«Архнадзор»: объединение в действии

Объединенное общественное движение «Архнадзор» провело свою первую пресс-конференцию и первый пикет, в защиту усадьбы Шаховских-Глебовых-Стрешневых. На пресс-конференции участники движения рассказали о ситуации в сфере защиты наследия, и о ближайших планах общественного движения

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

24 Февраля 2009
mainImg

В прошедший четверг, 20 февраля, в РИА «Новости» состоялась первая пресс-конференция общественного движения по защите историко-культурного (и прежде всего архитектурного) наследия «Архнадзор». Движение, объединившее активные общественные проекты (пока московские) – таким образом впервые заявило о себе прессе. А через 2 дня, в субботу, на Никитском бульваре состоялся первый пикет объединенного «Архнадзора», посвященный защите усадьбы Шаховских-Глебовых-Стрешневых, перестройка которой для нужд театра «Геликон-опера» (грозящая исчезновением значительной части усадьбы) уже началась. Пикет был мирным, совершенно законным и очень спокойным – «Архнадзор» подчеркивает, что его цели – позитив, а не негатив: это общественное движение не «против», а «за». Надо заметить, что решение объединиться было принято не так давно - на рабочем совещании 7 февраля, и вот «Архнадзор» приступил к общению с журналистами и с москвичами.

Пока что такое объединенное движение – единственный прецедент в России. К слову сказать, в Европе, где ситуация не в пример лучше, защитники наследия тоже неизбежно отстают от сил его атакующих, но гражданское общество там более активно в своих позициях. Важно отметить, что слияние общественных организаций «охранителей» произошло по инициативе самой общественности. По словам Натальи Душкиной, «Архнадзор» – это движение «снизу». В отличие от всем известного ВООПиК, который был инициирован в 1965 г. «сверху» в качестве поддержки действующей тогда инструкции 1948 г. И если ВООПиК был создан в отсутствие закона, то «Архнадзор» возник на фоне мощного законодательства, принятого в 2002 г. «Никогда власть так активно не поддерживала охрану наследия, – заметила Наталья Душкина, – но и нарушается оно массово».

Нарушается главным образом через «дыры» в законе, причем массовый характер это приобрело в последние дет десять, когда девелоперы, корумпировавшись с властью, образовали практически неуязвимую систему принятия любых архитектурно-градостроительных решений. Осознав это, общественность вместо того, чтобы ложиться под бульдозер, пикетировать и шуметь (хотя и эти способы до сих пор эффективны) старается действовать юридически грамотно. Власти, похоже, всеми силами стараются эту деятельность ограничить. Помимо того, что заявки на постановку памятников на охрану теперь под силу сделать только профессионалам, обсуждать важные городские объекты по новому законодательству могут теперь только жители района. Это странно, когда идет речь о национальной галерее, как в случае с Крымским валом – тем не менее, москвичи попросту лишены существующей на западе практики общегородских референдумов.

Специально для решения правовых вопросов внутри «Архнадзора» создается секция, которую возглавит Рустам Рахматуллин, который поделился с присутствующими своими соображениями о том, что необходимо сделать, чтобы преодолеть хотя бы самые вопиющие провалы в законе. Главное – это убрать понятие «предмета охраны» из федерального  закона об объектах культурного наследия (№73). Об опасности этого понятия говорили уже многие специалисты. Второе что, по (совершенно справедливому) убеждению Рустама Рахматуллина, важно в области законодательства – это четко различить понятия «капитальное строительство», «реконструкция», с одной стороны, и «приспособление», с другой, с тем чтобы предложение по капитальному строительству не преодолевалось предложением по приспособлению, как это сегодня вовсю делается. Третье – внести в закон положение, чтобы техническая экспертиза памятников заказывалась органами наследия раньше передачи здания в аренду или собственность. Тогда арендатор или собственник вынужден будет выкупать памятник вместе с пакетом документов, и экспертиза будет более независимой.

Про то, как ловко производится манипулирование документацией и самим понятием «предмет охраны» Рустам Рахматуллин рассказал на примере усадьбы Шаховских на Большой Никитской, которая стала первым объектом беспокойства объединенного «Архнадзора». Недавно ее начали сносить, официально снос был объявлен «реставрацией с приспособлением» построек усадьбы под большую сцену театра «Геликон-опера», которую предполагается устроить внутри усадебного двора, перекрыв его.

По словам Рахматуллина, случай с усадьбой – классический пример, когда область сноса просто выведена за пределы предмета охраны. Допустим, в документе обозначено, что охраняются фасады 2 этажа, а о 1-м не упоминается, почему бы это? Оказывается, тут надо растесать проезд, превратив его в портал сцены. И так поступают везде, где нужно вмешаться и «подправить» историю. По проекту «реконструкции» замечательное крыльцо усадьбы в духе XVII века с «гирькой» превращается в «вип» ложу, а фасад башенки, поставленной над воротами на хозяйственный двор, – в плоский задник сцены. Весь объем служебных строений разрушается. В подобных случаях к охранным документам памятников, считает Рустам Рахматуллин, нет научного обоснования, они составляются под готовый проект, в усадьбе Шаховской – «под проект «Моспроекта-4» и лично Андрея Бокова».

Понятие «предмет охраны» вообще довольно парадоксальная вещь, оно позволяет охранять здание не целиком, а, скажем, только его план или фасад, все равно что застраховать человека не всего, а по частям. Всем известный «Детский мир», как рассказал Александр Можаев, в 2005-м был поставлен на охрану полностью, однако затем с методичной точностью из охранных документов постепенно исчезли интерьеры, материал конструкции стен, керамическая облицовка фасадов. В итоге сохраняются лишь объем здания и рисунок его фасадов, что скорее всего сделает это здание по завершении проекта неузнаваемым, вроде гостиницы «Москва», считает Можаев.

Обе эти истории Рустам Рахматуллин отнес к наиболее распространенной угрозе московским памятникам – капитальному строительству, которое часто именуют «реконструкцией». Это слово, как заметила Наталья Душкина, в последнее время стало вмещать в себя все оттенки смысла, вплоть до сноса. В том числе под реконструкцию подпадают все истории с перекрытием дворов известнейших памятников, на чем Рахматуллин остановился подробнее. После международного успеха «Царицыно» эта тенденция грозит стать массовой – усадеб в Москве предостаточно, из многих можно сделать свое «Царицыно». Кстати, уже готов проект перекрытия Монетного двора – власти ничуть не смутила идея выкопать там амфитеатр и превратить фасад 17 века – один из лучших примеров Нарышкинскго барокко – в сценический задник.

Дело в том, что подмена в терминологии – это прямой путь к подмене истории. Сегодня стало нормой, что «реконструированные» исторические здания или ансамбли по-прежнему официально считаются памятниками. Как рассказала Наталья Душкина, в новом атласе столичных памятников гостиница «Москва» фигурирует одним и них. Эту «осовремененную» историю сертифицируют, одобряют, воспринимают как должное не кто-нибудь, а некоторые представители самой архитектурной профессии. Речь идет, как отметила Душкина, о размывании границ и градостроительной науки, и понятия научной реставрации. Профессионально архитектор часто бывает не подготовлен к работе с памятником, и «реставрация» оборачивается утратой, мы получаем «как бы памятники», от Храма Христа Спасителя до «Царицына».

Во многих случаях угроза архитектурному наследию оборачивается даже не перестройкой, а сносом. Вопиющий пример – Тверской виадук, мост через железную дорогу на Белорусской площади, памятник модерна, единственный из старых мостов на этом направлении. Он мешает строительству транспортной развязки на площади Тверской заставы. Как рассказал Александр Можаев, по нынешнему проекту полностью изменяются конструкции и рисунок виадука, он становится на 2.5 м выше. А вот по последнему документу, про который стало известно Можаеву, «в целях обеспечения сохранности памятника» путепровод требуется вообще разобрать и построить заново.  

Противоположную крайность по отношению к памятникам, страдающим от пристального интереса властей, составляют исторические здания, разрушающиеся от запустения. Таковых в Москве, по сведениям Рустама Рахматуллина, около 20. Один из них – палаты князя Пожарского на Лубянке – образец раннего петровского барокко, с замечательным белокаменным декором, которые стоят уже много лет в совершеннейшем разорении. 

К сожалению, угрозы исторической Москве множатся катастрофически, на исключено, что это судьба и их всегда будет больше, чем защитников. Однако и «Архнадзор» намерен действовать теперь эффективнее. Для более организованной работы он разделился на секции, направление деятельности которых пересекаются со спецификой проектов-участников движения. Помимо уже упомянутой секции права, есть «общественная инспекция», созданная для мониторинга состояния московских памятников, то, чем занимался сайт Александра Можаева, он, собственно, и будет курировать это направление. Другая секция – по выявлению новых памятников и содействию их постановке на учет, отчасти повторяет работу сайта «Москва, которой нет», поэтому ее возглавит руководитель сайта Юлия Мезинцева. Секцией СМИ будет руководить Константин Михайлов, международными связями – Марина Хрусталева, председатель MAPS.

«Архнадзор», как заметили его руководители, явился не вызовом или упреком органам государственной охраны, скорее он предлагает им эффективную помощь. То, что институт инспекторов Москомнаследия не работает – это факт, считают руководители «Архнадзора». Количество самостроев в центре, по словам Александра Можаева, значительно превышает те редкие случаи, в которых Москомнаследию удается выявить и наказать виновника. Часто инспекторы не успевают уследить за всем, и застройщики этим пользуются. Удивительнейшей находкой последних лет назвал Александр Можаев палаты, открытые в ресторане «Арагви» на Тверской площади. Когда там начали проводить строительные работы, туда выехал инспектор, убедился, что работы приостановлены и уехал. А ремонт тем временем продолжается до сих пор. Тут-то как раз и мог бы помочь «общественный патруль», но без соответствующих документов он не может прорваться на стройку, а, тем более, внутрь здания.

Как подчеркнула Наталья Душкина, «Архнадзор» имеет характер национально-патриотический, и возможно, в скором времени это выльется в более широкое явление, когда к нему подключатся, например, питерские коллеги. Кстати, они пока не объединились, но придумали обратиться за помощью к своему омбудсмену. По делам охраны памятников он создал специальный орган – консультативный совет, за что его, кстати, осудили, мол, вмешивается не в свои дела. Но Рустам Рахматуллин, которому эта идея очень понравилась, а также Наталья Душкина считают разрушение истории как раз делом о прямом нарушении прав человека – прав на культуру, памятники, городское пространство и пр. И общественность намерена эти права активно отстаивать.

Фото Натальи Коряковской. Справа-налево: Наталья Душкина, Константин Михайлов, Юлия Мезенцева, Рустам Рахматуллин, Александр Можаев, Наталья Самовер.
Александр Можаев
Рустам Рахматуллин
Юлия Мезенцева


24 Февраля 2009

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: «Архнадзор»

Два лауреата
15 апреля на заседании жюри премии имени Алексея Комеча было решено, что в этом году награду за общественно значимую гражданскую позицию в деле защиты и сохранения культурного наследия России получат Владимир Плужников и общественное движение «Архнадзор».
Грустное начало года
Новый архитектурный год начался с печальных известий – 7 января на 64-м году жизни скончался директор Музея архитектуры имени Щусева Давид Саркисян. Праздники омрачились также и двумя разрушительными акциями против исторической застройки столицы, для которых выходные стали выгодным прикрытием – в ночь со 2 на 3 января подожгли дачу Муромцева, а накануне начали зачистку Хитровской площади. Об этом – очередной обзор прессы.
Первый год «Архнадзора»
Вчера в РИА Новости общественное движение «Архнадзор» провело пресс конференцию, посвященную итогам первого года своей работы. Самым важным результатом его деятельности, бесспорно, следует признать тот общественный резонанс, который движение вызвало по отношению к сфере охраны наследия. Фактически, «Архнадзор» – первая организация, которая смогла перевести спасение памятников архитектуры от голословных рассуждений к активным и регулярным действиям.
Культурный дозор на Сретенском холме
9 декабря в Библиотеке-читальне имени Ивана Тургенева, что в Бобровом переулке у Мясницких ворот, состоялось торжественное открытие Клуба «Архнадзора». На исходе первого года своего существования это общественное движение наконец обрело постоянную площадку. К открытию клуба «Архнадзор» приурочил выставку «Потерять нельзя спасти» – продолжение прошлогодней нашумевшей экспозиции «Сносить нельзя реставрировать».
Советы – власти!
На пресс-конференции, состоявшейся 7 октября в Музее архитектуры, активисты общественного движения «Архнадзор» представили прессе список «полезных советов правительству Москвы». Это дотошные рекомендации по изменению текстов постановлений, что само по себе демонстрирует новый подход к делу охраны памятников.
Борьба на уровне закона
8 сентября в Мосгордуме представители власти встретились с членами общественных организаций за круглым столом по проблемам сохранения исторической Москвы. Эта встреча, получившая название «Охрана исторического наследия: Голос общества», была организована по инициативе Московского общества охраны архитектурного наследия (MAPS), поддержанной председателем комиссии по науке и образованию Мосгордумы Евгением Бунимовичем. Участники дискуссии обсудили недостатки действующего закона о памятниках и выступили с предложениями по внесению в него ряда поправок.
Московский стройкомплекс начал «поедать» памятники...
Во вторник в Музее архитектуры руководители «Архнадзора» собрали пресс-конференцию, возвестив о тревожной тенденции нынешнего лета – историческая застройка Москвы, от которой осталось уже не так много, все чаще идет под снос ради расчистки стройплощадок. И это несмотря на кризис.
Атака на наследие. Интерактивная карта разрушений...
Группа художников «О3» при поддержке движения «Архнадзор» представила в Третьяковской галерее на Крымском валу художественно-публицистический проект «Городки», приуроченный к международной акции «Ночь музеев». Поле для игры в городки молодые художники «спроецировали» на карту Москвы – каждая разбитая фигурка на ней символизирует стройку, в большинстве случаев уже обернувшуюся утратой памятника.
Исчезающие здания Москвы занесены в «Красную книгу»
В четверг в Музее архитектуры состоялась пресс-конференция, посвященная новому проекту по охране памятников – «Красной книге Москвы-2009». Она представляет собой список и карту московских зданий, которым грозит уничтожение и искажение. Таких зданий много – больше двухсот.
«Архнадзор»: объединение в действии
Объединенное общественное движение «Архнадзор» провело свою первую пресс-конференцию и первый пикет, в защиту усадьбы Шаховских-Глебовых-Стрешневых. На пресс-конференции участники движения рассказали о ситуации в сфере защиты наследия, и о ближайших планах общественного движения
Объединение
7 февраля состоялось первое рабочее заседание общественного движения «Архнадзор» - объединения проектов, заинтересованных в сохранении историко-культурного наследия Москвы

Технологии и материалы

Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.

Сейчас на главной

«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.
Новая ячейка
Жилой квартал на территории IT-парка: компания Архиматика сочетает инновационные технологии с человечным масштабом и уютной средой.
Градсовет 18.12.2019
Вторая и, по всей видимости, успешная попытка согласовать жилой дом, выходящий окнами на Троицкий собор и Фонтанку.
В преддверии театра
На Земляном валу справа от въезда в туннель под Таганской площадью, перед Театром на Таганке и рядом с торцом ЖК «Шоколад», достраивается здание 8-этажной гостиницы Novotel по проекту бюро «Гран» Павла Андреева.
Энергия студента
Показываем работы финалистов студенческого конкурса «АРХПроект», а также рассказываем о том, как организаторы попытались выйти за рамки сухой процедуры: с помощью менторов, лектория и выставки с вечеринкой в «Севкабель порту».
Кино на плоту
Летний кинотеатр от архитектурного бюро «А4» как универсальное общественное пространство и вариация на тему паркового павильона.
Перемена мест слагаемых
Используя приемы и материалы типового дачного строительства, Spirin architects находят свой убедительный архитектурный ответ на вызов предельно ограниченного бюджета.
Заседание в бассейне
Новый корпус штаб-квартиры adidas по проекту бюро COBE включает переговорные и актовый зал в виде разных типов спортивных сооружений, включая бассейн.
Метод сращивания
Вариант современного контекстуализма – фактурная и орнаментальная архитектура, сдержанно-классичная, но явным образом не принадлежащая ни к одному стилю. T+T architects использовали этот современный подход для деликатной работы в историческом центре Екатеринбурга.
Между Мегой и рекой
Парк у торгового центра, сделанный по всем канонам современного общественного пространства: здесь учтены потребности горожан, идентичность, экономическая и экологическая устойчивость.