Поле надежды

Бюро Snøhetta построило Онкологический центр Мэгги Королевского госпиталя в Абердине.

Анна Мартовицкая

Автор текста:
Анна Мартовицкая

26 Сентября 2013
mainImg

zooming
Онкологический центр Мэгги Абердинского Королевского госпиталя © Philip Vile
zooming
Онкологический центр Мэгги Абердинского Королевского госпиталя © Philip Vile

Онкологические Центры Мэгги – это не больницы, а центры поддержки и психологической реабилитации для больных раком и их близких, строящиеся и функционирующие на пожертвования благотворителей. Идея их создания принадлежит Мэгги Кезуик-Дженкс (Maggie Keswick Jencks), жене Чарльза Дженкса, – она сама скончалась от рака в 1995, но инициированный ею проект продолжает развиваться, поддерживая сотни страдающих людей.

zooming
Онкологический центр Мэгги Абердинского Королевского госпиталя © Philip Vile

По уже сложившейся традиции, центры Мэгги строятся рядом с крупными больницами, а к их проектированию привлекаются ведущие архитекторы мира, многие из которых дружили с Мэгги Дженкс. Абердин в этом смысле не стал исключением: прославленное норвежское бюро с готовностью откликнулось на предложение внести свой вклад в развитие сети центров, а для размещения нового сооружения выбрало поле, формально относящееся к территории госпиталя, но расположенное от него на достаточном удалении.
Онкологический центр Мэгги Абердинского Королевского госпиталя © Philip Vile

Snøhetta трактовала центр как компактный объем из стекла и дерева, заключенный в овальную оболочку из белоснежного бетона. Последнюю сами архитекторы сравнивают с морской раковиной, дающей своим обитателям передышку и защиту от невзгод. Однако Snøhetta категорически не хотела проектировать «вещь в себе», поскольку одной из самых важных задач Онкологического центра Мэгги является поддержание в своих пациентах интереса к жизни и связи с внешним миром. Вот почему оболочка сделана не сплошной: архитекторы вырезают в ней два больших овальных проема – один оформляет входную зону, второй служит для организации уютного внутреннего дворика.
zooming
Онкологический центр Мэгги Абердинского Королевского госпиталя © Philip Vile

В отличие от весьма футуристической внешней оболочки здания, его интерьеры оформлены в предельно сдержанном ключе. Основным отделочным материалом здесь стало натуральное дерево, придавшее помещениям тепло и уют, в которых так нуждаются посетители.
Онкологический центр Мэгги Абердинского Королевского госпиталя © Philip Vile

Для того, чтобы вписать новое сооружение в существующий ландшафт, Snøhetta «поддержала» растущие на окраине поля деревья, посадив рядом с ними несколько новых кленов, а у входа в центр – бук. Во внутреннем дворике, в свою очередь, растет цветущая вишня – дерево, символизирующее весну и жизнь.

zooming
Онкологический центр Мэгги Абердинского Королевского госпиталя © Philip Vile
zooming
Онкологический центр Мэгги Абердинского Королевского госпиталя © Philip Vile
Онкологический центр Мэгги Абердинского Королевского госпиталя © Philip Vile
Онкологический центр Мэгги Абердинского Королевского госпиталя © Philip Vile
zooming
Онкологический центр Мэгги Абердинского Королевского госпиталя © Snøhetta
zooming
Онкологический центр Мэгги Абердинского Королевского госпиталя © Snøhetta

26 Сентября 2013

Анна Мартовицкая

Автор текста:

Анна Мартовицкая
comments powered by HyperComments
Snøhetta: другие проекты
Традиции энергетики
В Порсгрунне на юге Норвегии по проекту архитекторов Snøhetta построено четвертое здание из их ресурсоэффективной серии Powerhouse: как и три предыдущих, оно произведет за время эксплуатации (минимум 60 лет) больше энергии, чем потратит, включая периоды строительства и демонтажа и даже процесс производства стройматериалов.
Сделали мостик
Парижская штаб-квартира медиа-группы Le Monde по проекту Snøhetta перекинута как мост над подземными платформами вокзала Аустерлиц.
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства новой ратуши по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
Философский маршрут
Бюро Snøhetta оформило тропу в Австрийских Альпах над Инсбруком смотровыми площадками, местами для отдыха и цитатами Людвига Витгенштейна.
Движение по спирали
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект Большого оперного театра в Шанхае, ключевого объекта как для нового мастер-плана города, так и для 13-й пятилетки КНР.
«Умный» город из дерева
Архитекторы Snøhetta и Heatherwick Studio разработали проект «умного» района на берегу озера Онтарио в Торонто с многоэтажной деревянной застройкой. Заказчик – Sidewalk Labs, «сестринская» компания Google’а, канадская штаб-квартира которого появится рядом.
Живая лаборатория
Snøhetta и Гарвардский университет превратили довоенный дом в Кембридже в энергоэффективный офис, способный адаптироваться к погодным условиям и смене времен года.
Библиотека как мост
Новое здание Центральной библиотеки по проекту бюро Snøhetta в Калгари перекинуто над путями легкого метро, соединяя два района города.
Солнце и планеты
Архитекторы Snøhetta спроектировали посетительский центр и планетарий для Солнечной обсерватории в Харестуа близ Осло.
Кольцо на воде
Бюро Snøhetta спроектировало на севере Норвегии отель Svart – первое в мире «активное» гостиничное здание за Северным полярным кругом.
Футуризм в розовом цвете
Snøhetta оформила очередное помещение для магазина натуральной косметики и парфюмерии Aesop. Место для седьмого совместного проекта норвежского бюро и австралийской марки нашлось в Лондоне.
Вспышка в металле
Бюро Snøhetta и скульптор Борд Брейвик спустя 22 года вновь расширили комплекс Музея изобразительного искусства и кинотеатра в Лиллехаммере.
«Бабочка» на Бродвее
В Нью-Йорке завершилась реконструкция Таймс-сквер по проекту Snøhetta: пешеходное пространство площади увеличилось в два раза.
Путь под горами
В Норвегии при участии бюро Snøhetta спроектирован тоннель для крупных кораблей, который станет первым в мире сооружением такого типа.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
Терапевтический эффект
Томас Хезервик присоединился к уже большому числу знаменитых архитекторов, сотрудничающих с Центрами помощи онкологическим больным Мэгги.
Зеленый дом
В Ноттингеме открылся очередной Онкологический центр Мэгги; он спроектирован Пирсом Гогом и его бюро CZWG, а интерьером занимался модельер Пол Смит.
Лучшие здания Британии-2004
Объявлены лауреаты британской премии «Лучшее здание года», присуждаемой Королевским опекунским советом по делам искусств [Royal Fine Art Commission Trust].
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.