Такие серьезные игры

В музее архитектуры открылась выставка молодых архитекторов-классиков.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

18 Марта 2009
mainImg

Пространство музейного флигеля-«Руины» декорировано таким образом, что его руинированность как будто бы и незаметна. Вместо того, чтобы концептуально порадоваться захватывающим качествам полуразрушенного зала, молодые архитекторы сделали вот что. Они выгородили необходимое для экспозиции место фанерой и белыми шторами таким образом, что ободранных кирпичей и открытых под ногами сводов флигеля стало почти не видно. Если бы еще немного расширить помосты под ногами, да затянуть той же белой тканью потолок – тогда бы интерьер Руины преобразился совсем, и только пощипывающий за уши холод напоминал бы посетителю о его местонахождении.

Но нет. Выгораживать целиком по-видимому не было задумано, потому что перед нами экспозиция сродни театральной декорации. Или даже декорации передвижного театра, где условности надо домысливать, подключать воображение. Иными словами, если не крутить головой – выставка состоит из белых коридоров с проектами молодых архитекторов, окруженных разноцветными закутками с рисунками детей из школы-студии «Старт». Ну а если озираться – то, конечно, можно разглядеть и темные балки наверху, и дырки в полу под ногами.

В этой выставке много театрального. Барочным театроном выглядят Андрея Бархина в перспективе единственного отдельного зальчика работы. Они даже смотрятся как-то выпукло, особенно издали. Сценически раскрываются белые шторы; театрально, наконец, выглядит название: «Сыграем в классику…». Весь антураж: и приглашенные дети (7-8 лет), и цветные конструкции из кубиков, изображающие классические композиции – подталкивает к тому, что, мол, не понимайте нас серьезно, это все опыты, игра, homo ludens. А общее впечатление все равно соскальзывает в другую плоскость: какая-то очень уж серьезная игра, даже ирония и гротеск исполнены основательно, со ссылкой, так сказать, на первоисточники. Так что больше похоже на игру в смысле театрального представления. Молодые архитекторы представляют классику на подмостках музея архитектуры. Звучит. И подмостки, и кулисы, и афиша – все имеется.

Афиша, кстати, нарисована Анатолием Беловым не без юмора (это гора из кубиков и памятников, где то посередине горы Ленин, на характерно вытянутой руке которого пристроены детские качели). Но стиль рисунка выдает очень, просто-таки крайне вдумчивый подход к стилизации. Метафизично так получилось. Словом, то ли игра, то ли представление – а все-таки какие серьезные дети. Даже собственно восьмилетние дети очень вдумчиво нарисовали свои памятники – все в одной коврово-декоративной манере, подходящей к ярким акцентам цветных каморок и даже к кубикам. Так, что детские работы похожи на хор, который участвует во взрослом (пусть даже молодежном) спектакле.

Так получилось, что за последние полгода это вторая выставка молодых классиков, которая проходит в музее архитектуры. Первой была «Вперед, в тридцатые!». Там лидировала группа «Дети Иофана» с проектами в духе ар-деко, окруженная  модернистскими проектами студентов последних курсов МАрхИ, положенными на пол под осенние листья (как потом выяснилось, это было сделано по воле авторов). На той выставке преобладала «сталинская» стилистика и в интернете даже была нешуточная дискуссия на тему а не сталинизм ли это.

Палитра разных подходов к классике, показанная сейчас в «Играх…», определенно богаче. В «Тридцатых» было противопоставление (ар-деко – модернизм), здесь – множество оттенков, что оправдывает определение, данное куратором выставки Анатолием Беловым – «новый историзм».

Здесь встречаются: нарисованная карандашом сдержанная «неоклассика»; ар-деко и с иронией или без; деконструкция классики в духе «бумажников»; барочная вариация Жолтовского; ампир в духе Жилярди; Пизанская башня. Особняком стоит красивый, хорошо известный музыкального театра в Калининграде, романтическое нагромождение «органных труб», силуэтом похожее на позднеготический собор.

Безусловно, здесь вложено достаточно иронических смыслов. Дом с протокольным названием «повышенной этажности» (явное студенческое задание) превращается в Пизанскую башню, улучшенную кватрочентистскими окнами. Правительство Московской   области в исполнении Андрея Бархина становится очень пышной барочно-театральной кулисой. Тяжелый ампир оформляет какое-то детское учреждение. Колоннада Казанского собора получает модернистский план похожий на Нимейера. Есть в этом, безусловно, насмешка, и не зря известный архитектор-классик Дмитрий Бархин на открытии призывал молодежь на возноситься над Жолтовским, а вдумываться в него. От насмешки возвращаемся к тому, с чего начали – к игре. Мы играем с классическими формами, осваиваем их и вовсе не навсегда будем к ним привязаны – написано в кураторском манифесте. Классика здесь оборачивается стадией игрового обучения, которую можно преодолеть, а можно с ней остаться.

Ирония и игровая легкость определенно присутствуют в большинстве проектов. Однако то и другое относится к содержанию, а не к форме. То есть не влечет за собой надоевшего вытягивания колонн, замены капителей шариками и прочих признаков популярной в недавнем ветви постмодернизма. К форме, даже если ее осмеливаются исказить, отношение все равно самое серьезное, если не сказать пиететное. Как в историзме. Это отношение к форме, а также театральность, и ирония, прошитая в смысл – все это неизбежно приводит нас к источнику показанных на выставке работ – к «бумажной архитектуре» 1980-х, породившей современных московских классиков.

В Руине как будто бы выставляется новое поколение «бумажников» классического направления. Что неудивительно. Двое из участников – Андрей Бархин и Анатолий Белов, сыновья мастеров современной классики, Дмитрия Бархина и Михаила Белова. Остальные – ученики классиков, преподающих в МАрхИ. Конечно, надо было студентам выбрать именно такой класс. Но и преподавателям надо было стать достаточно маститыми и прийти в МАрхИ, чтобы образовать эти классы. Так – по-видимому – перед нами второе поколение «бумажников», а точнее, поколение, ими наученное и пока что довольно-таки сильно, зримо зависимое от учителей. Что неплохо – это для модернизма конфликт поколений нормален, а для классики естественно продолжение традиций. Что сформируется на основе этой традиции – будет видно. Может быть, кто-то бросит это дело и пойдет своим путем, а кто-то останется и будет искать собственный классический язык дальше.

Фотография Ю. Тарабариной
Фотография А. Белова
Фотография А. Белова
Фотография А. Белова
Фотография А. Белова
Фотография А. Белова
Фотография А. Белова
Фотография А. Белова
Фотография А. Белова
Фотография А. Белова
Фотография Ю. Тарабариной
zooming
Анатолий Белов, Камилла Розумбетова. Глориетта в загородной резиденции Монолит. 2008
Андрей Бархин. Правительство московской области. 2005
Павел Санин. Жилой дом высокой этажности. 2006
zooming
Максим Неймохов. Жилой дом высокой этажности. 2007
П. Санин, В. Володин, О. Ахрамеева, Ли Пей. Театр в Калининграде. 2007

18 Марта 2009

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Пресса: Задание на послезавтра
За последний год в МУАРе прошло три ярких молодежных выставки «Вперед в 30е!» (группа «Дети Иофана») , «Сыграем в классику» и сейчас «Все будет хорошо!» , на которых молодые архитекторы, дипломники МАРхИ, выставили дипломные проекты и первые самостоятельные работы.
Пресса: Неоклассика как язык игры
Весной 2009 года в Музее архитектуры имени А. В. Щусева стартует выставка молодых архитекторов, работающих в неоклассическом стиле. Десять участников представят на ней в общей сложности 26 проектов. Двое из участников – Андрей Бархин и Павел Санин – окончили МАрхИ и являются практикующими архитекторами, остальные – студенты МАрхИ III-го, V-го и VI-го курсов. Спонсор выставки – группа компаний «Город богов».
Пресса: О проектах Андрея Бархина, экспонировавшихся на выставке...
«Нет ничего более личностного, более органичного, нежели питаться другими. Но нужно их переваривать. Лев состоит из переваренной баранины», – писал Поль Валери. Современный «молодой архитектор» обычно состоит из множества аппетитных вещей, в большей или меньшей степени усвоенных организмом. Тут и щедро приправленный глянцем винегрет из модного дизайна. Тут и институтская окрошка из курса всеобщей истории архитектуры.
Пресса: Сыграем в классику
Так называется выставка работ молодых архитекторов, организованная в Музее архитектуры им. А.В. Щусева. На ней представлены проекты студентов архитектурных вузов, которые пытаются творить и фантазировать в манере неоклассицизма.
Пресса: Ужасная неясность. Молодые архитекторы осуществляют...
Я понадеялся, что с приходом кризиса возникнут возможности и поводы писать об удивительных новых проектах, выставках, исследованиях, которые сделают нашу архитектуру глубже, интереснее и богаче. Но пока прорывов не видно.
Пресса: Далее по курсу? С выставки «Сыграем в классику, или...
Выставка «Сыграем в классику, или новый историзм», подготовленная студентами и выпускниками МАрхИ при кураторстве Анатолия Белова, открылась в середине марта во флигеле «Руина»*. Ее отличало развернутое концептуальное обоснование.
Пресса: Дети и отцы
В Музее архитектуры им. Щусева, во флигеле «Руина» 16-30 марта проходит выставка «Сыграем в классику или новый историзм». На ней представлены проекты в исторических стилях десяти архитекторов, только что закончивших МАРХИ либо студентов старших курсов, а также фантазии учащихся школы-студии «Старт» на тему «Архитектурные памятники Москвы».
Пресса: «Новый историзм» молодых зодчих на выставке в Музее...
«Сыграем в классику или новый историзм» - так назвали свою выставку молодые зодчие – будущие и настоящие выпускники Московского архитектурного института. Кураторы и экспоненты подчеркивают: выставку не надо воспринимать как манифест неоклассиков, это всего лишь работы союза единомышленников, которые создают «новый историзм». Что это за стиль, на выставке в Музее архитектуры имени Щусева выясняли «Новости культуры».
Пресса: Студенты МАРХИ покажут на выставке, какой могла бы...
Выставка "Архитектурные памятники Москвы", представляющая проекты зданий, которые могли бы стоять на московских улицах в воображении студентов МАРХИ, пройдет с 16 по 30 марта в выставочном зале "Руина" столичного Музея архитектуры имени А. В. Щусева, сообщил РИА Новости организатор мероприятия.
Total Палладио
Сергей Хачатуров – о выставке, посвященной русскому палладианству, которая, приехав в Москву, оказалось разделенной на две части и от этого что-то потеряла.
Пресса: Палладианство как русская идея
Выставка «Русское палладианство. Палладио и Россия от барокко до модернизма» прошла осенью минувшего года в Венеции в Музее Коррер. Теперь ее показывают и в Москве. Но не в едином пространстве, как в Венеции, а разделив на две параллельные выставки.
Пресса: Музей архитектуры запустит автобусные экскурсии...
Музей архитектуры им. Щусева в дополнение к экскурсиям по всемирно известному памятнику авангарда - дому Константина Мельникова в Кривоарбатском переулке - запустит автобусные экскурсии по московским постройкам архитектора, среди которых Бахметьевский гараж и Дом культуры им. Русакова. Об этом рассказал директор музея Константина и Виктора Мельниковых Павел Кузнецов.
Пресса: Выставка советского дизайна оказалась показом мебельных...
Выставка «Советский дизайн. От конструктивизма к модернизму. 1920-е - 1960-е» выглядит впечатляюще. В нескольких залах собраны вещи, имеющие прямое стилистическое отношение к архитектурным проектам, находящимся рядом.
Пресса: «Айсберги» в пространстве Музея архитектуры
О том, насколько опасны айсберги, знает каждый, кто хоть что-то слышал о «Титанике». Но «Айсберги», которые в преддверии весны неожиданно появились в Москве, не несут никакой угрозы. Завораживающую красоту этих плавучих гор решили показать создатели необычной мультимедийной выставки в Музее архитектуры имени Щусева.
Пресса: Выставка, посвященная советскому дизайну, откроется...
Выставка «Советский дизайн. От конструктивизма к модернизму 1920-е — 1960-е», которая призвана показать советский дизайн как яркое художественное явление, сыгравшее значимую роль в европейском промышленном искусстве ХХ века, откроется в Государственном музее архитектуры имени Щусева в пятницу.
Пресса: Выставка «Штрихом по форме» открылась в Музее имени...
Чувство юмора – спасительное качество для представителей творческих профессий, особенно в эпоху несвободы. Рисунки, карикатуры, шаржи – неформальные работы советских архитекторов представлены на выставке в Музее имени Щусева. В экспозиции – юношеские зарисовки на злобу дня, сделанные в первой половине ХХ века, студенческие шаржи на известных преподавателей, карикатуры на мэтров авангарда и классиков архитектуры.
Пресса: Состязание достойных архитекторов
Советская архитектура в ее лучших достижениях – это не только яркие авторы и выдающиеся здания, градостроительные проекты и генеральные планы. Это еще и организованные на высоком уровне профессиональные конкурсы. О некоторых из них, проводившихся в 20–50-е годы, напоминает выставка «Кузница большой архитектуры», открывшаяся в Государственном музее архитектуры им. А.В. Щусева.
Пресса: В Музее архитектуры имени Щусева появился арт-туалет
В Музее архитектуры имени Щусева открылась выставка «Керамика в архитектуре: от стены к объекту». Экспозиция, занявшая первый этаж флигеля «Руина», рассказывает о работе художников и архитекторов нескольких столетий: самые ранние экспонаты датируются XVII веком, а некоторые были созданы специально для выставки в этом году.
Пресса: В Музее архитектуры показали конкурсные проекты главных...
Музей архитектуры показал на выставке, какими могли быть главные здания советской Москвы. Проекты — победители архитектурных конкурсов не всегда были лучшими и дорабатывались с ухудшением, но все равно превратились в памятники.
Пресса: Конкурсы столичного масштаба: Открылась выставка...
Открывшаяся в среду большая выставка Музея архитектуры, кураторами которой выступили Сергей Чобан и Ирина Чепкунова, представляет высочайшую планку архитектурной дискуссии 1920-40-х годов на материале конкурсов на семь важнейших столичных объектов.
Пресса: Советские архитектурные конкурсы представлены в...
В Музее архитектуры имени Щусева открывается выставка, посвящённая советским архитектурным конкурсам – «Кузница большой архитектуры». Она демонстрирует и проекты победителей, и работы тех, кто не был удостоен права ковать облик советской столицы.
Технологии и материалы
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Пресса: «Важно сохранять здания разных периодов». Суперзвезда...
У Сергея Чобана необычный профессиональный путь: в девяностые годы он добился признания на Западе и только потом стал востребованным в России. И сейчас его гонорары чуть не дотягивают до уровня мировых легенд вроде Нормана Фостера.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.