Интенция к инвенции

Сергей Хачатуров – о метаморфозах универсума в архитектурной графике Вячеслава Петренко.

author pht

Автор текста:
Сергей Хачатуров

06 Марта 2013
mainImg
Выставка графических архитектурных фантазий Вячеслава Петренко открывает для новых поколений мастера, который стоял у истоков концептуальной архитектуры России. Своим творчеством художник показывает: границы видов и жанров – вещь условная. В великом произведении любой эпохи создается универсум, в котором претерпевают метаморфозы, обмениваются идеями все девять муз мировой культуры.

Архитектор Вячеслав Петренко прожил совсем короткую жизнь: столько же, сколько Моцарт – 35 лет (1947–1982). По воспоминаниям родных и близких друзей (жены Александры Петренко, архитектора Андрея Бокова, писателя Николая Чуксина) можно понять, что светлый, легкий гений моцартовской музыки словно бы осенял личность Петренко. Его архитектура тоже подобна партитурам. Однако если пользоваться крылатой метафорой Гете и Шеллинга (архитектура – застывшая музыка), то музыка этих партитур никогда не прозвучала. Ни одно спроектированное Петренко здание не было построено.
zooming
Вячеслав Петренко. Фото из семейного архива. Предоставлено ГНИМА им. А.В. Щусева
Вячеслав Петренко. Офорт. Из семейного архива. Предоставлено ГНИМА им. А.В. Щусева

Тем не менее, само начертание нот разве не есть акт рождения композиции, мелодии, которая звучит в сознании умеющих читать, внимать и чувствовать? Нередко эта интеллигибельная музыка ближе к идеалу, чем реально исполненная. Так и с «нотациями» Вячеслава Петренко: метафизическое существование его проектов (лишь на бумаге) способно увлечь и восхитить намного сильнее тех построек, что были сделаны в самое безнадежное для архитектуры страны время – в годы советского застоя.

Стал общепринятым термин, которым называют подобные партитуры звучащей лишь в личном восприятии архитектуры: «бумажная». Остался год до тридцатилетнего юбилея этого направления, если считать его началом точную дату: 1 августа 1984, когда в редакции журнала «Юность» открылась первая выставка с названием «Бумажная архитектура». Представители этого, рожденного вопреки архитектурной рутине 80-х стиля сегодня на слуху: Александр Бродский, Михаил Хазанов, Илья Уткин, Тотан Кузембаев… Главный летописец, архивист, куратор выставок по истории движения, одновременно его активный участник – Юрий Аввакумов. Уже давно на сайте www.utopia.ru хранится составленный им депозитарий, где собраны основные проекты «бумажной архитектуры», отсчет истории которой Аввакумов начинает с нереализованных проектов века Просвещения, с баженовского Кремлевского дворца, например. Юрий Аввакумов курировал и выставки бумажной архитектуры с работами Вячеслава Петренко. Помню даже одну персональную экспозицию работ Петренко в рамках Арх Москвы 2002 года, к двадцатилетию смерти мастера.
Вячеслав Петренко. Офорт. Из семейного архива. Предоставлено ГНИМА им. А.В. Щусева

На мой взгляд, понятие, объединяющее работы «бумажных архитекторов» 80-х с лучшими утопическими архпроектами вообще, как раз заимствовано из мира музыки. Это инвенция – способность создавать сочинения, похожие на каприччио: неожиданные, интеллектуально тонкие и восхитительно эрудированные. Работы Вячеслава Петренко интенцией к инвенции наделены сполна.

Главный проект выставки: Центр парусного спорта в Таллинне. В каталожной статье Юрий Аввакумов не случайно сравнивает его с «Десятью книгами об архитектуре» Марка Витрувия Поллиона. Проект и зафиксированный во многих эскизах и гравюрах процесс работы над ним это целая философия архитектуры, которая позволяет понять, насколько укоренен архитектор в мировой культуре и насколько современен, наделен даром стереть условные границы, обеспечить взаимопроникновение различных языков искусства.
Вячеслав Петренко. Архитектурная фантазия «Площадь Марка Шагала». Из семейного архива. Предоставлено Государственным музеем архитектуры им. А.В. Щусева

Лейтмотив работы Вячеслава Петренко вообще и работы над Центром в частности: создать пространство-универсум, в котором бы наглядно воплощались различные темы «нанизывания архитектурного объема на силовые линии мира» (формулировка в одной из тетрадей мастера). В теме Центра Петренко обращался к нескольким истокам. Первый: древнеримские термы, мыслившиеся средоточием жизни в ее модусе физическом и интеллектуальном, а также местом встречи праэлементов – воды, воздуха, тепла (солнца) и земного пространства. Второй потрясающе остроумно (вот она, инвенция) найден в подготовительных эскизах и окончательном проекте Парусного центра. Это обращение к конструкции римских акведуков и образу парусов на галерах. Гигантские арки акведуков, уходящие под воду, Петренко заполняет строительной массой и превращает в подобие надутых парусов, которые структурируют композицию здания. Причем эти паруса оформляют гигантскую плоскую стену и зримо свидетельствуют о взаимообратимости отсутствия формы и ее присутствия. Мы храним наглядную память об акведуке как стене с прорезанными гигантскими пустотами – арками. Одновременно, видим, как в новом акведуке на месте пустот вздуваются плотные паруса. Третий формотворческий исток Центра парусного спорта – конечно же, русский авангард в совершенно феноменальном диалоге со средневековой готикой. На одном эскизе видим горизонтальный небоскреб Эль Лисицкого. На другой гравюре – аксонометрическую схему и фасад-«разрез», который выражает внутреннюю сущность развивающегося и горизонтально, и вертикально ступенчатого здания. Так горизонтальный небоскреб становится одновременно аркбутанами и контрфорсами.

Каждый пространственный сектор Петренко мыслил зоной встречи разных искусств в согласии с некими идеальными константами человеческого бытия. И все искусства (можно заметить, что рисунки скульптур напоминают творения Генри Мура) работают на максимальное воплощение всегда точного проектного решения.
zooming
Вячеслав Петренко. Лестница приподнятых старух. Из семейного архива. Предоставлено ГНИМА им. А.В. Щусева

Придуманные и воплощенные на бумаге пространственные образы это еще и замечательно остроумный тест по психологии восприятия формы в разных языках искусства. Все признают шедевром лист «Площадь Марка Шагала». Над площадью, наподобие арочной перемычки, висит прозрачный бассейн. И купающиеся отбрасывают тени на пол площади. Тут нельзя не считать вполне определенные аллюзии: сам Вячеслав Петренко в своих комментариях вспомнил шагаловских летающих над головой людей (фигуры купающихся в прозрачном бассейне). Другая референция – де Кирико с его инфернальными тенями на площадях.
Вячеслав Петренко. Разворот альбома архитектурных наблюдений. Из семейного архива. Предоставлено ГНИМА им. А.В. Щусева

Множество культурных аллюзий – отдельная тема творчества Петренко. Один сегмент Центра назван «лестница приподнятых старух». Старухи встречаются на балконах и судачат. Эта тема, конечно, обэриутская, но со счастливым исходом. А «галерея отсутствия внутреннего взгляда», как и другие, подчеркнутые характерным стилем графики, – неизбежность встречи с московским концептуализмом и Ильей Иосифовичем Кабаковым.

Монтаж визуального материала Центра, неизбежность скольжения глаза по разным схемам перспективы, ныряние в ловушки, клапаны, карманы различных световоздушных зон причастен, конечно, киноэстетике. Однако в варианте скорее графической анимации, которая как раз в эти годы стала искусством, где допускался эксперимент и были живы авангардные методы формотворчества (вспомним мультфильмы Андрея Хржановского, Юрия Норштейна, Федора Хитрука…). Более того, уверен, с мультипликационной стилистикой советских 70–80-х сопряжены многие работы как московских концептуальных художников, так и московских концептуальных архитекторов-бумажников.

Вот такое многообразие тем и смыслов рождает знакомство с архитектурой Вячеслава Петренко. Так что его искусство это не просто одна застывшая мелодия, это бурлящая, могучая оратория или даже завещанный Вагнером GesamtKunstWerk.

P.S. Ну а почему все-таки экспозиция названа «Платформа недоступности»? Предоставим слово организаторам выставки: «ПЛАТФОРМА НЕДОСТУПНОСТИ – один из многочисленных концептов Петренко, предложившего людям способ уединения на городской площади при сохранении полного визуального контакта с другими людьми. Оторвав платформу от земли, он подводит под нее колонну, превращая конструкцию в пьедестал, а любителей уединения, взобравшихся на нее, – в подобие монументов. Главная идея проекта в том, что временное легко уживается с вечным. Творческий путь Вячеслава Петренко, такой короткий, но по сути обращенный в бесконечность, является неоспоримым доказательством этого утверждения».

Выставка открыта в Аптекарском приказе Музея архитектуры до 14 марта.


0

06 Марта 2013

author pht

Автор текста:

Сергей Хачатуров
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Выставки в Музее архитектуры

Total Палладио
Сергей Хачатуров – о выставке, посвященной русскому палладианству, которая, приехав в Москву, оказалось разделенной на две части и от этого что-то потеряла.
Зафиксированная архитектура
Параллельно с кинофестивалем MAFF во флигеле Руина Музея архитектуры на прошлой неделе открылась выставка архитектурной фотографии Михаила Чуракова. Более 20 лет он фиксировал развернувшееся в СССР в 1950-70-е годы индустриальное строительство и памятники архитектуры советских республик, некоторые из которых сейчас утрачены.

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.
Малые города: 2020/2021
В конце февраля Минстрой объявил 80 победителей конкурса «Малых городов», призовой фонд которого теперь, на третий год проведения, увеличен вдвое, с 5 до 11 млрд рублей. Перечисляем победителей, рассматриваем несколько проектов.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Проект «в рубчик»
Бюро FTA Group превратило фабрику по производству вельвета в Шанхае в комплекс офисных и сервисных пространств, сохранив историю места – в общем и в деталях.
Новая версия старого города
Дом на Малой Ордынке, 19 идеально вписался в строй улицы и даже как будто выправил ее, задал новый тон – фактуры, блеска, «солнечного» тепла и одновременно сдержанной гармонии всех этих необходимых составляющих архитектуры дорогого современного дома.
Горки Дружбы
Детская площадка дома на Малой Ордынке, 19, подается и авторами, и девелопером как произведение с отдельной ценностью. Она, действительно, насыщена: как функциями, так и пространством, и пластикой.