«Архнадзор»: объединение в действии

Объединенное общественное движение «Архнадзор» провело свою первую пресс-конференцию и первый пикет, в защиту усадьбы Шаховских-Глебовых-Стрешневых. На пресс-конференции участники движения рассказали о ситуации в сфере защиты наследия, и о ближайших планах общественного движения

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

24 Февраля 2009
mainImg

В прошедший четверг, 20 февраля, в РИА «Новости» состоялась первая пресс-конференция общественного движения по защите историко-культурного (и прежде всего архитектурного) наследия «Архнадзор». Движение, объединившее активные общественные проекты (пока московские) – таким образом впервые заявило о себе прессе. А через 2 дня, в субботу, на Никитском бульваре состоялся первый пикет объединенного «Архнадзора», посвященный защите усадьбы Шаховских-Глебовых-Стрешневых, перестройка которой для нужд театра «Геликон-опера» (грозящая исчезновением значительной части усадьбы) уже началась. Пикет был мирным, совершенно законным и очень спокойным – «Архнадзор» подчеркивает, что его цели – позитив, а не негатив: это общественное движение не «против», а «за». Надо заметить, что решение объединиться было принято не так давно - на рабочем совещании 7 февраля, и вот «Архнадзор» приступил к общению с журналистами и с москвичами.

Пока что такое объединенное движение – единственный прецедент в России. К слову сказать, в Европе, где ситуация не в пример лучше, защитники наследия тоже неизбежно отстают от сил его атакующих, но гражданское общество там более активно в своих позициях. Важно отметить, что слияние общественных организаций «охранителей» произошло по инициативе самой общественности. По словам Натальи Душкиной, «Архнадзор» – это движение «снизу». В отличие от всем известного ВООПиК, который был инициирован в 1965 г. «сверху» в качестве поддержки действующей тогда инструкции 1948 г. И если ВООПиК был создан в отсутствие закона, то «Архнадзор» возник на фоне мощного законодательства, принятого в 2002 г. «Никогда власть так активно не поддерживала охрану наследия, – заметила Наталья Душкина, – но и нарушается оно массово».

Нарушается главным образом через «дыры» в законе, причем массовый характер это приобрело в последние дет десять, когда девелоперы, корумпировавшись с властью, образовали практически неуязвимую систему принятия любых архитектурно-градостроительных решений. Осознав это, общественность вместо того, чтобы ложиться под бульдозер, пикетировать и шуметь (хотя и эти способы до сих пор эффективны) старается действовать юридически грамотно. Власти, похоже, всеми силами стараются эту деятельность ограничить. Помимо того, что заявки на постановку памятников на охрану теперь под силу сделать только профессионалам, обсуждать важные городские объекты по новому законодательству могут теперь только жители района. Это странно, когда идет речь о национальной галерее, как в случае с Крымским валом – тем не менее, москвичи попросту лишены существующей на западе практики общегородских референдумов.

Специально для решения правовых вопросов внутри «Архнадзора» создается секция, которую возглавит Рустам Рахматуллин, который поделился с присутствующими своими соображениями о том, что необходимо сделать, чтобы преодолеть хотя бы самые вопиющие провалы в законе. Главное – это убрать понятие «предмета охраны» из федерального  закона об объектах культурного наследия (№73). Об опасности этого понятия говорили уже многие специалисты. Второе что, по (совершенно справедливому) убеждению Рустама Рахматуллина, важно в области законодательства – это четко различить понятия «капитальное строительство», «реконструкция», с одной стороны, и «приспособление», с другой, с тем чтобы предложение по капитальному строительству не преодолевалось предложением по приспособлению, как это сегодня вовсю делается. Третье – внести в закон положение, чтобы техническая экспертиза памятников заказывалась органами наследия раньше передачи здания в аренду или собственность. Тогда арендатор или собственник вынужден будет выкупать памятник вместе с пакетом документов, и экспертиза будет более независимой.

Про то, как ловко производится манипулирование документацией и самим понятием «предмет охраны» Рустам Рахматуллин рассказал на примере усадьбы Шаховских на Большой Никитской, которая стала первым объектом беспокойства объединенного «Архнадзора». Недавно ее начали сносить, официально снос был объявлен «реставрацией с приспособлением» построек усадьбы под большую сцену театра «Геликон-опера», которую предполагается устроить внутри усадебного двора, перекрыв его.

По словам Рахматуллина, случай с усадьбой – классический пример, когда область сноса просто выведена за пределы предмета охраны. Допустим, в документе обозначено, что охраняются фасады 2 этажа, а о 1-м не упоминается, почему бы это? Оказывается, тут надо растесать проезд, превратив его в портал сцены. И так поступают везде, где нужно вмешаться и «подправить» историю. По проекту «реконструкции» замечательное крыльцо усадьбы в духе XVII века с «гирькой» превращается в «вип» ложу, а фасад башенки, поставленной над воротами на хозяйственный двор, – в плоский задник сцены. Весь объем служебных строений разрушается. В подобных случаях к охранным документам памятников, считает Рустам Рахматуллин, нет научного обоснования, они составляются под готовый проект, в усадьбе Шаховской – «под проект «Моспроекта-4» и лично Андрея Бокова».

Понятие «предмет охраны» вообще довольно парадоксальная вещь, оно позволяет охранять здание не целиком, а, скажем, только его план или фасад, все равно что застраховать человека не всего, а по частям. Всем известный «Детский мир», как рассказал Александр Можаев, в 2005-м был поставлен на охрану полностью, однако затем с методичной точностью из охранных документов постепенно исчезли интерьеры, материал конструкции стен, керамическая облицовка фасадов. В итоге сохраняются лишь объем здания и рисунок его фасадов, что скорее всего сделает это здание по завершении проекта неузнаваемым, вроде гостиницы «Москва», считает Можаев.

Обе эти истории Рустам Рахматуллин отнес к наиболее распространенной угрозе московским памятникам – капитальному строительству, которое часто именуют «реконструкцией». Это слово, как заметила Наталья Душкина, в последнее время стало вмещать в себя все оттенки смысла, вплоть до сноса. В том числе под реконструкцию подпадают все истории с перекрытием дворов известнейших памятников, на чем Рахматуллин остановился подробнее. После международного успеха «Царицыно» эта тенденция грозит стать массовой – усадеб в Москве предостаточно, из многих можно сделать свое «Царицыно». Кстати, уже готов проект перекрытия Монетного двора – власти ничуть не смутила идея выкопать там амфитеатр и превратить фасад 17 века – один из лучших примеров Нарышкинскго барокко – в сценический задник.

Дело в том, что подмена в терминологии – это прямой путь к подмене истории. Сегодня стало нормой, что «реконструированные» исторические здания или ансамбли по-прежнему официально считаются памятниками. Как рассказала Наталья Душкина, в новом атласе столичных памятников гостиница «Москва» фигурирует одним и них. Эту «осовремененную» историю сертифицируют, одобряют, воспринимают как должное не кто-нибудь, а некоторые представители самой архитектурной профессии. Речь идет, как отметила Душкина, о размывании границ и градостроительной науки, и понятия научной реставрации. Профессионально архитектор часто бывает не подготовлен к работе с памятником, и «реставрация» оборачивается утратой, мы получаем «как бы памятники», от Храма Христа Спасителя до «Царицына».

Во многих случаях угроза архитектурному наследию оборачивается даже не перестройкой, а сносом. Вопиющий пример – Тверской виадук, мост через железную дорогу на Белорусской площади, памятник модерна, единственный из старых мостов на этом направлении. Он мешает строительству транспортной развязки на площади Тверской заставы. Как рассказал Александр Можаев, по нынешнему проекту полностью изменяются конструкции и рисунок виадука, он становится на 2.5 м выше. А вот по последнему документу, про который стало известно Можаеву, «в целях обеспечения сохранности памятника» путепровод требуется вообще разобрать и построить заново.  

Противоположную крайность по отношению к памятникам, страдающим от пристального интереса властей, составляют исторические здания, разрушающиеся от запустения. Таковых в Москве, по сведениям Рустама Рахматуллина, около 20. Один из них – палаты князя Пожарского на Лубянке – образец раннего петровского барокко, с замечательным белокаменным декором, которые стоят уже много лет в совершеннейшем разорении. 

К сожалению, угрозы исторической Москве множатся катастрофически, на исключено, что это судьба и их всегда будет больше, чем защитников. Однако и «Архнадзор» намерен действовать теперь эффективнее. Для более организованной работы он разделился на секции, направление деятельности которых пересекаются со спецификой проектов-участников движения. Помимо уже упомянутой секции права, есть «общественная инспекция», созданная для мониторинга состояния московских памятников, то, чем занимался сайт Александра Можаева, он, собственно, и будет курировать это направление. Другая секция – по выявлению новых памятников и содействию их постановке на учет, отчасти повторяет работу сайта «Москва, которой нет», поэтому ее возглавит руководитель сайта Юлия Мезинцева. Секцией СМИ будет руководить Константин Михайлов, международными связями – Марина Хрусталева, председатель MAPS.

«Архнадзор», как заметили его руководители, явился не вызовом или упреком органам государственной охраны, скорее он предлагает им эффективную помощь. То, что институт инспекторов Москомнаследия не работает – это факт, считают руководители «Архнадзора». Количество самостроев в центре, по словам Александра Можаева, значительно превышает те редкие случаи, в которых Москомнаследию удается выявить и наказать виновника. Часто инспекторы не успевают уследить за всем, и застройщики этим пользуются. Удивительнейшей находкой последних лет назвал Александр Можаев палаты, открытые в ресторане «Арагви» на Тверской площади. Когда там начали проводить строительные работы, туда выехал инспектор, убедился, что работы приостановлены и уехал. А ремонт тем временем продолжается до сих пор. Тут-то как раз и мог бы помочь «общественный патруль», но без соответствующих документов он не может прорваться на стройку, а, тем более, внутрь здания.

Как подчеркнула Наталья Душкина, «Архнадзор» имеет характер национально-патриотический, и возможно, в скором времени это выльется в более широкое явление, когда к нему подключатся, например, питерские коллеги. Кстати, они пока не объединились, но придумали обратиться за помощью к своему омбудсмену. По делам охраны памятников он создал специальный орган – консультативный совет, за что его, кстати, осудили, мол, вмешивается не в свои дела. Но Рустам Рахматуллин, которому эта идея очень понравилась, а также Наталья Душкина считают разрушение истории как раз делом о прямом нарушении прав человека – прав на культуру, памятники, городское пространство и пр. И общественность намерена эти права активно отстаивать.

Фото Натальи Коряковской. Справа-налево: Наталья Душкина, Константин Михайлов, Юлия Мезенцева, Рустам Рахматуллин, Александр Можаев, Наталья Самовер.
Александр Можаев
Рустам Рахматуллин
Юлия Мезенцева


24 Февраля 2009

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: «Архнадзор»

Два лауреата
15 апреля на заседании жюри премии имени Алексея Комеча было решено, что в этом году награду за общественно значимую гражданскую позицию в деле защиты и сохранения культурного наследия России получат Владимир Плужников и общественное движение «Архнадзор».
Грустное начало года
Новый архитектурный год начался с печальных известий – 7 января на 64-м году жизни скончался директор Музея архитектуры имени Щусева Давид Саркисян. Праздники омрачились также и двумя разрушительными акциями против исторической застройки столицы, для которых выходные стали выгодным прикрытием – в ночь со 2 на 3 января подожгли дачу Муромцева, а накануне начали зачистку Хитровской площади. Об этом – очередной обзор прессы.
Первый год «Архнадзора»
Вчера в РИА Новости общественное движение «Архнадзор» провело пресс конференцию, посвященную итогам первого года своей работы. Самым важным результатом его деятельности, бесспорно, следует признать тот общественный резонанс, который движение вызвало по отношению к сфере охраны наследия. Фактически, «Архнадзор» – первая организация, которая смогла перевести спасение памятников архитектуры от голословных рассуждений к активным и регулярным действиям.
Культурный дозор на Сретенском холме
9 декабря в Библиотеке-читальне имени Ивана Тургенева, что в Бобровом переулке у Мясницких ворот, состоялось торжественное открытие Клуба «Архнадзора». На исходе первого года своего существования это общественное движение наконец обрело постоянную площадку. К открытию клуба «Архнадзор» приурочил выставку «Потерять нельзя спасти» – продолжение прошлогодней нашумевшей экспозиции «Сносить нельзя реставрировать».
Советы – власти!
На пресс-конференции, состоявшейся 7 октября в Музее архитектуры, активисты общественного движения «Архнадзор» представили прессе список «полезных советов правительству Москвы». Это дотошные рекомендации по изменению текстов постановлений, что само по себе демонстрирует новый подход к делу охраны памятников.
Борьба на уровне закона
8 сентября в Мосгордуме представители власти встретились с членами общественных организаций за круглым столом по проблемам сохранения исторической Москвы. Эта встреча, получившая название «Охрана исторического наследия: Голос общества», была организована по инициативе Московского общества охраны архитектурного наследия (MAPS), поддержанной председателем комиссии по науке и образованию Мосгордумы Евгением Бунимовичем. Участники дискуссии обсудили недостатки действующего закона о памятниках и выступили с предложениями по внесению в него ряда поправок.
Московский стройкомплекс начал «поедать» памятники...
Во вторник в Музее архитектуры руководители «Архнадзора» собрали пресс-конференцию, возвестив о тревожной тенденции нынешнего лета – историческая застройка Москвы, от которой осталось уже не так много, все чаще идет под снос ради расчистки стройплощадок. И это несмотря на кризис.
Атака на наследие. Интерактивная карта разрушений...
Группа художников «О3» при поддержке движения «Архнадзор» представила в Третьяковской галерее на Крымском валу художественно-публицистический проект «Городки», приуроченный к международной акции «Ночь музеев». Поле для игры в городки молодые художники «спроецировали» на карту Москвы – каждая разбитая фигурка на ней символизирует стройку, в большинстве случаев уже обернувшуюся утратой памятника.
Исчезающие здания Москвы занесены в «Красную книгу»
В четверг в Музее архитектуры состоялась пресс-конференция, посвященная новому проекту по охране памятников – «Красной книге Москвы-2009». Она представляет собой список и карту московских зданий, которым грозит уничтожение и искажение. Таких зданий много – больше двухсот.
«Архнадзор»: объединение в действии
Объединенное общественное движение «Архнадзор» провело свою первую пресс-конференцию и первый пикет, в защиту усадьбы Шаховских-Глебовых-Стрешневых. На пресс-конференции участники движения рассказали о ситуации в сфере защиты наследия, и о ближайших планах общественного движения
Объединение
7 февраля состоялось первое рабочее заседание общественного движения «Архнадзор» - объединения проектов, заинтересованных в сохранении историко-культурного наследия Москвы

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.

Сейчас на главной

Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.
Малые города: 2020/2021
В конце февраля Минстрой объявил 80 победителей конкурса «Малых городов», призовой фонд которого теперь, на третий год проведения, увеличен вдвое, с 5 до 11 млрд рублей. Перечисляем победителей, рассматриваем несколько проектов.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Проект «в рубчик»
Бюро FTA Group превратило фабрику по производству вельвета в Шанхае в комплекс офисных и сервисных пространств, сохранив историю места – в общем и в деталях.
Новая версия старого города
Дом на Малой Ордынке, 19 идеально вписался в строй улицы и даже как будто выправил ее, задал новый тон – фактуры, блеска, «солнечного» тепла и одновременно сдержанной гармонии всех этих необходимых составляющих архитектуры дорогого современного дома.
Горки Дружбы
Детская площадка дома на Малой Ордынке, 19, подается и авторами, и девелопером как произведение с отдельной ценностью. Она, действительно, насыщена: как функциями, так и пространством, и пластикой.
Гай Имз: «У Альметьевска есть возможность стать аналогом...
Международный куратор конкурса на мастер-план Альметьевска, глава совета по экостроительству, на примерах рассказывает о перспективах конкурса и города, а также о состоянии и возможностях движения по охране среды в России.
Проектируя себя
В марте в МАРШ стартуют два интенсива, которые помогут архитекторам выстроить бизнес-стратегию, а также найти и сформулировать миссию. Подробности от куратора курса.
Огород на крыше
В центре Оберхаузена на западе Германии бюро Kuehn Malvezzi построило здание центра занятости с теплицей на крыше: там муниципалитет выращивает салат, зелень и клубнику, а институт Фраунгофера – исследует «закольцованные» производственные системы.