Строители и первопроходцы

В рамках конкурса на лучшую идею памятника в честь 50-летия БАМа в Музее архитектуры прошла лекция Марка Акопяна, посвященная архитектурному и градостроительному наследию проекта. Публикуем тезисы выступления.

mainImg
Байкало-Амурская железная дорога, протяженностью более 4 000 км, проходит через Восточную Сибирь и Дальний Восток России севернее Транссиба. Причем, по большей части – в районе вечной мерзлоты. За всю историю это, пожалуй, крупнейший проект инфраструктурного строительства: за десять лет планировалось заселить и освоить несколько миллионов квадратных километров, и, что самое удивительное, дорогу действительно построили. 

За колоссальным объемом строительства стоял не менее впечатляющий объем проектной работы –  в него были вовлечены порядка 70 институтов со всех республик бывшего СССР. И – наверное, это опять же беспрецедентный в истории масштаб одномоментной работы проектировщиков – сразу и над всеми участками дороги. Основной этап проектирования пришелся на вторую половину 1970-х, а к концу 1980-х уже завершилось строительство и самой дороги, и поселков вдоль нее. 
  • zooming
    Станция Тында» (№26). Арх. В. Гудков, А. Козлов (Моспроект-1, Мастерская № 13)
    Илл. предоставлены Музеем архитектуры им. А.В. Щусева
  • zooming
    Экспериментальные жилые дома. Поселок Верхнезейск (№30) В. Рапопорт, Р. Сабитов, В. Соловьев (Башкиргражданпроект)
    Илл. предоставлены Музеем архитектуры им. А.В. Щусева

Помимо своего народохозяйственного значения, БАМ – это еще и важнейший культурный проект эпохи и он, конечно, не случайно стал предметом изучения искусствоведов и историков архитектуры. Как подчеркивает Марк Акопян, советский XX век уникален тем, что подходил к инфраструктуре как к проблеме искусства, творческого и эстетического поиска. Все эти вопросы поставил перед архитекторами еще авангард: сказалось и увлечение новыми технологиями, и материалами, и разработкой новых типологий зданий. В итоге гаражи, фабрики, промышленные и гидротехнические сооружения становились предметами архитектурных конкурсов и новаторских экспериментов, и в этом жанре появлялись выдающиеся объекты, от гаражей Мельникова до Днепрогэса Весниных.
  • zooming
    1 / 4
    Поселок Улькан (№7), М. Датиев, А. Джаббаров, Ю. Толстоногов (Азгоспроект), 10000-12000 жителей
    Илл. предоставлены Музеем архитектуры имени А.В. Щусева
  • zooming
    2 / 4
    Поселок Улькан (№7), М. Датиев, А. Джаббаров, Ю. Толстоногов (Азгоспроект), 10000-12000 жителей
    Илл. предоставлены Музеем архитектуры имени А.В. Щусева
  • zooming
    3 / 4
    Поселок Новый Уоян (№12), А. Кульветис (Институт проектирования промышленного строительства Литовской ССР), 1800 жителей
    Илл. предоставлены Музеем архитектуры имени А.В. Щусева
  • zooming
    4 / 4
    Поселок Новый Уоян (№12), А. Кульветис (Институт проектирования промышленного строительства Литовской ССР), 1800 жителей
    Илл. предоставлены Музеем архитектуры имени А.В. Щусева

Этими же идеями было проникнуто и проектирование БАМа. Помимо большой идеологической нагрузки – как колоссального шага в деле освоения нетронутых земель – на него наложилась и своеобразная патетика научно-технического прогресса, охватившаяся молодое поколение после полета Гагарина в космос.
cic =

Марк Акопян

«БАМ – это уникальный культурный феномен. Его строило поколение 20-30-летних людей, выросших на журналах «Техника молодежи» и мифах о покорении космоса. Большая часть культурных поисков эпохи заключалась в том, что полет в космос – фундаментальное открытие советского общества, еще чуть-чуть и дальше будут другие планеты. Но проходило время, и никто никуда не летел. А энтузиазм, энергия были, и БАМ стал возможностью построить для себя свой идеальный мир, колонизировав почти заполярные территории, создать здесь идеальное общество и остаться жить. Эта идея манила туда людей, и архитекторы отвечали на их запрос». 
 
Всего на участке от Усть-Кута, который начали строить в 1974 году, и до Комсомольска-на-Амуре было возведено 48 поселений. Все они разного масштаба, но строились по единому принципу: в начале закладывалась небольшая центральная часть, на несколько сотен жителей, и дальше создавался проект второй очереди, которая строилась, если в этом была потребность. Крупнейшие, например, Тында и Северобайкальск – города с населением больше 20 000 человек. Но есть и поселки, где на спутниковой карте видно, что ядро построено, но дальнейшего развития не случилось.
  • zooming
    1 / 3
    Конкурсный проект вокзала на 50 пассажиров. В Панельном исполнении
    Илл. предоставлены Музеем архитектуры им. А.В. Щусева
  • zooming
    2 / 3
    Конкурсный проект вокзала на 100 пассажиров. В Панельном исполнении. Авторы Уралгипротранс и кафедра ПГС ВЗИИТа
    Илл. предоставлены Музеем архитектуры им. А.В. Щусева
  • zooming
    3 / 3
    Конкурсный проект вокзала на 50 пассажиров. Из деревянных брусьев. Авторы И. Явейн, О. Явейн, Н. Явейн
    Илл. предоставлены Музеем архитектуры им. А.В. Щусева

Практически везде до сих пор ясно видны общие принципы пространственной организации, разработанные проектными мастерскими с 1974 по 1976 год. В отличие от Транссиба все населенные пункты БАМа закладывали только с одной стороны от путей, имея резервную территорию для роста. Узловой точкой был вокзал – главная улица связывала его с планировочным центром поселка. Важно отметить, что это был общественный, а не идеологический центр – городская площадь, где располагался магазин, школа или больница.
cic =

Марк Акопян

«Важнейшим планировочным принципом поселков БАМа является их общественный центр. Если ранее на его месте всегда находился дом советов, клуб или театр, то есть реализовывалась идеологическая программа, то здесь это общественное пространство. Это роднит БАМ с идеями НЭРа и его мечтами о новой системе жизни. Именно в бионических структурах НЭРа мы видим в центре гражданское пространство: по сути, это постиндустриальный город, который приходит на смену индустриальному, где все общение происходило между человеком и фабрикой. И в этом отношении проект БАМа – очень прогрессивный для своего времени».

Помимо своей планировки поселки БАМа замечательны и проектами отдельных зданий, среди которых встречаются экспериментальные типовые серии – например, специально разработанная для БАМа серия 122 БА (ЛенЗНИИЭП). Но главные архитектурные объекты – это, конечно, вокзалы, причем некоторые из них настоящие жемчужины, встретить которые в местах, где не всегда есть даже спутниковые снимки, довольно неожиданно.
 
В середине 1970-х на типовые проекты вокзалов БАМа разной вместимости был поведен архитектурный конкурс. Он совпал со временем увлечения интернациональным модернизмом, но, пока шла стройка поселков – а вокзал в них всегда был последним на очереди зданием – сменилась эпоха. Так, возведенные в середине и второй половине 1980-х вокзальные комплексы по стилю получились ближе к постмодернизму, а многие из них были построены с примесью национальной эклектики.
  • zooming
    1 / 3
    Станция Звездная (№3) Армгоспроект. Арх. А. Давтян, М. Алексанян
    Илл. предоставлены Музеем архитектуры им. А.В. Щусева
  • zooming
    2 / 3
    Станция Тунгала (№32) Архитектор В. Авксентюк (Сибгипротранс)
    Илл. предоставлены Музеем архитектуры им. А.В. Щусева
  • zooming
    3 / 3
    Станция Таксимо (№14) Латгипрострой. Арх. Х. Васильева, А. Кронбергс, Э. Трейманис. Конст. Л. Егере, Я. Формальский
    Илл. предоставлены Музеем архитектуры им. А.В. Щусева
 
Стилистический вектор определялся тем, какая республика занималась строительством. Так, вокзал станции Звездная облицован привезенным (!) армянским туфом (Армгоспроект), а станция Улькан – украшена национальным орнаментом (Азгоспроект). Но встречаются также яркие авторские жесты – прежде всего это три вокзала, автором которых является архитектор Владимир Авксентюк (Сибгипротранс): это крупнейший вокзал в Северобайкальске, станции Тунгала и Постышево. Несмотря на разницу масштаба, все три здания – абсолютно столичные по своему уровню объекты. Вокзал в Северобайкальске, расположенный на берегу Байкала – это еще и инженерный шедевр: в нем реализована самая большая для этих широт вантовая кровля. Постышево – один из самых фотогеничных объектов БАМа, виртуозно использующий пластику складчатой кровли снаружи и внутри.
  • zooming
    Станция Северобайкальск (№9), Сибгипротранс. Арх. В. Авксентюк, инж. В. Жигалов, М. Песляк
    Илл. предоставлены Музеем архитектуры им. А.В. Щусева
  • zooming
    Станция Северобайкальск (№9), Сибгипротранс. Арх. В. Авксентюк, инж. В. Жигалов, М. Песляк
    Илл. предоставлены Музеем архитектуры им. А.В. Щусева

Впрочем, атрибутировать, по словам Марка Акопяна, удалось меньше половины проектов. В лучшем случае имена авторов остались в архивах проектных институтов, нередко эти архивы расположены на территории других государств, а в худшем случае – вообще не сохранилось. Все поселки БАМа – это, конечно, коллективный труд прибывавших туда из разных республик строителей-комсомольцев, градостроителей и архитекторов. Причем многое еще допроектировалось и корректировалось по месту, и в этом кроется еще одна особенность БАМа: все поселки вписывали в существующий ландшафт: никакого выравнивания не предполагалось. «То есть сама идеология проекта как попытка не перестроить это место, а построить что-то новое для этого места – как если бы люди осваивали иную планету – делает БАМ, как бы мы сегодня сказали, инклюзивным проектированием», – говорит Марк Акопян. 
  • zooming
    1 / 3
    Станция Постышево (№44). Сибгипротранс. Арх. В. Авксентюк, Ю. Ершова, инж. М. Песляк
    Илл. предоставлены Музеем архитектуры им. А.В. Щусева
  • zooming
    2 / 3
    Станция Постышево (№44). Сибгипротранс. Арх. В. Авксентюк, Ю. Ершова, инж. М. Песляк
    Илл. предоставлены Музеем архитектуры им. А.В. Щусева
  • zooming
    3 / 3
    Станция Постышево (№44). Сибгипротранс. Арх. В. Авксентюк, Ю. Ершова, инж. М. Песляк
    Илл. предоставлены Музеем архитектуры им. А.В. Щусева

БАМ – выдающийся проект, который заставляет размышлять и вдохновляться им. В контексте нынешнего конкурса участникам предстоит достаточно сложный поиск нетривиальной формы, способной отразить масштаб явления. И здесь на помощь, по словам Акопяна, может прийти история и лучшие идеи архитекторов XX века. Чтобы память жила в будущем – памятник должен быть футуристичным, ведь и сам БАМ – проект, устремленный в далекое будущее. Со своей стороны, организаторы конкурса провели проектный семинар с участием реальных строителей БАМа и дополнили ТЗ конкурса пожеланиями ветеранов стройки. 

Напомним, что конкурс на лучшую концепцию памятника, посвященного 50-летию Байкало-Амурской магистрали, организован Фондом развития науки и культуры «Таволга» при поддержке ОАО «РЖД», партнером выступает Государственный музей архитектуры имени А.В. Щусева. Оператор конкурса – Институт Генплана Москвы.

05 Декабря 2022

Похожие статьи
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.
«Красный просвещенец» в Нижнем Новгороде: снос или...
В Нижнем Новгороде прямо сейчас идет «битва экспертиз»: удивительный заросший зеленью квартал двадцатых годов «Красный просвещенец», с одной стороны, пытаются поставить на охрану как достопримечательное место, а с другой стороны, похоже, есть желание отдать его под застройку полностью или частично. Мы попросили журналиста и активиста Иру Маслову рассказать о ситуации.
Дом-U
Комплекс Jois совмещает высотность с террасами, а самые роскошные квартиры опускает с пентхаусов в нижние этажи. Мощный иконический образ U-образного дома – результат поисков нового стандарта жизни в высотных зданиях архитекторами «Генпро».
14+ ТОП сессий деловой программы «Казаныша»
Завтра в Казани стартует архитектурно-строительный форум. Стали разбираться в его программе и выбрали, для начала, 10 сессий, достойных внимания, для первого дня, и еще по 4 для других. Может быть, еще допишем. А пока интересующимся еще не поздно купить билеты.
Параметры комплексного развития
Рассматриваем три проекта КРТ, показанных Мособлархитектурой на Зодчестве 2023. Все они демонстрируют разные ракурсы комплексного подхода к планированию и раскрытию территорий, особенно – заброшенных промышленных, расположенных как рядом с Москвой, так и на отдалении.
Куда пойти учиться?
5 вариантов дополнительного...
По следам круглого стола, организованного Институтом Генплана на Зодчестве – и в преддверии старта выставки «Открытого города», – рассматриваем разные направления бесплатного дополнительного образования для архитекторов. Оно позволяет развить навыки, приблизиться к реализации мечты, или выйти из зоны комфорта и войти в новую, устроившись на работу.
Вид на город
Узнать, что видно из московских окон и как меняется образ столицы по времени, можно на выставке в Подземном музее парка «Зарядье». Она работает до 15 октября.
Искусство на районе
На Дизайнерском бульваре в Москве открыта выставка паблик-арта с объектами девяти художников. Вплетенное в пейзаж жилого района, искусство стало неотъемлемой частью повседневности. Предлагаем познакомиться с пятью участниками.
Сны о вселенной
На прошлой неделе начала работу Первая архитектурная Биеннале в Метавселенной. Мероприятие демонстрирует, что технологии иммерсивного интернета доступны уже сегодня, и пришло время архитекторам обустраивать «новые земли». В нашей подборке – восемь объектов биеннале, показавшихся наиболее интригующими.
Илья Голосов и приемы советской версии ар-деко
Сегодня архитектору Илье Голосову исполнилось бы 140 лет. В честь юбилея Андрей Бархин вновь рассказывает об особенностях советского декоративизма тридцатых годов на примере творчества мастера, с американскими и европейскими образцами.
Предсказания и заблуждения
В этом году на «Архстоянии» появится два новых арт-дома, а главный объект – капсулу предсказаний – в последний день фестиваля планируется закопать.
Строители БАМа. Итоги конкурса
Подведены итоги открытого всероссийского конкурса «Строители БАМа» на лучшую концепцию мемориала создателям Байкало-Амурской магистрали. Публикуем 5 проектов победителей.
Нейрокапром или как сделать плохо специально
Преподаватели и студенты кафедры средового дизайна РАНХиГС провели эксперимент с нейросетью Stable Diffusion, пытаясь воспроизвести вернакулярную архитектуру, советский модернизм и капром. Результаты интересные: чем более обыденна архитектура, тем реальнее ее «слепки», а вот капром искусственному интеллекту пока что не по зубам. Предлагаем убедиться.
Тезисы Арх Москвы
За спецпроект Арх Москвы «Тезисы» в этом году отвечает бюро GAFA. Посетителей ждут восемь архитектурных инсталляций, которые раскроют основную тему выставки «Перспективы» под новым углом. Кураторы срежиссировали интересные коллаборации и обещают «огненный идеологический коктейль».
Что приготовила Арх Москва
Главная архитектурная выставка столицы в этом году пройдет в Гостином дворе с 24 по 27 мая. Рассказываем о том, что нового ждет посетителей и чем можно будет заняться. Онлайн-трансляции в этот раз не планируется, поэтому всем рекомендуем поприсутствовать лично.
Архитектура ДК
В «Манеже» до 2 апреля работает выставка «Дом культуры СССР». Один из кураторов, Ксения Кокорина, рассказывает о значимых проектах прошлого столетия.
Мета-музей
Проектная компания Genpro открыла музей-шоурум в метавселенной Spatial. Его виртуальное пространство состоит из нескольких залов и позволяет взаимодействовать с интерактивными планшетами.
И в зной, и в стужу
Бюро Megabudka, известное разнообразными исследованиями творческих проблем, поделилось с нами статьей Артема Укропова, посвященной наработкам в области проектирования детских площадок в разных климатических условиях. Не то чтобы все изложенное в ней совершенно ново и неожиданно, но собрано вместе. Делимся.
Параметрические волны
В жилом комплексе Sydney City, который ГК «ФСК» возводит в районе Шелепихинской набережной, Genpro спроектировали центральный квартал, соединив в архитектуре параметрические фасады с модульной технологией.
Магистры и бакалавры Академии Глазунова 2022: кафедра...
Публикуем дипломы архитектурного факультета Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова. Это проекты реставрации и приспособления Спасо-Вифанской семинарии в Сергиевом Посаде, суконной фабрики в Павловской слободе, завода «Кристалл» в Калуге и мануфактуры Зиминых в Орехово-Зуево.
Архстояние 2022: четыре главных проекта
Фестиваль ландшафтных объектов «Архстояние» в этом году пройдет в Никола-Ленивце с 29 по 31 июля. Все три дня художники, архитекторы, перформеры и музыканты будут рассуждать на тему «Счастье есть?», а зрители смогут стать соавторами этого процесса.
Строители БАМа. Итоги конкурса
Подведены итоги открытого всероссийского конкурса «Строители БАМа» на лучшую концепцию мемориала создателям Байкало-Амурской магистрали. Публикуем 5 проектов победителей.
Строители и первопроходцы
В рамках конкурса на лучшую идею памятника в честь 50-летия БАМа в Музее архитектуры прошла лекция Марка Акопяна, посвященная архитектурному и градостроительному наследию проекта. Публикуем тезисы выступления.
Технологии и материалы
Городские швы и архитектурный фастфуд
Вышел очередной эпизод GMKTalks in the Show – ютуб-проекта о российском девелопменте. В «Архитительном выпуске» разбираются, кто главный: архитектор или застройщик, говорят о работе с историческим контекстом, формировании идентичности города или, наоборот, нарушении этой идентичности.
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Жилой комплекс «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
Сейчас на главной
Трилистник инноваций
В Пекине готов Международный центр инноваций «Чжунгуаньцунь» (ZGC), спроектированный MAD Architects. В апреле здесь уже провели престижный технологический форум.
Олива в кубе
Офис продаж жилого комплекса Moments транслирует покупателям заложенные проектом ценности. Близость природы, красота смены сезонов, изящество архитектурных решений интерпретированы через прозрачный куб, внутри которого растет оливковое дерево. В дальнейшем здание сменит функцию и станет частью входной группы общеобразовательной школы.
Город палимпсест
Довольно интересно рассматривать известные проекты в процессе их жизни. «Городу набережных» Максима Атаянца сейчас – 15 лет от замысла и 9 лет от завершения строительства. Заехали посмотреть: к качеству много вопросов, но, что интересно – архитектурные решения по-прежнему неплохо «держат» комплекс. Смотрите картинки.
Журавли и фонарики
В казанском ресторане Ichi-Go-Ichi-E команда Ideologist создавала азиатский интерьер без привязки к определенной стране или эпохе. Набор визуальных кодов включает отсылки к Японии 1980-х, ночному Гонконгу и футуристичному Сингапуру.
Деревья и арки
В условиях дефицита площади спорткомплекс Шаосинского университета вместил на разных уровнях серию игровых полей и площадок, общественные пространства и даже деревья.
Радиоволна
Бюро «Цимайло Ляшенко и Партнеры» подготовило концепцию приспособления к современному использованию Дома Радио – официальной резиденции Теодора Курентзиса в Петербурге. Проект подчеркнет исторические слои пространств и привнесет новое звучание, связанное с более совершенным техническим оснащением залов.
Орел шестого легиона
С сегодняшнего дня в ГМИИ открыта выставка, посвященная Риму. В основном это коллекция гравюр и античной пластики Максима Атаянца – очень большая, внушительная коллекция, дополненная, как хороший букет, вещами из музейного хранения. Как она скомпонована и зачем туда идти – в нашем материале.
Жалюзи для льда
В Домодедово по проекту мастерской Юрия Виссарионова построена ледовая арена. Чтобы протяженный фасад, обусловленный техническими характеристиками сооружения для зимних видов спорта, не выглядел однообразным, архитекторы предложили использовать навесные конструкции с разнонаправленными ламелями. Таким образом лед защищается от солнечных лучей, а стена приобретает фактурность и детализацию.
Яхты-лайнеры
Максим Рымарь построил для футбольной команды Сергея Галицкого, с которым работает уже давно, спортивно-оздоровительный комплекс в окрестностях Краснодара. Типология отеля-лайнера, растущего лентами террас на берегу озера – яркое и емкое пластическое высказывание. В плане как три эллиптических лепестка, нанизанных на продольную ось.
Тетрис в порту
Смотровая башня, спроектированная для Старого порта Монреаля бюро Provencher_Roy, и общественная зеленая зона вокруг нее от ландшафтного бюро NIPPAYSAGE вобрали в себя множество элементов местной идентичности.
Стержни и лепестки
Для московского района Преображенское бюро GAFA спроектировало камерный комплекс Artel, который состоит всего из двух корпусов по 12 этажей. Отсылки к ар-деко и его ответвлению – стримлайну – мы нашли не только в архитектуре, но и в благоустройстве, напоминающем поглощенную природой железнодорожную эстакаду.
Закулисная история
В Грозном по проекту Alexey Podkidyshev studio преобразился Театр юного зрителя. Авторы не только разделили исторические объемы и более поздние пристройки, но и превратили невзрачный объект в востребованное общественное пространство.
Место силлы
В Петропавловске-Камчатском прошел конкурс на создание общественно-культурного центра. В финал вышли три бюро, о работе каждого мы считаем важным рассказать. Начнем с победителя – консорциума во главе с Wowhaus.
Памяти Марии Зубовой
Мария Зубова преподавала историю искусства и архитектуры нескольким поколениям студентов МАРХИ. Художник, иконописец, искусствовед, автор учебников, книги о графике Матисса, инициатор переиздания книг Василия Зубова по истории и теории архитектуры, реставрации и христианской философии.
Баланс желтого
Архитекторы АБ ATRIUM, используя свои навыки и знания в области проектирования школ нового поколения, в которых само пространство и пластика – так задумано – работают на развитие ребенка, оживили крупный, хотя и среднеэтажный, жилой комплекс New Питер проектом, где сквозь темный кирпич прорываются лучи желтого цвета, актового зала нет, зато есть четыре амфитеатра, две открытые террасы, парк и возможность использовать возможности школы не только ученикам, но и, по вечерам, горожанам.
Очередной оазис
Stefano Boeri Architetti выиграли конкурс на проект жилого комплекса в Братиславе. Здесь не обошлось без их «фирменных» висячих садов.
Маршрут на выбор
После реновации парк культуры и отдыха Белорецка предлагает посетителям больше сценариев для досуга: на его территории появились экотропа, лестница со смотровой площадкой, музей в водонапорной башне и другие объекты.
Кампус за день
Кто-то в теремочке живет? Рассказываем о том, чем занимались участники хакатона Института Генплана на стенде МКА на Арх Москве. Кто выиграл приз и почему, и что можно сделать с территорией маленького вуза на краю Москвы.
Не-стирание. Памяти Николая Лызлова
Николай Лызлов умер три дня назад, 7 июня. Вспоминаем его архитектуру, старые и новые проекты, построенное и не построенное, принципы и метод, отношение к среде и контексту. Светлая память. Прощание завтра в ЦДА.
Пресса: Город, сделанный из древнерусского
Суздаль: совместное предприятие интеллигенции и власти. Рассказ о Суздале принято начинать, продолжать и заканчивать описанием его средневекового наследия. Слов нет, оно величественно. Три памятника в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО говорят сами за себя. Однако исключительность города все же не в них.
Игра в «Тезисы»
Спецпроект АРХ Москвы «Тезисы» в 2024 году – результат и демонстрация профессиональной игры, которая создает условия для рефлексии. По мнению кураторов, времени на нее в современном мире ни у кого не хватает, при этом рефлексия – необходимое условие для роста архитектора. Объясняем правила и пытаемся распутать ход мыслей участников.
Трое и башня
Офисный центр Neuer Kanzlerplatz, построенный в Бонне по проекту бюро JSWD, улучшает связанность городской ткани и интригует объемными фасадами из архитектурного бетона.
Марина Егорова: «Мы привыкли мыслить не квадратными...
Карьерная траектория архитектора Марины Егоровой внушает уважение: МАРХИ, SPEECH, Москомархитектура и Институт Генплана Москвы, а затем и собственное бюро. Название Empate, которое апеллирует к словам «чертить» и «сопереживать», не должно вводить в заблуждение своей мягкостью, поскольку бюро свободно работает в разных масштабах, включая КРТ. Поговорили с Мариной о разном: градостроительном опыте, женском стиле руководства и даже любви архитекторов к яхтингу.
Вертикальный «парк»
Бывшая фабрика электроники в Шэньчжэне превращена по проекту JC DESIGN в многоярусное общественное пространство и офисы для «креативных индустрий».
Зубцами к Неве
Градсовет Петербурга рассмотрел проект жилого комплекса на Матисовом острове, предложенный бюро Intercolumnium. Эксперты отметили ряд проблем, которые касаются композиции, фасадов и сценария жизни в окружении промышленных предприятий.