Интенция к инвенции

Сергей Хачатуров – о метаморфозах универсума в архитектурной графике Вячеслава Петренко.

author pht

Автор текста:
Сергей Хачатуров

06 Марта 2013
mainImg
Выставка графических архитектурных фантазий Вячеслава Петренко открывает для новых поколений мастера, который стоял у истоков концептуальной архитектуры России. Своим творчеством художник показывает: границы видов и жанров – вещь условная. В великом произведении любой эпохи создается универсум, в котором претерпевают метаморфозы, обмениваются идеями все девять муз мировой культуры.

Архитектор Вячеслав Петренко прожил совсем короткую жизнь: столько же, сколько Моцарт – 35 лет (1947–1982). По воспоминаниям родных и близких друзей (жены Александры Петренко, архитектора Андрея Бокова, писателя Николая Чуксина) можно понять, что светлый, легкий гений моцартовской музыки словно бы осенял личность Петренко. Его архитектура тоже подобна партитурам. Однако если пользоваться крылатой метафорой Гете и Шеллинга (архитектура – застывшая музыка), то музыка этих партитур никогда не прозвучала. Ни одно спроектированное Петренко здание не было построено.
zooming
Вячеслав Петренко. Фото из семейного архива. Предоставлено ГНИМА им. А.В. Щусева
Вячеслав Петренко. Офорт. Из семейного архива. Предоставлено ГНИМА им. А.В. Щусева

Тем не менее, само начертание нот разве не есть акт рождения композиции, мелодии, которая звучит в сознании умеющих читать, внимать и чувствовать? Нередко эта интеллигибельная музыка ближе к идеалу, чем реально исполненная. Так и с «нотациями» Вячеслава Петренко: метафизическое существование его проектов (лишь на бумаге) способно увлечь и восхитить намного сильнее тех построек, что были сделаны в самое безнадежное для архитектуры страны время – в годы советского застоя.

Стал общепринятым термин, которым называют подобные партитуры звучащей лишь в личном восприятии архитектуры: «бумажная». Остался год до тридцатилетнего юбилея этого направления, если считать его началом точную дату: 1 августа 1984, когда в редакции журнала «Юность» открылась первая выставка с названием «Бумажная архитектура». Представители этого, рожденного вопреки архитектурной рутине 80-х стиля сегодня на слуху: Александр Бродский, Михаил Хазанов, Илья Уткин, Тотан Кузембаев… Главный летописец, архивист, куратор выставок по истории движения, одновременно его активный участник – Юрий Аввакумов. Уже давно на сайте www.utopia.ru хранится составленный им депозитарий, где собраны основные проекты «бумажной архитектуры», отсчет истории которой Аввакумов начинает с нереализованных проектов века Просвещения, с баженовского Кремлевского дворца, например. Юрий Аввакумов курировал и выставки бумажной архитектуры с работами Вячеслава Петренко. Помню даже одну персональную экспозицию работ Петренко в рамках Арх Москвы 2002 года, к двадцатилетию смерти мастера.
Вячеслав Петренко. Офорт. Из семейного архива. Предоставлено ГНИМА им. А.В. Щусева

На мой взгляд, понятие, объединяющее работы «бумажных архитекторов» 80-х с лучшими утопическими архпроектами вообще, как раз заимствовано из мира музыки. Это инвенция – способность создавать сочинения, похожие на каприччио: неожиданные, интеллектуально тонкие и восхитительно эрудированные. Работы Вячеслава Петренко интенцией к инвенции наделены сполна.

Главный проект выставки: Центр парусного спорта в Таллинне. В каталожной статье Юрий Аввакумов не случайно сравнивает его с «Десятью книгами об архитектуре» Марка Витрувия Поллиона. Проект и зафиксированный во многих эскизах и гравюрах процесс работы над ним это целая философия архитектуры, которая позволяет понять, насколько укоренен архитектор в мировой культуре и насколько современен, наделен даром стереть условные границы, обеспечить взаимопроникновение различных языков искусства.
Вячеслав Петренко. Архитектурная фантазия «Площадь Марка Шагала». Из семейного архива. Предоставлено Государственным музеем архитектуры им. А.В. Щусева

Лейтмотив работы Вячеслава Петренко вообще и работы над Центром в частности: создать пространство-универсум, в котором бы наглядно воплощались различные темы «нанизывания архитектурного объема на силовые линии мира» (формулировка в одной из тетрадей мастера). В теме Центра Петренко обращался к нескольким истокам. Первый: древнеримские термы, мыслившиеся средоточием жизни в ее модусе физическом и интеллектуальном, а также местом встречи праэлементов – воды, воздуха, тепла (солнца) и земного пространства. Второй потрясающе остроумно (вот она, инвенция) найден в подготовительных эскизах и окончательном проекте Парусного центра. Это обращение к конструкции римских акведуков и образу парусов на галерах. Гигантские арки акведуков, уходящие под воду, Петренко заполняет строительной массой и превращает в подобие надутых парусов, которые структурируют композицию здания. Причем эти паруса оформляют гигантскую плоскую стену и зримо свидетельствуют о взаимообратимости отсутствия формы и ее присутствия. Мы храним наглядную память об акведуке как стене с прорезанными гигантскими пустотами – арками. Одновременно, видим, как в новом акведуке на месте пустот вздуваются плотные паруса. Третий формотворческий исток Центра парусного спорта – конечно же, русский авангард в совершенно феноменальном диалоге со средневековой готикой. На одном эскизе видим горизонтальный небоскреб Эль Лисицкого. На другой гравюре – аксонометрическую схему и фасад-«разрез», который выражает внутреннюю сущность развивающегося и горизонтально, и вертикально ступенчатого здания. Так горизонтальный небоскреб становится одновременно аркбутанами и контрфорсами.

Каждый пространственный сектор Петренко мыслил зоной встречи разных искусств в согласии с некими идеальными константами человеческого бытия. И все искусства (можно заметить, что рисунки скульптур напоминают творения Генри Мура) работают на максимальное воплощение всегда точного проектного решения.
zooming
Вячеслав Петренко. Лестница приподнятых старух. Из семейного архива. Предоставлено ГНИМА им. А.В. Щусева

Придуманные и воплощенные на бумаге пространственные образы это еще и замечательно остроумный тест по психологии восприятия формы в разных языках искусства. Все признают шедевром лист «Площадь Марка Шагала». Над площадью, наподобие арочной перемычки, висит прозрачный бассейн. И купающиеся отбрасывают тени на пол площади. Тут нельзя не считать вполне определенные аллюзии: сам Вячеслав Петренко в своих комментариях вспомнил шагаловских летающих над головой людей (фигуры купающихся в прозрачном бассейне). Другая референция – де Кирико с его инфернальными тенями на площадях.
Вячеслав Петренко. Разворот альбома архитектурных наблюдений. Из семейного архива. Предоставлено ГНИМА им. А.В. Щусева

Множество культурных аллюзий – отдельная тема творчества Петренко. Один сегмент Центра назван «лестница приподнятых старух». Старухи встречаются на балконах и судачат. Эта тема, конечно, обэриутская, но со счастливым исходом. А «галерея отсутствия внутреннего взгляда», как и другие, подчеркнутые характерным стилем графики, – неизбежность встречи с московским концептуализмом и Ильей Иосифовичем Кабаковым.

Монтаж визуального материала Центра, неизбежность скольжения глаза по разным схемам перспективы, ныряние в ловушки, клапаны, карманы различных световоздушных зон причастен, конечно, киноэстетике. Однако в варианте скорее графической анимации, которая как раз в эти годы стала искусством, где допускался эксперимент и были живы авангардные методы формотворчества (вспомним мультфильмы Андрея Хржановского, Юрия Норштейна, Федора Хитрука…). Более того, уверен, с мультипликационной стилистикой советских 70–80-х сопряжены многие работы как московских концептуальных художников, так и московских концептуальных архитекторов-бумажников.

Вот такое многообразие тем и смыслов рождает знакомство с архитектурой Вячеслава Петренко. Так что его искусство это не просто одна застывшая мелодия, это бурлящая, могучая оратория или даже завещанный Вагнером GesamtKunstWerk.

P.S. Ну а почему все-таки экспозиция названа «Платформа недоступности»? Предоставим слово организаторам выставки: «ПЛАТФОРМА НЕДОСТУПНОСТИ – один из многочисленных концептов Петренко, предложившего людям способ уединения на городской площади при сохранении полного визуального контакта с другими людьми. Оторвав платформу от земли, он подводит под нее колонну, превращая конструкцию в пьедестал, а любителей уединения, взобравшихся на нее, – в подобие монументов. Главная идея проекта в том, что временное легко уживается с вечным. Творческий путь Вячеслава Петренко, такой короткий, но по сути обращенный в бесконечность, является неоспоримым доказательством этого утверждения».

Выставка открыта в Аптекарском приказе Музея архитектуры до 14 марта.


06 Марта 2013

author pht

Автор текста:

Сергей Хачатуров
comments powered by HyperComments
Total Палладио
Сергей Хачатуров – о выставке, посвященной русскому палладианству, которая, приехав в Москву, оказалось разделенной на две части и от этого что-то потеряла.
Пресса: Палладианство как русская идея
Выставка «Русское палладианство. Палладио и Россия от барокко до модернизма» прошла осенью минувшего года в Венеции в Музее Коррер. Теперь ее показывают и в Москве. Но не в едином пространстве, как в Венеции, а разделив на две параллельные выставки.
Пресса: Музей архитектуры запустит автобусные экскурсии...
Музей архитектуры им. Щусева в дополнение к экскурсиям по всемирно известному памятнику авангарда - дому Константина Мельникова в Кривоарбатском переулке - запустит автобусные экскурсии по московским постройкам архитектора, среди которых Бахметьевский гараж и Дом культуры им. Русакова. Об этом рассказал директор музея Константина и Виктора Мельниковых Павел Кузнецов.
Пресса: Выставка советского дизайна оказалась показом мебельных...
Выставка «Советский дизайн. От конструктивизма к модернизму. 1920-е - 1960-е» выглядит впечатляюще. В нескольких залах собраны вещи, имеющие прямое стилистическое отношение к архитектурным проектам, находящимся рядом.
Пресса: «Айсберги» в пространстве Музея архитектуры
О том, насколько опасны айсберги, знает каждый, кто хоть что-то слышал о «Титанике». Но «Айсберги», которые в преддверии весны неожиданно появились в Москве, не несут никакой угрозы. Завораживающую красоту этих плавучих гор решили показать создатели необычной мультимедийной выставки в Музее архитектуры имени Щусева.
Пресса: Выставка, посвященная советскому дизайну, откроется...
Выставка «Советский дизайн. От конструктивизма к модернизму 1920-е — 1960-е», которая призвана показать советский дизайн как яркое художественное явление, сыгравшее значимую роль в европейском промышленном искусстве ХХ века, откроется в Государственном музее архитектуры имени Щусева в пятницу.
Пресса: Выставка «Штрихом по форме» открылась в Музее имени...
Чувство юмора – спасительное качество для представителей творческих профессий, особенно в эпоху несвободы. Рисунки, карикатуры, шаржи – неформальные работы советских архитекторов представлены на выставке в Музее имени Щусева. В экспозиции – юношеские зарисовки на злобу дня, сделанные в первой половине ХХ века, студенческие шаржи на известных преподавателей, карикатуры на мэтров авангарда и классиков архитектуры.
Пресса: Состязание достойных архитекторов
Советская архитектура в ее лучших достижениях – это не только яркие авторы и выдающиеся здания, градостроительные проекты и генеральные планы. Это еще и организованные на высоком уровне профессиональные конкурсы. О некоторых из них, проводившихся в 20–50-е годы, напоминает выставка «Кузница большой архитектуры», открывшаяся в Государственном музее архитектуры им. А.В. Щусева.
Пресса: В Музее архитектуры имени Щусева появился арт-туалет
В Музее архитектуры имени Щусева открылась выставка «Керамика в архитектуре: от стены к объекту». Экспозиция, занявшая первый этаж флигеля «Руина», рассказывает о работе художников и архитекторов нескольких столетий: самые ранние экспонаты датируются XVII веком, а некоторые были созданы специально для выставки в этом году.
Пресса: В Музее архитектуры показали конкурсные проекты главных...
Музей архитектуры показал на выставке, какими могли быть главные здания советской Москвы. Проекты — победители архитектурных конкурсов не всегда были лучшими и дорабатывались с ухудшением, но все равно превратились в памятники.
Пресса: Конкурсы столичного масштаба: Открылась выставка...
Открывшаяся в среду большая выставка Музея архитектуры, кураторами которой выступили Сергей Чобан и Ирина Чепкунова, представляет высочайшую планку архитектурной дискуссии 1920-40-х годов на материале конкурсов на семь важнейших столичных объектов.
Пресса: Советские архитектурные конкурсы представлены в...
В Музее архитектуры имени Щусева открывается выставка, посвящённая советским архитектурным конкурсам – «Кузница большой архитектуры». Она демонстрирует и проекты победителей, и работы тех, кто не был удостоен права ковать облик советской столицы.
Технологии и материалы
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Сейчас на главной
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства нового муниципалитета по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе. Сохраняется только один корпус 1965 года, который будет служить «входным порталом» нового комплекса.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.