Архитектурные ристалища. Победители конкурса «Новые имена»

Главной интригой нынешней «Арх Москвы» стал придуманный куратором Бартом Голдхорном турнир между 24 участниками выставки «Новые имена». Молодые архитекторы в течение трех дней работали буквально в он-лайн режиме в самом дальнем закутке выставки над выполнением клаузуры. В качестве темы был предложен наземный гараж на 400 мест, совмещенный с какой-либо общественной функцией. К середине минувшей субботы измученные участники представили свои планшеты рядом с выставочными проектами, и еще более трех часов их изучало жюри. В итоге определились четыре победителя.

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

31 Мая 2009
mainImg

Такого мозгового штурма молодые архитекторы, думается, не испытывали даже перед самыми суровыми экзаменами. В 12 утра на второй день работы выставки их собрали на третьем этаже, где были обустроены рабочие места на ближайшие три дня, и выдали задание с разъяснениями. Выяснилось, что это будет наземный гараж, занимающий собой квартал 75 на 100 метров, с любой общественной функцией. Известно, что делается это в контексте проекта «Города будущего» для России, который Барт Голдхорн готовит специально для экспозиции на Роттердамской Биеннале. И скорее всего 4 проекта-победителя будут в него включены. Задание было довольно абстрактным, участникам не указывалось никакой привязки к ситуации, единственное пожелание Барта Голдхорна – дать какое-то новое архитектурное прочтение этой типологии, обычно имеющей страшноватый облик, чему должна помочь дополнительная функция. Обязательным условием было также наличие изометрии под определенными углами, в 500-м масштабе.

Работать хоть и со своим ноутбуком, но в столь необычных условиях, да еще сознавая, что времени крайне мало, стоило участникам много нервов и двух бессонных ночей. «Первый день был ужасен, – вспоминает Александр Купцов, – постоянно ходили грузчики, шел монтаж экспозиции, а мы сидели у грузового лифта…». Однако уже в тот день нужно было придумать главное – концепцию. Второй день в основном ушел на оформление найденного решения в объемно-планировочном виде, третий – на вычерчивание. К означенному сроку планшеты один за другим вынесли в фойе первого этажа, расставив на подрамниках рядом с выставочными проектами участников. Презентации устраивать не стали, члены жюри сами ходили, рассматривали, иногда расспрашивали, а потом удалились на трехчасовое обсуждение.

Победителями в результате были объявлены Наталья Сухова, Наталья Зайченко, Федор Дубинников и Александр Берзинг. Надо сказать, что выбор жюри вполне понятен – выделили тех, чьи идеи были комплексными и представляли собой не набор разных функций под одной крышей, а некий концепт, выраженный в легко читаемой, символической форме – «архив» у Натальи Зайченко, метаморфозы с песком у Александра Берзинга, «горка» у Федора Дубинникова и целых три концепта у Натальи Суховой: «зонтик», «кратер» и тоже «горка». Т.о. приветствовался такой европейский подход к проектированию, когда все начинается с исследования – простой схемы или образа, графика, диаграммы, откуда потом вырастают планы и фасады.

В целом среди показанных работ сверхоригинальных вещей было немного, и композиционные ходы нередко повторялись. Например, желание перевернуть традиционную схему и отнести гараж наверх – поставить его на ножки, на опоры, на одно ребро, а внизу устроить некое общественное пространство. Причем, хотя ограничений по функции и не было, многие предпочли сделать торговлю – такое специфическое российское мышление. В ряде проектов была сделана ставка на экологичность, незаметность и гуманность среды, желание замаскировать гараж под холм, парк и проч. Странно, но никто не вспомнил о гаражном наследии конструктивизма, во всяком случае. прямых цитат не наблюдалось.

Рассмотрим подробнее несколько любопытных проектов, начнем с победителей. Наталья Зайченко представила гараж как хранилище не только машин, но и различных громоздких сезонных вещей, или тех, что жалко выбрасывать – как, собственно, в действительности и бывает. Здание превращается в кучу ячеек для хранения, что-то вроде архива, как ощущает его автор. И вторая тема, которая тут появляется – это история, память, выраженная в устройстве колумбария для животных, тоже такой ячеистой структуры и своего рода хранилища. Структура здания следующая: всего три уровня, первый – парковка плюс блошиный рынок, образованный тем, что каждая ячейка парковки имеет еще и некую мастерскую, модуль-лавку с наружной стороны, которые на первом этаже могут открываться. С улицы эти торговые точки оформлены аркадами, как традиционные торговые ряды. На 2 этаже этот модуль увеличивается, и арендатор может хранить в нем, например, катер. Третий уровень – открытые гостевые стоянки. Колумбарий находится с внутренней стороны прямоугольного здания, а в центре – атриум, место встреч, общения, воспоминаний.

У Наталии Суховой, учившейся, к слову сказать, в Баухаузе, это концептуальное мышление, которому учат студентов европейские школы, породило целых три остроумных схемы. Метафорой первой выступает зонтик, собственно это тот перевертыш, о котором говорилось выше: гараж отправляется а 2-й уровень, ставится на ножки, давая общественное пространство пешеходам, а под ним устраивается рыночная площадь. Очень похоже на проект Андрея Уколова, где устройство идентично по схеме, только парковка имеет простую форму прямоугольника со световыми колодцами для освещения рынка и немного по-другому устроены рампы въездов, а у Наталии Суховой прямоугольник разрезается открытыми зелеными площадками-колодцами, похожими на внутренние дворики.

Второй концепт Натальи Суховой – «кратер» – остроумно предлагает разместить парковку буквально под трибунами стадиона, который как будто бы проваливается в «кратер», возникающий посередине прямоугольного тела паркинга. Тут, правда, гараж уже не главная, а вспомогательная функция, что наверное и правильно. Что-то схожее по форме предложил в своем проекте Григорий Гурьянов, где автостоянка сформирована в два блока по 200 мест, приподнятых над землей на пять уровней. С внутренней стороны к ним пристроены торговые галереи, а на верхних этажах оранжерея. Сверху оба блока накрываются единой волнообразной поверхностью, между ними она прогибается, ложится на землю, организуя рыночную площадь – тоже своего рода «кратер» или скорее «провал», т.к. он открыт с торцов. 

И третий концепт Наталии Суховой, на планшете которой оказались кратко выведены все основные подходы к решению заданной темы, это «горка», где паркинг приобретает вид зиккурата или холма, ступени которого озеленяются и превращаются в парк. Собственно об этом же проект Александра Купцова, только в нем он больше сконцентрировался на регламенте застройки. Автор рассуждал так: переезжая в новый квартал, жители начинают ставить в нем свои ракушки, только по проекту Купцова они делают это не хаотично, а централизованно, в определенном месте. Как только набирается один из уровней по мере увеличения жителей – городские власти заливают бетонные перекрытия, и создается еще один уровень. Так зиккурат из гаражей растет вверх до 3 уровня. А затем сюда подсыпается грунт с близлежащей стройки, и создается ландшафтный парк с амфитеатром, в котором можно устроить, например, всесезонную спортивную площадку.

Еще один проект-победитель под названием «Горка» Федора Дубинникова предлагает решение по принципу «все гениальное – просто». Зачем парковке не слишком удобные лифты или дорогостоящие рампы? Само здание можно сделать рампой, наклонив его под углом над землей в виде некоего «козырька», и тогда загрузка машинами будет происходить быстрей и проще. Помимо эргономичности, сама форма экспрессивна и легко читаема, к тому же образует массу полезного пространства, как внизу, под «навесом», так и на озелененной кровле, где автор предполагает разбить парк и разместить там магазины и кафе. Кроме того, эти функции можно разместить и в самих двух этажах паркинга. Подобный прием такого «отклонения» здания от земли использован и в проекте Дмитрия Михейкина, только в нем недостает той чистоты замысла, что есть в предыдущем. Здесь как-то сразу очень много функций – и супермаркет, и галерея бутиков, и площадь, и зеленая территория, и спортивная площадка, и арт-галерея. Любопытней сама форма здания: это прямоугольник, составленный из двух Г-образных объемов, причем внешняя стена его имеет касание с землей только в одной угловой точке, а дальше стена постепенно отрывается от земли, высвобождая все больше открытого пространства, в итоге превращаясь вообще в навес на опорах. Таким образом в этом проекте, также как в «Горке», наклонная рампа не пристроена, а сама является частью здания. «Навес» позволяет свободно просматривать внутренний двор, где располагается галерея. Интересно задумано цветовое решение – каждый фасад имеет градиент, напоминающий о четырех времени суток, символизируя жизненный цикл – обычный день, начинающийся и заканчивающийся на парковке.

Проект Александра Берзинга выполнен им в той же строгой стилистике, что и его выставочный планшет – лаконично, на черном фоне и вполне европейским по подаче – считывать его надо не буквально. Здесь показано, как работа начинается с модели, демонстрирующей принцип формообразования. Фотография рук, держащих модель – это очень в духе голландских архитекторов. Жесткая форма параллелепипеда размягчается, по принципу песка, насыпанного в прямоугольную емкость. Возникает слоистая структура: основание на ножках и «крышка», между которыми довольно сложная нелинейная поверхность, «песок», искусственный ландшафт, рекреационная зона. В «песке» продырявлены световые колодцы. В общем-то, схема узнаваемая, напоминает «зонтик с дырками», но формально намного богаче и неожиданней.

Совпадения в выборе жюри оказались, по словам Оскара Мамлеева, на 90 %, однако заметим, что уровень работ и в целом довольно высок. Идея Барта Голдхорна провести такое состязание в духе упражнений французской Академии Художеств позапрошлого века, прошла на ура. Была интрига, был некий эксперимент, довольно суровый, надо сказать, зато дающий подлинную картину, на что способно поколение next, поскольку такие клаузуры показывают уровень много честней тех же выставочных проектов. Ценный опыт решено было усвоить и развивать далее в контексте возникшего на нынешней «Арх Москве» интереса к прогрессивным формам архитектурного образования.

Выставка «Новые имена». Фото Натальи Коряковской
Перед награждением
Александр Берзинг/ клаузура
Александр Берзинг/ выставочный проект
Наталья Зайченко/ клаузура
Наталья Зайченко/ выставочный проект
Наталия Сухова/ клаузура
Наталья Сухова/ выставочный проект
Федор Дубинников/ клаузура
Федор Дубинников/ выставочный проект
Александр Купцов/ клаузура
Андрей Уколов/ клаузура
Григорий Гурьянов/ клаузура
Дмитрий Михейкин/ клаузура


0

31 Мая 2009

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.
Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.