Район Алтон. Фоторепортаж

Лучший пример британского «социального жилья» 1950-х годов — жилой район Алтон в Лондоне.

Автор текста:
Артем Дежурко

26 Марта 2013
mainImg
Что может быть лучше, чем «жилая единица» Ле Корбюзье? ― только пять «жилых единиц», стоящих на одной полянке! И в Лондоне есть такое место. Это Алтон (Олтон) ― район на юго-западной окраине города, вблизи Уимблдона, построенный в 50-е годы. Дома-башни и дома-пластины в его западной части ― пример «чистого» модернизма середины 20 века, редкий для Англии.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

В конце 1940-х и в 1950-е годы в Лондоне построили очень много жилых домов, но большинство из  них выглядит традиционно: кирпичные стены, черепичные крыши. По-настоящему модернистская архитектура строилась редко и сначала, кажется, исключительно по заказу государства, как социальное жилье. Район Алтон, например, строил Совет графства Лондон (London County Council), и большинство домов там до сих пор в собственности его преемника ― Совета Большого Лондона.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

Алтон состоит из двух частей, которые проектировали и строили почти одновременно две группы архитекторов, работавших в архитектурном отделе Совета графства Лондон: Восточный Алтон (Alton East, 1952–1958) и Западный Алтон (Alton West, 1955–1959). Считается, что восточная часть района ближе к шведскому варианту модернизма, а западная ― к интернациональному, то есть к стилю Ле Корбюзье и его последователей. Мы имеем в виду, конечно, стиль Ле Корбюзье 50-х, архитектуру «грубого бетона» и «жилых единиц» ― в Алтоне, как мы уже говорили, стоят пять их уменьшенных копий.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

Алтон расположен в очень красивой местности, на высоком холме, и почти со всех сторон окружен лугами и лесами. Это не дикие леса, а что-то вроде лесопарков, с прудами и дорожками. В районе свежий и чистый воздух, городской шум еле слышен, и с многих точек открываются далекие виды на луга, расположенные ниже по склону. В центре Алтона находится Паркстед-Хауз, вилла 1760-х годов, которую построил Уильям Чэмберс, один из лучших архитекторов того времени.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

Я шел в сторону Алтона через один из окружающих его лесопарков, пустошь Патни. Выйдя из леса на широкое Кингстонское шоссе, я перешел через него по неуютному подземному переходу и вскоре увидел впереди группу башен со стенами из кремового кирпича. Я почувствовал себя почти как на родине: лесопарк, шоссе, кирпичные башни над кронами деревьев... Выходя куда-нибудь из Измайловского парка, можно увидеть похожий пейзаж.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

В Восточном Алтоне башни рассыпаны по склону, поодаль друг от друга. Охватить их одним взглядом невозможно. Позади них стоят длинные кирпичные дома в четыре этажа, с галереей на третьем. Квартиры в них двухэтажные. В нижние квартиры заходят с улицы, в верхние ― с галереи. Есть там и двухэтажные домики, составленные в длинные ряды, стена к стене, и от традиционной застройки английского города отличающиеся только плоскими кровлями. Дорожки петляют по склонам с изумительно чистыми газонами, на которых в начале марта уже расцвели нарциссы. От шоссе район отделён кирпичной оградой, в которой в нескольких местах сделаны разрывы.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

Вообще, Алтон ― ухоженный и безопасный район. Люди здесь живут простые, но не самые бедные. Многие районы социального жилья, построенные в 50-е и 60-е годы на окраинах Лондона, превратились в трущобы, но Алтон почему-то избежал деградации. Дома сохранились очень хорошо, с переплётами окон, старыми деревянными дверьми, с керамической плиткой таких цветов, какие больше не встретишь.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

Мне показалось (может быть, из-за хорошей погоды), что архитектура кирпичных башен,  характерная для романтического модернизма 50-х, создаёт впечатление лёгкости, свободного и счастливого дыхания. У башен заужен первый этаж, и края верхних этажей опираются на «ножки». Внутренняя лестница освещена вертикальным окном на всю высоту фасада. На противоположном фасаде ― такое же окно, и дом просвечивает насквозь. На крыше ― надстройка с закруглёнными углами, как на палубе корабля.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

Кто-то из критиков модернизма, кажется, Чарльз Дженкс, говорил о том, что современные технологии и методы проектирования вовсе не вынуждают строить дома с окнами до пола, плоскими крышами и белыми стенами. Это не неотъемлемые признаки современной архитектуры, а лишь признаки стиля. Современная архитектура гораздо разнообразней.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

Эту мысль вспоминаешь, глядя на горизонтальные четырехэтажные дома в Восточном Алтоне. С одной стороны ― это именно «современная» архитектура, они могли быть построены только в 20 веке. Взять хоть то, как лихо некоторые из этих домов посажены на рельеф: часть дома на верхней террасе, часть на нижней, а между ними ― сустав лестницы, чьи марши соединяют уровни здания, оказавшиеся на разной высоте. Лестница заодно служит подворотней: через её нижнюю площадку можно пройти сквозь дом, из одного двора в другой.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

С другой стороны, в этих домах очень мало от модернизма как стиля. Стены из красного кирпича, кровли черепичные, внутри, кажется, стальной каркас ― такие технологии знал и 19 век. Галереи и входные двери квартир находятся на северных фасадах, а вдоль южных разбиты традиционные садики ― «задние дворы» квартир нижнего яруса. Эти дома, как поется в песне, «выглядят так несовременно» рядом с домами-башнями. Ле Корбюзье не одобрил бы такую архитектуру.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

Обе части района построены в 50-е годы, и с тех пор он мало изменился. В 60-е на перекрёстке Роухэмптон-лейн и Дейнсбери-авеню, куда сходятся главные улицы Алтона, построили библиотеку, молодёжный клуб и жилые дома с магазинами в первых этажах. Это бетонные бруталистские постройки; но многоэтажный дом над библиотекой очень похож на дома-пластины Западного Алтона, построенные на несколько лет раньше. Этот комплекс, расположенный на краю Алтона, стал как бы парадным въездом в район и его главной площадью. Позади него недавно построены новые здания Роухэмптонского университета, примыкающий к вилле 18 века.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

Восточный Алтон спланирован как парк. Улицы окружают его по периметру, а внутри ―  узкие внутриквартальные проезды, огибающие живописные группы зданий. Западный Алтон выглядит иначе. Это более плотное пространство, с более чёткой структурой. Через западную часть Алтона пролегают несколько улиц. Одна из них ― главная (Дейнбери-авеню). Она шире остальных, по ней ходит автобус, и по сторонам от неё открываются самые эффектные виды. Здания в Западном Алтоне сбиты в плотные группы: шеренга домов-пластин, три «куста» башен, тесные ряды четырёхэтажных домов с галереями. Западный Алтон производит впечатление не среды, а ансамбля. Есть и центр этого ансамбля ― широкий и пологий склон, свободный от всяких построек, над которым стоят дома-пластины на опорах ― самая нарядная группа зданий в районе. Под ними ― конечная остановка автобуса.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

Башни в Западном Алтоне выше, чем в Восточном, и с более широкими фасадами. Их тесные группы видны издалека и производят сильное впечатление, особенно из-за того, что фасады параллельны друг другу. Кажется, что дома, объединённые чьей-то таинственной волей, собираются двинуться вперёд, как прямоугольники батальонов на старинных планах сражений.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

У домов с галереями ― красивые, но монотонные фасады, различающие только цветом панелей, да и тут вариантов немного. Фасадные панели, насколько я смог разглядеть ― это крашеные листы оцинкованного железа. Эти дома стоят либо ровными рядами, в которых между задними дворами одного дома и фасадом соседнего остаётся узкий кирпичный проулок, по которому можно только пешком пройти; либо буквой «П», задними дворами внутрь.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

Шеренга домов-пластин очень эффектно выглядит со всех сторон. Они стоят параллельно, но, когда подходишь к ним близко, из-за перспективного искажения кажется, что дома веером разворачиваются перед тобой. Они стоят на склоне, поэтому их северо-восточные торцы «прилипли» к земле, а юго-западные оторваны от неё и стоят на высоких опорах. Из-за этого они замечательно смотрятся снизу, с главной улицы района: кажется, что они, разогнавшись, взлетают со склона.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

Сложная планировка домов-пластин отражается на фасадах избыточной пластикой, чью хитрую логику мне было интересно понять. Коротко говоря, фасады тут двухслойные. Внешняя плоскость фасада ― решётка, за ней находится основная стена с окнами. В доме, как это тут обычно бывает, двухэтажные квартиры, и ячейка фасадной решётки соответствует двум этажам. Структура фасадов с двух сторон дома разная, так как у них разная функция: на северо-западной стороне в промежутке между двумя плоскостями находятся галереи и входы в квартиры, а на юго-восточной ― лоджии.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

Вглядываясь в эти фасады, я не раз и не два вспоминал английскую перпендикулярную готику. Без шуток: похоже, английские архитекторы 20 века кое-чему учились у готической архитектуры. Откуда еще это стремление превратить поверхность здания в логическую загадку?
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

Кроме того, опоры домов-пластин стоят в шахматном порядке, и при движении мимо них то предстают в виде пестрой толпы, то вдруг складываются в правильные диагональные ряды.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

Я шел в Алтон полюбоваться на «чистый», хрестоматийный модернизм: дома-башни, дома-пластины, инфраструктура в шаговой доступности. А оказалось: на первый взгляд все так, а если присмотреться ― не очень. Федот, да не тот.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

Во-первых, здесь совсем другие типы жилья, и их неожиданно много. Домов-пластин в нашем понимании, состоящих из секций, тут нет вовсе. Зато есть немыслимые в социалистическом районе частные дома с собственным садом, двухэтажные (для семей) и одноэтажные (для стариков, которым трудно подниматься по лестнице). При этом во всех типах зданий ― практически один тип квартиры. Это и не квартира даже, а «домик» (англичане используют французское слово maisonette), сохраняющий обособленность даже под фасадом «жилой единицы»; двухэтажный, с входом с улицы и собственным садом позади. Если «домик» находится на верхних этажах здания, садик заменяет балкон. Одноэтажные квартиры тут, кажется, есть только в башнях, и они предназначены для самых бедных жителей района.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

Из-за этого городской пейзаж сложнее и богаче: дома от одного до двенадцати этажей в высоту громоздятся ярусами, а улица, помимо тротуаров и газонов, состоит из множества задних дворов, открытых всем взорам и трогательно захламленных. Кроме того, по Алтону можно гулять, не только кружа по поверхности земли, но и поднимаясь вверх. В большинстве домов лестницы, ведущие на верхние этажи, а также верхние галереи общедоступны.   Общественное пространство района трёхмерно.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

26 Марта 2013

Автор текста:

Артем Дежурко
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.