English version

Форма винодельни

Рассказываем подробнее о появлении формы и реализации винодельни «Скалистый берег», спроектированной Александром Балабиным и его компанией «Северин-Проект» в Краснодарском крае и ставшей в 2021 году одним из финалистов WAF.

16 Февраля 2022
mainImg
Архитектор:
Александр Балабин
Мастерская:
Северин-Проект http://severinproekt.ru/
Проект:
Винодельня «Скалистый берег»
Россия, Варваровка

Авторский коллектив:
Александр Балабин

2020
0 Винодельня «Скалистый берег», построенная Александром Балабиным в деревне Варваровка недалеко от Анапы – скульптурное здание с верхним этажом в форме морской гальки, расположено посреди великолепного холмистого ландшафта с виноградниками, занимающего 32 га. У названия «Скалистый берег» есть французский аналог Cote Rocheuse – поскольку здесь производят, в основном, французские вина: Мерло, Пино Нуар, Каберне Совиньон, Шардоне. 
Винодельня «Скалистый берег»
Фотография © Даниил Анненков / предоставлена Северин-Проект

В 2021 году винерия получила диплом на «Золотом сечении» и вошла в число финалистов одного из крупнейших международных конкурсов WAF.

Александр Балабин, «Северин-Проект»

«Что касается WAF, мы и не надеялись зайти так далеко. С нами в номинации «Производство, энергия, переработка» соревновались глобальные проектные компании с такими уже известными проектами, как, например, мусоросжигательный завод с лыжной трассой на кровле в Дании. Попадание в финал WAF, да ещё и в номинации, где соревнуются реализованные проекты, считаю серьёзным  достижением».

«Скалистый берег» – винерия гравитационного типа, виноградный сок и сусло здесь перемещаются под действием силы тяжести, механическое воздействие на них минимизировано, что позволяет максимально сохранить особенности терруара – той суммы особенностей места, которая определяет специфику вина и к которой восходит вся ценность «контролируемого географического наименования». Место расположения здания на территории 32 га предложил заказчику Александр Балабин, перепад высоты в 10 м на участке строительства сделал возможным винодельню гравитационного типа, а с эксплуатируемой части кровли открываются виды на море между холмами. 

Здание совмещает в себе всю технологическую цепочку: производство, хранение вина в бочках и разлив по бутылкам, а также ресторан, дегустационный зал и смотровую площадку. В здании винерии предусмотрено много пространства для проведения выставок и винных симпозиумов.
  • zooming
    1 / 14
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    2 / 14
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    3 / 14
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    4 / 14
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    5 / 14
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    6 / 14
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    7 / 14
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    8 / 14
    Винодельня «Скалистый берег». Ситуационный план
    © Северин-Проект
  • zooming
    9 / 14
    Винодельня «Скалистый берег». План третьего этажа
    © Северин-Проект
  • zooming
    10 / 14
    Винодельня «Скалистый берег». План первого этажа
    © Северин-Проект
  • zooming
    11 / 14
    Винодельня «Скалистый берег». План второго этажа
    © Северин-Проект
  • zooming
    12 / 14
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    13 / 14
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    14 / 14
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект

Всю схему производства, хранения и распределения функций по этажам Александр Балабин изобразил на рисунке максимально наглядно.
Схема гравитационного виноделия
© Александр Балабин

В фильме «Хороший год» владелец виноградников говорит знаменательную фразу: «Я люблю делать вино, потому что этот благородный нектар просто не способен лгать. Как только ты поднесешь бокал ко рту, аромат и вкус вина расскажут тебе о нем всё». Из этих качеств вина и родилась главная идея винодельни «Скалистый берег».
  • zooming
    1 / 3
    Винодельня «Скалистый берег»
    Фотография © Даниил Анненков / предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    2 / 3
    Винодельня «Скалистый берег»
    Фотография © Даниил Анненков / предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    3 / 3
    Винодельня «Скалистый берег»
    Фотография © Даниил Анненков / предоставлена Северин-Проект

В здании, созданном архитектором Александром Балабиным, ясно читаются две части: ортогональное брутальное трехэтажное производственное здание из архитектурного бетона и стекла, частично заглубленное в холм, и верхний эллипсовидный объем дегустационного зала, по форме напоминающий морскую гальку. «Вино – абсолютно натуральный продукт, который с годами становится только лучше, и открытый бетон – ему сродни, потому что это честный, натуральный материал», – считает автор. Искусство виноделия – тяжелый ручной труд 365 дней в году, и ему соответствует основной ортогональный объем, в котором объединены производство, хранилища, винотеки и офисные помещения. А дегустация вина – это чувственное наслаждение, и для него создан дегустационный зал в гладком белом эллипсе с видом на море и ландшафт. Из зала можно выйти на эксплуатируемую кровлю основного здания. 
  • zooming
    1 / 3
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    2 / 3
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    3 / 3
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект

История проекта такова. В 2017 году заказчик обратился к Александру Балабину с прагматичным запросом: ему требовался простой технологичный объект из быстровозводимых конструкций. Но в процессе работы задание изменилось и потребовалась архитектура. Александр сделал несколько вариантов. 
  • zooming
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект

Первый назывался «Тоскана» и был выполнен в обобщенном стиле ранне-ренессансной архитектуры, второй – «Баухаус», третий – «Карло Скарпа», в духе знаменитого итальянского мастера ХХ века, четвертый выглядел наиболее технологично, как швейцарский завод. А пятый, самый экспрессивный, Александр Балабин нарисовал для себя. Как водится, его и выбрали.
  • zooming
    1 / 3
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    2 / 3
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    3 / 3
    Винодельня «Скалистый берег». Эскиз Александра Балабина
    Предоставлено Северин-проект

В построенном здании сохраняется эта непосредственность, легкость мгновенного росчерка, рожденного морем, небом и дыханием ландшафта в попытке ухватить гений места. «Камень» как бы небрежно лежит на крыше постройки, слегка нависая консолью. Основные три нижних яруса выполнены в бетоне, но второй и третий этажи, где сидят люди, имеют стеклянные фасады. Получается, что «галька» лежит на стеклянном объеме, отражающем небо, то есть между «небом» и небом, и в визуальном контакте с морем.
Винодельня «Скалистый берег»
Фотография © Даниил Анненков / предоставлена Северин-Проект

Тектоника постройки в целом довольно острая. Не только «галька» парит над землей, визуально опираясь всего лишь на легкий стеклянный ярус, но и платформа с консольным выносом между первым и вторым этажом лежит на ленточном окне, то есть опять-таки как бы на пустоте. Входы в здание, слегка заглубленные, почти сливаются со стеклянным фасадом, не нарушая композиции подчеркнутых горизонталей. Слева от винодельни проложена парадная лестница, соединяющая несколько этажей.

Производственная часть третьего яруса, где идет загрузка винограда, в отличие от офисной стеклянной, выполнена в бетоне, с выразительными проемами в форме «гальки» большего и меньшего размера. Так главная тема морского камня разрабатывается в отдельных мотивах. Через эти окна и через стеклянные фасады винодельня связана с окружением, причем технические окна есть и внутри, так что идя по коридору, человек может и заглянуть в брутальные производственные помещения, и любоваться пейзажем.
  • zooming
    1 / 3
    Винодельня «Скалистый берег»
    Фотография © Даниил Анненков / предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    2 / 3
    Винодельня «Скалистый берег»
    Фотография © Даниил Анненков / предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    3 / 3
    Винодельня «Скалистый берег»
    Фотография © Даниил Анненков / предоставлена Северин-Проект

Для того чтобы все это реализовать, Александру Балабину и его партнерам пришлось преодолеть недюжинные технологические вызовы. Технология нанесения стеклофибробетона на эллипсовидную металлическую конструкцию – для России достаточно новая. Строителями покрова «гальки» стали Андрей Полетаев и группа компаний «Архитектура Благополучия» и компания OOO МРГ Строй/Soldisgroup, которые делали криволинейные павильоны в парке «Зарядье», а также интерьер офисного здания Захи Хадид на Шарикоподшипниковской улице. 

С открытым бетоном все складывалось не менее драматично, но результат впечатляет. Многие архитекторы любят открытый бетон за честность, маскулинность, долговечность. Со стороны Александра Балабина это еще и оммаж Тадао Андо. Стены винерии трехслойные. Внутренний слой (200 мм) и внешний слой (100 мм) – это архитектурный бетон без декора, между ними 100 мм теплоизоляции. Единственный декор на бетонной стене – отверстия, следы от крепления опалубки и швы.
  • zooming
    1 / 3
    Винодельня «Скалистый берег»
    Фотография © Даниил Анненков / предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    2 / 3
    Винодельня «Скалистый берег»
    Фотография © Даниил Анненков / предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    3 / 3
    Винодельня «Скалистый берег»
    Фотография © Даниил Анненков / предоставлена Северин-Проект

«Здание винодельни выстроено из монолитного железобетона по причине сейсмики в 9 баллов, – рассказывает Александр Балабин. – Масса времени у меня ушла на составление опалубочных карт. Я добился, чтобы карты были определенного размера, чтобы крепеж был в определенных местах, чтобы это коррелировало с рисунком импостов, с горизонталями. Когда снимаешь опалубку, бетон должен остаться как есть, без доделок. Если у строителей с первого раза не получалось, я заставлял их срубать и делать бетон заново. Для оконных проемов в форме гальки на столярном производстве были изготовлены так называемые обечайки. По ним уже выполняли алюминиевые рамы, которые потом встали в проемы без всякой штукатурки. Считаю, что строители на 90-95 процентов справились с реализацией проекта.
  • zooming
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект

С эллипсовидным покрытием мы воевали целый год. Раньше эта технология стеклофибробетон с финишным полимерным покрытием в этом регионе, и вообще в России, не применялась. Нечто похожее есть только у Захи Хадид в центре Гейдара Алиева в Баку. Из-за жары было трудно добиться гомогенизирования наружного слоя. Команда Андрея Полетаева, авторов парка Зарядье, сначала предполагала сделать покрытие из ламелей и даже изготовила их на производстве, но потом отказались от этой идеи из-за швов. Решили наносить покрытие с помощью послойного напыления. Но если не делать этого непрерывно (людям же надо обедать и спать), в шлангах остается  раствор, который промывают уайтспиритом, а потом из-за этого покрытие плохо застывает, пузырится и т.д. Эту проблему тоже решили. Иными словами, в процессе работы была преодолена масса сложностей, но, в конце концов, все получилось».
  • zooming
    1 / 6
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    2 / 6
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    3 / 6
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    4 / 6
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    5 / 6
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    6 / 6
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект

Интерьеры винерии продолжают темы, заданные внешним решением. Брутальные производственные цеха с бетонными стенами и металлическим оборудованием, при этом наполненные светом из окон, звучат по-рок-н-рольному мощно. 
  • zooming
    1 / 3
    Винодельня «Скалистый берег», интерьер
    Фотография © Даниил Анненков / предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    2 / 3
    Винодельня «Скалистый берег», интерьер
    Фотография: предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    3 / 3
    Винодельня «Скалистый берег», интерьер
    Фотография: предоставлена Северин-Проект

Бетонные лестницы соединяют пространства этажей, где, предположительно, будут экспонировать современное искусство. Столь же выразительны и строги внешние лестницы.
  • zooming
    1 / 4
    Винодельня «Скалистый берег», интерьер
    Фотография: предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    2 / 4
    Винодельня «Скалистый берег», интерьер
    Фотография: предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    3 / 4
    Винодельня «Скалистый берег», интерьер
    Фотография: предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    4 / 4
    Винодельня «Скалистый берег», интерьер
    Фотография: предоставлена Северин-Проект

Интерьеры в  зоне шоу и дегустации совсем другие. Это экспрессивные белые опоры под стать внешней параметрической форме «гальки».
  • zooming
    1 / 6
    Винодельня «Скалистый берег», интерьер
    Фотография: предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    2 / 6
    Винодельня «Скалистый берег», интерьер
    Фотография: предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    3 / 6
    Винодельня «Скалистый берег», интерьер
    Фотография: предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    4 / 6
    Винодельня «Скалистый берег», интерьер
    Фотография: предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    5 / 6
    Винодельня «Скалистый берег», интерьер
    Фотография: предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    6 / 6
    Винодельня «Скалистый берег», интерьер
    Фотография: предоставлена Северин-Проект

Дизайн деревянной демонстрационной «колонны» в зоне ресепшн тоже принадлежит Александру Балабину. 
  • zooming
    1 / 4
    Винодельня «Скалистый берег», интерьер
    Фотография: предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    2 / 4
    Винодельня «Скалистый берег», интерьер
    Фотография: предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    3 / 4
    Винодельня «Скалистый берег», интерьер
    Фотография: предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    4 / 4
    Винодельня «Скалистый берег», интерьер
    Фотография: предоставлена Северин-Проект

«Я уже говорил в другом интервью, что с винодельней Cote Rocheuse нам повезло, – подчеркивает Александр Балабин. – Нам не заказывали памятник архитектуры. Но мне хотелось сделать вещь такую же честную и долговечную, как хорошее вино. Отсюда открытый бетон как снаружи, так и внутри. Бетон – натуральный и долговечный материал, как вино – натуральный продукт. Современная архитектура с навесными фасадами рассчитана максимум на пятьдесят лет. Вентилируемые кирпичные фасады на самом деле имеют толщину кирпича 2 см, а за ним металлические подсистемы крепления и утеплитель. Наша же винодельня  с основным зданием из трехслойного бетона способна простоять пятьсот лет и больше».
  • zooming
    1 / 4
    Винодельня «Скалистый берег»
    Фотография © Даниил Анненков / предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    2 / 4
    Винодельня «Скалистый берег»
    Фотография © Даниил Анненков / предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    3 / 4
    Винодельня «Скалистый берег»
    Фотография © Даниил Анненков / предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    4 / 4
    Винодельня «Скалистый берег»
    Фотография © Даниил Анненков / предоставлена Северин-Проект

Архитектура виноделен – сегодня жанр не менее выигрышный, чем архитектура музеев современного искусства. О таком заказе мечтают многие архитекторы. Заказчики рассматривают архитектуру винерий как часть шоу в непростом искусстве виноделия. В этом жанре в последние 20 лет отметились все международные звезды архитектуры. Первыми были Херцог и де Мерон, которые, сложив винодельню из габионов в калифорнийской долине Напа, сразу получили Прицкеровскую премию в 2001 году. Столь же эффектно выступили Ричард Роджерс, Заха Хадид, Калатрава, Норман Фостер и другие. 

Наконец эти веяния пришли и в Россию. Несмотря на провозглашенный в 1986 году Горбачевым сухой закон и вырубленные виноградники (этот факт Александр Балабин упомянул в онлайн-презентации для WAF), отечественное виноделие развивается, хотя это не быстрый процесс. Например, виноградники «Скалистого берега» начали выращивать в 2011 году. Владельцы, естественно, хотят прибавить к вину символический капитал, который дает запоминающаяся архитектура. С этой же целью винодельни совмещают с галереями современного искусства. В последние годы появился ряд произведений в этой типологии. Винерия  «Скалистый берег» уже вызвала большой интерес у руководителей винных туров, причем особый ажиотаж связан именно с архитектурой. Что касается жителей Краснодарского региона, то они уже  считают винодельню «Скалистый берег» своей достопримечательностью.

Поставщики, технологии

Архитектор:
Александр Балабин
Мастерская:
Северин-Проект http://severinproekt.ru/
Проект:
Винодельня «Скалистый берег»
Россия, Варваровка

Авторский коллектив:
Александр Балабин

2020

16 Февраля 2022

Северин-Проект: другие проекты
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Похожие статьи
Черные ступени
Храм Баладжи по проекту Sameep Padora & Associates на юго-востоке Индии служит также для восстановления экологического равновесия в окружающей местности.
Один большой плюс
Для новой фабрики норвежской мебельной компании Vestre бюро BIG выбрало простую, но функционально оправданную и многозначную форму в виде огромного знака плюс посреди лесного массива.
Атриум для жизни
Историческая штаб-квартира Голландской железнодорожной компании теперь вместила амстердамский филиал международной юридической фирмы. Авторы трансформации – архитекторы KCAP и дизайнеры интерьера Fokkema & Partners.
Неоновая трансформация
Устаревший сингапурский молл 1990-х превращен бюро SPARK в яркий молодежный аттракцион. Кроме перепланировки, архитекторы занимались «содержательной» стороной и большую роль отвели инфографике и указателям, в том числе неоновым.
Три слагаемых культуры
В Шэньчжэне завершилось строительство культурного центра района Баоань по проекту Rocco Design Architects. Третьим и самым важным его элементом стало здание театра.
Доступное жилье в деловом центре
Комплекс Émergence Lafayette в одном из крупнейших деловых районов Европы, лионском Пар-Дьё, призван принести туда жизнь за пределами рабочего дня и обеспечить доступными квартирами нуждающихся, в том числе – работающую молодежь.
Естественное развитие
Два проекта образовательных пространств компании Брусника – школу от архитекторов SVESMI и детский сад от LEVS architecten – объединяет общий подход не только к педагогике, но и к архитектуре. Их пространства гибки, многофункциональны, разнообразны и связаны между собой, пронизаны естественным светом и решены в натуральных тонах; объемы компактны, а фасады бруталистски облицованы кирпичом. Все это представляет европейские тенденции проектирования школ последних десяти, примерно, лет. Изучаем детали на двух примерах.
Геологический колорит
Новое крыло художественного Музея Арнема облицовано глазурованной плиткой в оттенках ледника, когда-то сформировавшего склон, над которым стоит здание. Архитекторы – Benthem Crouwel.
За крышами – будущее
Две яркие инсталляции MVRDV позволяют посмотреть на Роттердам с неожиданной точки зрения и задуматься о кровлях как ресурсе для развития города.
Уединение на водах
Кэнго Кума представил современную версию традиционной японской гостиницы на водах в Кусацу, одном из известных термальных курортов-онсэне.
Изнанка кирпича
В новом здании Королевского колледжа искусств в Лондоне Herzog & de Meuron использовали для фасадов «скрытую» сторону кирпича – с возникшими при обжиге пятнами и неровностями.
Искусство в стекле
Многофункциональный центр «Боржиславка» пражское бюро Aulík Fišer architekti точно вписало в сложный рельеф участка. Многочисленные объекты современного паблик-арта стали неотъемлемой частью архитектурного решения.
Народный театр XXI века
На Тайване завершено строительство Тайбэйского центра исполнительских искусств по проекту OMA. Здание рассчитано на смелые эксперименты и иную, чем обычно, социальную позицию театра.
Энергия искусства вместо электричества
В Ташкенте представлен проект реновации здания электростанции, где располагается Центр современного искусства, а также проекты арт-резиденций в Старом городе. Автором выступило французское бюро Studio KO.
Войти в матрицу
Девять отсутствующих колонн, форму которых создает лишь обвивший их плющ из кортеновской стали, дизайнер и художник Ху Цюаньчунь собрал в плотный кластер, противостоящий индустриализации окружающих территорий.
Кирпичный супрематизм
Арт-центр TIC создавался как символ и важный общественный центр гигантского, динамично развивающегося промышленного района на окраине городского округа Фошань.
Интерьер для смелых
Историческая ТЭЦ в центре Братиславы усилиями студии Perspektiv, DF Creative Group и PAMARCH превратилась в современный коворкинг Base4Work.
Совместная работа
За 22 года интерьеры башни World Port Centre Нормана Фостера в Роттердаме потеряли свою актуальность. Бюро Mecanoo предложило новое решение, основанное на концепции активного рабочего пространства.
Игра на повышение
Концепция жилого комплекса в Самаре от T+T Architects: новая доминанта в городском ландшафте, вид на Жигулевские горы и VR-технологии.
Технологии и материалы
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Преодолевая стены
Дом Skarnu apartamentai строился в самом сердце Старой Риги. Реализовать ключевые для архитектурного образа решения – наклонную и рельефную кладку – удалось с помощью системы BAUT.
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Сейчас на главной
Формула жилья
Гигантский квартал социального жилья «Байцзывань» по соседству с Центральным деловым районом Пекина для звездного китайского бюро MAD стал первым проектом подобного типа.
Приют цифрового кочевника
Апарт-гостиница, спроектированная бюро GAFA для центрального округа Москвы, предлагает гостям проживать привычную рутину через новый пространственный опыт, а также претендует на статус художественной доминанты.
Вторая, лучшая жизнь
Бюро Powerhouse Company, Atelier Oslo и Lundhagem выиграли конкурс на проект реконструкции Центральной библиотеки в Роттердаме. Они планируют не только приспособить ее к современным требованиям, но и ликвидировать последствия экономии бюджета во время изначального строительства.
Белый пароход
Лицей Ла-Провиданс в бретонском Сен-Мало по проекту бюро ALTA соединил местные традиции и ресурсоэффективность.
Множество террас
Музей Циньтай по проекту бюро Atelier Deshaus вписался в прибрежный ландшафт, имитируя плавную неровность рельефа.
Кузнецовская Москва
В Музее архитектуры открылась выставка «Москва. Реальное». Она объединяет 33 объекта, реализованных полностью или частично и спроектированных в период последних 10 лет, на протяжении которых Сергей Кузнецов был главным архитектором города. Несмотря на дисклеймеры кураторов, выставка представляется еще одним, достаточно стерильным, срезом новейшей истории архитектуры Москвы, периода, еще не завершенного. Авторы каталога говорят о третьей волне модернизма в российской архитектуре.
Внутри смартфона
Офис компании VLP в Санкт-Петербурге напоминает современный гаджет – компактный, минималистичный и контрастный. Из других особенностей: зонирование с помощью растений и кабинет руководителей рядом с общей кухней.
Просьба не беспокоить
Secret Boutique Hotel, открывшийся в деловом квартале «Московский шелк», предлагает своим гостям камерность и приватность. Бюро Archpoint сделало каждый номер в чем-то особеным, а также продумало пространства для деловых или очень неформальных встреч.
Лесная шкатулка
Храм Вознесения Господня, построенный под Выборгом на фундаменте финской усадьбы, встраивается в пейзаж, достойный кисти Ивана Шишкина или Исаака Левитана. Внутреннее убранство храма одновременно минималистично и наполнено отсылками к истории места.
Взлет многофункционального подхода
Бюро ASADOV представило концепцию развития территории старого аэропорта Ростова-на-Дону. Четырехкилометровый бульвар на месте взлетно-посадочной полосы и квартальная застройка, помноженные на широкий диапазон общественно-деловых функций, включая, может быть, даже правительственную, позволят району претендовать на роль новой точки притяжения с высоким уровнем самодостаточности.
Черные ступени
Храм Баладжи по проекту Sameep Padora & Associates на юго-востоке Индии служит также для восстановления экологического равновесия в окружающей местности.
Мост-завиток
Проект пешеходного моста, предложенного архитекторами бюро ATRIUM Веры Бутко и Антона Надточего для Алматы, стал победителем премии A+A Awards портала Architizer в номинации «Непостроенная транспортная инфраструктура». Он и правда хорош: «висячий сад» в бетонных колоннах-кадках над городской трассой сопровожден завитками деревянных пандусов, которые в ключевой точке складываются в элемент национальной орнаментики.
Один большой плюс
Для новой фабрики норвежской мебельной компании Vestre бюро BIG выбрало простую, но функционально оправданную и многозначную форму в виде огромного знака плюс посреди лесного массива.
Душой и телом
Частный спа-комплекс, напоминающий галерею искусств: барельефы из переработанного пластика в зоне бассейна, NFT-искусство в баре и антикварная мебель в комнатах отдыха.
Новая устойчивость
Экспозиция молодых архитекторов NEXT стала одним из самых ярких и эмоционально насыщенных событий прошедшей Арх Москвы. Предлагаем виртуально познакомиться со всеми 13 объектами.
Атриум для жизни
Историческая штаб-квартира Голландской железнодорожной компании теперь вместила амстердамский филиал международной юридической фирмы. Авторы трансформации – архитекторы KCAP и дизайнеры интерьера Fokkema & Partners.
Неоновая трансформация
Устаревший сингапурский молл 1990-х превращен бюро SPARK в яркий молодежный аттракцион. Кроме перепланировки, архитекторы занимались «содержательной» стороной и большую роль отвели инфографике и указателям, в том числе неоновым.
Не серый, а цветной
Итогом последней проектно-исследовательской лаборатории, которую с 2018 года проводит петербургский офис международного архитектурного бюро MLA+, стала книга, посвященная серому поясу Петербурга. Ранее студенты и профессионалы раскрывали потенциал водных и зеленых территорий города.
Горская гавань
Конкурс на концепцию развития территории «Горская» завершился победой консорциума под лидерством Wowhaus, однако проект, вероятно, реализован не будет. Рассказываем о причинах и публикуем предложения победителей.
История вопроса
Эрик Валеев и бюро IQ разработали экспозиционный дизайн для выставки «Россия. Дорогами цивилизаций» в Историческом музее.
Под лаской пледа
Для семейной кондитерской в спальном районе Минска ZROBIM Architects создавали уютный интерьер без налета старомодности с помощью разнообразных фактур, штучной мебели и продуманного освещения.
Правильное хранение
Обновляя интерьер винного бутика на территории алтайского курорта, архитекторы студии Balcon сделали ассортимент частью дизайна и позаботились об условиях хранения.
Три слагаемых культуры
В Шэньчжэне завершилось строительство культурного центра района Баоань по проекту Rocco Design Architects. Третьим и самым важным его элементом стало здание театра.
Пресса: Сергей Скуратов: «Садовые кварталы» — это зеркало...
В начале 2022 года была завершена застройка жилых корпусов «Садовых кварталов» — знакового для Москвы комплекса, строившегося более десяти лет. О том, что в проекте удалось, что не удалось, о радостях и трудностях совместной работы звезд архитектуры рассказал знаменитый архитектор Сергей Скуратов.