Микрорайон Холфилд. Фоторепортаж

Весенняя прогулка по Холфилд-эстейт, лондонскому шедевру королей модернизма Бертольда Любеткина и Дениса Ласдена.

Автор текста:
Артем Дежурко

08 Апреля 2013
mainImg
Холфилд (Hallfield Estate) спроектировало в 1947 знаменитое архитектурное бюро «Тектон» ― Бертольд Любеткин, Денис Ласден и Карл Людвиг Франк. Год спустя «Тектон» распался, и жилой массив построил в 1951–1958 один из авторов, Ласден, совместно с Линдси Дрейк.
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко

Холфилд ― это микрорайон из 14 домов-пластин. Он находится почти в центре Лондона, около Паддингтонского вокзала. Дома расположены регулярной сеткой, под прямым углом друг к другу. Площадка под ними выровнена и привязана к нижней точке рельефа, так что улицы, окружающие Холфилд, почти со всех сторон выше уровня подъездов. Получается, что массив расположен в искусственной котловине.
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко

Микрорайон производит впечатление хитро срифмованного стихотворения или музыкального отрывка с секвенциями. Тут два типа домов: в продольном направлении стоят длинные и высокие десятиэтажные здания, в поперечном ― шестиэтажные. Все продольные дома похожи между собой, и все поперечные ― друг на друга. У каждого корпуса два разных фасада, но все фасады, которые смотрят в одну сторону, одинаковы. Таким образом, здесь четыре вида фасадов, где по-разному разыграна одна тема ― шахматное расположение проемов и опор.
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко

Хотя дома стоят, как уже сказано, по сетке, не все ее ячейки заняты. Ритм построек свободный и прерывистый. У района есть «начало» ― одноэтажная ротонда прачечной, где сейчас находится офис местной администрации, ― и «конец» ― здание школы и детского сада, о котором речь впереди.
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко

Подъезды везде открытые, и в квартиры заходишь с галерей, которые расположены на северных фасадах (точнее ― на северо-западных и северо-восточных). Внутренних коридоров между квартирами нет, но в самих квартирах есть длинные коридоры. Вообще, квартиры здесь очень похожи на квартиры в советских панельных домах, только покрупнее, и ревнители рациональных планировок вряд ли отнесутся к ним благосклонно.
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко

Эти дома чутко реагируют на солнце, как растения. У всех домов северные фасады ― холодные, белые, а южные ― теплые, кирпичные. На северные фасады выходят окна кухонь и ванных, на южные ― окна жилых комнат, причем в продольных, десятиэтажных домах эти окна опускаются до пола.  В поперечных домах на юго-восточных фасадах расположены балконы, повернувшиеся к югу, как головки цветов. И только у одного поперечного дома ― Вустер-хауса (Worcester House) ― балконы смотрят в обратную сторону, потому что этот дом стоит в южном углу двора. Будь у него такие же балконы, как у остальных, они бы смотрели на близкий и темный фасад соседнего здания; поэтому здесь балконы развернулись и выходят на широкий двор.
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко

Растительная метафора не мной придумана: ей охотно пользуются и авторы Холфилда. Известен рисунок Линдси Дрейк и Дениса Ласдена, на котором план Холфилдской школы (о которой речь впереди) превращен в изображение цветущей ветки, где галереям и павильонам соответствуют стебли, листья, цветок и гроздь плодов.
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко

Эта архитектура богата избыточными деталями, в которых обнаруживается сильное сходство с декоративным искусством и мебелью 1950-х годов. Всюду натыкаешься на линии сложной кривизны: тут бортик лестницы в форме бумеранга, там опора, овальная в сечении. Углы продольных домов опираются на колонны, чья форма так сложна, что, вместо описания, лучше назвать их скульптурами. В середине продольных домов, строго по оси северного фасада, розовая стена, разделяющая марши открытой лестницы, сужается кверху и книзу и, благодаря выемке перил, на срезе напоминает турнирное копье. Видно, что архитекторы наслаждались рисованием этих мелочей.
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко

Жильцы района поддерживают его в образцовом порядке. Дворы заботливо возделаны и выглядят как парк в чьем-нибудь поместье. Кажется, на средства жильцов недавно был проведен ремонт под руководством мастерской David Miller Architects, во время которого домам поновили фасады и заменили все окна и двери. Кое-где работы на фасадах еще продолжаются.
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко

Но в уютные дворы чужой человек не может войти. Они огорожены высокими решетками, которые очень мешают съемке, да и праздному прохожему раздражают взгляд, мешая воспринять Холфилд как чистую архитектурную поэму. Судя по всему, решетки появились давно. Их можно видеть на старых фотографиях из коллекции Института Курто, которые на глаз, по автомобилям и высоте деревьев, к настоящему времени сильно подросших, можно датировать приблизительно серединой 1960-х годов.
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко

Немного нарушает гармонию этой архитектуры длинное двухэтажное здание клиники, построенное, судя по стилю, в те же 60-е годы. Само по себе оно неплохо смотрится, но заслоняет эффектный вид из глубины двора на районную школу. Школьный актовый зал, высокий и сильно выступающий павильон, расположен строго на оси двора и смотрит в него глухой выпуклой белой стеной. Она, вероятно, раньше эффектно выглядела издали, обрамленная двумя одинаковыми фасадами домов-пластин. Но сейчас двор замкнула больница, и фасад школы выходит на узкий внутриквартальный проезд.
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко

Школа ― это то, что здесь называют primary school. В одной ее части ― детский сад, в другой ― классы для младших школьников. Ласден спроектировал ее позже, чем жилые дома, уже без участия Любеткина. Это знаменитое здание, шедевр из шедевров. Параболические очертания плана, капризное разнообразие фасадов, павильоны, галереи и навесы со световыми люками ― чуть ли не все приемы классического модернизма здесь собраны и предъявлены в ослепительном разнообразии.
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко

Но я не увидел ее. В Лондоне принято окружать школы и детские сады очень высоким, гораздо выше человеческого роста, и почти непрозрачным забором. Школы почти незаметны в городе и только на переменах выдают себя яростным визгом резвящихся детей, от которого закладывает уши. Я обошел по периметру участок школы, жадно заглядывая в каждую щель, но так и не увидел запретный мир детства. За оградой низкие павильоны тонули в густых зарослях.
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко


08 Апреля 2013

Автор текста:

Артем Дежурко
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.