Комплекс Барбикан. Фоторепортаж

Ключевой памятник брутализма, Барбикан (1960е-70е годы) - крупное послевоенное дополнение к ландшафту Лондонского Сити.

Автор текста:
Артем Дежурко

18 Февраля 2013
mainImg
Барбикан ― самое большое сооружение модернизма в Лондоне. Это массив, состоящий из многих корпусов, но выглядящий как одно цельное здание. В нём 13 домов-пластин и три 42-этажных башни, а также культурный центр, музыкальная школа, школа для девочек и огромная оранжерея. На высоте двух-трех этажей все эти постройки связаны платформами, пандусами, мостами. Внизу, в подиуме ― парковки, служебные помещения, в одном месте – даже отрезок улицы, спрятанный в тоннель. На террасах ― сады с пальмами, пруд, искусственный водопад. На главной площади ― старая церковь и заботливо расчищенные остатки древнеримской стены.
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко

Барбикан построили Chamberlin, Powell & Bon, одни из лучших лондонских архитекторов первого послевоенного поколения. Хорошо известны их сооружения 1950-х годов, например, район Голден-Лейн недалеко от Барбикана.
Барбикан. Фото © Артём Дежурко

Барбикан находится в центре Лондона, в Сити, в десяти минутах ходьбы от собора Святого Павла. В старину здесь был район города под названием Криппл-гейт: здесь располагались ворота с таким названием. Крепостная стена на этом отрезке древнее, чем в других частях города: сначала тут стоял римский лагерь, а когда Лондон обносили стенами, его укрепления включили в их состав.
Барбикан. Фото © Артём Дежурко

Удивительно, что древние стены хорошо сохранилась именно здесь: ведь эта зона очень пострадала от бомбежек Второй Мировой войны, и в 1951 там жили только 48 человек. В 1957 лондонская мэрия решила полностью расчистить эту территорию и выстроить район заново.
Барбикан. Фото © Артём Дежурко

Весь Барбикан принадлежит городской администрации, City of London Corporaton. Школа для девочек, музыкальная школа и Музей Лондона, находящийся рядом ― также учреждения лондонского правительства. Новое название района отсылает к его древней истории: barbican по-английски ― это крепостная башня с воротами.
Барбикан. Фото © Артём Дежурко

Жилые дома и платформы построены в 1965–1976, школа музыки и драмы ― в 1977, культурный центр завершили в 1982. Комплекс считается образцом английского брутализма. И действительно, это архитектура шершавых бетонных поверхностей и обнажённых массивных конструкций. У галерей и платформ вместо ограждений ― загнутые кверху мясистые края.
Барбикан. Фото © Артём Дежурко

Вообще же, главное, что делает Барбикан памятником своей эпохи ― бесчисленные эспланады и переходы. Микрорайон «классического» модернизма ― это отдельные дома, стоящие на зелёном лугу. А здесь многоярусная сеть переходов так оплетает дома, что массив становится цельным организмом, который, как любой организм, способен расти. С платформ Барбикана в разные стороны перекинуты мосты ― на плоские крыши соседних построек, построенных иногда позже, а иногда и раньше, чем он сам, к соседнему Музею Лондона, к строящимся сейчас офисным башням. Пешеходные и автомобильные коммуникации, разнесенные в разные слои пространства, трактовка района и города как организма ― это все градостроительные идеи 1960-х годов. Здесь они воплощены с редкой наглядностью.
Барбикан. Фото © Артём Дежурко

По Барбикану, как по всякому лабиринту, интересно бродить. Это похоже на путешествие, полное неожиданных приключений: то под ногами открываются провалы с башнями римского времени, недоступными посторонним частными садами, ярусами хозяйственных помещений, то выплывают из-за поворота стометровые треугольные башни, поворачиваясь к тебе то одним, то другим острым углом. Узкие переходы то идут прямо, то изгибаются, то ныряют в темное разверстое брюхо здания. Гуляя по району, я часто встречал таких же, как я, людей с разинутыми ртами и большими фотоаппаратами.
Барбикан. Фото © Артём Дежурко

Бетонное тело района пористо, как хлеб. Жилые этажи домов-пластин приподняты на столбах над пешеходными платформами, как бы поставлены на поддоны. Дома примыкают друг к другу не вплотную, и через зазоры перекинуты мосты на каждом этаже. Из-под плит выступают опорные балки, и из некоторых точек, встав вровень с перекрытием, можно заглянуть далеко в глубину между ними. Здание музыкальной школы все будто разъято на части: отдельно ― бетонный каркас, отдельно ― вставленные в него кубы помещений. Даже парапеты платформ, сходясь под прямым углом, не смыкаются ― между ними остается узкая щель.
Барбикан. Фото © Артём Дежурко

Отдельное удовольствие ― разглядывать детали. Особый рисунок фасада разработан для стилобатных частей. Двери в разных частях комплекса разные, но в них используется один мотив: длинное вертикальное окно, закруглённое сверху и снизу, или металлическая накладка той же формы.
Барбикан. Фото © Артём Дежурко

Культурный центр Барбикана, центр всего комплекса, выходит южным фасадом на главную площадь с прудом, церковью и остатками крепостной стены. С другой его стороны ― пустынная полукруглая площадь (она же ― крыша нижних этажей культурного центра). Это важная лондонская культурная площадка: там с начала 1980-х годов часто проходят очень хорошие выставки, есть библиотека. Вестибюль и столовая кишат творческой молодежью.
Барбикан. Фото © Артём Дежурко

В культурном центре хорошо сохранились интерьеры: разноцветная подсветка кессонов, оригинальные двери и, кажется, иногда даже первоначальная мебель. Столовая и ресторан, расположенные друг над другом на разных этажах, обставлены мебелью 1960-х годов. В столовой я осмотрел несколько стульев голландской фирмы Ahrend – дизайнера Фрисо Крамера. На них клейма с одинаковой датой ― 1969 год. А само здание построено в 1982. Загадка.
Барбикан. Фото © Артём Дежурко

В нашей стране модернизм традиционно не любят. Мне кажется, лучший способ развеять эту застарелую неприязнь ― повести человека в Барбикан. Этой архитектурой невозможно не восхититься. Надеюсь, мои фотографии немного передают впечатление, которое она производит при первом посещении.
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко
Барбикан. Фото © Артём Дежурко

18 Февраля 2013

Автор текста:

Артем Дежурко
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.