author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

«Мы обязаны ему успешным становлением профессии»: архитекторы об Александре Кузьмине

Главный архитектор Москвы 1996-2012 в воспоминаниях его коллег.

27 Сентября 2019

Александр Скокан: 

«Александр Викторович Кузьмин, Саша, Саня, Кузя – Президент, Главный архитектор, директор – веселый, общительный, свойский – это все один человек.

Пробыв Главным архитектором Москвы 16 лет, отвечая за многое из того, что по его замыслу или при его участии было построено или сделано в городе, и несмотря на то, что многие не со всем из этого были согласны, у Александра Викторовича, я думаю, друзей было больше, чем оппонентов – и должность, и человек в его исполнении, не были одним и тем же.

Саша был мне понятен, сделан из таких же или из тех же элементов и деталей, что и я, возможно просто в иной компоновке. Сейчас мне кажется, что мы понимали друг друга – во всяком случае у нас были одни учителя, лидеры, вожди, которым мы доверяли, знакомством и дружбой, с которыми гордились».
***

Павел Андреев: 

«Говорить сложно, для меня это было очень неожиданно. В институте я был на три года младше, он был старшим товарищем и примером для подражания – я навсегда запомню его худощавым блондином с вечной сигаретой, энергичным человеком с активной позицией. Нас учили на кафедре градостроительства, где в то время работали Николай Николаевич Уллас, Борис Константинович Еремин, Илья Георгиевич Лежава, – абсолютные профессионалы, жившие по правилам градостроительной науки. Александр Викторович, Саша был проводником этой школы, буквально пронес ее на своих плечах от руководителя мастерской, до главного архитектора НИ и ПИ Генплана, потом ГлавАПУ, потом 16 лет на посту главного архитектора города. В хаосе формирования «рынка», в постперестроечное время он создавал правила и порядок архитектурной и градостроительной деятельности, систему внутрицеховых взаимоотношений.

Думаю, он был первым человеком нашей профессии, выстроившим в новое время отношения с властью, мэр был его визави в обсуждении вопросов градостроительной политики. Он же был способен в объективных рамках защитить авторские позиции архитектора. Не скажу, что наши взаимоотношения были мягкими, но они всегда были уважительными, подразумевали возможность отстаивать свою позицию.

И даже оставив пост главного архитектора столицы, в статусе президента РААСН и главы клуба главных архитекторов городов РФ, он продолжал каким-то образом активно влиять на градостроительные вопросы. Но и в целом – будучи главным архитектором, он заложил основы развития транспорта и структуры города, которые сейчас в значительной степени проявляют себя. Ведь градостроительство это своего рода информационный код, закладываемый задолго, он проявляется через десятилетия. То, что мы сейчас видим – результат его работы, в которую он вложил свою жизнь, может быть, подорвав свое здоровье».
***

Владимир Плоткин: 

«В первую очередь – доброжелательность, тонкое понимание всех сложных сторон деятельности главного архитектора, умение оценить качество настоящей архитектуры и продвинуть ее в реальность. В этом, я думаю, главная заслуга Александра Викторовича в переходный период нашего зодчества: середины девяностых – нулевых годов. Успешным становлением нашей профессии, появлением новых имен мы в огромной степени обязаны ему и благодарны – я говорю и о себе, и о многих других коллегах. Он сам был прекрасным архитектором и градостроителем с сильным пространственным мышлением и пониманием нужд города. Я всегда относился к нему по-дружески и с колоссальным уважением. Очень тяжелая потеря».
***

Николай Шумаков: 

«Я хорошо знал Александра Викторовича: он каждую неделю проводил заседания транспортной комиссии, а я все это время занимался метрополитеном и, соответственно, постоянно посещал ее. Огромное восхищение вызывало то, как легко и уверенно он вёл совещания, как быстро, оперативно и правильно принимал важные решения.

Он был прекрасным графиком, совершенно потрясающим – с острым глазом и твердой рукой.

Еще одним направлением его творчества была литература; он писал много, продуктивно и профессионально. Это была настоящая литература – причем не тонкие брошюры, а настоящие книги, двухтомники, трехтомники, которыми зачитываешься. Его всесторонность поражала. Я бы сказал, это был человек «возрожденческий»: ему удавалось сделать то, чего не могли другие, и там, где это прежде казалось невозможным.

Но прежде всего и помимо всего прочего, Александр Викторович был прекрасным человеком. Он умел по-настоящему дружить, всех любил и не держал камня за пазухой. Я не знаю ни одного человека, который сказал бы о Саше – а именно так, по именам, мы называли друг друга – плохое слово. Все это в очередной раз подчеркивает силу, величие и мощь выдающейся личности Александра Кузьмина».


Сергей Скуратов: 

«Саша был очень веселым и жизнелюбивым человеком, живым человеком со своими достоинствами и недостатками. Его шутки, его взгляд, запечатленный в его тонких и немного саркастичных рисунках на долго будут согревать наши воспоминания о нем. Сейчас, оглядываясь, можно многое критиковать в том периоде, когда он был главным архитектором Москвы, – но критиковать легко, сложно представить себе, каково было долгие годы нести эту ношу, погрузившись в водоворот многих событий и часто непреодолимых обстоятельств. Постоянно чему-то противостоять, выигрывать и проигрывать, кого-то поддерживать. Я начинал свою профессиональную карьеру в городе, когда он только стал главным архитектором. За год до того он назвал меня «одиноким волком» как бы ненавязчиво подтолкнул вернуться в большую архитектуру. Он был нашей поддержкой и наставником, мы профессионально взрослели в его глазах.

Помню, как мы вместе получали «академиков» Международной академии архитектуры из рук Георгия Стоилова. Вспоминали прошлое, без обид, как настоящие друзья, много шутили, разговаривали по душам, выпивали. Не могу сказать, что мы были друзьями, скорее он был старшим товарищем, но наши отношения всегда были теплыми и уважительными».
***

Сергей Кузнецов:

«Александр Кузьмин – эпоха. Он всегда вызывал большое уважение и был подлинным мастером своего дела, в прямом смысле слова творил историю нашей архитектуры и нашего города. Хотя нам не удалось вместе поработать, я был с ним знаком, и это действительно удивительно отзывчивый, умный и неординарный человек, который внезапно ушел от нас.

Он был одним из ключевых участников процесса преобразования Москвы в постсоветский период – важнейшие московские проекты, такие как Москва-Сити, Третье транспортное кольцо, хорда, которая сейчас строится, ­– плоды его работы. Период перехода от советских реалий к совершенно иной экономике и системе принятия решений, очень сложный период поиска, фактически лег на его плечи – специалиста, компетентного во многих областях, досконально знавшего Москву, да и просто мужественного человека, пережившего постоянный сильнейший стресс работы в этих обстоятельствах. Возможно это прозвучит пафосно, но я считаю, что он пожертвовал те годы, которые не успел прожить, этому городу. Искренне соболезную родным и близким Александра Викторовича, от себя лично и от всего коллектива Москомархитектуры, где он проработал много лет».
***

 
zooming
Александр Викторович Кузьмин (1951–2019)
фотография из семейного архива


27 Сентября 2019

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.

Сейчас на главной

Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.
Новая ячейка
Жилой квартал на территории IT-парка: компания Архиматика сочетает инновационные технологии с человечным масштабом и уютной средой.
Градсовет 18.12.2019
Вторая и, по всей видимости, успешная попытка согласовать жилой дом, выходящий окнами на Троицкий собор и Фонтанку.
В преддверии театра
На Земляном валу справа от въезда в туннель под Таганской площадью, перед Театром на Таганке и рядом с торцом ЖК «Шоколад», достраивается здание 8-этажной гостиницы Novotel по проекту бюро «Гран» Павла Андреева.
Энергия студента
Показываем работы финалистов студенческого конкурса «АРХПроект», а также рассказываем о том, как организаторы попытались выйти за рамки сухой процедуры: с помощью менторов, лектория и выставки с вечеринкой в «Севкабель порту».
Кино на плоту
Летний кинотеатр от архитектурного бюро «А4» как универсальное общественное пространство и вариация на тему паркового павильона.