Такие серьезные игры

В музее архитектуры открылась выставка молодых архитекторов-классиков.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

18 Марта 2009
mainImg

Пространство музейного флигеля-«Руины» декорировано таким образом, что его руинированность как будто бы и незаметна. Вместо того, чтобы концептуально порадоваться захватывающим качествам полуразрушенного зала, молодые архитекторы сделали вот что. Они выгородили необходимое для экспозиции место фанерой и белыми шторами таким образом, что ободранных кирпичей и открытых под ногами сводов флигеля стало почти не видно. Если бы еще немного расширить помосты под ногами, да затянуть той же белой тканью потолок – тогда бы интерьер Руины преобразился совсем, и только пощипывающий за уши холод напоминал бы посетителю о его местонахождении.

Но нет. Выгораживать целиком по-видимому не было задумано, потому что перед нами экспозиция сродни театральной декорации. Или даже декорации передвижного театра, где условности надо домысливать, подключать воображение. Иными словами, если не крутить головой – выставка состоит из белых коридоров с проектами молодых архитекторов, окруженных разноцветными закутками с рисунками детей из школы-студии «Старт». Ну а если озираться – то, конечно, можно разглядеть и темные балки наверху, и дырки в полу под ногами.

В этой выставке много театрального. Барочным театроном выглядят Андрея Бархина в перспективе единственного отдельного зальчика работы. Они даже смотрятся как-то выпукло, особенно издали. Сценически раскрываются белые шторы; театрально, наконец, выглядит название: «Сыграем в классику…». Весь антураж: и приглашенные дети (7-8 лет), и цветные конструкции из кубиков, изображающие классические композиции – подталкивает к тому, что, мол, не понимайте нас серьезно, это все опыты, игра, homo ludens. А общее впечатление все равно соскальзывает в другую плоскость: какая-то очень уж серьезная игра, даже ирония и гротеск исполнены основательно, со ссылкой, так сказать, на первоисточники. Так что больше похоже на игру в смысле театрального представления. Молодые архитекторы представляют классику на подмостках музея архитектуры. Звучит. И подмостки, и кулисы, и афиша – все имеется.

Афиша, кстати, нарисована Анатолием Беловым не без юмора (это гора из кубиков и памятников, где то посередине горы Ленин, на характерно вытянутой руке которого пристроены детские качели). Но стиль рисунка выдает очень, просто-таки крайне вдумчивый подход к стилизации. Метафизично так получилось. Словом, то ли игра, то ли представление – а все-таки какие серьезные дети. Даже собственно восьмилетние дети очень вдумчиво нарисовали свои памятники – все в одной коврово-декоративной манере, подходящей к ярким акцентам цветных каморок и даже к кубикам. Так, что детские работы похожи на хор, который участвует во взрослом (пусть даже молодежном) спектакле.

Так получилось, что за последние полгода это вторая выставка молодых классиков, которая проходит в музее архитектуры. Первой была «Вперед, в тридцатые!». Там лидировала группа «Дети Иофана» с проектами в духе ар-деко, окруженная  модернистскими проектами студентов последних курсов МАрхИ, положенными на пол под осенние листья (как потом выяснилось, это было сделано по воле авторов). На той выставке преобладала «сталинская» стилистика и в интернете даже была нешуточная дискуссия на тему а не сталинизм ли это.

Палитра разных подходов к классике, показанная сейчас в «Играх…», определенно богаче. В «Тридцатых» было противопоставление (ар-деко – модернизм), здесь – множество оттенков, что оправдывает определение, данное куратором выставки Анатолием Беловым – «новый историзм».

Здесь встречаются: нарисованная карандашом сдержанная «неоклассика»; ар-деко и с иронией или без; деконструкция классики в духе «бумажников»; барочная вариация Жолтовского; ампир в духе Жилярди; Пизанская башня. Особняком стоит красивый, хорошо известный музыкального театра в Калининграде, романтическое нагромождение «органных труб», силуэтом похожее на позднеготический собор.

Безусловно, здесь вложено достаточно иронических смыслов. Дом с протокольным названием «повышенной этажности» (явное студенческое задание) превращается в Пизанскую башню, улучшенную кватрочентистскими окнами. Правительство Московской   области в исполнении Андрея Бархина становится очень пышной барочно-театральной кулисой. Тяжелый ампир оформляет какое-то детское учреждение. Колоннада Казанского собора получает модернистский план похожий на Нимейера. Есть в этом, безусловно, насмешка, и не зря известный архитектор-классик Дмитрий Бархин на открытии призывал молодежь на возноситься над Жолтовским, а вдумываться в него. От насмешки возвращаемся к тому, с чего начали – к игре. Мы играем с классическими формами, осваиваем их и вовсе не навсегда будем к ним привязаны – написано в кураторском манифесте. Классика здесь оборачивается стадией игрового обучения, которую можно преодолеть, а можно с ней остаться.

Ирония и игровая легкость определенно присутствуют в большинстве проектов. Однако то и другое относится к содержанию, а не к форме. То есть не влечет за собой надоевшего вытягивания колонн, замены капителей шариками и прочих признаков популярной в недавнем ветви постмодернизма. К форме, даже если ее осмеливаются исказить, отношение все равно самое серьезное, если не сказать пиететное. Как в историзме. Это отношение к форме, а также театральность, и ирония, прошитая в смысл – все это неизбежно приводит нас к источнику показанных на выставке работ – к «бумажной архитектуре» 1980-х, породившей современных московских классиков.

В Руине как будто бы выставляется новое поколение «бумажников» классического направления. Что неудивительно. Двое из участников – Андрей Бархин и Анатолий Белов, сыновья мастеров современной классики, Дмитрия Бархина и Михаила Белова. Остальные – ученики классиков, преподающих в МАрхИ. Конечно, надо было студентам выбрать именно такой класс. Но и преподавателям надо было стать достаточно маститыми и прийти в МАрхИ, чтобы образовать эти классы. Так – по-видимому – перед нами второе поколение «бумажников», а точнее, поколение, ими наученное и пока что довольно-таки сильно, зримо зависимое от учителей. Что неплохо – это для модернизма конфликт поколений нормален, а для классики естественно продолжение традиций. Что сформируется на основе этой традиции – будет видно. Может быть, кто-то бросит это дело и пойдет своим путем, а кто-то останется и будет искать собственный классический язык дальше.

Фотография Ю. Тарабариной
Фотография А. Белова
Фотография А. Белова
Фотография А. Белова
Фотография А. Белова
Фотография А. Белова
Фотография А. Белова
Фотография А. Белова
Фотография А. Белова
Фотография А. Белова
Фотография Ю. Тарабариной
zooming
Анатолий Белов, Камилла Розумбетова. Глориетта в загородной резиденции Монолит. 2008
Андрей Бархин. Правительство московской области. 2005
Павел Санин. Жилой дом высокой этажности. 2006
zooming
Максим Неймохов. Жилой дом высокой этажности. 2007
П. Санин, В. Володин, О. Ахрамеева, Ли Пей. Театр в Калининграде. 2007


18 Марта 2009

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Выставки в Музее архитектуры

Total Палладио
Сергей Хачатуров – о выставке, посвященной русскому палладианству, которая, приехав в Москву, оказалось разделенной на две части и от этого что-то потеряла.
Зафиксированная архитектура
Параллельно с кинофестивалем MAFF во флигеле Руина Музея архитектуры на прошлой неделе открылась выставка архитектурной фотографии Михаила Чуракова. Более 20 лет он фиксировал развернувшееся в СССР в 1950-70-е годы индустриальное строительство и памятники архитектуры советских республик, некоторые из которых сейчас утрачены.

Технологии и материалы

Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства.
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.

Сейчас на главной

Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.