English version

Алексей Иванов: Архитектура снижает риски

«Мастерская Алексея Иванова «Архстройдизайн АСД», реализовавшая более 50 проектов в разных уголках России, в этом году отметит свое 17-летие. О том, с чего все начиналось и как мастерская развивается сегодня, мы беседуем с ее руководителем, известным московским архитектором Алексеем Ивановым.

Анна Мартовицкая

Автор текста:
Анна Мартовицкая

11 Апреля 2012
mainImg
Архи.ру: Алексей Александрович, свою профессиональную карьеру вы начинали в мастерской Владимира Степановоча Кубасова. Что для формирования личного стиля и понимания архитектуры дала вам работа с этим мастером?

Алексей Иванов: Владимира Степановича я считаю своим первым настоящим учителем в архитектуре.  Кубасов был моим руководителем на дипломе, и эти полгода оказались  важными для понимания профессии.   После диплома я напросился к нему в мастерскую. Находившийся тогда на пике своей славы после МХАТа  и только что построенного «Хамеровского центра» (ЦМТ),  энергичный и открытый для новых  идей, Кубасов являл собой образ идеального архитектора  и до сих пор остается для меня примером таланта и успеха в профессии, которому я стремлюсь следовать. Мы приходили в мастерскую в понедельник, а у каждого из нас на столе уже лежало несколько эскизов Владимира Степановича, над которыми предстояло работать. Иногда мы пытались спорить с его предложениями, но он был непреклонен: «Вы пришли с пустыми руками, поэтому сделайте так, как я прошу, потом найдите время на собственный вариант». Вот, смотрите, единственный лист графики, который висит у меня в кабинете, это его эскиз – постоянное напоминание мне, как нужно работать и что должно лежать на столе каждый понедельник у моих архитекторов. Получается, к сожалению, далеко не всегда…

Потом, в конце 1980-х, я по приглашению Андрея Владимировича Бокова перешел работать  в «СИАС», и это был второй очень важный для меня опыт работы с Мастером, также многое определивший на годы вперед. Именно Андрею Владимировичу я обязан пониманием того, что такое образный, литературный подход в архитектуре. Он научил меня, что самое главное в работе над проектом – четкая постановка задачи и поиск наиболее внятного решения.

Архи.ру: У Кубасова и Бокова работали многие проектировщики вашего поколения, а вот возможность попробовать себя в качестве архитектора в США в те годы была откровенной экзотикой. Как получилось, что вы оказались в Америке?

А.И.: Счастливое стечение обстоятельств – иначе не скажешь. Восстановление отношений между странами и семьями дало мне возможность и постажироваться в Америке, и поработать там, и даже организовать один из первых в СССР советско-американский архитектурный обмен. Сам я почти год проработал в бюро, которое занималось проектированием массового жилья, гостиниц и торгово-развлекательных центров. Подход к работе, ее интенсивность,  сроки проектирования, манера подачи материала и отношения с заказчиком, конечно, очень сильно отличались от принятых у нас, но именно этим данный опыт оказался для меня бесценен. Помню, мы за неделю могли сделать проект планировки поселка и 5 эскизных проектов домов, а через  3-4 месяца уже полностью его построить. Америка показала мне, как на самом деле нужно работать, научила уважать культ труда. Но, если честно, когда я представил, что буду еще лет пять вот так не разгибаясь делать безымянные проекты, прежде чем смогу хоть как-то заявить о себе как архитектор, мысли об эмиграции отпали. Этот вопрос я для себя закрыл раз и навсегда, а вернувшись из Штатов, занялся частной практикой.

Архи.ру: Пожалуй, одна из главных отличительных особенностей компании «Архстройдизайн» заключается в том, что вы работаете в самых разных стилях и жанрах. Вы изначально делали ставку именно на разнообразие творческого метода?

А.И.: Да, мы узнаваемы именно разнообразием. Это тоже позиция. Может быть, и не лучшая, но если стиль определять как набор планировочных или изобразительных приемов и деталей, то вы правы. Для меня стиль –  это, скорее, идеология. Мне кажется, дело в том, что я родился и вырос в Москве. Этот город с его непостижимым разнообразием архитектуры и среды буквально заставляет попробовать себя в разных стилях – почти все кажутся одинаково уместными. «Уместность» – может быть ключевым определением в подходе к проектированию. Каждое новое задание определяет свои решения.

«Историзм» в архитектуре как направление и  поиск корней меня всегда очень интересовал.  Т.е. архитектурное событие, будь то генплан, объем или интерьер, должно иметь логику своего появления на данном участке,  историю и внятный образ и обязательно иметь шанс быть построенным в том виде,  в котором ты его придумал.  В общем, на разные архитектурные вопросы я предпочитаю отвечать по-разному. И думаю, подобная разноплановость не так уж и плоха – согласитесь, нельзя одинаково строить в центре, в Жулебино и за городом.

Архи.ру: И столь же открыта ваша компания и для работы с разными типологиями?

А.И.: Мы активно проектируем и общественные центры, и офисные комплексы, и загородное жилье;  хотя в последние годы среди наших заказов преобладают градостроительные проекты и проекты комплексного освоения загородных территорий. В частности, за последние 10 лет мы построили более 30 поселков: примерно половина из них расположена в Московской области, остальные – в самых разных частях страны. Это и Ленинградская область, и Краснодарский край, и Уфа, Ростов-на-Дону, Пенза, Киров, даже Хабаровск.  По моим подсчетам, в наших домах живут более 10 тысяч человек.

Архи.ру: Насколько недавний экономический кризис сказался на проектах загородных поселков? Они по-прежнему востребованы?

А.И.: Я не уверен, что термин «кризис» правилен, скорее, стабилизация, возврат к прагматизму. Степан Солженицы в своей статье в «Коммерсанте» как-то отметил, что «кризис – это вообще категория во многом субъективная». Конечно, структура заказа меняется. Сейчас становится востребованным не такое претензионное жилье, как было в недавнем «докризисном» прошлом. Плюс в своих градостроительных проектах мы уже несколько лет развиваем идею полицентричной организации застройки, подразумевающей создание в рамках одного проекта нескольких функционально идентичных центров притяжения, что позволяет равномерно насытить жилую застройку  объектами инфраструктуры и снять транспортную нагрузку с одного какого-то участка. Кроме того, сами территории, с которыми приходится работать, постепенно увеличиваются – сейчас мы проектируем и на площади в 500 га, и даже на 1000 га. Столь масштабные участки открывают перед архитекторами совершенно новые возможности и в смысле генплана, и в смысле типологии. Например, мы занимаемся проектом комплексной застройки полуострова в Мякинино, где несколько микрорайонов  по требованию заказчика будут размещены на внушительном едином стилобате.  Под Переславлем-Залесским заканчиваем строительство многофункционального курорта «Золотое кольцо».

Отмечу, что мы участвовали  почти во всех подмосковных мега-проектах. В Рублево-Архангельском, например, совместно Bassenian Lagoni Architects (США) спроектировали кластерную застройку. Это был очень интересный опыт внедрения нового типа жилья в российскую практику: небольшие дома (площадью около 300 кв.м.) располагались на небольших участках (0,05 га), фактически были «подключены» к единой кровеносной системе дорог и общественных пространств, но при этом каждому из домовладений гарантировалась необходимая приватность. И  группы из 5-6 домов объединяются вокруг общей площади.

Архи.ру: Что и говорить, пока подобная градостроительная модель больше распространена и востребована за рубежом. Кстати, как часто вам приходится работать вместе с иностранными коллегами или участвовать вместе с ними в тендерах?

А.И.:  Достаточно часто. Прежде всего, скажу, что не имею ничего против самой идеи «иностранцы в России». На мой взгляд, любой обмен опытом и идеями – это всегда благо. По крайней мере, мое поколение вышло из такого информационного вакуума, что теперь нашу страсть к знаниям и к обучению ничем не искоренишь.  Питер Кук, иронизируя над присущими всем, в т.ч. и в Британии опасениям  перед иностранными архитекторами говорит: «А что, у них другая электрическая цепь, или другая ширина импоста остекления?»  Другое дело, что сегодня российские архитекторы, на мой взгляд, уже вполне соответствуют по своему уровню западным коллегам, поэтому ситуации, при которых иностранному проектировщику отдается предпочтение лишь по факту его происхождения, кажутся мне глубоко несправедливыми. Верно и то, что очень многие архитекторы, приехавшие работать в Россию из-за рубежа, позволяют себе откровенную халтуру – я лично видел, например, проект поселения, выполненный американцами, в котором на территорию с миллионом квадратных метров жилья был всего один въезд!  Знаменитые голландские ландшафтники в моем парке в проекте «Золотое кольцо» под Ярославлем посадили картошку, в миссионерском рвении предполагая, видимо, что туземцы придут в восторг от  модного невиданного в этих краях растения.  Нам повезло: туземцы – инвесторы – уже про картошку знали.  К сожалению, мода на иностранцев, особенно среди чиновников, все еще продолжается, хотя могу сказать, что лично мои заказчики, попробовавшие работать с зарубежными архитекторами, в основном, были разочарованы. Но архитектуру творят не  страны производители, а личности. Это позволяет возникать шедеврам в Пекине, в Лондоне, в Бильбао, в Сиэтле, в Берлине...

Архи.ру: А насколько полно вы выполняете требования заказчика? Пытаетесь ли, например, его образовывать?

А.И.: Чарльз Дженкс отметил, что почти невозможно создать архитектурное произведение – икону без участия заказчика и общества, которые знают, чего хотят. При этом слово «почти» важное и дает надежду на шанс обретения самостоятельности.

Я с заказчиком не воюю, всегда стараюсь его услышать и понять, найти наиболее полный ответ на его запрос. Что же касается образования… Я считаю, что точно не должен учить своего заказчика читать и писать – с таким человеком мы, скорее всего, сразу не сработаемся, и смысла в том, чтобы вкладывать в него свои силы и время, я не вижу. Вообще мне с заказчиками очень везет – за всю профессиональную практику у меня было, пожалуй, всего два по-настоящему трудных случая, со всеми остальными можно было договориться. И потом заказчики в своем развитии, как и архитекторы, не стоят на месте, учатся компромиссу, приобретают и вкус, и любопытство, толкающее их на интересные эксперименты.  Им надо помогать: они единственные, кто несет финансовые риски за наши общие решения, и только хорошая архитектура снижает риски, по крайней мере, некоторые из них. Важно также помнить о том, что вкладываться в по-настоящему инновационные технологии, столь популярные благодаря архитектурным журналам, во всем мире готовы единицы – основная масса заказчиков работает в жанре массовой застройки, и с этим необходимо считаться. И надо представлять, во что в действительности превратятся абстрактно красивые картинки, переведенные после романтического энтузиазма эскизирования в рабочий проект с его обычно убогим бюджетом. 

Архи.ру: С чего для вас начинается работа над проектом? Участвуете ли вы лично в каждом проекте вашей мастерской?

А.И.: Да, я чувствую ответственность за бренд «Архстройдизайн», и потому ни один проект не обходится без моего участия. Первоначальная идея, как правило, тоже моя.  Демократия в придумывании как-то не прижилась, так как времени на обдумывание обычно мало. Считаю, что самое важное в работе – это превратить всех своих сотрудников в единомышленников. Начинаю же проект обычно с разработки плана и функциональной схемы – они рождаются раньше, чем образ: для того, чтобы представить, каким будет объект, я должен сначала четко понимать, что именно это за объект, какие у него задачи. Тысячи раз повторенная истина остается неоспоримой:  наши ошибки как врачебные – трудно исправимы.  Даже исчезая, архитектура оставляет руины, а как сказал Луис Кан, только хорошая архитектура дает великолепные руины.

Архи.ру: Сколько всего архитекторов работает в «Архстройдизайн» и как организована работа мастерской?

А.И.: У нас в штате 17 проектировщиков: архитекторы, конструкторы, планировщики. Каждый архитектор ведет свой объект, иногда сотрудники объединяются в небольшие команды для того, чтобы сделать рабочку. В общем, у нас небольшой, но сплоченный и профессиональный коллектив, который я очень ценю за любознательность, ответственность, открытость и талант.
Алексей Иванов
Частные жилые дома в Калифорнии, США
Реконструкция двух строений и новое строительство административного здания «ОАО – МТС», 1-й Голутвинский пер., Москва
Ресторан МакАвто на Рязанском проспекте, Москва
Реконструкция здания РБO на ул. Т. Фрунзе, Москва
Архитектурно-планировочная концепция генерального плана 1500 га вблизи г. Анапа
Генеральный план развития территории 1200 га в Ростовской области
zooming
Въездная группа поселка «Экодолье», Оренбургская область
Интерьер частного дома в п.Барвиха
Котельная в р-не Павшинской поймы, Московская область
Поселок «Бельгийская деревня» вблизи д. Летово, Московская область
Поселок «Бельгийская деревня» вблизи д. Летово, Московская область
zooming
Поселок «Новый свет», Московская область
zooming
Поселок «Новый свет», Московская область
Поселок «Велич», Московская область
Микрорайон в Мякинино
Жилой район в Мякинино, макет
конкурс в Ереване

11 Апреля 2012

Анна Мартовицкая

Автор текста:

Анна Мартовицкая
Похожие статьи
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Диалектический манифест
Высотный ЖК MOD, строительство которого начато в Марьиной роще рядом с территорией, на которой запланирована штаб-квартира РЖД, откликается на «центральный» контекст будущего городского окружения и в то же время позиционируется авторами как «манифест модернистских минималистичных принципов в архитектуре».
Околоземное пространство
Новый терминал аэропорта в Кемерово «Леонов» построен в «космические» сроки, несмотря на пандемию. Он стал одним из важных элементов стремительного развития города и зримо отразил свое посвящение первому выходу человека в открытый космос, как в интерьерах, так и на фасадах. Его главные «фишки»: эффект звездного неба и открытость.
В дуэте с ареной
Жилой комплекс West Half по проекту ODA в Вашингтоне построен рядом с бейсбольным стадионом и учитывает все аспекты такого соседства, включая свою «роль» в телетрансляциях матчей.
Высотная дактилоскопия
Ламели на фасадах высотного жилого комплекса Arté MK в Куала-Лумпуре по проекту SPARK обеспечивают защиту от солнца днем и декоративную подсветку ночью, а также повторяют узор отпечатка пальца заказчика.
Скелет суккулента
Сотрудники и студенты Штутгартского университета построили павильон с несущей конструкцией из льняного волокна, которая повторяет строение кактуса.
Старое и новое с коммерческим интересом
Реставрация и реконструкция исторического универмага La Samaritaine в центре Парижа повысила его «ценовую категорию», но дополнила его 96 социальными квартирами и яслями на 80 малышей. Новую часть комплекса спроектировало бюро SANAA.
Код пяти столетий
Старейшее существующее социальное жилье в мире, квартал Фуггерай в Аугсбурге, отмечает 500-летие: бюро MVRDV спроектировало для него юбилейный павильон и займется поисками «кода Фуггерай» для доступного жилья будущего.
Острые профили
На фасадах жилого дома в Иокогаме тонкие панели из преднапряженного бетона защищают интерьер от солнца, разделяют балконы соседних квартир и кадрируют виды города. Авторы проекта – Akira Koyama + Key Operation Inc. / Architects.
«Любимый пациент»
В Берлине открывается после реконструкции и реставрации по проекту David Chipperfield Architects Новая национальная галерея – позднее творение Людвига Мис ван дер Роэ.
Спиральный подход
Здание школы в Нурсултане, выполненное Верой Бутко и Антоном Надточим полностью, от концепции до стадии РД, стало воплощением авторской методики по созданию современной образовательной среды, над которой архитекторы ATRIUM работают много лет. Среди основных ее принципов – создание вдохновляющего пространства, мотивирующего к созидательной творческой деятельности. Поэтому новая школа получила форму орнаментированной золотистой спирали, которая символизирует восхождение к знаниям, а внутри здание представляет собой сложно организованный многофункциональный «город в городе» с многоярусными атриумами, амфитеатрами и вариативными маршрутами.
Стальные грани
В музее Ордрупгор в пригороде Копенгагена открылось для публики подземное крыло по проекту бюро Snøhetta: его перекрытия покрыты многогранным стальным «кожухом», который преломляет и отражает свет.
Кортеновая спираль
Смотровая башня Marsk Tower по проекту BIG открывает любителям природы виды датского национального парка «Ваттовое море».
Архитектурная реабилитация
Исправительное учреждение Anstalten в Гренландии по проекту бюро Schmidt Hammer Lassen и Friis & Moltke расположено на берегу моря; окна – без решеток, и из них открываются виды фьорда.
Экологичный поворот
История о том, как планы прокладки дороги по границе парка превратились в планы по сохранению экосистемы и благоустройства прогулочных маршрутов.
Обтекаемые формы
В Германии сдан в эксплуатацию первый дом, напечатанный на 3D-принтере. Авторы проекта – MENSE-KORTE ingenieure+architekten, за печать отвечали PERI AG.
Казимир из Кемерова
Проект филиала Русского музея для Сибирского кластера искусств основан на идеях супрематизма: первофигурах, динамизме цвета и формы.
«Технологический оптимизм»
Бюро AL_A представило проект первой в мире электростанции на термоядерном синтезе: она заработает недалеко от Оксфорда в 2025. Технология разработана канадской компанией General Fusion.
Крыша «фестонами»
Бюро BIG представило проект транспортного узла для шведского города Вестерос: он свяжет разделенные железнодорожными путями части города.
Технологии и материалы
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Золотисто-медное обрамление
Откосы окон и входные порталы, обрамленные панелями из алюминия Sevalcon, завершают и дополняют архитектурный образ клубного дома «Долгоруковская 25», построенного в неорусском стиле рядом с колокольней Николая Чудотворца.
Как защитить деревянную мебель в доме и на улице: разновидности...
Деревянные изделия ручной работы не выходят из моды, а потому деревянную мебель используют как в интерьерах, так и для оборудования уличных зон отдыха. В этой статье расскажем, как подобрать оптимальный защитный состав для деревянных изделий.
Русское высотное
Последние несколько лет в России отмечены новой волной интереса к высотному строительству, не просто высокоплотному, а именно башням. Об одной из них известно, что ее высота будет 703 м, что вновь претендует на европейский рекорд. Но дело, конечно, не только в высоте – происходит освоение нового формата: башен на стилобате, их уже достаточно много. Делаем попытку систематизировать самые новые из построенных небоскребов и актуальные проекты.
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Сейчас на главной
В кольцах пандусов
Словенские архитекторы ENOTA и косовское бюро OUD+ Architects выиграли конкурс на проект спортивного центра в Приштине.
Градостроительные опыты
Этим летом Институт Генплана Москвы при поддержке Москомархитектуры провел стажировку-воркшоп для студентов и молодых архитекторов в новом расширенном формате. Задачей было предложить свежий взгляд на несколько территорий города, рассматриваемых сейчас специалистами института. Дипломами наградили четыре проекта, гран-при получил «самый запоминающийся».
Выставки больших надежд
В Strelka Press выпущено русскоязычное издание книги Ника Монтфорта «Будущее. Принципы и практики созидания». Публикуем отрывок о Всемирных выставках в Нью-Йорке 1939/40 и 1964 годов, где экспозиция General Motors «Футурама» представляла эффектную картину ближайшего будущего.
Длинный дом
Общественный центр по проекту бюро smartvoll должен вернуть оживление в сердце австрийской деревни Гросвайкердорф.
Архитектура СССР: измерение общее и личное
Новая книга Феликса Новикова «Образы советской архитектуры» представляет собой подборку из 247 зданий, построенных в СССР, которые автор считает ключевыми. Коллекция сопровождается цитатами из текстов Новикова и других исследователей, а также очерками истории трех периодов советской архитектуры, написанными в жанре эссе и сочетающими объективность с воспоминаниями, личный взглядом и предположениями.
От импрессионизма до фотореализма
В галерее Catacomba в Малом Власьевском переулке до 29 сентября открыта выставка рисунков студентов МАРХИ. Преподаватели отбирали неформальные креативные работы разных направлений. Публикуем несколько рисунков с выставки.
Контекст и детали
Финалистов премии Стерлинга-2021, британского «здания года», объединяет внимание к деталям и контексту – как и претендентов на награды RIBA за лучшие жилье и малый проект начинающего архитектора. Публикуем все три «коротких списка».
От ЗИМа до -изма
В Самаре 13 сентября торжественно, в сопровождении перформанса, спонсированного Сбербанком, была презентована общественности реставрация здания фабрики-кухни, нового филиала Третьяковской галереи. Вашему вниманию – репортаж о промежуточных, но уже вполне значительных, результатах реставрации памятника авангарда.
Печатные, но наполовину
В Техасе выставили на продажу дома, возведенные при помощи 3D-принтера. Приобрести высокотехнологичное жилище можно за 745 000 долларов.
Шкала времени Кумертау
Проект-победитель конкурса Малых городов: с помощью малых форм архитекторы рассказывают историю возникшего на буроугольном разрезе поселения, активируют центральную улицу и готовят почву для насыщенной социальной жизни.
Дерево живет и регулярно побеждает
Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Градсовет Петербурга 8.09.2021
Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм.
Медовая горка
Проект-победитель конкурса Малых городов для города Куртамыш: террасированный парк, который дает возможность по-новому проводить досуг
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Кочевники и пряности
Два проекта павильона ресторана катарской кухни, который мог появиться в Экспофоруме: не отработанный в Петербурге формат временной архитектуры, способный пропустить в город более смелые решения.
Магистры ЯГТУ 2021: «Тени забытых предков»
Работы выпускников кафедры архитектуры Ярославского государственного технического университета: анализ сталинской архитектуры, возвращение к жизни города-призрака, актуализация советских гаражей и маршрут по исправительно-трудовому лагерю.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Дерево с удостоверением
Объявлены финалисты премии за постройки из сертифицированной древесины WAF 2021. Среди них: самое крупное CLT-здание в США, микро-библиотека в Индонезии, офисный комплекс в Сиднее и киоск в Гонконге.