Грустное начало года

Новый архитектурный год начался с печальных известий – 7 января на 64-м году жизни скончался директор Музея архитектуры имени Щусева Давид Саркисян. Праздники омрачились также и двумя разрушительными акциями против исторической застройки столицы, для которых выходные стали выгодным прикрытием – в ночь со 2 на 3 января подожгли дачу Муромцева, а накануне начали зачистку Хитровской площади. Об этом – очередной обзор прессы.

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

15 Января 2010
mainImg

Кончина Давида Саркисяна для всех стала, без преувеличения, шоком. Эта потеря казалась несправедливой и неправдоподобной – никак не верилось, что столь публичный, яркий и талантливый человек может вот так внезапно уйти. «Он просто исчез», как написал Григорий Ревзин в одной из лучших статей, которую сейчас чаще других цитируют в блогах. Одно за другим на кончину Давида Саркисяна откликнулись СМИ, журналисты которых были лично с ним знакомы: Григорий Заславский в РИА Новости, Анатолий Белов на портале walkingcity.ru, Лара Копылова в журнале ЭКА. В воспоминаниях друзей и коллег личность Давида Саркисяна раскрывается с самых разных сторон. По словам Юрия Аввакумова, этот человек смог превратить «сухую музейную жизнь в салют». Он сделал этот «тишайший», «черно-белый» музей центром сохранения старой Москвы, пишет Григорий Ревзин.  Об охранительной деятельности Саркисяна на посту директора музея вспоминают также Рустам Рахматуллин в «Известиях» и Сергей Хачатуров в газете «Время Новостей», отмечая особую роль Давида Ашотовича в сохранении знаменитого дома Мельникова и его участие в защите старой Москвы в целом. Давида Саркисяна хоронили сегодня, сегодня же появилось еще две статьи - Евгения Насырова о прощании и Ларисы Ивановой-Веэн о будущем музея, о том, что в последние годы жизни директор хотел видеть своим преемником Наталью Душкину. 

Другой печальной новостью, точнее развитием печальной тенденции, которая усилилась еще поздней осенью продшего года, стали пожары в памятниках архитектуры, а также в исторических местах. По странной случайности на горящие здания почему-то как правило кто-то претендует с целью расширить, увеличить, словом, сделать памятник (или не памятник) краше, больше, новее, лучше, чем был. О тенденции - свежая статья Рустама Рахматуллина в «Известиях». 

Неясно пока с так называемой «дачей Муромцева», на место которой претендовала всего лишь парковка муниципального транспорта. «Дача» сгорела в ночь со 2 на 3 января. Первым на пожар отреагировал «Регнум» – информация к журналистам поступила от активистов «Архнадзора», дежуривших на пепелище. Спустя пару дней СМИ уже в полный голос говорили о тенденции «поджогов», которые, как известно, активизировались в конце прошедшего года. Напомним, что осенью похожим образом сгорели дом Быкова и палаты Гурьева. Справедливости ради надо сказать, что сгоревшая «дача Муромцева» не только не была памятником архитектуры, но и вряд ли могла таковым стать. Это был деревянный двухэтажный барак, построенный в 1960-е годы на месте дачи первого председателя царской Госдумы Сергея Муромцева; прежде того на этом же месте существовало несколько других бараков, последовательно сменявших друг друга в 1930-е и 1940-е годы. Впрочем, если посмотреть на изображения настоящей, утраченной дачи, несложно заметить, что она также была крупным двухэтажным домом. Нельзя исключать того, что некоторые бревна от того сруба остались и перекочевали в поздние постройки. Но дело, разумеется, не в бревнах, даже не в даче и не в остатках парка вокруг.

Дело в том, что – удивительным образом – посреди Москвы людям удавалось существовать в деревянном доме, эти люди дом свой любили настолько, что не стремились переехать в панельную новостройку к удобствам, а носили воду из колонки. Они изучили историю места и устроили в доме музей, они знали о том что на даче бывал Иван Бунин, а в советском доме – Венедикт Ерофеев. Дом стал местом литературных посиделок и даже «чтений» – небольших конференций. Это был анклав не-типично-московской жизни (хотя что иметь в виду под определеннием «московский», еще вопрос). Печально то, что глядя на эту историю, думаешь о том, что подобные анклавы жизни, освященной любовью, сохранить в нашем городе практически невозможно; что панельная уравниловка, или для богатых бетонная уравниловка – становится этакой неизбежностью; что сложно жить иначе, чем все. Грустно, что никакой культурный флер и никакие статьи журналистов и записи блоггеров не могут противостоять уничтожению; неприятна эта вот обреченность. И не столь важен статус памятника, или его отстутствие, гораздо важнее люди, чей дом пожарники перестают тушить, как рассказывают многие СМИ, после приезда чиновника, что-то шепнувшего кому-то на ушко. И еще страшнее, когда поджигают дом с годовалым ребенком внутри. Подробности – в статьях «Газеты», которая с 4 января следит за событиями. Наиболее обстоятельные материалы появились в «Новой газете» и «Частном корреспонденте». Теперь погорельцы, а вместе с ними активисты «Архнадзора», сочувствующие и журналисты ждут прибытия строительной техники и милиции: дом, несмотря на готовность добровольцев восстановить его, обещали снести еще 11 января

В праздники (казалось бы, зачем торопиться?) снесли еще один не-памятник – техникум №55 на Хитровской площади. И здесь дело тоже не в статусе снесенного здания, а в том, что на его месте компания «ДОН-Строй» предполагает строительство делового центра (проект известен уже около года, а вся история длится уже несколько лет), чьи объемные корпуса грозят вторгнуться в историческую атмосферу Хитровки, которая признана вновь выявленным объектом наследия, "достопримечтальным местом" – что делает противозаконными какие-либо строительные работы на ее территории. Первыми из СМИ о сносе сообщили «Газета» и «Росбалт».  Противостоянию жителей Хитровки и застройщика посвятила сюжет программа «Вести».

А вот если говорить о памятниках – одновременно в городе Сестрорецке Ленинградской области сгорел самый настоящий деревянный модерн, один из последних, если не последний, в городе. Но об этом – только одна заметка.

Еще одной громкой новостью начала января стало решение премьер-министра РФ Владимира Путина полностью передать Новодевичий монастырь из федеральной собственности в ведение РПЦ. И хотя, как обещают представители церкви, теперь в монастыре, «будет реализован принцип соработничества», позволяющий музейным специалистам контролировать состояние уникальных помещений и иконостасов, руководство Государственного Исторического музея, чьим филиалом является Новодевичий, всерьез озабочено дальнейшей судьбой этого памятника истории. Об этом подробно пишет «КоммерсантЪ». Состояние архитектурных памятников самого монастыря подробно изложено в статье интернет-ресурса «Татьянин день». Новость спровоцировала новый виток дискуссии вокруг закона о реституции церковных ценностей – 13 января правительственная комиссия рассмотрела его новую редакцию, по которой церкви будет могут быть переданы и федеральная, и региональная собственность. С подробностями – газета «КоммерсантЪ».

В свете истории с Новодевичьим монастырем оживились и церковные служители северной столицы. Буквально на следующий день после заявления Владимира Путина Свято-Троицкая Александро-Невская лавра выступила с заявлением о необходимости возвращения ей престольного храма, который сейчас находится в ведении Музея городской скульптуры. Об этом пишут «РИА Новости».

Иными словами, для защитников архитектурного наследия год начался более чем тревожно. Глядя на все новые сообщения о сносах и пожарах, невольно думаешь, что, несмотря на кризис, инвесторы не собираются отступать даже в скандальных ситуациях, а власти – не очень-то хотят идти на сотрудничество с культурным сообществом. Получившая новый импульс тема реституции культовых сооружений, в свою очередь, оставляет пока открытым вопрос, за чей счет и как именно они теперь будут реставрироваться, а главное, сможет ли музейное сообщество осуществлять контроль за памятниками. Так что недавние дни праздников, увы, не назовешь ни спокойными, ни радостными.

zooming
Давид Саркисян
zooming
Памятник деревянного модерна. Дача на Сестрорецком Курорте - исторический вид. Фото: www.forum.aroundspb.ru

15 Января 2010

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Пресса: Нотр-Дам испытали огнем, свинцом и карантином
Реставрация парижского собора Нотр-Дам, едва не погибшего год назад в пожаре, задерживается в связи с объявленным во Франции карантином. Рабочие не смогли приступить к работам, намеченным на март. Специалисты спорят о том, реально ли открыть возрожденный Нотр-Дам в 2024 году, как пообещал президент Эмманюэль Макрон.
Пресса: Отдадим усадьбу в хорошие руки. Нижегородская епархия...
РПЦ так и не смогла найти инвестора, готового вложиться в восстановление усадьбы Рукавишниковых-Приклонских, и отказалась от переданных ей объектов. Все государственные и муниципальные органы получили предложение взять опеку над памятником архитектуры. Если они откажутся, усадьба уйдет в частные руки.
Пресса: Музей готовят к постригу
Как стало известно “Ъ”, в сентябре комиссия по взаимодействию Русской православной церкви (РПЦ) с музейным сообществом рассмотрит конфликтный вопрос о передаче Вологодской митрополии пяти архитектурных памятников, входящих в состав Кирилло-Белозерского музея-заповедника.
Пресса: Цена забвения
Почему в России горят памятники деревянного зодчества, разбиралась Анна Сабова.
Пресса: Сгоревшая Россия
Только с середины 1980-х пожары уничтожили в России десятки шедевров деревянного зодчества. «Огонек» представляет наиболее горькие утраты.
Пресса: Пантелеймоновскую церковь передают Санкт-Петербургской...
Восстановленную Пантелеймоновскую церковь на Свердловской набережной передают Санкт-Петербургской епархии. Ранее в здании собирались открыть культурный центр при Русском музее, но этим планам не суждено было осуществиться.
Пресса: 45 деревянных храмов, потерянных Россией в огне. 1985-2018
Нижеследующий мартиролог мы публикуем не для того, чтобы растравлять раны. Но для того, чтобы все мы задумались, какими темпами мы теряем наше уникальное деревянное наследие – и не извлекаем из утрат никаких уроков, и не предпринимаем никаких системных мер для его спасения.
Пресса: Кондопога. Вместо некролога
10 августа 2018 года русская культура понесла тяжелейшую утрату – пожалуй, за последние полвека с лишним. Да, были Спас-Вежи, Старые Ключищи, Якутский острог в 2002-м, Лядины в 2013-м, Успенская церковь в Иванове в 2015-м и многие, многие другие жертвы 1990-х, 2000-х, 2010-х. Но Успенская церковь в Кондопоге – памятник хрестоматийный, прославленный, необыкновенно ценный и до самого 10 августа 2018 года – редкостно сохранный.
Технологии и материалы
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
Сейчас на главной
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
Метаболизм и Бах
Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.
DMTRVK: год в онлайне
За год с момента всеобщего перехода на удаленный формат взаимодействия проект «Дмитровка» организовал более 20 онлайн-лекций и дискуссий с участием российских и зарубежных архитекторов. Публикуем некоторые из них.