author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

«Мы обязаны ему успешным становлением профессии»: архитекторы об Александре Кузьмине

Главный архитектор Москвы 1996-2012 в воспоминаниях его коллег.

27 Сентября 2019

Александр Скокан: 

«Александр Викторович Кузьмин, Саша, Саня, Кузя – Президент, Главный архитектор, директор – веселый, общительный, свойский – это все один человек.

Пробыв Главным архитектором Москвы 16 лет, отвечая за многое из того, что по его замыслу или при его участии было построено или сделано в городе, и несмотря на то, что многие не со всем из этого были согласны, у Александра Викторовича, я думаю, друзей было больше, чем оппонентов – и должность, и человек в его исполнении, не были одним и тем же.

Саша был мне понятен, сделан из таких же или из тех же элементов и деталей, что и я, возможно просто в иной компоновке. Сейчас мне кажется, что мы понимали друг друга – во всяком случае у нас были одни учителя, лидеры, вожди, которым мы доверяли, знакомством и дружбой, с которыми гордились».
***

Павел Андреев: 

«Говорить сложно, для меня это было очень неожиданно. В институте я был на три года младше, он был старшим товарищем и примером для подражания – я навсегда запомню его худощавым блондином с вечной сигаретой, энергичным человеком с активной позицией. Нас учили на кафедре градостроительства, где в то время работали Николай Николаевич Уллас, Борис Константинович Еремин, Илья Георгиевич Лежава, – абсолютные профессионалы, жившие по правилам градостроительной науки. Александр Викторович, Саша был проводником этой школы, буквально пронес ее на своих плечах от руководителя мастерской, до главного архитектора НИ и ПИ Генплана, потом ГлавАПУ, потом 16 лет на посту главного архитектора города. В хаосе формирования «рынка», в постперестроечное время он создавал правила и порядок архитектурной и градостроительной деятельности, систему внутрицеховых взаимоотношений.

Думаю, он был первым человеком нашей профессии, выстроившим в новое время отношения с властью, мэр был его визави в обсуждении вопросов градостроительной политики. Он же был способен в объективных рамках защитить авторские позиции архитектора. Не скажу, что наши взаимоотношения были мягкими, но они всегда были уважительными, подразумевали возможность отстаивать свою позицию.

И даже оставив пост главного архитектора столицы, в статусе президента РААСН и главы клуба главных архитекторов городов РФ, он продолжал каким-то образом активно влиять на градостроительные вопросы. Но и в целом – будучи главным архитектором, он заложил основы развития транспорта и структуры города, которые сейчас в значительной степени проявляют себя. Ведь градостроительство это своего рода информационный код, закладываемый задолго, он проявляется через десятилетия. То, что мы сейчас видим – результат его работы, в которую он вложил свою жизнь, может быть, подорвав свое здоровье».
***

Владимир Плоткин: 

«В первую очередь – доброжелательность, тонкое понимание всех сложных сторон деятельности главного архитектора, умение оценить качество настоящей архитектуры и продвинуть ее в реальность. В этом, я думаю, главная заслуга Александра Викторовича в переходный период нашего зодчества: середины девяностых – нулевых годов. Успешным становлением нашей профессии, появлением новых имен мы в огромной степени обязаны ему и благодарны – я говорю и о себе, и о многих других коллегах. Он сам был прекрасным архитектором и градостроителем с сильным пространственным мышлением и пониманием нужд города. Я всегда относился к нему по-дружески и с колоссальным уважением. Очень тяжелая потеря».
***

Николай Шумаков: 

«Я хорошо знал Александра Викторовича: он каждую неделю проводил заседания транспортной комиссии, а я все это время занимался метрополитеном и, соответственно, постоянно посещал ее. Огромное восхищение вызывало то, как легко и уверенно он вёл совещания, как быстро, оперативно и правильно принимал важные решения.

Он был прекрасным графиком, совершенно потрясающим – с острым глазом и твердой рукой.

Еще одним направлением его творчества была литература; он писал много, продуктивно и профессионально. Это была настоящая литература – причем не тонкие брошюры, а настоящие книги, двухтомники, трехтомники, которыми зачитываешься. Его всесторонность поражала. Я бы сказал, это был человек «возрожденческий»: ему удавалось сделать то, чего не могли другие, и там, где это прежде казалось невозможным.

Но прежде всего и помимо всего прочего, Александр Викторович был прекрасным человеком. Он умел по-настоящему дружить, всех любил и не держал камня за пазухой. Я не знаю ни одного человека, который сказал бы о Саше – а именно так, по именам, мы называли друг друга – плохое слово. Все это в очередной раз подчеркивает силу, величие и мощь выдающейся личности Александра Кузьмина».


Сергей Скуратов: 

«Саша был очень веселым и жизнелюбивым человеком, живым человеком со своими достоинствами и недостатками. Его шутки, его взгляд, запечатленный в его тонких и немного саркастичных рисунках на долго будут согревать наши воспоминания о нем. Сейчас, оглядываясь, можно многое критиковать в том периоде, когда он был главным архитектором Москвы, – но критиковать легко, сложно представить себе, каково было долгие годы нести эту ношу, погрузившись в водоворот многих событий и часто непреодолимых обстоятельств. Постоянно чему-то противостоять, выигрывать и проигрывать, кого-то поддерживать. Я начинал свою профессиональную карьеру в городе, когда он только стал главным архитектором. За год до того он назвал меня «одиноким волком» как бы ненавязчиво подтолкнул вернуться в большую архитектуру. Он был нашей поддержкой и наставником, мы профессионально взрослели в его глазах.

Помню, как мы вместе получали «академиков» Международной академии архитектуры из рук Георгия Стоилова. Вспоминали прошлое, без обид, как настоящие друзья, много шутили, разговаривали по душам, выпивали. Не могу сказать, что мы были друзьями, скорее он был старшим товарищем, но наши отношения всегда были теплыми и уважительными».
***

Сергей Кузнецов:

«Александр Кузьмин – эпоха. Он всегда вызывал большое уважение и был подлинным мастером своего дела, в прямом смысле слова творил историю нашей архитектуры и нашего города. Хотя нам не удалось вместе поработать, я был с ним знаком, и это действительно удивительно отзывчивый, умный и неординарный человек, который внезапно ушел от нас.

Он был одним из ключевых участников процесса преобразования Москвы в постсоветский период – важнейшие московские проекты, такие как Москва-Сити, Третье транспортное кольцо, хорда, которая сейчас строится, ­– плоды его работы. Период перехода от советских реалий к совершенно иной экономике и системе принятия решений, очень сложный период поиска, фактически лег на его плечи – специалиста, компетентного во многих областях, досконально знавшего Москву, да и просто мужественного человека, пережившего постоянный сильнейший стресс работы в этих обстоятельствах. Возможно это прозвучит пафосно, но я считаю, что он пожертвовал те годы, которые не успел прожить, этому городу. Искренне соболезную родным и близким Александра Викторовича, от себя лично и от всего коллектива Москомархитектуры, где он проработал много лет».
***

 
zooming
Александр Викторович Кузьмин (1951–2019)
фотография из семейного архива


27 Сентября 2019

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Сделано в ARCHICAD: концертный зал «Зарядье»
Владимир Плоткин и Александр Пономарев – о программном обеспечении, использованном на разных стадиях проектирования и моделирования знаменитого концертного зала.

Сейчас на главной

Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: Мы учились у Пиранези и Палладио
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.
Четыре интерьера
Сейчас, когда кафе, салоны и многие магазины, увы, закрыты, мы подобрали несколько свежих интерьеров из Перми, Минска и Челябинска. Все они завершены осенью 2019 года и почти не успели поработать до начала пандемии.
Пресса: Московская династия: Ассы
История семьи архитектора, художника, основателя Архитектурной школы МАРШ Евгения Асса похожа на захватывающий роман. Евгения Гершкович поговорила с Евгением Викторовичем и его сыном Кириллом о судьбе их дедов и прадедов и о том, как их династия выстроилась в уже три поколения архитекторов.
Гаражный заговор
Публикуем главу из книги «Гараж» художницы Оливии Эрлангер и архитектора Луиса Ортеги Говели о «гаражной мифологии» и происхождении этого типа постройки. Книга выпущена Strelka Press совместно с музеем современного искусства «Гараж».