Район Алтон. Фоторепортаж

Лучший пример британского «социального жилья» 1950-х годов — жилой район Алтон в Лондоне.

Автор текста:
Артем Дежурко

26 Марта 2013
mainImg
Что может быть лучше, чем «жилая единица» Ле Корбюзье? ― только пять «жилых единиц», стоящих на одной полянке! И в Лондоне есть такое место. Это Алтон (Олтон) ― район на юго-западной окраине города, вблизи Уимблдона, построенный в 50-е годы. Дома-башни и дома-пластины в его западной части ― пример «чистого» модернизма середины 20 века, редкий для Англии.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

В конце 1940-х и в 1950-е годы в Лондоне построили очень много жилых домов, но большинство из  них выглядит традиционно: кирпичные стены, черепичные крыши. По-настоящему модернистская архитектура строилась редко и сначала, кажется, исключительно по заказу государства, как социальное жилье. Район Алтон, например, строил Совет графства Лондон (London County Council), и большинство домов там до сих пор в собственности его преемника ― Совета Большого Лондона.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

Алтон состоит из двух частей, которые проектировали и строили почти одновременно две группы архитекторов, работавших в архитектурном отделе Совета графства Лондон: Восточный Алтон (Alton East, 1952–1958) и Западный Алтон (Alton West, 1955–1959). Считается, что восточная часть района ближе к шведскому варианту модернизма, а западная ― к интернациональному, то есть к стилю Ле Корбюзье и его последователей. Мы имеем в виду, конечно, стиль Ле Корбюзье 50-х, архитектуру «грубого бетона» и «жилых единиц» ― в Алтоне, как мы уже говорили, стоят пять их уменьшенных копий.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

Алтон расположен в очень красивой местности, на высоком холме, и почти со всех сторон окружен лугами и лесами. Это не дикие леса, а что-то вроде лесопарков, с прудами и дорожками. В районе свежий и чистый воздух, городской шум еле слышен, и с многих точек открываются далекие виды на луга, расположенные ниже по склону. В центре Алтона находится Паркстед-Хауз, вилла 1760-х годов, которую построил Уильям Чэмберс, один из лучших архитекторов того времени.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

Я шел в сторону Алтона через один из окружающих его лесопарков, пустошь Патни. Выйдя из леса на широкое Кингстонское шоссе, я перешел через него по неуютному подземному переходу и вскоре увидел впереди группу башен со стенами из кремового кирпича. Я почувствовал себя почти как на родине: лесопарк, шоссе, кирпичные башни над кронами деревьев... Выходя куда-нибудь из Измайловского парка, можно увидеть похожий пейзаж.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

В Восточном Алтоне башни рассыпаны по склону, поодаль друг от друга. Охватить их одним взглядом невозможно. Позади них стоят длинные кирпичные дома в четыре этажа, с галереей на третьем. Квартиры в них двухэтажные. В нижние квартиры заходят с улицы, в верхние ― с галереи. Есть там и двухэтажные домики, составленные в длинные ряды, стена к стене, и от традиционной застройки английского города отличающиеся только плоскими кровлями. Дорожки петляют по склонам с изумительно чистыми газонами, на которых в начале марта уже расцвели нарциссы. От шоссе район отделён кирпичной оградой, в которой в нескольких местах сделаны разрывы.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

Вообще, Алтон ― ухоженный и безопасный район. Люди здесь живут простые, но не самые бедные. Многие районы социального жилья, построенные в 50-е и 60-е годы на окраинах Лондона, превратились в трущобы, но Алтон почему-то избежал деградации. Дома сохранились очень хорошо, с переплётами окон, старыми деревянными дверьми, с керамической плиткой таких цветов, какие больше не встретишь.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

Мне показалось (может быть, из-за хорошей погоды), что архитектура кирпичных башен,  характерная для романтического модернизма 50-х, создаёт впечатление лёгкости, свободного и счастливого дыхания. У башен заужен первый этаж, и края верхних этажей опираются на «ножки». Внутренняя лестница освещена вертикальным окном на всю высоту фасада. На противоположном фасаде ― такое же окно, и дом просвечивает насквозь. На крыше ― надстройка с закруглёнными углами, как на палубе корабля.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

Кто-то из критиков модернизма, кажется, Чарльз Дженкс, говорил о том, что современные технологии и методы проектирования вовсе не вынуждают строить дома с окнами до пола, плоскими крышами и белыми стенами. Это не неотъемлемые признаки современной архитектуры, а лишь признаки стиля. Современная архитектура гораздо разнообразней.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

Эту мысль вспоминаешь, глядя на горизонтальные четырехэтажные дома в Восточном Алтоне. С одной стороны ― это именно «современная» архитектура, они могли быть построены только в 20 веке. Взять хоть то, как лихо некоторые из этих домов посажены на рельеф: часть дома на верхней террасе, часть на нижней, а между ними ― сустав лестницы, чьи марши соединяют уровни здания, оказавшиеся на разной высоте. Лестница заодно служит подворотней: через её нижнюю площадку можно пройти сквозь дом, из одного двора в другой.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

С другой стороны, в этих домах очень мало от модернизма как стиля. Стены из красного кирпича, кровли черепичные, внутри, кажется, стальной каркас ― такие технологии знал и 19 век. Галереи и входные двери квартир находятся на северных фасадах, а вдоль южных разбиты традиционные садики ― «задние дворы» квартир нижнего яруса. Эти дома, как поется в песне, «выглядят так несовременно» рядом с домами-башнями. Ле Корбюзье не одобрил бы такую архитектуру.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

Обе части района построены в 50-е годы, и с тех пор он мало изменился. В 60-е на перекрёстке Роухэмптон-лейн и Дейнсбери-авеню, куда сходятся главные улицы Алтона, построили библиотеку, молодёжный клуб и жилые дома с магазинами в первых этажах. Это бетонные бруталистские постройки; но многоэтажный дом над библиотекой очень похож на дома-пластины Западного Алтона, построенные на несколько лет раньше. Этот комплекс, расположенный на краю Алтона, стал как бы парадным въездом в район и его главной площадью. Позади него недавно построены новые здания Роухэмптонского университета, примыкающий к вилле 18 века.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

Восточный Алтон спланирован как парк. Улицы окружают его по периметру, а внутри ―  узкие внутриквартальные проезды, огибающие живописные группы зданий. Западный Алтон выглядит иначе. Это более плотное пространство, с более чёткой структурой. Через западную часть Алтона пролегают несколько улиц. Одна из них ― главная (Дейнбери-авеню). Она шире остальных, по ней ходит автобус, и по сторонам от неё открываются самые эффектные виды. Здания в Западном Алтоне сбиты в плотные группы: шеренга домов-пластин, три «куста» башен, тесные ряды четырёхэтажных домов с галереями. Западный Алтон производит впечатление не среды, а ансамбля. Есть и центр этого ансамбля ― широкий и пологий склон, свободный от всяких построек, над которым стоят дома-пластины на опорах ― самая нарядная группа зданий в районе. Под ними ― конечная остановка автобуса.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

Башни в Западном Алтоне выше, чем в Восточном, и с более широкими фасадами. Их тесные группы видны издалека и производят сильное впечатление, особенно из-за того, что фасады параллельны друг другу. Кажется, что дома, объединённые чьей-то таинственной волей, собираются двинуться вперёд, как прямоугольники батальонов на старинных планах сражений.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

У домов с галереями ― красивые, но монотонные фасады, различающие только цветом панелей, да и тут вариантов немного. Фасадные панели, насколько я смог разглядеть ― это крашеные листы оцинкованного железа. Эти дома стоят либо ровными рядами, в которых между задними дворами одного дома и фасадом соседнего остаётся узкий кирпичный проулок, по которому можно только пешком пройти; либо буквой «П», задними дворами внутрь.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

Шеренга домов-пластин очень эффектно выглядит со всех сторон. Они стоят параллельно, но, когда подходишь к ним близко, из-за перспективного искажения кажется, что дома веером разворачиваются перед тобой. Они стоят на склоне, поэтому их северо-восточные торцы «прилипли» к земле, а юго-западные оторваны от неё и стоят на высоких опорах. Из-за этого они замечательно смотрятся снизу, с главной улицы района: кажется, что они, разогнавшись, взлетают со склона.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

Сложная планировка домов-пластин отражается на фасадах избыточной пластикой, чью хитрую логику мне было интересно понять. Коротко говоря, фасады тут двухслойные. Внешняя плоскость фасада ― решётка, за ней находится основная стена с окнами. В доме, как это тут обычно бывает, двухэтажные квартиры, и ячейка фасадной решётки соответствует двум этажам. Структура фасадов с двух сторон дома разная, так как у них разная функция: на северо-западной стороне в промежутке между двумя плоскостями находятся галереи и входы в квартиры, а на юго-восточной ― лоджии.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

Вглядываясь в эти фасады, я не раз и не два вспоминал английскую перпендикулярную готику. Без шуток: похоже, английские архитекторы 20 века кое-чему учились у готической архитектуры. Откуда еще это стремление превратить поверхность здания в логическую загадку?
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

Кроме того, опоры домов-пластин стоят в шахматном порядке, и при движении мимо них то предстают в виде пестрой толпы, то вдруг складываются в правильные диагональные ряды.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

Я шел в Алтон полюбоваться на «чистый», хрестоматийный модернизм: дома-башни, дома-пластины, инфраструктура в шаговой доступности. А оказалось: на первый взгляд все так, а если присмотреться ― не очень. Федот, да не тот.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

Во-первых, здесь совсем другие типы жилья, и их неожиданно много. Домов-пластин в нашем понимании, состоящих из секций, тут нет вовсе. Зато есть немыслимые в социалистическом районе частные дома с собственным садом, двухэтажные (для семей) и одноэтажные (для стариков, которым трудно подниматься по лестнице). При этом во всех типах зданий ― практически один тип квартиры. Это и не квартира даже, а «домик» (англичане используют французское слово maisonette), сохраняющий обособленность даже под фасадом «жилой единицы»; двухэтажный, с входом с улицы и собственным садом позади. Если «домик» находится на верхних этажах здания, садик заменяет балкон. Одноэтажные квартиры тут, кажется, есть только в башнях, и они предназначены для самых бедных жителей района.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

Из-за этого городской пейзаж сложнее и богаче: дома от одного до двенадцати этажей в высоту громоздятся ярусами, а улица, помимо тротуаров и газонов, состоит из множества задних дворов, открытых всем взорам и трогательно захламленных. Кроме того, по Алтону можно гулять, не только кружа по поверхности земли, но и поднимаясь вверх. В большинстве домов лестницы, ведущие на верхние этажи, а также верхние галереи общедоступны.   Общественное пространство района трёхмерно.
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко
Район Алтон. Фото © Артём Дежурко

26 Марта 2013

Автор текста:

Артем Дежурко
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.