Интенция к инвенции

Сергей Хачатуров – о метаморфозах универсума в архитектурной графике Вячеслава Петренко.

author pht

Автор текста:
Сергей Хачатуров

06 Марта 2013
mainImg
Выставка графических архитектурных фантазий Вячеслава Петренко открывает для новых поколений мастера, который стоял у истоков концептуальной архитектуры России. Своим творчеством художник показывает: границы видов и жанров – вещь условная. В великом произведении любой эпохи создается универсум, в котором претерпевают метаморфозы, обмениваются идеями все девять муз мировой культуры.

Архитектор Вячеслав Петренко прожил совсем короткую жизнь: столько же, сколько Моцарт – 35 лет (1947–1982). По воспоминаниям родных и близких друзей (жены Александры Петренко, архитектора Андрея Бокова, писателя Николая Чуксина) можно понять, что светлый, легкий гений моцартовской музыки словно бы осенял личность Петренко. Его архитектура тоже подобна партитурам. Однако если пользоваться крылатой метафорой Гете и Шеллинга (архитектура – застывшая музыка), то музыка этих партитур никогда не прозвучала. Ни одно спроектированное Петренко здание не было построено.
zooming
Вячеслав Петренко. Фото из семейного архива. Предоставлено ГНИМА им. А.В. Щусева
Вячеслав Петренко. Офорт. Из семейного архива. Предоставлено ГНИМА им. А.В. Щусева

Тем не менее, само начертание нот разве не есть акт рождения композиции, мелодии, которая звучит в сознании умеющих читать, внимать и чувствовать? Нередко эта интеллигибельная музыка ближе к идеалу, чем реально исполненная. Так и с «нотациями» Вячеслава Петренко: метафизическое существование его проектов (лишь на бумаге) способно увлечь и восхитить намного сильнее тех построек, что были сделаны в самое безнадежное для архитектуры страны время – в годы советского застоя.

Стал общепринятым термин, которым называют подобные партитуры звучащей лишь в личном восприятии архитектуры: «бумажная». Остался год до тридцатилетнего юбилея этого направления, если считать его началом точную дату: 1 августа 1984, когда в редакции журнала «Юность» открылась первая выставка с названием «Бумажная архитектура». Представители этого, рожденного вопреки архитектурной рутине 80-х стиля сегодня на слуху: Александр Бродский, Михаил Хазанов, Илья Уткин, Тотан Кузембаев… Главный летописец, архивист, куратор выставок по истории движения, одновременно его активный участник – Юрий Аввакумов. Уже давно на сайте www.utopia.ru хранится составленный им депозитарий, где собраны основные проекты «бумажной архитектуры», отсчет истории которой Аввакумов начинает с нереализованных проектов века Просвещения, с баженовского Кремлевского дворца, например. Юрий Аввакумов курировал и выставки бумажной архитектуры с работами Вячеслава Петренко. Помню даже одну персональную экспозицию работ Петренко в рамках Арх Москвы 2002 года, к двадцатилетию смерти мастера.
Вячеслав Петренко. Офорт. Из семейного архива. Предоставлено ГНИМА им. А.В. Щусева

На мой взгляд, понятие, объединяющее работы «бумажных архитекторов» 80-х с лучшими утопическими архпроектами вообще, как раз заимствовано из мира музыки. Это инвенция – способность создавать сочинения, похожие на каприччио: неожиданные, интеллектуально тонкие и восхитительно эрудированные. Работы Вячеслава Петренко интенцией к инвенции наделены сполна.

Главный проект выставки: Центр парусного спорта в Таллинне. В каталожной статье Юрий Аввакумов не случайно сравнивает его с «Десятью книгами об архитектуре» Марка Витрувия Поллиона. Проект и зафиксированный во многих эскизах и гравюрах процесс работы над ним это целая философия архитектуры, которая позволяет понять, насколько укоренен архитектор в мировой культуре и насколько современен, наделен даром стереть условные границы, обеспечить взаимопроникновение различных языков искусства.
Вячеслав Петренко. Архитектурная фантазия «Площадь Марка Шагала». Из семейного архива. Предоставлено Государственным музеем архитектуры им. А.В. Щусева

Лейтмотив работы Вячеслава Петренко вообще и работы над Центром в частности: создать пространство-универсум, в котором бы наглядно воплощались различные темы «нанизывания архитектурного объема на силовые линии мира» (формулировка в одной из тетрадей мастера). В теме Центра Петренко обращался к нескольким истокам. Первый: древнеримские термы, мыслившиеся средоточием жизни в ее модусе физическом и интеллектуальном, а также местом встречи праэлементов – воды, воздуха, тепла (солнца) и земного пространства. Второй потрясающе остроумно (вот она, инвенция) найден в подготовительных эскизах и окончательном проекте Парусного центра. Это обращение к конструкции римских акведуков и образу парусов на галерах. Гигантские арки акведуков, уходящие под воду, Петренко заполняет строительной массой и превращает в подобие надутых парусов, которые структурируют композицию здания. Причем эти паруса оформляют гигантскую плоскую стену и зримо свидетельствуют о взаимообратимости отсутствия формы и ее присутствия. Мы храним наглядную память об акведуке как стене с прорезанными гигантскими пустотами – арками. Одновременно, видим, как в новом акведуке на месте пустот вздуваются плотные паруса. Третий формотворческий исток Центра парусного спорта – конечно же, русский авангард в совершенно феноменальном диалоге со средневековой готикой. На одном эскизе видим горизонтальный небоскреб Эль Лисицкого. На другой гравюре – аксонометрическую схему и фасад-«разрез», который выражает внутреннюю сущность развивающегося и горизонтально, и вертикально ступенчатого здания. Так горизонтальный небоскреб становится одновременно аркбутанами и контрфорсами.

Каждый пространственный сектор Петренко мыслил зоной встречи разных искусств в согласии с некими идеальными константами человеческого бытия. И все искусства (можно заметить, что рисунки скульптур напоминают творения Генри Мура) работают на максимальное воплощение всегда точного проектного решения.
zooming
Вячеслав Петренко. Лестница приподнятых старух. Из семейного архива. Предоставлено ГНИМА им. А.В. Щусева

Придуманные и воплощенные на бумаге пространственные образы это еще и замечательно остроумный тест по психологии восприятия формы в разных языках искусства. Все признают шедевром лист «Площадь Марка Шагала». Над площадью, наподобие арочной перемычки, висит прозрачный бассейн. И купающиеся отбрасывают тени на пол площади. Тут нельзя не считать вполне определенные аллюзии: сам Вячеслав Петренко в своих комментариях вспомнил шагаловских летающих над головой людей (фигуры купающихся в прозрачном бассейне). Другая референция – де Кирико с его инфернальными тенями на площадях.
Вячеслав Петренко. Разворот альбома архитектурных наблюдений. Из семейного архива. Предоставлено ГНИМА им. А.В. Щусева

Множество культурных аллюзий – отдельная тема творчества Петренко. Один сегмент Центра назван «лестница приподнятых старух». Старухи встречаются на балконах и судачат. Эта тема, конечно, обэриутская, но со счастливым исходом. А «галерея отсутствия внутреннего взгляда», как и другие, подчеркнутые характерным стилем графики, – неизбежность встречи с московским концептуализмом и Ильей Иосифовичем Кабаковым.

Монтаж визуального материала Центра, неизбежность скольжения глаза по разным схемам перспективы, ныряние в ловушки, клапаны, карманы различных световоздушных зон причастен, конечно, киноэстетике. Однако в варианте скорее графической анимации, которая как раз в эти годы стала искусством, где допускался эксперимент и были живы авангардные методы формотворчества (вспомним мультфильмы Андрея Хржановского, Юрия Норштейна, Федора Хитрука…). Более того, уверен, с мультипликационной стилистикой советских 70–80-х сопряжены многие работы как московских концептуальных художников, так и московских концептуальных архитекторов-бумажников.

Вот такое многообразие тем и смыслов рождает знакомство с архитектурой Вячеслава Петренко. Так что его искусство это не просто одна застывшая мелодия, это бурлящая, могучая оратория или даже завещанный Вагнером GesamtKunstWerk.

P.S. Ну а почему все-таки экспозиция названа «Платформа недоступности»? Предоставим слово организаторам выставки: «ПЛАТФОРМА НЕДОСТУПНОСТИ – один из многочисленных концептов Петренко, предложившего людям способ уединения на городской площади при сохранении полного визуального контакта с другими людьми. Оторвав платформу от земли, он подводит под нее колонну, превращая конструкцию в пьедестал, а любителей уединения, взобравшихся на нее, – в подобие монументов. Главная идея проекта в том, что временное легко уживается с вечным. Творческий путь Вячеслава Петренко, такой короткий, но по сути обращенный в бесконечность, является неоспоримым доказательством этого утверждения».

Выставка открыта в Аптекарском приказе Музея архитектуры до 14 марта.


06 Марта 2013

author pht

Автор текста:

Сергей Хачатуров
comments powered by HyperComments
Total Палладио
Сергей Хачатуров – о выставке, посвященной русскому палладианству, которая, приехав в Москву, оказалось разделенной на две части и от этого что-то потеряла.
Пресса: Палладианство как русская идея
Выставка «Русское палладианство. Палладио и Россия от барокко до модернизма» прошла осенью минувшего года в Венеции в Музее Коррер. Теперь ее показывают и в Москве. Но не в едином пространстве, как в Венеции, а разделив на две параллельные выставки.
Пресса: Музей архитектуры запустит автобусные экскурсии...
Музей архитектуры им. Щусева в дополнение к экскурсиям по всемирно известному памятнику авангарда - дому Константина Мельникова в Кривоарбатском переулке - запустит автобусные экскурсии по московским постройкам архитектора, среди которых Бахметьевский гараж и Дом культуры им. Русакова. Об этом рассказал директор музея Константина и Виктора Мельниковых Павел Кузнецов.
Пресса: Выставка советского дизайна оказалась показом мебельных...
Выставка «Советский дизайн. От конструктивизма к модернизму. 1920-е - 1960-е» выглядит впечатляюще. В нескольких залах собраны вещи, имеющие прямое стилистическое отношение к архитектурным проектам, находящимся рядом.
Пресса: «Айсберги» в пространстве Музея архитектуры
О том, насколько опасны айсберги, знает каждый, кто хоть что-то слышал о «Титанике». Но «Айсберги», которые в преддверии весны неожиданно появились в Москве, не несут никакой угрозы. Завораживающую красоту этих плавучих гор решили показать создатели необычной мультимедийной выставки в Музее архитектуры имени Щусева.
Пресса: Выставка, посвященная советскому дизайну, откроется...
Выставка «Советский дизайн. От конструктивизма к модернизму 1920-е — 1960-е», которая призвана показать советский дизайн как яркое художественное явление, сыгравшее значимую роль в европейском промышленном искусстве ХХ века, откроется в Государственном музее архитектуры имени Щусева в пятницу.
Пресса: Выставка «Штрихом по форме» открылась в Музее имени...
Чувство юмора – спасительное качество для представителей творческих профессий, особенно в эпоху несвободы. Рисунки, карикатуры, шаржи – неформальные работы советских архитекторов представлены на выставке в Музее имени Щусева. В экспозиции – юношеские зарисовки на злобу дня, сделанные в первой половине ХХ века, студенческие шаржи на известных преподавателей, карикатуры на мэтров авангарда и классиков архитектуры.
Пресса: Состязание достойных архитекторов
Советская архитектура в ее лучших достижениях – это не только яркие авторы и выдающиеся здания, градостроительные проекты и генеральные планы. Это еще и организованные на высоком уровне профессиональные конкурсы. О некоторых из них, проводившихся в 20–50-е годы, напоминает выставка «Кузница большой архитектуры», открывшаяся в Государственном музее архитектуры им. А.В. Щусева.
Пресса: В Музее архитектуры имени Щусева появился арт-туалет
В Музее архитектуры имени Щусева открылась выставка «Керамика в архитектуре: от стены к объекту». Экспозиция, занявшая первый этаж флигеля «Руина», рассказывает о работе художников и архитекторов нескольких столетий: самые ранние экспонаты датируются XVII веком, а некоторые были созданы специально для выставки в этом году.
Пресса: В Музее архитектуры показали конкурсные проекты главных...
Музей архитектуры показал на выставке, какими могли быть главные здания советской Москвы. Проекты — победители архитектурных конкурсов не всегда были лучшими и дорабатывались с ухудшением, но все равно превратились в памятники.
Пресса: Конкурсы столичного масштаба: Открылась выставка...
Открывшаяся в среду большая выставка Музея архитектуры, кураторами которой выступили Сергей Чобан и Ирина Чепкунова, представляет высочайшую планку архитектурной дискуссии 1920-40-х годов на материале конкурсов на семь важнейших столичных объектов.
Пресса: Советские архитектурные конкурсы представлены в...
В Музее архитектуры имени Щусева открывается выставка, посвящённая советским архитектурным конкурсам – «Кузница большой архитектуры». Она демонстрирует и проекты победителей, и работы тех, кто не был удостоен права ковать облик советской столицы.
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.