Поле надежды

Бюро Snøhetta построило Онкологический центр Мэгги Королевского госпиталя в Абердине.

author pht

Автор текста:
Анна Мартовицкая

26 Сентября 2013
mainImg

zooming
Онкологический центр Мэгги Абердинского Королевского госпиталя © Philip Vile
zooming
Онкологический центр Мэгги Абердинского Королевского госпиталя © Philip Vile

Онкологические Центры Мэгги – это не больницы, а центры поддержки и психологической реабилитации для больных раком и их близких, строящиеся и функционирующие на пожертвования благотворителей. Идея их создания принадлежит Мэгги Кезуик-Дженкс (Maggie Keswick Jencks), жене Чарльза Дженкса, – она сама скончалась от рака в 1995, но инициированный ею проект продолжает развиваться, поддерживая сотни страдающих людей.

zooming
Онкологический центр Мэгги Абердинского Королевского госпиталя © Philip Vile
По уже сложившейся традиции, центры Мэгги строятся рядом с крупными больницами, а к их проектированию привлекаются ведущие архитекторы мира, многие из которых дружили с Мэгги Дженкс. Абердин в этом смысле не стал исключением: прославленное норвежское бюро с готовностью откликнулось на предложение внести свой вклад в развитие сети центров, а для размещения нового сооружения выбрало поле, формально относящееся к территории госпиталя, но расположенное от него на достаточном удалении.
Онкологический центр Мэгги Абердинского Королевского госпиталя © Philip Vile
Snøhetta трактовала центр как компактный объем из стекла и дерева, заключенный в овальную оболочку из белоснежного бетона. Последнюю сами архитекторы сравнивают с морской раковиной, дающей своим обитателям передышку и защиту от невзгод. Однако Snøhetta категорически не хотела проектировать «вещь в себе», поскольку одной из самых важных задач Онкологического центра Мэгги является поддержание в своих пациентах интереса к жизни и связи с внешним миром. Вот почему оболочка сделана не сплошной: архитекторы вырезают в ней два больших овальных проема – один оформляет входную зону, второй служит для организации уютного внутреннего дворика.
zooming
Онкологический центр Мэгги Абердинского Королевского госпиталя © Philip Vile
В отличие от весьма футуристической внешней оболочки здания, его интерьеры оформлены в предельно сдержанном ключе. Основным отделочным материалом здесь стало натуральное дерево, придавшее помещениям тепло и уют, в которых так нуждаются посетители.
Онкологический центр Мэгги Абердинского Королевского госпиталя © Philip Vile
Для того, чтобы вписать новое сооружение в существующий ландшафт, Snøhetta «поддержала» растущие на окраине поля деревья, посадив рядом с ними несколько новых кленов, а у входа в центр – бук. Во внутреннем дворике, в свою очередь, растет цветущая вишня – дерево, символизирующее весну и жизнь.

zooming
Онкологический центр Мэгги Абердинского Королевского госпиталя © Philip Vile
zooming
Онкологический центр Мэгги Абердинского Королевского госпиталя © Philip Vile
Онкологический центр Мэгги Абердинского Королевского госпиталя © Philip Vile
Онкологический центр Мэгги Абердинского Королевского госпиталя © Philip Vile
zooming
Онкологический центр Мэгги Абердинского Королевского госпиталя © Snøhetta
zooming
Онкологический центр Мэгги Абердинского Королевского госпиталя © Snøhetta


26 Сентября 2013

author pht

Автор текста:

Анна Мартовицкая
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Центры Мэгги

Терапевтический эффект
Томас Хезервик присоединился к уже большому числу знаменитых архитекторов, сотрудничающих с Центрами помощи онкологическим больным Мэгги.
Зеленый дом
В Ноттингеме открылся очередной Онкологический центр Мэгги; он спроектирован Пирсом Гогом и его бюро CZWG, а интерьером занимался модельер Пол Смит.
Лучшие здания Британии-2004
Объявлены лауреаты британской премии «Лучшее здание года», присуждаемой Королевским опекунским советом по делам искусств [Royal Fine Art Commission Trust].

Технологии и материалы

Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.

Сейчас на главной

Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».