Микрорайон Холфилд. Фоторепортаж

Весенняя прогулка по Холфилд-эстейт, лондонскому шедевру королей модернизма Бертольда Любеткина и Дениса Ласдена.

Автор текста:
Артем Дежурко

08 Апреля 2013
mainImg
Холфилд (Hallfield Estate) спроектировало в 1947 знаменитое архитектурное бюро «Тектон» ― Бертольд Любеткин, Денис Ласден и Карл Людвиг Франк. Год спустя «Тектон» распался, и жилой массив построил в 1951–1958 один из авторов, Ласден, совместно с Линдси Дрейк.
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко

Холфилд ― это микрорайон из 14 домов-пластин. Он находится почти в центре Лондона, около Паддингтонского вокзала. Дома расположены регулярной сеткой, под прямым углом друг к другу. Площадка под ними выровнена и привязана к нижней точке рельефа, так что улицы, окружающие Холфилд, почти со всех сторон выше уровня подъездов. Получается, что массив расположен в искусственной котловине.
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко

Микрорайон производит впечатление хитро срифмованного стихотворения или музыкального отрывка с секвенциями. Тут два типа домов: в продольном направлении стоят длинные и высокие десятиэтажные здания, в поперечном ― шестиэтажные. Все продольные дома похожи между собой, и все поперечные ― друг на друга. У каждого корпуса два разных фасада, но все фасады, которые смотрят в одну сторону, одинаковы. Таким образом, здесь четыре вида фасадов, где по-разному разыграна одна тема ― шахматное расположение проемов и опор.
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко

Хотя дома стоят, как уже сказано, по сетке, не все ее ячейки заняты. Ритм построек свободный и прерывистый. У района есть «начало» ― одноэтажная ротонда прачечной, где сейчас находится офис местной администрации, ― и «конец» ― здание школы и детского сада, о котором речь впереди.
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко

Подъезды везде открытые, и в квартиры заходишь с галерей, которые расположены на северных фасадах (точнее ― на северо-западных и северо-восточных). Внутренних коридоров между квартирами нет, но в самих квартирах есть длинные коридоры. Вообще, квартиры здесь очень похожи на квартиры в советских панельных домах, только покрупнее, и ревнители рациональных планировок вряд ли отнесутся к ним благосклонно.
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко

Эти дома чутко реагируют на солнце, как растения. У всех домов северные фасады ― холодные, белые, а южные ― теплые, кирпичные. На северные фасады выходят окна кухонь и ванных, на южные ― окна жилых комнат, причем в продольных, десятиэтажных домах эти окна опускаются до пола.  В поперечных домах на юго-восточных фасадах расположены балконы, повернувшиеся к югу, как головки цветов. И только у одного поперечного дома ― Вустер-хауса (Worcester House) ― балконы смотрят в обратную сторону, потому что этот дом стоит в южном углу двора. Будь у него такие же балконы, как у остальных, они бы смотрели на близкий и темный фасад соседнего здания; поэтому здесь балконы развернулись и выходят на широкий двор.
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко

Растительная метафора не мной придумана: ей охотно пользуются и авторы Холфилда. Известен рисунок Линдси Дрейк и Дениса Ласдена, на котором план Холфилдской школы (о которой речь впереди) превращен в изображение цветущей ветки, где галереям и павильонам соответствуют стебли, листья, цветок и гроздь плодов.
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко

Эта архитектура богата избыточными деталями, в которых обнаруживается сильное сходство с декоративным искусством и мебелью 1950-х годов. Всюду натыкаешься на линии сложной кривизны: тут бортик лестницы в форме бумеранга, там опора, овальная в сечении. Углы продольных домов опираются на колонны, чья форма так сложна, что, вместо описания, лучше назвать их скульптурами. В середине продольных домов, строго по оси северного фасада, розовая стена, разделяющая марши открытой лестницы, сужается кверху и книзу и, благодаря выемке перил, на срезе напоминает турнирное копье. Видно, что архитекторы наслаждались рисованием этих мелочей.
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко

Жильцы района поддерживают его в образцовом порядке. Дворы заботливо возделаны и выглядят как парк в чьем-нибудь поместье. Кажется, на средства жильцов недавно был проведен ремонт под руководством мастерской David Miller Architects, во время которого домам поновили фасады и заменили все окна и двери. Кое-где работы на фасадах еще продолжаются.
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко

Но в уютные дворы чужой человек не может войти. Они огорожены высокими решетками, которые очень мешают съемке, да и праздному прохожему раздражают взгляд, мешая воспринять Холфилд как чистую архитектурную поэму. Судя по всему, решетки появились давно. Их можно видеть на старых фотографиях из коллекции Института Курто, которые на глаз, по автомобилям и высоте деревьев, к настоящему времени сильно подросших, можно датировать приблизительно серединой 1960-х годов.
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко

Немного нарушает гармонию этой архитектуры длинное двухэтажное здание клиники, построенное, судя по стилю, в те же 60-е годы. Само по себе оно неплохо смотрится, но заслоняет эффектный вид из глубины двора на районную школу. Школьный актовый зал, высокий и сильно выступающий павильон, расположен строго на оси двора и смотрит в него глухой выпуклой белой стеной. Она, вероятно, раньше эффектно выглядела издали, обрамленная двумя одинаковыми фасадами домов-пластин. Но сейчас двор замкнула больница, и фасад школы выходит на узкий внутриквартальный проезд.
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко

Школа ― это то, что здесь называют primary school. В одной ее части ― детский сад, в другой ― классы для младших школьников. Ласден спроектировал ее позже, чем жилые дома, уже без участия Любеткина. Это знаменитое здание, шедевр из шедевров. Параболические очертания плана, капризное разнообразие фасадов, павильоны, галереи и навесы со световыми люками ― чуть ли не все приемы классического модернизма здесь собраны и предъявлены в ослепительном разнообразии.
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко

Но я не увидел ее. В Лондоне принято окружать школы и детские сады очень высоким, гораздо выше человеческого роста, и почти непрозрачным забором. Школы почти незаметны в городе и только на переменах выдают себя яростным визгом резвящихся детей, от которого закладывает уши. Я обошел по периметру участок школы, жадно заглядывая в каждую щель, но так и не увидел запретный мир детства. За оградой низкие павильоны тонули в густых зарослях.
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко
Микрорайон Холфилд. Фото © Артём Дежурко

08 Апреля 2013

Автор текста:

Артем Дежурко
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Умерла Ольга Севан
Реставратор, исследователь и защитник деревянной архитектуры и исторической среды русского Севера, малых городов и сел.
Формируя культурную среду
Каждый год тысячи Домов культуры по всей России перестают функционировать, сносятся или перепрофилируются. Единичные примеры успешных реконструкций не могут изменить тенденцию. Без комплексного подхода к модернизации ДК, учитывающего новые запросы общества, их будущее остается под вопросом. О существующей практике развития ДК и поисках новых решений говорили участники конференции «Новые форматы культурных центров», проведенной в рамках фестиваля «Зодчество» командой проекта «Идентичность в типовом».
Не реставрация, но воссоздание
Декоративное панно «Защитникам Отечества» в Калуге, созданное почти полвека назад художником Владимиром Животковым, обрело вторую жизнь и избежало забвения. Теперь на его месте – точная и усиленная копия.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Гаражный заговор
Публикуем главу из книги «Гараж» художницы Оливии Эрлангер и архитектора Луиса Ортеги Говели о «гаражной мифологии» и происхождении этого типа постройки. Книга выпущена Strelka Press совместно с музеем современного искусства «Гараж».
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.