Блоги: 9–15 мая

В блогах на этой неделе обсуждают конкурс концепций очередного комплекса на площади Тверской Заставы и Колесо обозрения в центре Омска, столичные «остановки-оазисы» и минский Музей истории ВОВ.

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

15 Мая 2013
mainImg
В центре внимания блоггеров на этой неделе оказался конкурс архитектурных концепций нового общественно-рекреационного комплекса на площади Тверской заставы. Накануне выяснилось, что победил «Проект Меганом», и между вестибюлем станции метро «Павелецкая» и Белорусским вокзалом вырастет красивая светящаяся «шкатулка», как назвали проект в блогах. Между тем, в сети от самого конкурса ожидали более глобального градостроительного решения и теперь обескуражены появлением на площади очередного ТК. Критическую заметку по поводу всей нынешней системы закрытых конкурсов опубликовала в сообществе RUPA Ирина Ирбитская. По ее мнению, создавая «неплохой банк формотворческих проектов», конкурсы практически никогда не выходят на уровень конкретных предложений по созданию «креативного города», о котором так любят говорить архитекторы. Ну а главная проблема, по словам автора, заключается в ТЗ: архитектурные конкурсы, считает Ирина Ирбитская, могут проводиться только после градостроительных, результатом которых становится «супер ТЗ», где отражена социально-экономическая и территориальная программа развития участка, основанная на балансе городских интересов и интересов заказчика. Чьи интересы отражает ТЗ нынешнего конкурса, остается только догадываться, замечает автор.
 
Ярослав Ковальчук пишет в комментариях, что в градостроительном плане эта площадь – «полная катастрофа, с которой в рамках конкурса даже не попытались ничего сделать. Ни на уровне ТЗ, ни в самих проектах». По мнению пользователя, на данном участке вообще не может быть здания таких размеров, а нужна улица, параллельная Грузинскому Валу вдоль железной дороги: «Начаться она может только между метро и вокзалом. Еще нужны перпендикулярные улицы и несколько мостов через ж/д». Антон Чупилко, в свою очередь, считает, что с площадью вообще ничего не надо делать: «Возьмите район! Там еще дыра от 2-ого Часового завода + развязка и дыра от инфраструктуры РЖД + Ветка к Савеловскому, которую хотели закрыть трамплином + Территория заводов вдоль нее! Сделайте красивый современный район, а не заполняйте Дыру очередным однобоким бетоном!»
zooming
Общественно-рекреационный комплекс на площади Тверской Заставы. «Проект Меганом»
zooming
Общественно-рекреационный комплекс на площади Тверской Заставы. «Проект Меганом»

Между тем, ругать саму архитектуру в проекте большинство блоггеров не склонны: «Все же то, что делает Григорян, это хорошая форма», – замечает Ирина Ирбитская. Другое дело, что здесь, по мнению блоггера, нужны и здание, и улицы: «Там идеальное место для капиллярной пешеходной системы и даже микроплощадей с выходом на Грузинский вал в сторону Пресни /…/. Очень жалко потерять этот супер ресурс для создания камерного городка с интегрированным в него вокзалом». Впрочем, по мнению Дмитрия Наринского, в рамках архитектурного конкурса реализовать это невозможно: подход архитекторов – делать красиво, подход планировщиков – удобно. А Александр Ложкин на это замечает, что нужно не размежевывать обе стороны, а менять само содержание профессии архитектора, если архитекторы хотят отвечать на современные вызовы: «Не плакаться в СМИ и не требовать введения протекционистских мер, а учиться и меняться».

Не остался в стороне от обсуждения конкурса и Михаил Белов. Результатами он тоже недоволен: такой «сверхдоходный торговый центр в трех метрах от выхода из кольцевого метро и в ста метрах от вокзала» мог возникнуть и при Лужкове безо всяких конкурсов, уверен архитектор. Но особо неприемлемо в нынешней конкурсной системе то, что, по мнению Михаила Белова, выбранные бюро «придерживаются одного архитектурного мировоззрения, и им вообще по барабану сомасштабность павильона и вокзала. И те зафигачили кто во что горазд, кто полохматей и покривее, а кто поящичней и постекляннее». Архитектор даже подозревает, что судьи и участники в этом узком кругу вскоре начнут меняться местами. А Олег Максимов, комментируя пост, больше всего сожалеет об утраченной возможности создать в полном смысле площадь: «Не будет площади и её единства со стороны вокзала точно так же, как она не получилась с противоположной стороны от Лесной улицы».

Другое острое обсуждение в сети развернулось вокруг разработанного для Москвы проекта автобусных остановок-оазисов. Их автор, преподаватель МАрхИ Рубен Аракелян предложил усовершенствовать современные остановки велопарковками, книжными стеллажами, камином, мини-магазинами и даже зеленым газоном. Стоимость в итоге сравнялась с однокомнатной квартирой – три миллиона рублей, что и стало предметом возмущения сетевой аудитории. «Достаточно сделать Просто Остановку – удобную, практичную и недорогую. Совместить максимум с wifi и общественным бесплатным туалетом, – пишет, к примеру, Михаил Болотов. – Вы так старательно изобретаете то, что так непросто выживали и сносили последнее время – остановки-торговые центры, остановки-наливайки, остановки-шашлычные, остановки-пивларьки…». – «Как говорят в Китае, «не рисуй змее ног», – заметил Nikita Asadov.

По словам самого Рубена Аракеляна, его проект прогрессивен и следует духу новой концепции развития общественного транспорта, на которую перешли многие европейские города. Впрочем, пример Европы, замечает  Александр Антонов, как раз показывает, что остановка как место ожидания в перспективе может вообще отмереть:  если знать расписание и транспорт будет его соблюдать, функция «ждать» на остановке не нужна вовсе, а нужен терминал оплаты, типа вестибюля в метро: «Посмотрите, во что сегодня превратились немецкие вокзалы. Зал ожидания – это закуток площадью 20 квадратных метров с 5-10 сидячими местами, кассовый зал – это метров 80 от силы. А вся остальная площадь – это уже не вокзал в классическом советском понимании». Andrey Nadtochiy, в свою очередь, нашел проект интересным для рекламных агентств, «которые хотят облагородить, выданную им под рекламу улицу, /…/ или для остановок при бизнес-центрах, мегамоллах и цивилизованных транспортных узлах». А Yurki Ermakov предложил автору проекта использовать свои ресурсы для создания павильонов для курения: «С принятием закона о запрете курения в общественных местах это намного актуальней», – считает блоггер.

В блогах Омска в это время развернулась кампания против двух проектов, затрагивающих парковые зоны города – Колеса обозрения в Воскресенском сквере и Дворца бракосочетаний на территории Парка Победы. Соответствующие поправки в Правила застройки и землепользования на днях обсудили на публичных слушаниях. «Абсолютно завиральный проект, только красивые картинки, ничего более, – комментирует e_n_z в журнале nalya-om.livejournal.com, где развернулось голосование. – Никто не видел инвестиционного проекта. Не рисуночков, а цифр. С чего вдруг какое-то колесо в мёртвом центре Омска станет охрененно прибыльным? Может так оказаться, что под эту тему – якобы инвестиций в город – просто оттяпают кусок земли в центре». – «В центре Лондона на берегу реки стоит колесо высотой 135 метров и вида не портит, всюду старинные здания», – возражает пользователь Виктор Иванович. – Коренные лондонцы не возмущаются». Однако, по мнению Александра Жирова, который в своем блоге по этому поводу написал целое исследование, «Омск – это не Лондон, и не Москва. Это маленький по существу город /…/. Развитие города должно стать для нас вертикальным понятием, мы должны в первую очередь думать о функциональном значении городских объектов: улиц, скверов, площадей, парков, а уж затем – наделять их символическим смыслом. Город должен стать удобным, в первую очередь, для самих жителей, а уж затем – привлекающим туристов».

Противники «колеса», тем временем, подобрали с десяток альтернативных мест для его размещения. «Тот же берег Оми, но примерно 1 км вверх по течению, где-то в районе Чехова 3», – пишет, к примеру, vladimir. Или площадь Бударина всего в 500 метрах от Воскресенского сквера, где, как замечает alexzhirov, сегодня возвышается недострой, который никак не могут снести по решению суда.

В завершении обзора – обсуждение проекта Музея истории Великой Отечественной войны в блогах Минска. Строители заканчивают отделку фасадов, напоминающих, по замыслу архитектора, огненные залпы салюта, и переходят к отделке внутренних залов. Блоггеры, в свою очередь, приветствуют новый музей, но беззастенчиво ругают архитектуру: «Наших архитекторов на их архитектурном факультете учат исключительно на примере библицеки? Чтоб много кривых поверхностей и зеркал? – возмущается Большой змей. – Ну и обязательно надо керамогранитом фасады зафигачить. Ах да – еще, конечно, купол! Бундес(Рейхс)таг же сейчас с куполом – чем мы хуже?» – «Дизайн, конечно, современный белорусский, – добавляет x_bober. – Правда, если я попрошу вас сейчас закрыть глаза и нарисовать, как выглядело старое здание музея, то у вас получится, скорее всего, параллелепипед. А здесь хоть какие-то местные креативы, западающие в память. Вроде вписывается и в концепцию парадов». Пользователю Kloris не нравится, что в архитектуре музея нет никаких «чисто национальных символов»: «Сооружение напоминает ров, в котором местные полицаи расстреливали население или момент взрыва снаряда».  Зато belegemen находит, что проект неплохо увязан со стелой, а пресловутый купол весьма обогатит интерьеры музея. 

15 Мая 2013

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Питеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Сейчас на главной
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Деревянный рай
Квартал по проекту по проекту Querkraft и Berger + Parkkinen в районе Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства новой ратуши по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.