Советы – власти!

На пресс-конференции, состоявшейся 7 октября в Музее архитектуры, активисты общественного движения «Архнадзор» представили прессе список «полезных советов правительству Москвы». Это дотошные рекомендации по изменению текстов постановлений, что само по себе демонстрирует новый подход к делу охраны памятников.

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

09 Октября 2009
mainImg
Список «советов» мэрии, озвученный на пресс-конференции – это на самом деле попытка закрепить успех. Недавно столичные власти скорректировали ряд своих прежних распоряжений, приведя их в соответствие с законом об охране памятников (ФЗ №73). Это, по словам представителей «Архнадзора», позволило вывести из списка зданий, подлежащих сносу, 25 московских адресов. Общественное движение всячески поддерживает это действие московских властей, но указывает на его недостаточность. Дабы не быть голословными, активисты движения озвучили на пресс-конференции список постановлений мэрии, которые все еще, по их убеждению, нуждаются в корректировке.

Тот факт, что правительству Москвы предложены советы, несколько удивителен. Еще удивительнее форма – сухая, подробная, деловитая. Большинство распоряжений, о которых шла речь на пресс-конференции, разрешают запрещенное законом капитальное строительство в охранной зоне памятника; или угрожают уничтожить существующее здание, пройтись по нему всеразрушающей реконструкцией. «Архнадзор» не только перечислил эти здания и эти постановления, но также прокомментировал, какие именно слова документа в каждом конкретном случае угрожают памятнику. Читаешь комментарии – и диву даешься, какова все-таки сила слова, если оно, это слово, имеет силу постановления. Всего пара формулировок – и дома нет.

Далее «Архнадзор» оформил свою позицию по каждому объекту (читай постановлению) в форме рекомендаций – перечислив по пунктам, что именно надо изменить в текстах постановлений городского правительства, чтобы они соответствовали закону и не угрожали памятникам или исторической застройке. «Эти постановления, противоречащие основным положениям действующего закона об охране памятников, висят над объектами наследия как дамоклов меч, – объяснил журналистам Константин Михайлов, координатор общественного движения «Архнадзор». – Некоторые из этих документов были приняты еще в начале двухтысячных годов, в самый разгар инвестиционной активности, и, к сожалению, несмотря на заверения чиновников о том, что какие-то проекты пересматриваются, в целом по ним продолжается подготовка к реализации или реализация».

Такой подход в деле охраны памятников надо признать новым. Раньше в текстах постановлений погрязали эксперты на соответствующих советах, но, не имея шансов изменить то, что уже утверждено мэрией, они не могли протестовать против формулировок, и давали рекомендации только лишь исходя из уже сложившейся ситуации. А активисты-общественники протестовали против разрушений, но очень эмоционально и больше на улицах (или на выставках), тогда как подробным разбором бюрократических текстов не особенно занимались. То ли скучно было, то ли тоже считали это дело безнадежным. А тут – разбор «буквы закона» и подробный список того, что в этой букве надо изменить, чтобы было к лучшему. Новая тактика, и надо признать, получилось тонко и крайне увлекательно. Например, очень много нового из этих рекомендаций можно узнать о самих технологиях приведения пожеланий инвесторов по реконструкции исторических особняков в видимое соответствие закону.

Так, например, все (ну, или почти все) знали, что проблема «Детского мира» заключается в понятии «предмета охраны», введенном в законе об охране памятников. Декор фасадов у него предмет, а все внутренности – не предмет; и, следовательно, его можно либо выпотрошить, оставив скорлупку внешних стен, либо даже вообще снести, построив новодел с похожим декором. И сколько уже об этом говорят, года три точно. Но только теперь стали известны детали. Оказывается, предмет охраны для здания «Детского мира» описан не только в паспорте памятника, как это делается обычно, но еще и в постановлении правительства Москвы, и, следовательно, эксперты Москомнаследия ничего не могут сделать, поскольку описание утверждено в документе более высокой инстанции. С другой стороны, и это еще одна любопытная тонкость, предмет охраны определен как фасады, но в постановлении при этом ни слова не сказано ни о необходимости сохранить «предмет охраны» подлинным, ни даже о материале, из которого этот предмет сделан. Что, собственно, и развязывает инвестору руки.

«Архнадзор» предлагает скорректировать постановление по «Детскому миру» следующим образом: убрать из него описание предмета охраны; определить предмет охраны заново, проведя для этого новую экспертизу; и вообще запретить реконструкцию здания «Детского мира», добавив в постановление соответствующий пункт. Фактически все требования защитников душкинского здания сформулированы предельно коротко и четко - копируй и вставляй в постановление. Это, безусловно, новый, деловой подход к охране памятников.

Бюрократические фокусы уже фактически лишили Москву и замечательной усадьбы княгини Шаховской-Глебовой-Стрешневой на Большой Никитской улице, которая перестала считаться памятником архитектуры из-за… банальной опечатки в документе. Там указан неверный номер строения - 19/13, вместо 19/16. Как говорит Рустам Рахматуллин, Росохранкультура сочла это достаточным основанием для того, чтобы отречься от памятника вовсе. Вслед за ней это сделало и Москомнаследие, изменив запись в реестре – памятником оказался соседний театр Маяковского! Тем временем развернувшаяся расчистка участка под новую сцену театра «Геликон-опера» уже уничтожила полуциркульный флигель XVIII века и флигель по Калашному переулку, несмотря на то, что на них есть паспорта и записи в реестре. Такие прецеденты, по мнению Александра Можаева, внушают опасения и за другие объекты, имеющие ошибочные адреса. Например, церковь Вознесения в столь любимом столичным мэром Коломенском и вовсе числится объектом Московской области!

Откорректировать «Архнадзор» убедительно просит и постановление № 889-ПП, пункт 2 которого предписывает: «Осуществить строительство на месте выводимого производства офисно-жилого комплекса по адресу: ул. Большая Ордынка, д. 8, стр. 1». Фактически выполнение этого пункта приведет к застройке знаменитого памятника архитектуры федерального значения – церкви Воскресения в Кадашах – с трех сторон массивными новыми зданиями, искажающими видовые панорамы Замоскворечья. Ради строительства в охранной зоне памятника уже начат снос исторических построек. Это, по мнению Александра Можаева, не только уничтожит единственное в Москве место, сохранившее градостроительную среду XVII века, но и скорее всего приведет к отказу комиссии ЮНЕСКО взять под охрану сам храм.

Другой уникальной зоной, каким–то образом избежавшей советского и современного строительства, является Хитровка. История борьбы за сохранение Хитровской площади началась в 2005 году, с появления постановления о строительстве здесь бизнес-центра. И хотя позже ансамблю площади был присвоен статус достопримечательного места, распоряжение № 2722-РП по-прежнему предусматривает строительство в центре площади внушительного офисного комплекса.

Впрочем, и сам «Архнадзор» признает, что этот статус, к сожалению, почти никак не влияет на судьбу объекта, так как его юридическая сила до сих пор под большим вопросом. Улица Остоженка, например, носит аналогичное гордое звание, однако все мы знаем, что к настоящему времени эта старинная московская улица почти полностью «зачищена» под элитные кварталы «Золотой мили». Увы, сегодня инвесторы подобрались к самым последним островкам подлинной застройки этого района.

Речь идет о квартале в виде трапеции, расположенном на стрелке Остоженки и Пречистенки, где находятся два очень известных памятника XVII века – Белые и Красные палаты. Принятое еще в 2004 году распоряжение Правительства Москвы N 1861-РП «О реконструкции, реставрации зданий с освоением подземного пространства и воссозданием ансамбля торговых рядов» грозит не только строительством никогда не существовавших здесь зданий, но и сносом целого рядом ценных объектов, чудом уцелевших в 1970-е. Это, в частности, дома №6 и №8 по Остоженке, один из которых является частью усадьбы петровского стольника А. Римского-Корсакова и одновременно домом, где жил П.И. Чайковский, другой – ампирным особняком, в котором находилась мастерская художника В.И.Сурикова. Подземное строительство также может привести к утрате сводчатых подвалов снесенного в 1970-е углового дома этого квартала, которые еще можно спасти.

Руководству города, к сожалению, вообще очень свойственно выносить необратимые решения по совсем не исследованным или мало исследованным объектам. Один из таких примеров на пресс-конференции привел Рустам Рахматуллин – толком не изучен, но уже выведен из числа выявленных памятников дом Л. Разумовского на Б. Никитской, 9, соседний с Рахманиновским залом Консерватории. Расположенный рядом Синодальный дом, наоборот, включен в реестр, хотя постановление о его реконструкции под библиотеку консерватории,  скорее всего, окажется весомее. По мнению Рахматуллина, библиотеку можно было бы устроить как раз в доме Разумовского с анфиладой, а уникальную планировку дома, где жили известные композиторы – Кастальский, Чесноков, Голованов – сохранить в нетронутом виде.

Среди перечисленных на пресс-конференции объектов наследия оказались и промышленные объекты, целый ряд из которых относится к старейшей Николаевской (Октябрьской) железной дороге, являющейся памятником. В частности, без причины было снято с охраны Круговое депо – первое локомотивное депо на территории Москвы 1840-х гг., построенное при участии Констанита Тона. Из-за планов по строительству скоростной железной дороги под угрозой оказались и остальные девять депо на всем протяжении до самого Петербурга. Складывается парадоксальная и во многом абсурдная ситуация, отметил Константин Михайлов, когда руководство железной дороги демонстрирует патриотический консерватизм в стремлении вернуть Ленинградскому вокзалу историческое название «Николаевский» и одновременно обращается к властям с просьбой «оказать содействие» по снятию охранного статуса со строений николаевской эпохи.

Пресс-конференция завершилась на тревожной ноте – помимо потенциальных угроз, есть и вполне реальные, связанные с запустением и разрушением памятников, которым предстоит зимовать без крыш. Самые простые по конструкции и материалам временные кровли, по словам Марины Хрусталевой, спасут целый ряд ценных объектов, лишившихся крыш в результате пожаров. В противном случае их уже следующей весной можно будет снимать с охраны – здания просто погибнут. В числе наиболее нуждающихся объектов «Архнадзор» назвал типографию Эля Лисицкого, коммунальный корпус дома Наркомфина Моисея Гинзбурга, сгоревший после включения в список выявленных объектов дом купца Быкова постройки Льва Кекушева и старейший дом Арбата -- палаты Зиновьевых XVII века.

Давид Саркисян, Марина Хрусталева, Константин Михайлов, Наталья Самовер, Рустам Рахматуллин. Фотография Натальи Коряковской
Наталья Самовер, Рустам Рахматуллин, Александр Можаев
Директор Музея архитектуры Давид Саркисян
zooming
Проект реконструкции Детского Мира. Изображение предоставлено движением «Архнадзор»
zooming
Проект реконструкции усадьбы княгини Шаховской-Глебовой-Стрешневой (Б. Никитская, 19/16, стр. 1,2). Изображение предоставлено движением «Архнадзор»
zooming
Проект «Пять столиц» вблизи храма Воскресения в Кадашах. Изображение предоставлено движением «Архнадзор»
zooming
Проект офисного комплекса на Хитровской площади. Изображение предоставлено движением «Архнадзор»
zooming
Дом Бенкендорфа. Изображение предоставлено движением «Архнадзор»
zooming
Усадьба графа Л.К. Разумовского. Изображение предоставлено движением «Архнадзор»
zooming
Синодальный дом. Фото «Архнадзор»
zooming
Проект реконструкции Московской консерватории. Изображение предоставлено движением «Архнадзор»
zooming
Круговое депо Николаевской (Октябрьской) железной дороги. Фото «Архнадзор»


09 Октября 2009

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Два лауреата
15 апреля на заседании жюри премии имени Алексея Комеча было решено, что в этом году награду за общественно значимую гражданскую позицию в деле защиты и сохранения культурного наследия России получат Владимир Плужников и общественное движение «Архнадзор».
Грустное начало года
Новый архитектурный год начался с печальных известий – 7 января на 64-м году жизни скончался директор Музея архитектуры имени Щусева Давид Саркисян. Праздники омрачились также и двумя разрушительными акциями против исторической застройки столицы, для которых выходные стали выгодным прикрытием – в ночь со 2 на 3 января подожгли дачу Муромцева, а накануне начали зачистку Хитровской площади. Об этом – очередной обзор прессы.
Первый год «Архнадзора»
Вчера в РИА Новости общественное движение «Архнадзор» провело пресс конференцию, посвященную итогам первого года своей работы. Самым важным результатом его деятельности, бесспорно, следует признать тот общественный резонанс, который движение вызвало по отношению к сфере охраны наследия. Фактически, «Архнадзор» – первая организация, которая смогла перевести спасение памятников архитектуры от голословных рассуждений к активным и регулярным действиям.
Культурный дозор на Сретенском холме
9 декабря в Библиотеке-читальне имени Ивана Тургенева, что в Бобровом переулке у Мясницких ворот, состоялось торжественное открытие Клуба «Архнадзора». На исходе первого года своего существования это общественное движение наконец обрело постоянную площадку. К открытию клуба «Архнадзор» приурочил выставку «Потерять нельзя спасти» – продолжение прошлогодней нашумевшей экспозиции «Сносить нельзя реставрировать».
Советы – власти!
На пресс-конференции, состоявшейся 7 октября в Музее архитектуры, активисты общественного движения «Архнадзор» представили прессе список «полезных советов правительству Москвы». Это дотошные рекомендации по изменению текстов постановлений, что само по себе демонстрирует новый подход к делу охраны памятников.
Борьба на уровне закона
8 сентября в Мосгордуме представители власти встретились с членами общественных организаций за круглым столом по проблемам сохранения исторической Москвы. Эта встреча, получившая название «Охрана исторического наследия: Голос общества», была организована по инициативе Московского общества охраны архитектурного наследия (MAPS), поддержанной председателем комиссии по науке и образованию Мосгордумы Евгением Бунимовичем. Участники дискуссии обсудили недостатки действующего закона о памятниках и выступили с предложениями по внесению в него ряда поправок.
Московский стройкомплекс начал «поедать» памятники...
Во вторник в Музее архитектуры руководители «Архнадзора» собрали пресс-конференцию, возвестив о тревожной тенденции нынешнего лета – историческая застройка Москвы, от которой осталось уже не так много, все чаще идет под снос ради расчистки стройплощадок. И это несмотря на кризис.
Атака на наследие. Интерактивная карта разрушений...
Группа художников «О3» при поддержке движения «Архнадзор» представила в Третьяковской галерее на Крымском валу художественно-публицистический проект «Городки», приуроченный к международной акции «Ночь музеев». Поле для игры в городки молодые художники «спроецировали» на карту Москвы – каждая разбитая фигурка на ней символизирует стройку, в большинстве случаев уже обернувшуюся утратой памятника.
Исчезающие здания Москвы занесены в «Красную книгу»
В четверг в Музее архитектуры состоялась пресс-конференция, посвященная новому проекту по охране памятников – «Красной книге Москвы-2009». Она представляет собой список и карту московских зданий, которым грозит уничтожение и искажение. Таких зданий много – больше двухсот.
«Архнадзор»: объединение в действии
Объединенное общественное движение «Архнадзор» провело свою первую пресс-конференцию и первый пикет, в защиту усадьбы Шаховских-Глебовых-Стрешневых. На пресс-конференции участники движения рассказали о ситуации в сфере защиты наследия, и о ближайших планах общественного движения
Объединение
7 февраля состоялось первое рабочее заседание общественного движения «Архнадзор» - объединения проектов, заинтересованных в сохранении историко-культурного наследия Москвы
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Павлович Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.