Total Палладио

Сергей Хачатуров – о выставке, посвященной русскому палладианству, которая, приехав в Москву, оказалось разделенной на две части и от этого что-то потеряла.

author pht

Автор текста:
Сергей Хачатуров

mainImg
Выставочный эпос о русском палладианстве подготовлен знатными кураторами и исследователями Аркадием Ипполитовым и Василием Успенском. Первая глава его нарисовалась в Венеции, в Музее Коррер осенью прошлого года. Экспозицию приняло дворцовое крыло, выдержанное в стиле «наполеоновского» ампира, в чем-то аутентичного отечественной версии неоклассики. Венецианская версия русского палладианства была отрецензирована мною на этом же портале archi.ru. Кураторы доподлинно подтвердили: состав второй, московской, главы русского палладианства почти не изменился по сравнению с венецианской. Впечатление же от двух проектов кардинально разное. В чем дело?
Чарльз Камерон. Разрез Софийского собора в Царском Селе, ок. 1782 г. Фото предоставлено Государственным музеем архитектуры имени А.В. Щусева
Василий Кандинский «Усадьба Ахтырка», 1911-16 гг. Фото предоставлено Государственным музеем архитектуры имени А.В. Щусева
Прежде всего: московская версия выставки разделена на два музея. Одна из причин такого решения – дипломатическая. В свое время инициатором идеи выставки про русскую версию искусства вичентинского гения XVI века Андреа ди Пьетро делла Гондола (Палладио) была директор Царицынского дворца-музея Наталия Самойленко. Однако в венецианской версии экспозиции ее музею участвовать не довелось: вещей в сравнительно новом музее Царицыно на тему не отыскалось. Донорами стали главные наши музеи (Исторический, ГТГ, Эрмитаж), дворцы-музеи пригородов Санкт-Петербурга, почтенные подмосковные усадьбы, давно превращенные в музеи, с богатыми архивами, собственно архивы, некоторые музеи регионов (Тверь). Главный же поставщик дипломатического заказа – Музей архитектуры имени А.В. Щусева. А главным политическим распорядителем смотра оказалась бывшая советская институция с аббревиатурой, расшифровать которую можно так: «Российская изобразительная пропаганда». Сегодня эта институция стала музейно-выставочным центром РОСИЗО. Самоотверженная её директор Зельфира Трегулова много сил потратила на организацию венецианских гастролей. Однако сегодня первая глава эпопеи стала далекой историей хотя бы потому, что госпожа Трегулова работает в новой должности директора Третьяковской галереи.
Евграф Крендовский. «Площадь провинциального города», 1850-е гг. Фотография Сергея Хачатурова
Московскую главу палладианства решили аранжировать по-другому, в соответствии с правилами высокого политеса. Уважили инициатора темы, Наталию Юрьевну Самойленко и музей «Царицыно». Главную часть отдали в этот усадебный музей. Уважили и главного донора – музей Щусева. В парадной анфиладе главного здания музея инсталлировали раздел, посвященный советскому палладианству.
Иван Фомин. Академия наук в Москве. Перспектива, 1933-49 гг.. Предоставлено Государственным музеем архитектуры имени А.В. Щусева
Иван Фомин. Проект застройки острова Голодай («Новый Петербург»), 1912 г. Предоставлено Государственным музеем архитектуры имени А.В. Щусева
Александр Гегелло, Давид Кричевский. Чертеж фасада Дворца культуры Московско-Нарвского района Ленинграда, 1925-27 гг. Предоставлено Государственным музеем архитектуры имени А.В. Щусева
Несомненный плюс подобного решения в сравнении с венецианской версией: в обоих музеях, «щусевском» и «царицынском» экспонаты – прежде всего шедевральная архитектурная графика – чувствуют себя вольготно, комфортно и уютно. Благодаря тонкой режиссуре спектакля, непростого в случае с новодельными интерьерами царицынского Хлебного дома, получилось подобие того блистательного театра архитектуры, который мастер классицизма Пьетро ди Готтардо Гонзага назвал когда-то «музыкой для глаз». В кабинетцах анфилады Хлебного дома Аркадию Ипполитову и Василию Успенскому удалось обустроить путь к российскому палладианству вполне изящно и убедительно. От вводных разделов с первыми переводами и опытами в духе Палладио первой половины XVIII века зритель двигается к «политиколепному апофеозису» – эпохе Екатерины II. Его ждут несколько разделов: Санкт-Петербург, пригороды (Царское Село, Павловск). Отдельная часть посвящена самому усердному палладианцу, великому автодидакту Николаю Львову. Во всех покоях времени Екатерины висят выполненные тушью иллюстрации к «четырем книгам об архитектуре Палладио». По оригиналам итальянца их сделали в 1791 году к русскому изданию Николай Львов и Иван Тупылев. От наследия Львова экспозиция неспешно заворачивает в ландшафты русских усадеб, где палладианский стиль был особенно привечаем. Кураторы четко маркируют три периода: расцвет усадебной культуры, «золотую осень» (символом которой может стать картина Василия Поленова «Бабушкин сад»), наконец, ретроспективизм русского Серебряного века. Все материалы можно рассматривать неспешно, словно в тишине кунсткамер.
Джакомо Кваренги. Большой театр в Петербурге. Главный и боковой фасады, ок. 1802 г. Фотография Сергея Хачатурова
Николай Львов. Проект деревянного сарая в усадьбе Никольское-Черенчицы, 1780-90-е гг. Предоставлено Государственным музеем архитектуры имени А.В. Щусева
Василий Поленов. «Бабушкин сад», 1878 г. Предоставлено Государственным музеем архитектуры имени А.В. Щусева
Столь же объемно воспринимается каждый экспонат в части советского палладианства в Музее архитектуры. Начинается там вояж с темы дореволюционной, затем – самая сложная – палладианство и авангард. Далее – тоталитарный стиль и преданный палладианец эпохи советского ар-деко Иван Жолтовский.

Все красиво и для глаз вполне музыкально. Впечатление, что экспонатов стало на порядок больше, чем было в Венеции. Только вот вопрос: несомненное ли это преимущество?

Самое время перейти к главному минусу московской главы выставочного эпоса: идея кураторов не претерпела никаких изменений в сравнении с Венецией. В Серениссиме теснота экспонатов, вытянутых цепочкой по единой длинной анфиладе, была оправдана тем, что сама выставка воспринималась цельным, личностным авторским высказыванием. Это же право на индивидуальный, во многом субъективный ракурс осмысления темы четко прочерчен в текстах каталога, который во многом можно назвать литературно-художественной книгой за подписью прежде всего Аркадия Ипполитова. Выставка собиралась как очень талантливое, во многом спорное, но интересное даже в своих полемических частях действо, в котором (перефразируя Ахматову) «Палладио воздушная громада, как облако, стояла надо мной». Палладианство было выбрано Ипполитовым и Успенским такой же константой русской культуры, каким для нее является «Евгений Онегин» Пушкина. Более того, структурно эта авторская речь кураторов, как я сформулировал в осенней рецензии, закреплялась двумя узловыми экспонатами. Это две модели. В первом зале была модель Виллы Ротонда, сделанная в 1935 году народным умельцем Александром Любимовым. В последнем – выполненный в 1997 году архитектором-концептуалистом Александром Бродским макет: сделанный из сырой глины на металлическом каркасе углом кренящийся как тонущий корабль дом советского архитектурного ампира тоталитарной эпохи. Авторства Жолтовского, скорее всего. Так вводились две темы, четко читаемые и необходимые для аспекта «Палладио как эталон, мера глобального текста русской культуры». Первая: обаятельно косноязычный пиетет перед Палладио обеспечивает расцвет искусства (вспомним весь уклад, архитектонику усадебной жизни). Вторая: русское палладианство это Атлантида, культура утонувших империй.
Выставка «Палладио в России». Фотография Сергея Хачатурова
Выставка «Палладио в России». Фотография Сергея Хачатурова
Неизвестный мастер. Капитель пилястры коринфского ордера. II п. XVIII в. Предоставлено Государственным музеем архитектуры имени А.В. Щусева
Как только выставку разделили на две части, личностное, сугубо авторское высказывание со всеми его сложными аллюзиями и референциями оказалось нечитаемым. И великой ценности материал стал аннотироваться как-то очень просто, с крохотными совсем, справочными, как «википедия», экспликациями о расцвете Палладио при Екатерине, о золотом веке русской усадьбы, о тоталитарном времени… Обнажились проблемные звенья кураторского подхода. В версии «total Палладио», оказалось, очень не хватает пристального взгляда архитектуроведа. Так, чтобы сложно разговорить уникальные документы, а не сделать из них экскурсионную усладу для глаз. Так, чтобы презентация английской версии русского палладианства соотносилась бы с контекстом собственно английским тоже. А тема «Палладио и авангард» была бы тонко интерпретирована в связи с логикой формотворчества, его исторических законов. Выставки убеждают: наследие Палладио, как и пушкинский роман в стихах, – тема неисчерпаемая. Потому можно начинать придумывать новую выставку.
Василий Причетников. "Храм Верности. Вид в парке имения «Надеждино»", 1806 г. Фотография Сергея Хачатурова
Николай Подключников. «Усадьба Останкино графов Шереметевых. Вид из-за пруда на дворец и церковь», 1836 г. Предоставлено Государственным музеем архитектуры имени А.В. Щусева


01 Мая 2015

author pht

Автор текста:

Сергей Хачатуров
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Выставки в Музее архитектуры

Total Палладио
Сергей Хачатуров – о выставке, посвященной русскому палладианству, которая, приехав в Москву, оказалось разделенной на две части и от этого что-то потеряла.
Зафиксированная архитектура
Параллельно с кинофестивалем MAFF во флигеле Руина Музея архитектуры на прошлой неделе открылась выставка архитектурной фотографии Михаила Чуракова. Более 20 лет он фиксировал развернувшееся в СССР в 1950-70-е годы индустриальное строительство и памятники архитектуры советских республик, некоторые из которых сейчас утрачены.

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Между Мегой и рекой
Парк у торгового центра, сделанный по всем канонам современного общественного пространства: здесь учтены потребности горожан, идентичность, экономическая и экологическая устойчивость.
Вавилонская башня культуры?
Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.
Архсовет Москвы-65
Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».
Алгоритмы и экономия времени: архитектор Лео Штуккардт...
Лео Штуккардт, руководитель проектов в бюро MVRDV и выпускник программы «Новая норма» Института «Стрелка», приехал в Санкт-Петербург на международную конференцию In The City, где рассказал о своем новом проекте и объяснил, какими должны быть современные методы проектирования.
Пресса: Что хорошего в Москве оставила вполне шизофреническая...
Вчера не стало Юрия Лужкова. Двумя месяцами ранее ушел из жизни архитектор Александр Кузьмин. Он пробыл в должности главного архитектора Москвы с 1996 по 2012 год. Этот промежуток охватывает почти весь срок правления легендарного и противоречивого мэра.
МАРШ: Параметрическое проектирование
Курс «Параметрическое проектирование» призван восстановить связь между абстрактной геометрией, реальными материалами и производством. Представляем итоговые работы студентов, которые разработали фасады для паркинга – сложносочиненные, но не дорогие и удобные в монтаже.
Памятник архитектуры
Публикуем главу из книги Григория Ревзина «Как устроен город». Современное отношение к памятникам архитектуры автор рассматривает в контексте поклонения мощам, смерти Бога и храмового значения парковой руины.
Небо становится ближе
В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.
Белые завихрения
В Чанша на юго-востоке Китая открылся центр культуры и искусства «Мэйсиху» по проекту Zaha Hadid Architects: это ансамбль из трех объемов – двух театров и музея.
Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.