English version

Форма винодельни

Рассказываем подробнее о появлении формы и реализации винодельни «Скалистый берег», спроектированной Александром Балабиным и его компанией «Северин-Проект» в Краснодарском крае и ставшей в 2021 году одним из финалистов WAF.

mainImg
Архитектор:
Александр Балабин
Мастерская:
Северин-Проект http://severinproekt.ru/
Проект:
Винодельня «Скалистый берег»
Россия, Варваровка

Авторский коллектив:
Александр Балабин

2020
Винодельня «Скалистый берег», построенная Александром Балабиным в деревне Варваровка недалеко от Анапы – скульптурное здание с верхним этажом в форме морской гальки, расположено посреди великолепного холмистого ландшафта с виноградниками, занимающего 32 га. У названия «Скалистый берег» есть французский аналог Cote Rocheuse – поскольку здесь производят, в основном, французские вина: Мерло, Пино Нуар, Каберне Совиньон, Шардоне. 
Винодельня «Скалистый берег»
Фотография © Даниил Анненков / предоставлена Северин-Проект

В 2021 году винерия получила диплом на «Золотом сечении» и вошла в число финалистов одного из крупнейших международных конкурсов WAF.
cic =

Александр Балабин, «Северин-Проект»

«Что касается WAF, мы и не надеялись зайти так далеко. С нами в номинации «Производство, энергия, переработка» соревновались глобальные проектные компании с такими уже известными проектами, как, например, мусоросжигательный завод с лыжной трассой на кровле в Дании. Попадание в финал WAF, да ещё и в номинации, где соревнуются реализованные проекты, считаю серьёзным  достижением».

«Скалистый берег» – винерия гравитационного типа, виноградный сок и сусло здесь перемещаются под действием силы тяжести, механическое воздействие на них минимизировано, что позволяет максимально сохранить особенности терруара – той суммы особенностей места, которая определяет специфику вина и к которой восходит вся ценность «контролируемого географического наименования». Место расположения здания на территории 32 га предложил заказчику Александр Балабин, перепад высоты в 10 м на участке строительства сделал возможным винодельню гравитационного типа, а с эксплуатируемой части кровли открываются виды на море между холмами. 

Здание совмещает в себе всю технологическую цепочку: производство, хранение вина в бочках и разлив по бутылкам, а также ресторан, дегустационный зал и смотровую площадку. В здании винерии предусмотрено много пространства для проведения выставок и винных симпозиумов.
  • zooming
    1 / 14
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    2 / 14
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    3 / 14
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    4 / 14
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    5 / 14
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    6 / 14
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    7 / 14
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    8 / 14
    Винодельня «Скалистый берег». Ситуационный план
    © Северин-Проект
  • zooming
    9 / 14
    Винодельня «Скалистый берег». План третьего этажа
    © Северин-Проект
  • zooming
    10 / 14
    Винодельня «Скалистый берег». План первого этажа
    © Северин-Проект
  • zooming
    11 / 14
    Винодельня «Скалистый берег». План второго этажа
    © Северин-Проект
  • zooming
    12 / 14
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    13 / 14
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    14 / 14
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект

Всю схему производства, хранения и распределения функций по этажам Александр Балабин изобразил на рисунке максимально наглядно.
Схема гравитационного виноделия
© Александр Балабин

В фильме «Хороший год» владелец виноградников говорит знаменательную фразу: «Я люблю делать вино, потому что этот благородный нектар просто не способен лгать. Как только ты поднесешь бокал ко рту, аромат и вкус вина расскажут тебе о нем всё». Из этих качеств вина и родилась главная идея винодельни «Скалистый берег».
  • zooming
    1 / 3
    Винодельня «Скалистый берег»
    Фотография © Даниил Анненков / предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    2 / 3
    Винодельня «Скалистый берег»
    Фотография © Даниил Анненков / предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    3 / 3
    Винодельня «Скалистый берег»
    Фотография © Даниил Анненков / предоставлена Северин-Проект

В здании, созданном архитектором Александром Балабиным, ясно читаются две части: ортогональное брутальное трехэтажное производственное здание из архитектурного бетона и стекла, частично заглубленное в холм, и верхний эллипсовидный объем дегустационного зала, по форме напоминающий морскую гальку. «Вино – абсолютно натуральный продукт, который с годами становится только лучше, и открытый бетон – ему сродни, потому что это честный, натуральный материал», – считает автор. Искусство виноделия – тяжелый ручной труд 365 дней в году, и ему соответствует основной ортогональный объем, в котором объединены производство, хранилища, винотеки и офисные помещения. А дегустация вина – это чувственное наслаждение, и для него создан дегустационный зал в гладком белом эллипсе с видом на море и ландшафт. Из зала можно выйти на эксплуатируемую кровлю основного здания. 
  • zooming
    1 / 3
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    2 / 3
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    3 / 3
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект

История проекта такова. В 2017 году заказчик обратился к Александру Балабину с прагматичным запросом: ему требовался простой технологичный объект из быстровозводимых конструкций. Но в процессе работы задание изменилось и потребовалась архитектура. Александр сделал несколько вариантов. 
  • zooming
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект

Первый назывался «Тоскана» и был выполнен в обобщенном стиле ранне-ренессансной архитектуры, второй – «Баухаус», третий – «Карло Скарпа», в духе знаменитого итальянского мастера ХХ века, четвертый выглядел наиболее технологично, как швейцарский завод. А пятый, самый экспрессивный, Александр Балабин нарисовал для себя. Как водится, его и выбрали.
  • zooming
    1 / 3
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    2 / 3
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    3 / 3
    Винодельня «Скалистый берег». Эскиз Александра Балабина
    Предоставлено Северин-проект

В построенном здании сохраняется эта непосредственность, легкость мгновенного росчерка, рожденного морем, небом и дыханием ландшафта в попытке ухватить гений места. «Камень» как бы небрежно лежит на крыше постройки, слегка нависая консолью. Основные три нижних яруса выполнены в бетоне, но второй и третий этажи, где сидят люди, имеют стеклянные фасады. Получается, что «галька» лежит на стеклянном объеме, отражающем небо, то есть между «небом» и небом, и в визуальном контакте с морем.
Винодельня «Скалистый берег»
Фотография © Даниил Анненков / предоставлена Северин-Проект

Тектоника постройки в целом довольно острая. Не только «галька» парит над землей, визуально опираясь всего лишь на легкий стеклянный ярус, но и платформа с консольным выносом между первым и вторым этажом лежит на ленточном окне, то есть опять-таки как бы на пустоте. Входы в здание, слегка заглубленные, почти сливаются со стеклянным фасадом, не нарушая композиции подчеркнутых горизонталей. Слева от винодельни проложена парадная лестница, соединяющая несколько этажей.

Производственная часть третьего яруса, где идет загрузка винограда, в отличие от офисной стеклянной, выполнена в бетоне, с выразительными проемами в форме «гальки» большего и меньшего размера. Так главная тема морского камня разрабатывается в отдельных мотивах. Через эти окна и через стеклянные фасады винодельня связана с окружением, причем технические окна есть и внутри, так что идя по коридору, человек может и заглянуть в брутальные производственные помещения, и любоваться пейзажем.
  • zooming
    1 / 3
    Винодельня «Скалистый берег»
    Фотография © Даниил Анненков / предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    2 / 3
    Винодельня «Скалистый берег»
    Фотография © Даниил Анненков / предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    3 / 3
    Винодельня «Скалистый берег»
    Фотография © Даниил Анненков / предоставлена Северин-Проект

Для того чтобы все это реализовать, Александру Балабину и его партнерам пришлось преодолеть недюжинные технологические вызовы. Технология нанесения стеклофибробетона на эллипсовидную металлическую конструкцию – для России достаточно новая. Строителями покрова «гальки» стали Андрей Полетаев и группа компаний «Архитектура Благополучия» и компания OOO МРГ Строй/Soldisgroup, которые делали криволинейные павильоны в парке «Зарядье», а также интерьер офисного здания Захи Хадид на Шарикоподшипниковской улице. 

С открытым бетоном все складывалось не менее драматично, но результат впечатляет. Многие архитекторы любят открытый бетон за честность, маскулинность, долговечность. Со стороны Александра Балабина это еще и оммаж Тадао Андо. Стены винерии трехслойные. Внутренний слой (200 мм) и внешний слой (100 мм) – это архитектурный бетон без декора, между ними 100 мм теплоизоляции. Единственный декор на бетонной стене – отверстия, следы от крепления опалубки и швы.
  • zooming
    1 / 3
    Винодельня «Скалистый берег»
    Фотография © Даниил Анненков / предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    2 / 3
    Винодельня «Скалистый берег»
    Фотография © Даниил Анненков / предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    3 / 3
    Винодельня «Скалистый берег»
    Фотография © Даниил Анненков / предоставлена Северин-Проект

«Здание винодельни выстроено из монолитного железобетона по причине сейсмики в 9 баллов, – рассказывает Александр Балабин. – Масса времени у меня ушла на составление опалубочных карт. Я добился, чтобы карты были определенного размера, чтобы крепеж был в определенных местах, чтобы это коррелировало с рисунком импостов, с горизонталями. Когда снимаешь опалубку, бетон должен остаться как есть, без доделок. Если у строителей с первого раза не получалось, я заставлял их срубать и делать бетон заново. Для оконных проемов в форме гальки на столярном производстве были изготовлены так называемые обечайки. По ним уже выполняли алюминиевые рамы, которые потом встали в проемы без всякой штукатурки. Считаю, что строители на 90-95 процентов справились с реализацией проекта.
  • zooming
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект

С эллипсовидным покрытием мы воевали целый год. Раньше эта технология стеклофибробетон с финишным полимерным покрытием в этом регионе, и вообще в России, не применялась. Нечто похожее есть только у Захи Хадид в центре Гейдара Алиева в Баку. Из-за жары было трудно добиться гомогенизирования наружного слоя. Команда Андрея Полетаева, авторов парка Зарядье, сначала предполагала сделать покрытие из ламелей и даже изготовила их на производстве, но потом отказались от этой идеи из-за швов. Решили наносить покрытие с помощью послойного напыления. Но если не делать этого непрерывно (людям же надо обедать и спать), в шлангах остается  раствор, который промывают уайтспиритом, а потом из-за этого покрытие плохо застывает, пузырится и т.д. Эту проблему тоже решили. Иными словами, в процессе работы была преодолена масса сложностей, но, в конце концов, все получилось».
  • zooming
    1 / 6
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    2 / 6
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    3 / 6
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    4 / 6
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    5 / 6
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект
  • zooming
    6 / 6
    Винодельня «Скалистый берег»
    © Северин-Проект

Интерьеры винерии продолжают темы, заданные внешним решением. Брутальные производственные цеха с бетонными стенами и металлическим оборудованием, при этом наполненные светом из окон, звучат по-рок-н-рольному мощно. 
  • zooming
    1 / 3
    Винодельня «Скалистый берег», интерьер
    Фотография © Даниил Анненков / предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    2 / 3
    Винодельня «Скалистый берег», интерьер
    Фотография: предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    3 / 3
    Винодельня «Скалистый берег», интерьер
    Фотография: предоставлена Северин-Проект

Бетонные лестницы соединяют пространства этажей, где, предположительно, будут экспонировать современное искусство. Столь же выразительны и строги внешние лестницы.
  • zooming
    1 / 4
    Винодельня «Скалистый берег», интерьер
    Фотография: предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    2 / 4
    Винодельня «Скалистый берег», интерьер
    Фотография: предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    3 / 4
    Винодельня «Скалистый берег», интерьер
    Фотография: предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    4 / 4
    Винодельня «Скалистый берег», интерьер
    Фотография: предоставлена Северин-Проект

Интерьеры в  зоне шоу и дегустации совсем другие. Это экспрессивные белые опоры под стать внешней параметрической форме «гальки».
  • zooming
    1 / 6
    Винодельня «Скалистый берег», интерьер
    Фотография: предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    2 / 6
    Винодельня «Скалистый берег», интерьер
    Фотография: предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    3 / 6
    Винодельня «Скалистый берег», интерьер
    Фотография: предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    4 / 6
    Винодельня «Скалистый берег», интерьер
    Фотография: предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    5 / 6
    Винодельня «Скалистый берег», интерьер
    Фотография: предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    6 / 6
    Винодельня «Скалистый берег», интерьер
    Фотография: предоставлена Северин-Проект

Дизайн деревянной демонстрационной «колонны» в зоне ресепшн тоже принадлежит Александру Балабину. 
  • zooming
    1 / 4
    Винодельня «Скалистый берег», интерьер
    Фотография: предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    2 / 4
    Винодельня «Скалистый берег», интерьер
    Фотография: предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    3 / 4
    Винодельня «Скалистый берег», интерьер
    Фотография: предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    4 / 4
    Винодельня «Скалистый берег», интерьер
    Фотография: предоставлена Северин-Проект

«Я уже говорил в другом интервью, что с винодельней Cote Rocheuse нам повезло, – подчеркивает Александр Балабин. – Нам не заказывали памятник архитектуры. Но мне хотелось сделать вещь такую же честную и долговечную, как хорошее вино. Отсюда открытый бетон как снаружи, так и внутри. Бетон – натуральный и долговечный материал, как вино – натуральный продукт. Современная архитектура с навесными фасадами рассчитана максимум на пятьдесят лет. Вентилируемые кирпичные фасады на самом деле имеют толщину кирпича 2 см, а за ним металлические подсистемы крепления и утеплитель. Наша же винодельня  с основным зданием из трехслойного бетона способна простоять пятьсот лет и больше».
  • zooming
    1 / 4
    Винодельня «Скалистый берег»
    Фотография © Даниил Анненков / предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    2 / 4
    Винодельня «Скалистый берег»
    Фотография © Даниил Анненков / предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    3 / 4
    Винодельня «Скалистый берег»
    Фотография © Даниил Анненков / предоставлена Северин-Проект
  • zooming
    4 / 4
    Винодельня «Скалистый берег»
    Фотография © Даниил Анненков / предоставлена Северин-Проект

Архитектура виноделен – сегодня жанр не менее выигрышный, чем архитектура музеев современного искусства. О таком заказе мечтают многие архитекторы. Заказчики рассматривают архитектуру винерий как часть шоу в непростом искусстве виноделия. В этом жанре в последние 20 лет отметились все международные звезды архитектуры. Первыми были Херцог и де Мерон, которые, сложив винодельню из габионов в калифорнийской долине Напа, сразу получили Прицкеровскую премию в 2001 году. Столь же эффектно выступили Ричард Роджерс, Заха Хадид, Калатрава, Норман Фостер и другие. 

Наконец эти веяния пришли и в Россию. Несмотря на провозглашенный в 1986 году Горбачевым сухой закон и вырубленные виноградники (этот факт Александр Балабин упомянул в онлайн-презентации для WAF), отечественное виноделие развивается, хотя это не быстрый процесс. Например, виноградники «Скалистого берега» начали выращивать в 2011 году. Владельцы, естественно, хотят прибавить к вину символический капитал, который дает запоминающаяся архитектура. С этой же целью винодельни совмещают с галереями современного искусства. В последние годы появился ряд произведений в этой типологии. Винерия  «Скалистый берег» уже вызвала большой интерес у руководителей винных туров, причем особый ажиотаж связан именно с архитектурой. Что касается жителей Краснодарского региона, то они уже  считают винодельню «Скалистый берег» своей достопримечательностью.

Поставщики, технологии

Larta Glass Ramenskoe
Архитектор:
Александр Балабин
Мастерская:
Северин-Проект http://severinproekt.ru/
Проект:
Винодельня «Скалистый берег»
Россия, Варваровка

Авторский коллектив:
Александр Балабин

2020

16 Февраля 2022

Северин-Проект: другие проекты
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Похожие статьи
Белый свод
Herzog & de Meuron превратили руину исторического дома в центре австрийского Брегенца в «стопку» функций: культурное пространство с баром, гостиница, квартира.
Мост без свойств
В Бордо открылся автомобильный и пешеходный мост по проекту OMA: половина его полотна – многофункциональное общественное пространство.
Воспоминания о фотопленке
Филиал знаменитой шведской галереи Fotografiska открылся теперь и в Шанхае. Под выставочные пространства бюро AIM Architecture реконструировало старый склад, максимально сохранив жесткую, подлинную стилистику.
Крыши как горы и воды
Общественно-административный комплекс по проекту LYCS Architecture в Цюйчжоу вдохновлен древними архитектурными трактатами и природными красотами.
Терруарное строительство
Хранилище винодельни Шато Кантенак-Браун под Бордо получило землебитные стены, обеспечивающие необходимые температурные и влажностные условия для выдержки вина в чанах и бочках. Авторы проекта – Philippe Madec (apm) & associés.
Сила трех стихий
Исследовательский центр компании Daiwa House Group по проекту Tetsuo Kobori Architects предлагает современное прочтение традиционного для средневековой Японии места встреч и творческого общения — кайсё.
Под покровом небес
Архитекторы C. F. Møller выиграли конкурс на проект новой застройки квартала в центре Сёдертелье, дальнего пригорода Стокгольма.
Над Золотым рогом
Жилой комплекс Философия, спроектированный T+T architects во Владивостоке, – один из новых проектов для района «Голубиная падь», и они меняет философию его развития с одиночных домов на комплексный подход. Дома организованы вдоль общественных улиц, они разновысотные, разноформатные, а один – даже галерейной типологии, да еще и с консолью, опирающейся на арт-объект.
Новый уровень дженги
Спроектированный Кэнго Кумой общественный центр Kibi Kogen N Square демонстрирует возможности поперечно-клееной древесины – «фирменной» продукции для префектуры Окаяма, где он расположен.
Деревянная модульность
Ясли-сад для малышей из семей преподавателей и учащихся Пармского университета совмещен с центром развития для детей из группы риска. Авторы проекта здания в окружении парка – Enrico Molteni Architecture.
Конференция с видом
Культурный и общественный центр в городке Порт-Анджелес в штате Вашингтон по замыслу LMN Architects открыт панорамам океана и горного хребта Олимпик.
Белый знак
Бюро Lin Architecture превратило насосную станцию в полях южнокитайской провинции Юньнань в достопримечательность для местных жителей и туристов.
Трилистник инноваций
В Пекине готов Международный центр инноваций «Чжунгуаньцунь» (ZGC), спроектированный MAD Architects. В апреле здесь уже провели престижный технологический форум.
Жалюзи для льда
В Домодедово по проекту мастерской Юрия Виссарионова построена ледовая арена. Чтобы протяженный фасад, обусловленный техническими характеристиками сооружения для зимних видов спорта, не выглядел однообразным, архитекторы предложили использовать навесные конструкции с разнонаправленными ламелями. Таким образом лед защищается от солнечных лучей, а стена приобретает фактурность и детализацию.
Деревья и арки
В условиях дефицита площади спорткомплекс Шаосинского университета вместил на разных уровнях серию игровых полей и площадок, общественные пространства и даже деревья.
Стержни и лепестки
Для московского района Преображенское бюро GAFA спроектировало камерный комплекс Artel, который состоит всего из двух корпусов по 12 этажей. Отсылки к ар-деко и его ответвлению – стримлайну – мы нашли не только в архитектуре, но и в благоустройстве, напоминающем поглощенную природой железнодорожную эстакаду.
Тетрис в порту
Смотровая башня, спроектированная для Старого порта Монреаля бюро Provencher_Roy, и общественная зеленая зона вокруг нее от ландшафтного бюро NIPPAYSAGE вобрали в себя множество элементов местной идентичности.
Баланс желтого
Архитекторы АБ ATRIUM, используя свои навыки и знания в области проектирования школ нового поколения, в которых само пространство и пластика – так задумано – работают на развитие ребенка, оживили крупный, хотя и среднеэтажный, жилой комплекс New Питер проектом, где сквозь темный кирпич прорываются лучи желтого цвета, актового зала нет, зато есть четыре амфитеатра, две открытые террасы, парк и возможность использовать возможности школы не только ученикам, но и, по вечерам, горожанам.
Очередной оазис
Stefano Boeri Architetti выиграли конкурс на проект жилого комплекса в Братиславе. Здесь не обошлось без их «фирменных» висячих садов.
Трое и башня
Офисный центр Neuer Kanzlerplatz, построенный в Бонне по проекту бюро JSWD, улучшает связанность городской ткани и интригует объемными фасадами из архитектурного бетона.
Вертикальный «парк»
Бывшая фабрика электроники в Шэньчжэне превращена по проекту JC DESIGN в многоярусное общественное пространство и офисы для «креативных индустрий».
В центре – пустота
В Лондоне открывается очередной летний павильон галереи «Серпентайн». В этом году южнокорейский архитектор Минсок Чо и его бюро Mass Studies сместили фокус внимания с сооружения на свободное пространство вокруг и внутри него.
«Почвенная» архитектура
Медицинский центр в Провансе – землебитное сооружение без дополнительного каркаса: материал для него «добыли» непосредственно на стройплощадке. Авторы проекта – бюро Combas.
Технологии и материалы
Амфитеатры, уличное искусство и единение с природой
В сентябре 2023 года в Воронеже завершилось строительство крупнейшей в России школы вместимостью 2860 человек. Проект был возведен в знак дружбы между Россией и Республикой Беларусь и получил название «Содружество». Чем уникально новое учебное заведение, рассказали архитекторы проектного института «Гипрокоммундортранс» и специалист компании КНАУФ, поставлявшей на объект свои отделочные материалы.
Быстрее на 30%: СОД Sarex как инструмент эффективного...
Руководители бюро «МС Архитектс» рассказывают о том, как и почему перешли на российскую среду общих данных, которая позволила наладить совместную работу с девелоперами и строительными подрядчиками. Внедрение Sarex привело к сокращению сроков проектирования на 30%, эффективному решению спорных вопросов и избавлению от проблем человеческого фактора.
Византийская кладка Херсонеса
В историко-археологическом парке Херсонес Таврический воссоздается исторический квартал. В нем разместятся туристические объекты, ремесленные мастерские, музейные пространства. Здания будут иметь аутентичные фасады, воспроизводящие древнюю византийскую кладку Херсонеса. Их выполняет компания «ОртОст-Фасад».
Алюминий в многоэтажном строительстве
Ключевым параметром в проектировании многоэтажных зданий является соотношение прочности и небольшого веса конструкций. Именно эти характеристики сделали алюминий самым популярным материалом при возведении небоскребов. Вместе с «АФК Лидер» – лидером рынка в производстве алюминиевых панелей и кассет – разбираемся в технических преимуществах материала для высотного строительства.
A BOOK – уникальная палитра потолочных решений
Рассказываем о потолочных решениях Knauf Ceiling Solutions из проектного каталога A BOOK, которые были реализованы преимущественно в России и могут послужить отправной точкой для новых дизайнерских идей в работе с потолком как гибким конструктором.
Городские швы и архитектурный фастфуд
Вышел очередной эпизод GMKTalks in the Show – ютуб-проекта о российском девелопменте. В «Архитительном выпуске» разбираются, кто главный: архитектор или застройщик, говорят о работе с историческим контекстом, формировании идентичности города или, наоборот, нарушении этой идентичности.
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Клубный дом «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Сейчас на главной
СПбГАСУ 2024: кафедра Градострительства
Представляем шесть работ бакалавров и магистров, подготовленных в мастерских Юлии Янковской и Михаила Виленского. В поле исследования – полицентричность и морской контур Петербурга, преобразование агломераций, а также стандартизация общественных пространств.
Hide and seek
Дом ID Moskovskiy, спроектированный Степаном Липгартом во дворах у Московского проспекта за Обводным каналом и завершенный недавно, во-первых, достаточно точно реализован, что существенно еще и потому, что это первый дом, в котором архитектор отвечал не только за фасады, но и за планировки, и смог лучше увязать их между собой. Но интересен он как пример «прорастания» новой архитектуры в городе: она опирается на лучшие образцы по соседству и становится улучшенной и развитой суммой идей, найденных в контексте.
Музейно-концертная функция
Завершена реконструкция домашней арены клуба Real Madrid CF, стадиона Сантьяго Бернабеу: теперь здесь проще проводить концерты и другие массовые мероприятия, а новый фасад согласован с пространством города.
Амфитеатр под луной
Подарок от бюро KIDZ к своему дню рождения – поп-ап павильон на территории кластера ЛенПолиграфМаш в Санкт-Петербурге. До конца лета здесь можно отдыхать в гамаке, возиться с мягким песком, наблюдать за огромным шаром с гелием и другими людьми.
Вибрация балконов
Школа в Шанхае по проекту австралийско-китайского бюро BAU рассчитана как на традиционную, так и на ориентированную на нужды конкретного ученика форму обучения.
Митьки в арбузе
В петербургском «Манеже» открылась выставка художников «Пушкинской-10» – не заметить ее невозможно благодаря яркому дизайну, которым занималась студия «Витрувий и сыновья». Тот случай, когда архитектура перетянула на себя одеяло и встала вровень с художественным высказыванием. Хотя казалось бы – подумаешь, контейнеры и горошек.
Архитектор в городе
Прошлись по современной Москве с проектом «Прогулки с архитектором» – от ЖК LUCKY до Можайского вала. Это долго и подробно, но интересно и познавательно. Рассказываем и показываем, гуляли 4 часа.
Ре:Креация – итоги конкурса, 2 часть
Во второй части рассказываем о самой многочисленной группе номинаций – «Объекты развлечений». В ней было представлено шесть номинаций: акватермальный и банный комплексы, многофункциональный центр, парк развлечений, рыбный рынок и этноархеологический парк.
Пресса: Город большого мифа и большой обиды
Иркутск: место победы почвеннической литературы над современной архитектурой. Иркутск — «великий город с областной судьбой», как сказал когда-то поэт Лев Озеров про Питер. И это высказывание, конечно, про трагедию, но еще и про обиду на судьбу. В ряду сибирских городов Иркутск впечатлил меня не тем, что он на порядок умней, сложней, глубже остальных — хотя это так,— а ощущением устойчивой вялотекущей неврастении.
Конкурс в Коммунарке: нюансы
Институт Генплана и группа «Самолет» провели семинар для будущих участников конкурса на концепцию района в АДЦ «Коммунарка». Выяснились некоторые детали, которые будут полезны будущим участникам. Рассказываем.
Переживание звука
Для музея звука Audeum в Сеуле Кэнго Кума создал архитектуру, которая обращается к природным мотивам и стимулирует все пять чувств человека.
Кредо уместности
Первая студия выпускного курса бакалавриата МАРШ, которую мы публикуем в этом году, размышляла территорией Ризоположенского монастыря в Суздале под грифом «уместность» и в рамках типологии ДК. После сноса в 1930-е годы позднего собора в монастыре осталось просторное «пустое место» и несколько руин. Показываем три работы – одна из них шагнула за стену монастыря.
Субурбию в центр
Архитектурная студия Grad предлагает адаптировать городскую жилую ячейку к типологии и комфорту индивидуального жилого дома. Наилучшая для этого технология, по мнению архитекторов, – модульная деревогибридная система.
ГУЗ-2024: большие идеи XX века
Публикуем выпускные работы бакалавров Государственного университета по землеустройству, выполненные на кафедре «Архитектура» под руководством Михаила Корси. Часть работ ориентирована на реального заказчика и в дальнейшем получит развитие и возможную реализацию. Обязательное условие этого года – подготовка макета.
Белый свод
Herzog & de Meuron превратили руину исторического дома в центре австрийского Брегенца в «стопку» функций: культурное пространство с баром, гостиница, квартира.
WAF 2024: полшага навстречу
Всемирный фестиваль архитектуры объявил шорт-листы всех номинаций. В списки попали два наших бюро с проектами для Саудовской Аравии и Португалии. Также в сербском проекте замечен российский фотограф& Коротко рассказываем обо всех.
Не снится нам берег Японский
Для того, чтобы исследовать возможности развития нового курорта на берегу Тихого океана, конкурс «РЕ:КРЕАЦИЯ» поделили на 15 (!) номинаций, от участников требовали не меньше 3 концепций, по одной в каждой номинации, и победителей тоже 15. Среди них и студенты, и известные молодые архитекторы. Показываем первые 4 номинации: отели и апартаменты разного класса.
Годы метро. Памяти Нины Алешиной
Сегодня, 17 июля, исполняется сто лет со дня рождения Нины Александровны Алешиной – пожалуй, ключевого архитектора московского метро второй половины XX века. За сорок лет она построила двадцать станций. Публикуем текст Александра Змеула, основанный на архивных материалах, в том числе рукописи самой Алешиной, с фотографиями Алексея Народицкого.
Мост без свойств
В Бордо открылся автомобильный и пешеходный мост по проекту OMA: половина его полотна – многофункциональное общественное пространство.
Три шоу
МАРШ опять показывает, как надо душевно и атмосферно обходиться с макетами и с материями: физическими от картона до металла – и смысловыми, от вопроса уместности в контексте до разнообразных ракурсов архитектурных философий.
Квеври наизнанку
Ресторан «Мараули» в Красноярске – еще одна попытка воссоздать атмосферу Грузии без использования стереотипных деталей. Архитекторы Archpoint прибегают к приему ракурса «изнутри», открывают кухню, используют тактильные материалы и иронию.
Городской лес
Парк «Прибрежный» в Набережных Челнах признан лучшим общественным местом Татарстана в 2023 году. Для огромного лесного массива бюро «Архитектурный десант» актуализировало старые и предложило новые функции – например, площадку для выгула собак и терренкуры, разработанные при участии кардиолога. Также у парка появился фирменный стиль.
Воспоминания о фотопленке
Филиал знаменитой шведской галереи Fotografiska открылся теперь и в Шанхае. Под выставочные пространства бюро AIM Architecture реконструировало старый склад, максимально сохранив жесткую, подлинную стилистику.
Рассвет и сумерки утопии
Осталось всего 3 дня, чтобы посмотреть выставку «Работать и жить» в центре «Зотов», и она этого достойна. В ней много материала из разных источников, куча разделов, показывающих мечты и реалии советской предвоенной утопии с разных сторон, а дизайн заставляет совершенно иначе взглянуть на «цвета конструктивизма».
Крыши как горы и воды
Общественно-административный комплекс по проекту LYCS Architecture в Цюйчжоу вдохновлен древними архитектурными трактатами и природными красотами.
Оркестровка в зеленых тонах
Технопарк имени Густава Листа – вишенка на торте крупного ЖК компании ПИК, реализуется по городской программе развития полицентризма. Проект представляет собой изысканную аранжировку целой суммы откликов на окружающий контекст и историю места – а именно, компрессорного завода «Борец» – в современном ключе. Рассказываем, зачем там усиленные этажи, что за зеленый цвет и откуда.
Терруарное строительство
Хранилище винодельни Шато Кантенак-Браун под Бордо получило землебитные стены, обеспечивающие необходимые температурные и влажностные условия для выдержки вина в чанах и бочках. Авторы проекта – Philippe Madec (apm) & associés.
Над античной бухтой
Архитектура культурно-развлекательного центра Геленждик Арена учитывает особенности склона, раскрывает панорамы, апеллирует к истории города и соседству современного аэропорта, словом, включает в себя столько смыслов, что сразу и не разберешься, хотя внешне многосоставность видна. Исследуем.
Архитектура в дизайне
Британка была, кажется, первой, кто в Москве вместо скучных планшетов стал превращать показ студенческих работ с настоящей выставкой, с дизайном и объектами. Одновременно выставка – и день открытых дверей, растянутый во времени. Рассказываем, показываем.