Total Палладио

Сергей Хачатуров – о выставке, посвященной русскому палладианству, которая, приехав в Москву, оказалось разделенной на две части и от этого что-то потеряла.

author pht

Автор текста:
Сергей Хачатуров

mainImg
Выставочный эпос о русском палладианстве подготовлен знатными кураторами и исследователями Аркадием Ипполитовым и Василием Успенском. Первая глава его нарисовалась в Венеции, в Музее Коррер осенью прошлого года. Экспозицию приняло дворцовое крыло, выдержанное в стиле «наполеоновского» ампира, в чем-то аутентичного отечественной версии неоклассики. Венецианская версия русского палладианства была отрецензирована мною на этом же портале archi.ru. Кураторы доподлинно подтвердили: состав второй, московской, главы русского палладианства почти не изменился по сравнению с венецианской. Впечатление же от двух проектов кардинально разное. В чем дело?
Чарльз Камерон. Разрез Софийского собора в Царском Селе, ок. 1782 г. Фото предоставлено Государственным музеем архитектуры имени А.В. Щусева
Василий Кандинский «Усадьба Ахтырка», 1911-16 гг. Фото предоставлено Государственным музеем архитектуры имени А.В. Щусева
Прежде всего: московская версия выставки разделена на два музея. Одна из причин такого решения – дипломатическая. В свое время инициатором идеи выставки про русскую версию искусства вичентинского гения XVI века Андреа ди Пьетро делла Гондола (Палладио) была директор Царицынского дворца-музея Наталия Самойленко. Однако в венецианской версии экспозиции ее музею участвовать не довелось: вещей в сравнительно новом музее Царицыно на тему не отыскалось. Донорами стали главные наши музеи (Исторический, ГТГ, Эрмитаж), дворцы-музеи пригородов Санкт-Петербурга, почтенные подмосковные усадьбы, давно превращенные в музеи, с богатыми архивами, собственно архивы, некоторые музеи регионов (Тверь). Главный же поставщик дипломатического заказа – Музей архитектуры имени А.В. Щусева. А главным политическим распорядителем смотра оказалась бывшая советская институция с аббревиатурой, расшифровать которую можно так: «Российская изобразительная пропаганда». Сегодня эта институция стала музейно-выставочным центром РОСИЗО. Самоотверженная её директор Зельфира Трегулова много сил потратила на организацию венецианских гастролей. Однако сегодня первая глава эпопеи стала далекой историей хотя бы потому, что госпожа Трегулова работает в новой должности директора Третьяковской галереи.
Евграф Крендовский. «Площадь провинциального города», 1850-е гг. Фотография Сергея Хачатурова
Московскую главу палладианства решили аранжировать по-другому, в соответствии с правилами высокого политеса. Уважили инициатора темы, Наталию Юрьевну Самойленко и музей «Царицыно». Главную часть отдали в этот усадебный музей. Уважили и главного донора – музей Щусева. В парадной анфиладе главного здания музея инсталлировали раздел, посвященный советскому палладианству.
Иван Фомин. Академия наук в Москве. Перспектива, 1933-49 гг.. Предоставлено Государственным музеем архитектуры имени А.В. Щусева
Иван Фомин. Проект застройки острова Голодай («Новый Петербург»), 1912 г. Предоставлено Государственным музеем архитектуры имени А.В. Щусева
Александр Гегелло, Давид Кричевский. Чертеж фасада Дворца культуры Московско-Нарвского района Ленинграда, 1925-27 гг. Предоставлено Государственным музеем архитектуры имени А.В. Щусева
Несомненный плюс подобного решения в сравнении с венецианской версией: в обоих музеях, «щусевском» и «царицынском» экспонаты – прежде всего шедевральная архитектурная графика – чувствуют себя вольготно, комфортно и уютно. Благодаря тонкой режиссуре спектакля, непростого в случае с новодельными интерьерами царицынского Хлебного дома, получилось подобие того блистательного театра архитектуры, который мастер классицизма Пьетро ди Готтардо Гонзага назвал когда-то «музыкой для глаз». В кабинетцах анфилады Хлебного дома Аркадию Ипполитову и Василию Успенскому удалось обустроить путь к российскому палладианству вполне изящно и убедительно. От вводных разделов с первыми переводами и опытами в духе Палладио первой половины XVIII века зритель двигается к «политиколепному апофеозису» – эпохе Екатерины II. Его ждут несколько разделов: Санкт-Петербург, пригороды (Царское Село, Павловск). Отдельная часть посвящена самому усердному палладианцу, великому автодидакту Николаю Львову. Во всех покоях времени Екатерины висят выполненные тушью иллюстрации к «четырем книгам об архитектуре Палладио». По оригиналам итальянца их сделали в 1791 году к русскому изданию Николай Львов и Иван Тупылев. От наследия Львова экспозиция неспешно заворачивает в ландшафты русских усадеб, где палладианский стиль был особенно привечаем. Кураторы четко маркируют три периода: расцвет усадебной культуры, «золотую осень» (символом которой может стать картина Василия Поленова «Бабушкин сад»), наконец, ретроспективизм русского Серебряного века. Все материалы можно рассматривать неспешно, словно в тишине кунсткамер.
Джакомо Кваренги. Большой театр в Петербурге. Главный и боковой фасады, ок. 1802 г. Фотография Сергея Хачатурова
Николай Львов. Проект деревянного сарая в усадьбе Никольское-Черенчицы, 1780-90-е гг. Предоставлено Государственным музеем архитектуры имени А.В. Щусева
Василий Поленов. «Бабушкин сад», 1878 г. Предоставлено Государственным музеем архитектуры имени А.В. Щусева
Столь же объемно воспринимается каждый экспонат в части советского палладианства в Музее архитектуры. Начинается там вояж с темы дореволюционной, затем – самая сложная – палладианство и авангард. Далее – тоталитарный стиль и преданный палладианец эпохи советского ар-деко Иван Жолтовский.

Все красиво и для глаз вполне музыкально. Впечатление, что экспонатов стало на порядок больше, чем было в Венеции. Только вот вопрос: несомненное ли это преимущество?

Самое время перейти к главному минусу московской главы выставочного эпоса: идея кураторов не претерпела никаких изменений в сравнении с Венецией. В Серениссиме теснота экспонатов, вытянутых цепочкой по единой длинной анфиладе, была оправдана тем, что сама выставка воспринималась цельным, личностным авторским высказыванием. Это же право на индивидуальный, во многом субъективный ракурс осмысления темы четко прочерчен в текстах каталога, который во многом можно назвать литературно-художественной книгой за подписью прежде всего Аркадия Ипполитова. Выставка собиралась как очень талантливое, во многом спорное, но интересное даже в своих полемических частях действо, в котором (перефразируя Ахматову) «Палладио воздушная громада, как облако, стояла надо мной». Палладианство было выбрано Ипполитовым и Успенским такой же константой русской культуры, каким для нее является «Евгений Онегин» Пушкина. Более того, структурно эта авторская речь кураторов, как я сформулировал в осенней рецензии, закреплялась двумя узловыми экспонатами. Это две модели. В первом зале была модель Виллы Ротонда, сделанная в 1935 году народным умельцем Александром Любимовым. В последнем – выполненный в 1997 году архитектором-концептуалистом Александром Бродским макет: сделанный из сырой глины на металлическом каркасе углом кренящийся как тонущий корабль дом советского архитектурного ампира тоталитарной эпохи. Авторства Жолтовского, скорее всего. Так вводились две темы, четко читаемые и необходимые для аспекта «Палладио как эталон, мера глобального текста русской культуры». Первая: обаятельно косноязычный пиетет перед Палладио обеспечивает расцвет искусства (вспомним весь уклад, архитектонику усадебной жизни). Вторая: русское палладианство это Атлантида, культура утонувших империй.
Выставка «Палладио в России». Фотография Сергея Хачатурова
Выставка «Палладио в России». Фотография Сергея Хачатурова
Неизвестный мастер. Капитель пилястры коринфского ордера. II п. XVIII в. Предоставлено Государственным музеем архитектуры имени А.В. Щусева
Как только выставку разделили на две части, личностное, сугубо авторское высказывание со всеми его сложными аллюзиями и референциями оказалось нечитаемым. И великой ценности материал стал аннотироваться как-то очень просто, с крохотными совсем, справочными, как «википедия», экспликациями о расцвете Палладио при Екатерине, о золотом веке русской усадьбы, о тоталитарном времени… Обнажились проблемные звенья кураторского подхода. В версии «total Палладио», оказалось, очень не хватает пристального взгляда архитектуроведа. Так, чтобы сложно разговорить уникальные документы, а не сделать из них экскурсионную усладу для глаз. Так, чтобы презентация английской версии русского палладианства соотносилась бы с контекстом собственно английским тоже. А тема «Палладио и авангард» была бы тонко интерпретирована в связи с логикой формотворчества, его исторических законов. Выставки убеждают: наследие Палладио, как и пушкинский роман в стихах, – тема неисчерпаемая. Потому можно начинать придумывать новую выставку.
Василий Причетников. "Храм Верности. Вид в парке имения «Надеждино»", 1806 г. Фотография Сергея Хачатурова
Николай Подключников. «Усадьба Останкино графов Шереметевых. Вид из-за пруда на дворец и церковь», 1836 г. Предоставлено Государственным музеем архитектуры имени А.В. Щусева


01 Мая 2015

author pht

Автор текста:

Сергей Хачатуров
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Выставки в Музее архитектуры

Total Палладио
Сергей Хачатуров – о выставке, посвященной русскому палладианству, которая, приехав в Москву, оказалось разделенной на две части и от этого что-то потеряла.
Зафиксированная архитектура
Параллельно с кинофестивалем MAFF во флигеле Руина Музея архитектуры на прошлой неделе открылась выставка архитектурной фотографии Михаила Чуракова. Более 20 лет он фиксировал развернувшееся в СССР в 1950-70-е годы индустриальное строительство и памятники архитектуры советских республик, некоторые из которых сейчас утрачены.

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.