Деревянное королевство Швеция

Накануне Нобелевской недели в Стокгольме вручили премию за лучшую архитектуру из дерева – Swedish Wood Award. Из-за пандемии церемонию в итоге провели онлайн, однако трансляцию посмотрело беспрецедентное число зрителей.

Автор текста:
Елена Волкова

mainImg
О премии и деревянных традициях

Swedish Wood Award вручается с периодичностью раз в четыре года, в этом году – в 13-й раз. Начало было положено в далеком 1967-м. В Швеции, где более 70% территории занято лесом, вплоть до XX века дерево было основным строительным материалом. В наши дни, после некоторого забвения и проигрыша рынка бетону, дерево как строительный материал вновь начинает активно использоваться – особенно после того как в 1994 отменили запрет на деревянное строительство выше двух этажей: спасибо новым технологиям и национальному курсу на экологичное строительство.

Лауреатами премии в разное время становились такие знаковые проекты, как музей знаменитого корабля «Васа» в Стокгольме архитекторов Månsson & Dahlbäck и парк развлечений «Universeum» в Гётеборге бюро Wingårdhs.

О престижности мероприятия (хотя шведы не любят слово «престиж») говорит тот факт, что на церемонии выступила кронпринцесса Виктория – будущая королева Швеции. В своей речи она напомнила, что самый большой деревянный объект в стране – королевский дворец: он на 80% состоит из дерева, хотя это и сложно распознать за каменными фасадами.
Приз Swedish Wood Award
Фото © Ryno Quantz

Но, полагаясь на традиции, шведские архитекторы не хотят, чтобы их ассоциировали с прошлым, доказательством чего стал ребрендинг главного приза – позолоченной деревянной лошадки. Теперь ей придали кубическую форму и произвели с помощью 3D-принтера из наноцеллюлозы. Гордые создатели назвали приз «инновационным архитектурным манифестом».
Номинанты

Из 130 присланных на конкурс проектов жюри выбрало и посетило около сорока. Как отметили его члены, им было важно «физически» ощутить каждый объект, и в ряде случаев ощущения не совпали с изначальными предпочтениями. В итоге в «короткий список» вошли 12 сооружений.
Жилой комплекс Qville в Гётеборге. Номинант на премию
Фото © Åke E:son Lindman
Жилой комплекс Qville в Гётеборге. Номинант на премию
Фото © Åke E:son Lindman

Швеция – один из мировых лидеров многоэтажного деревянного строительства. Но, вопреки ожиданиям, в число финалистов попал только один многоэтажный жилой комплекс – Qville. U-образный дом на 94 квартиры в одном из старых, обжитых районов Гётеборга – проект бюро Bornstein Lyckefors Arkitekter. Со стороны улицы нет и намека на дерево: только кирпич и рифленые листы металла. Зато фасады, выходящие во внутренний двор полностью выполнены из дерева. Балконы и лестницы оформлены сосновыми рейками, отчего здание приобрело неожиданную легкость, теплоту и соразмерность человеку. Простейшими средствами архитекторы добились выразительного, почти скульптурного образа. К тому же коридоры-балконы на фасадах добавляют маневренности жителям квартир – позволяют им, как объясняют архитекторы, «ловить солнце».

Категорию «Инфраструктурные объекты» представлял автовокзал Vasaplan, построенный в городе Умео на севере Швеции, проект известного бюро Wingårdhs. Четко сформулированное сооружение определяет и проясняет сложный контекст, благодаря чему транспортная развязка превратилась в достойный въезд в город. Благодаря размещению вокзала в центре, проезжая часть разделилась на два пропорциональных уличных пространства с четкими потоками транспорта и удобной ориентацией.
Автовокзал Vasaplan в Умео. Номинант на премию
Фото © Åke E:son Lindman
Автовокзал Vasaplan в Умео. Номинант на премию
Фото © Åke E:son Lindman

По форме постройка напоминает перевернутый четырехъярусный зиккурат из массивных деревянных балок, опирающихся на не менее монументальные столбы: над одним карнизом нависает другой, больший по площади. На балки опирается стеклянная крыша, которая совершена не видна. Создается обманчивое ощущение незащищенности самого строения и пассажиров от снега и дождя.
«Дом для матери» в Линчёпинге. Номинант на премию
Фото © Åke E:son Lindman
«Дом для матери» в Линчёпинге. Номинант на премию
Фото © Åke E:son Lindman

Наряду с известными архитектурными бюро среди претендентов на главный приз оказались и дебютанты. «Дом для матери» – первый проект студии Förstberg Ling, который был построен для матери одного из партнеров этой мастерской, Бьерна Форшбери, в 2016. Примечательно, что дом размещен посреди городской застройки – четырехэтажных многоквартирных домов. Тем не менее, это вполне функциональное жилище площадью 130 м2 со всеми необходимыми удобствами, на монолитном фундаменте, с каркасом из клееного бруса, стенами из хвойной фанеры и огромными окнами. Дерево контрастирует с бетоном и сталью, что усиливает впечатление благородной простоты. Жюри также отметило умелую игру больших и малых объемов.
Победитель

Главный приз достался в этом году паре Андешу Йоханссону и Ане Тедениус за Ateljé i Södersvik. Выбор жюри удивил многих и в первую очередь – самих победителей. Высокой наградой отметили дом-мастерскую, которую архитекторы построили в 2018 для себя. Проект – пример шведского гезамткунстверка из дерева: из него тут сделано все – от каркаса до мебели. По словам жюри, премию этому проекту присудили за ярко выраженный экспериментальный характер.
Дом и архитектурная мастерская Ateljé i Södersvik в Руслагене. Гран-при
Фото © Åke E:son Lindman

Архитекторы не только спроектировали предельно простой и функциональный дом, но и возвели его своими руками. Они не стали использовать клееный брус, обойдясь пиленым материалом, и не обрабатывали ель специальными пропитками, позволив дереву стареть естественным образом.
Дом и архитектурная мастерская Ateljé i Södersvik в Руслагене. Гран-при
Фото © Åke E:son Lindman

Дом состоит из единого большого помещения с мансардой, где оборудована спальня. Акцент сделан на решении пространства, естественном освещении, хорошей акустике и взаимодействии с окружающим пейзажем. Дом одновременно служит мастерской, где исследуются свойства дерева и придумываются конструкции из него. Большие амбарные ворота, занимающие почти весь западный фасад, можно раскрыть и любоваться природой.

Этот проект – закрепление нового жизненного уклада, когда не надо физически перемещаться из дома на работу, и функции отдых/работа соединены в одном пространстве. На самом деле, таким образом в мире уже живут очень многие, но шведские архитекторы с самого начала заявили многоифункциональность как проблему и постарались найти для нее адекватное решение. Их дом приглашает к действию, движению, творчеству, игре и разговору.
* * *

В этом году на Swedish Wood Award практически не говорилось о поперечно-клееной древесине (CLT), позволяющей строить многоэтажные здания. Такое строительство интенсивно ведется как в Швеции, так и в других странах EC – в соответствии с программой «Деревянная Европа» (согласно ей, объем зданий из дерева должен достигнуть 50% от общего числа новостроек). Видимо, небоскребы из дерева перестали быть новостью. Дискуссии в жюри велись скорее о тех впечатлениях, которые производят строения и материал. «У всех нас особое отношение к дереву, – прокомментировал шведскую любовь к материалу член жюри Томас Альсмаркер. – Возможно, потому, что у многих в детстве были деревянные игрушки. Люди воспринимают дерево как нечто теплое и чувственное. Другие материалы не способны подарить такие же ощущения».

Любопытно сравнить шведский конкурс на лучшее здание из дерева с российским аналогом – конкурсом АрхиWOOD, который проводится с 2010. Сближает их тот факт, что дерево часто используют для создания малых архитектурных форм: детских площадок, автобусных остановок, парковых павильонов, частных домов. Разница видится в том, что в России ценится яркий образ, неожиданная конструкция, эффектная композиция. А для шведов важно органичное, бережное встраивание в контекст, прежде всего – в окружающую среду и, в то же время, исследовательский/новаторский взгляд – проба границ допустимого.

14 Декабря 2020

Автор текста:

Елена Волкова
comments powered by HyperComments
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
И овцы сыты
Дом четы архитекторов, Каспера и Лесли Морк-Ульнес, в горах Норвегии использует традиционные методы строительства из дерева и служит также убежищем для овец.
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Город на самообеспечении
Бюро Висенте Гуайарта выиграло конкурс на план застройки для Нового города Сюнъань с проектом «пост-ковидного» жилого массива, рассчитанного на самообеспечение в случае карантина.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Технологии и материалы
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.