов. Блоггеры, в свою очередь, приветствуют новый музей, но беззастенчиво ругают архитектуру: «Наших архитекторов на их архитектурном факультете учат исключительно на примере библицеки? Чтоб много кривых поверхностей и зеркал? – возмущается Большой змей. – Ну и обязательно надо керамогранитом фасады зафигачить. Ах да – еще, конечно, купол! Бундес(Рейхс)таг же сейчас с куполом – чем мы хуже?» – «Дизайн, конечно, современный белорусский, – добавляет x_bober. – Правда, если я попрошу вас сейчас закрыть глаза и нарисовать, как выглядело старое здание музея, то у вас получится, скорее всего, параллелепипед. А здесь хоть какие-то местные креативы, западающие в память. Вроде вписывается и в концепцию парадов». Пользователю Kloris не нравится, что в архитектуре музея нет никаких «чисто национальных символов»: «Сооружение напоминает ров, в котором местные полицаи расстреливали население или момент взрыва снаряда».  Зато belegemen находит, что проект неплохо увязан со стелой, а пресловутый купол весьма обогатит интерьеры музея. 

15 Мая 2013

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.