Деревянное королевство Швеция

Накануне Нобелевской недели в Стокгольме вручили премию за лучшую архитектуру из дерева – Swedish Wood Award. Из-за пандемии церемонию в итоге провели онлайн, однако трансляцию посмотрело беспрецедентное число зрителей.

Автор текста:
Елена Волкова

mainImg
О премии и деревянных традициях

Swedish Wood Award вручается с периодичностью раз в четыре года, в этом году – в 13-й раз. Начало было положено в далеком 1967-м. В Швеции, где более 70% территории занято лесом, вплоть до XX века дерево было основным строительным материалом. В наши дни, после некоторого забвения и проигрыша рынка бетону, дерево как строительный материал вновь начинает активно использоваться – особенно после того как в 1994 отменили запрет на деревянное строительство выше двух этажей: спасибо новым технологиям и национальному курсу на экологичное строительство.

Лауреатами премии в разное время становились такие знаковые проекты, как музей знаменитого корабля «Васа» в Стокгольме архитекторов Månsson & Dahlbäck и парк развлечений «Universeum» в Гётеборге бюро Wingårdhs.

О престижности мероприятия (хотя шведы не любят слово «престиж») говорит тот факт, что на церемонии выступила кронпринцесса Виктория – будущая королева Швеции. В своей речи она напомнила, что самый большой деревянный объект в стране – королевский дворец: он на 80% состоит из дерева, хотя это и сложно распознать за каменными фасадами.
Приз Swedish Wood Award
Фото © Ryno Quantz

Но, полагаясь на традиции, шведские архитекторы не хотят, чтобы их ассоциировали с прошлым, доказательством чего стал ребрендинг главного приза – позолоченной деревянной лошадки. Теперь ей придали кубическую форму и произвели с помощью 3D-принтера из наноцеллюлозы. Гордые создатели назвали приз «инновационным архитектурным манифестом».
Номинанты

Из 130 присланных на конкурс проектов жюри выбрало и посетило около сорока. Как отметили его члены, им было важно «физически» ощутить каждый объект, и в ряде случаев ощущения не совпали с изначальными предпочтениями. В итоге в «короткий список» вошли 12 сооружений.
Жилой комплекс Qville в Гётеборге. Номинант на премию
Фото © Åke E:son Lindman
Жилой комплекс Qville в Гётеборге. Номинант на премию
Фото © Åke E:son Lindman

Швеция – один из мировых лидеров многоэтажного деревянного строительства. Но, вопреки ожиданиям, в число финалистов попал только один многоэтажный жилой комплекс – Qville. U-образный дом на 94 квартиры в одном из старых, обжитых районов Гётеборга – проект бюро Bornstein Lyckefors Arkitekter. Со стороны улицы нет и намека на дерево: только кирпич и рифленые листы металла. Зато фасады, выходящие во внутренний двор полностью выполнены из дерева. Балконы и лестницы оформлены сосновыми рейками, отчего здание приобрело неожиданную легкость, теплоту и соразмерность человеку. Простейшими средствами архитекторы добились выразительного, почти скульптурного образа. К тому же коридоры-балконы на фасадах добавляют маневренности жителям квартир – позволяют им, как объясняют архитекторы, «ловить солнце».

Категорию «Инфраструктурные объекты» представлял автовокзал Vasaplan, построенный в городе Умео на севере Швеции, проект известного бюро Wingårdhs. Четко сформулированное сооружение определяет и проясняет сложный контекст, благодаря чему транспортная развязка превратилась в достойный въезд в город. Благодаря размещению вокзала в центре, проезжая часть разделилась на два пропорциональных уличных пространства с четкими потоками транспорта и удобной ориентацией.
Автовокзал Vasaplan в Умео. Номинант на премию
Фото © Åke E:son Lindman
Автовокзал Vasaplan в Умео. Номинант на премию
Фото © Åke E:son Lindman

По форме постройка напоминает перевернутый четырехъярусный зиккурат из массивных деревянных балок, опирающихся на не менее монументальные столбы: над одним карнизом нависает другой, больший по площади. На балки опирается стеклянная крыша, которая совершена не видна. Создается обманчивое ощущение незащищенности самого строения и пассажиров от снега и дождя.
«Дом для матери» в Линчёпинге. Номинант на премию
Фото © Åke E:son Lindman
«Дом для матери» в Линчёпинге. Номинант на премию
Фото © Åke E:son Lindman

Наряду с известными архитектурными бюро среди претендентов на главный приз оказались и дебютанты. «Дом для матери» – первый проект студии Förstberg Ling, который был построен для матери одного из партнеров этой мастерской, Бьерна Форшбери, в 2016. Примечательно, что дом размещен посреди городской застройки – четырехэтажных многоквартирных домов. Тем не менее, это вполне функциональное жилище площадью 130 м2 со всеми необходимыми удобствами, на монолитном фундаменте, с каркасом из клееного бруса, стенами из хвойной фанеры и огромными окнами. Дерево контрастирует с бетоном и сталью, что усиливает впечатление благородной простоты. Жюри также отметило умелую игру больших и малых объемов.
Победитель

Главный приз достался в этом году паре Андешу Йоханссону и Ане Тедениус за Ateljé i Södersvik. Выбор жюри удивил многих и в первую очередь – самих победителей. Высокой наградой отметили дом-мастерскую, которую архитекторы построили в 2018 для себя. Проект – пример шведского гезамткунстверка из дерева: из него тут сделано все – от каркаса до мебели. По словам жюри, премию этому проекту присудили за ярко выраженный экспериментальный характер.
Дом и архитектурная мастерская Ateljé i Södersvik в Руслагене. Гран-при
Фото © Åke E:son Lindman

Архитекторы не только спроектировали предельно простой и функциональный дом, но и возвели его своими руками. Они не стали использовать клееный брус, обойдясь пиленым материалом, и не обрабатывали ель специальными пропитками, позволив дереву стареть естественным образом.
Дом и архитектурная мастерская Ateljé i Södersvik в Руслагене. Гран-при
Фото © Åke E:son Lindman

Дом состоит из единого большого помещения с мансардой, где оборудована спальня. Акцент сделан на решении пространства, естественном освещении, хорошей акустике и взаимодействии с окружающим пейзажем. Дом одновременно служит мастерской, где исследуются свойства дерева и придумываются конструкции из него. Большие амбарные ворота, занимающие почти весь западный фасад, можно раскрыть и любоваться природой.

Этот проект – закрепление нового жизненного уклада, когда не надо физически перемещаться из дома на работу, и функции отдых/работа соединены в одном пространстве. На самом деле, таким образом в мире уже живут очень многие, но шведские архитекторы с самого начала заявили многоифункциональность как проблему и постарались найти для нее адекватное решение. Их дом приглашает к действию, движению, творчеству, игре и разговору.
* * *

В этом году на Swedish Wood Award практически не говорилось о поперечно-клееной древесине (CLT), позволяющей строить многоэтажные здания. Такое строительство интенсивно ведется как в Швеции, так и в других странах EC – в соответствии с программой «Деревянная Европа» (согласно ей, объем зданий из дерева должен достигнуть 50% от общего числа новостроек). Видимо, небоскребы из дерева перестали быть новостью. Дискуссии в жюри велись скорее о тех впечатлениях, которые производят строения и материал. «У всех нас особое отношение к дереву, – прокомментировал шведскую любовь к материалу член жюри Томас Альсмаркер. – Возможно, потому, что у многих в детстве были деревянные игрушки. Люди воспринимают дерево как нечто теплое и чувственное. Другие материалы не способны подарить такие же ощущения».

Любопытно сравнить шведский конкурс на лучшее здание из дерева с российским аналогом – конкурсом АрхиWOOD, который проводится с 2010. Сближает их тот факт, что дерево часто используют для создания малых архитектурных форм: детских площадок, автобусных остановок, парковых павильонов, частных домов. Разница видится в том, что в России ценится яркий образ, неожиданная конструкция, эффектная композиция. А для шведов важно органичное, бережное встраивание в контекст, прежде всего – в окружающую среду и, в то же время, исследовательский/новаторский взгляд – проба границ допустимого.

14 Декабря 2020

Автор текста:

Елена Волкова
comments powered by HyperComments
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
И овцы сыты
Дом четы архитекторов, Каспера и Лесли Морк-Ульнес, в горах Норвегии использует традиционные методы строительства из дерева и служит также убежищем для овец.
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Город на самообеспечении
Бюро Висенте Гуайарта выиграло конкурс на план застройки для Нового города Сюнъань с проектом «пост-ковидного» жилого массива, рассчитанного на самообеспечение в случае карантина.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Пресса: «Важно сохранять здания разных периодов». Суперзвезда...
У Сергея Чобана необычный профессиональный путь: в девяностые годы он добился признания на Западе и только потом стал востребованным в России. И сейчас его гонорары чуть не дотягивают до уровня мировых легенд вроде Нормана Фостера.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.