Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

«Мы обязаны ему успешным становлением профессии»: архитекторы об Александре Кузьмине

Главный архитектор Москвы 1996-2012 в воспоминаниях его коллег.

27 Сентября 2019
0
Александр Скокан: 

«Александр Викторович Кузьмин, Саша, Саня, Кузя – Президент, Главный архитектор, директор – веселый, общительный, свойский – это все один человек.

Пробыв Главным архитектором Москвы 16 лет, отвечая за многое из того, что по его замыслу или при его участии было построено или сделано в городе, и несмотря на то, что многие не со всем из этого были согласны, у Александра Викторовича, я думаю, друзей было больше, чем оппонентов – и должность, и человек в его исполнении, не были одним и тем же.

Саша был мне понятен, сделан из таких же или из тех же элементов и деталей, что и я, возможно просто в иной компоновке. Сейчас мне кажется, что мы понимали друг друга – во всяком случае у нас были одни учителя, лидеры, вожди, которым мы доверяли, знакомством и дружбой, с которыми гордились».
***

Павел Андреев: 

«Говорить сложно, для меня это было очень неожиданно. В институте я был на три года младше, он был старшим товарищем и примером для подражания – я навсегда запомню его худощавым блондином с вечной сигаретой, энергичным человеком с активной позицией. Нас учили на кафедре градостроительства, где в то время работали Николай Николаевич Уллас, Борис Константинович Еремин, Илья Георгиевич Лежава, – абсолютные профессионалы, жившие по правилам градостроительной науки. Александр Викторович, Саша был проводником этой школы, буквально пронес ее на своих плечах от руководителя мастерской, до главного архитектора НИ и ПИ Генплана, потом ГлавАПУ, потом 16 лет на посту главного архитектора города. В хаосе формирования «рынка», в постперестроечное время он создавал правила и порядок архитектурной и градостроительной деятельности, систему внутрицеховых взаимоотношений.

Думаю, он был первым человеком нашей профессии, выстроившим в новое время отношения с властью, мэр был его визави в обсуждении вопросов градостроительной политики. Он же был способен в объективных рамках защитить авторские позиции архитектора. Не скажу, что наши взаимоотношения были мягкими, но они всегда были уважительными, подразумевали возможность отстаивать свою позицию.

И даже оставив пост главного архитектора столицы, в статусе президента РААСН и главы клуба главных архитекторов городов РФ, он продолжал каким-то образом активно влиять на градостроительные вопросы. Но и в целом – будучи главным архитектором, он заложил основы развития транспорта и структуры города, которые сейчас в значительной степени проявляют себя. Ведь градостроительство это своего рода информационный код, закладываемый задолго, он проявляется через десятилетия. То, что мы сейчас видим – результат его работы, в которую он вложил свою жизнь, может быть, подорвав свое здоровье».
***

Владимир Плоткин: 

«В первую очередь – доброжелательность, тонкое понимание всех сложных сторон деятельности главного архитектора, умение оценить качество настоящей архитектуры и продвинуть ее в реальность. В этом, я думаю, главная заслуга Александра Викторовича в переходный период нашего зодчества: середины девяностых – нулевых годов. Успешным становлением нашей профессии, появлением новых имен мы в огромной степени обязаны ему и благодарны – я говорю и о себе, и о многих других коллегах. Он сам был прекрасным архитектором и градостроителем с сильным пространственным мышлением и пониманием нужд города. Я всегда относился к нему по-дружески и с колоссальным уважением. Очень тяжелая потеря».
***

Николай Шумаков: 

«Я хорошо знал Александра Викторовича: он каждую неделю проводил заседания транспортной комиссии, а я все это время занимался метрополитеном и, соответственно, постоянно посещал ее. Огромное восхищение вызывало то, как легко и уверенно он вёл совещания, как быстро, оперативно и правильно принимал важные решения.

Он был прекрасным графиком, совершенно потрясающим – с острым глазом и твердой рукой.

Еще одним направлением его творчества была литература; он писал много, продуктивно и профессионально. Это была настоящая литература – причем не тонкие брошюры, а настоящие книги, двухтомники, трехтомники, которыми зачитываешься. Его всесторонность поражала. Я бы сказал, это был человек «возрожденческий»: ему удавалось сделать то, чего не могли другие, и там, где это прежде казалось невозможным.

Но прежде всего и помимо всего прочего, Александр Викторович был прекрасным человеком. Он умел по-настоящему дружить, всех любил и не держал камня за пазухой. Я не знаю ни одного человека, который сказал бы о Саше – а именно так, по именам, мы называли друг друга – плохое слово. Все это в очередной раз подчеркивает силу, величие и мощь выдающейся личности Александра Кузьмина».


Сергей Скуратов: 

«Саша был очень веселым и жизнелюбивым человеком, живым человеком со своими достоинствами и недостатками. Его шутки, его взгляд, запечатленный в его тонких и немного саркастичных рисунках на долго будут согревать наши воспоминания о нем. Сейчас, оглядываясь, можно многое критиковать в том периоде, когда он был главным архитектором Москвы, – но критиковать легко, сложно представить себе, каково было долгие годы нести эту ношу, погрузившись в водоворот многих событий и часто непреодолимых обстоятельств. Постоянно чему-то противостоять, выигрывать и проигрывать, кого-то поддерживать. Я начинал свою профессиональную карьеру в городе, когда он только стал главным архитектором. За год до того он назвал меня «одиноким волком» как бы ненавязчиво подтолкнул вернуться в большую архитектуру. Он был нашей поддержкой и наставником, мы профессионально взрослели в его глазах.

Помню, как мы вместе получали «академиков» Международной академии архитектуры из рук Георгия Стоилова. Вспоминали прошлое, без обид, как настоящие друзья, много шутили, разговаривали по душам, выпивали. Не могу сказать, что мы были друзьями, скорее он был старшим товарищем, но наши отношения всегда были теплыми и уважительными».
***

Сергей Кузнецов:

«Александр Кузьмин – эпоха. Он всегда вызывал большое уважение и был подлинным мастером своего дела, в прямом смысле слова творил историю нашей архитектуры и нашего города. Хотя нам не удалось вместе поработать, я был с ним знаком, и это действительно удивительно отзывчивый, умный и неординарный человек, который внезапно ушел от нас.

Он был одним из ключевых участников процесса преобразования Москвы в постсоветский период – важнейшие московские проекты, такие как Москва-Сити, Третье транспортное кольцо, хорда, которая сейчас строится, ­– плоды его работы. Период перехода от советских реалий к совершенно иной экономике и системе принятия решений, очень сложный период поиска, фактически лег на его плечи – специалиста, компетентного во многих областях, досконально знавшего Москву, да и просто мужественного человека, пережившего постоянный сильнейший стресс работы в этих обстоятельствах. Возможно это прозвучит пафосно, но я считаю, что он пожертвовал те годы, которые не успел прожить, этому городу. Искренне соболезную родным и близким Александра Викторовича, от себя лично и от всего коллектива Москомархитектуры, где он проработал много лет».
***

 
zooming
Александр Викторович Кузьмин (1951–2019)
фотография из семейного архива

27 Сентября 2019

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Похожие статьи
Памяти Феликса Новикова
Ушел из жизни Феликс Новиков, архитектор, автор Дворца пионеров на Ленинских горах и Зеленограда, историк архитектуры модернизма и увлеченный публицист.
Слово о друге
В память о Феликсе Новикове публикуем его эссе, посвященное Джиму Торосяну и написанное в 2019 году для книги, которую сейчас готовит в издательстве Tatlin архитектор Карен Бальян. С разрешения автора и издательства.
Умер Рикардо Бофилл
Безусловная звезда современной архитектуры, автор, сменивший несколько направлений и тем самым примиривший в своем творчестве постмодернизм, национальные мотивы, неоклассику и интернациональный стиль, умер в возрасте 82 лет от последствий ковида в больнице Барселоны.
Памяти Евгении Кириченко
Ушла из жизни Евгения Ивановна Кириченко, человек, открывший нам ценность русской архитектуры модерна и эклектики, увлеченный и продуктивный исследователь, умный и жизнерадостный собеседник. Светлая память.
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Умерла Ольга Севан
Реставратор, исследователь и защитник деревянной архитектуры и исторической среды русского Севера, малых городов и сел.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик Иона Фридман озвучил в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Умер Александр Кузьмин
Сегодня ночью не стало Александра Викторовича Кузьмина, президента Российской академии архитектуры и строительных наук, с 1996 по 2012 годы – главного архитектора города Москвы.
Технологии и материалы
5 лайфхаков типового проекта загородного дома
Руководитель отдела R&D компании Good Wood Елена Дубовенко рассказывает, как архитектору избежать ошибок и создать успешный типовой продукт на примере каменного барнхауса площадью 176 кв. м для семьи из четырех человек.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Фактурная единица
Завод «Скрябин Керамикс» поставил для жилого комплекса West Garden, спроектированного бюро СПИЧ, 220 000 клинкерных кирпичей. Специально под проект был разработан новый формат и цветовая карта. Рассказываем о молодом и многообещающем бренде.
Чувство плеча
Конструкция поручней DELABIE из серии Nylon Clean дает маломобильным людям больше легкости в передвижениях, а специальное покрытие обладает антибактериальными свойствами, которые сохраняются на протяжении всего срока эксплуатации.
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
Стекло для СБЕРа:
свобода взгляда
Компания AGC представляет широкую линейку архитектурных стекол, которые удовлетворяют современным требованиям к энергоэффективности, и при этом обладают превосходными визуальными качествами. О продуктах AGC, которые бывают и эксклюзивными, на примере нового здания Сбербанк-Сити, где были применены несколько видов премиального стекла, в том числе разработанного специально для этого объекта
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Сейчас на главной
Заплыв за книгами
Водоем на кровле у библиотеки в провицнии Гуандун сделал ее «подводной»: читатели как будто ныряют туда за книгами. Авторы проекта – 3andwich Design / He Wei Studio.
Мои волжские ночи
Павильон для кинопоказов и фестивалей на набережной Саратова: ажурные стены, пропускающие речной простор, и каннская атмосфера внутри.
Японский дворик
Концепция благоустройства жилого комплекса у Москвы-реки, вдохновленная модернистскими садами и японскими традициями: гравюры Кацусика Хокусай, герои Хаяо Миядзаки и пространства для созерцания.
Лекции отменяются
Новый корпус Амстердамского университета прикладных наук рассчитан на новый тип образования: меньше лекций, больше проектной работы.
Лаборатория для жизни
Здание Лаборатории онкоморфологии и молекулярной генетики, спроектированное авторским коллективом под руководством Ильи Машкова («Мезонпроект»), использует преимущества природного контекста и предлагает пространство для передовых исследований, дружественное к врачам и пациентам.
Индустриальная романтика
Atelier Liu Yuyang Architects превратило заброшенный корпус теплоэлектростанции и часть территории набережной реки Хуанпу в Шанхае в атмосферное городское пространство, романтизирующее промышленное прошлое территории.
Архивуд–13: Троянский конь
Вручена тринадцатая по счету подборка дипломов премии АрхиWOOD. Главный приз – очень предсказуемый – парку Веретьево, а кто ж его не наградит. Зато спецприз достался Троянскому коню, и это свежее слово.
Судьбы агломерации
Летняя практика Института Генплана была посвящена Новой Москве. Всего получилось 4 проекта с совершенно разной оптикой: от масштаба агломерации до вполне конкретных предложений, которые можно было, обдумав, и реализовать. Рассказываем обо всех.
Твой морепродукт
Пожалуй, первая в истории Архи.ру публикация, в которой есть слово «сексуальный»: яркий и чувственный интерьер для рыбного ресторана без прямых линий и прямолинейных намеков.
Каньон для городской жизни
В Амстердаме открылся комплекс Valley по проекту MVRDV: архитекторы соединили офисы, жилье, развлекательные заведения и даже «инкубатор» для исследователей с многоуровневым зеленым общественным пространством.
Интерьер как пейзаж
Работая над пространствами отеля в Светлогорске, мастерская Олеси Левкович стремилась дополнить впечатления, полученные гостями от природы побережья Балтийского моря.
Законченный образ
Каркасный дом с тремя спальнями и террасой, для которого архитекторы продумали не только технологию строительства, но и обстановку – вся мебель и предметы быта также созданы мастерской Delo.
Маяк на сопке
Смотровая площадка, построенная в рамках проекта «Мой залив», дает жителям Мурманска возможность насладиться природой родного края, поймать северное солнце или укрыться от непогоды.
Рыбий мост
Пешеходный и велосипедный мост в пригороде Сиднея по проекту Sam Crawford Architects вдохновлен местной фауной и традициями аборигенов.
КОД: «В удаленных городах, не секрет, дефицит кадров»
О пользе синего, визуальном хаосе и общих и специальных проблемах среды российских городов: говорим с авторами Дизайн-кода арктических поселений Ксенией Деевой, Анастасией Конаревой и Ириной Красноперовой, участниками вебинара Яндекс Кью, который пройдет 17 сентября.
Здесь будет город-сад
Институт Генплана работает над проектом-исследованием территории площадью больше тысячи га в районе Вороново. Результат сравним с идеальным городом, причем идеи «города-сада» и компактной урбанизированной, но малоэтажной застройки с красными линиями, улицами, площадями пешеходной доступностью функций он совмещает в равных пропорциях.
Логика жизни
Световая инсталляция, установленная Андреем Перличем в атриуме башен «Федерации», балансирует на грани между математическим порядком построения и многообразием вариантов восприятия в ракурсах.
«Отшлифованный образ»
Завод по переработке овса по проекту бюро IDOM стоит среди живописного пейзажа Наварры и потому получил «отполированный» облик, не нарушающий окружение.
Избушка волонтера
Микродом, придуманный бюро Архдвор для людей, готовых совмещать путешествия с участием в восстановлении заброшенных деревень и памятников архитектуры. Первые Izbushk′и установлены в деревне Астошово и уже принимают гостей.
Магистры и бакалавры Академии Глазунова 2022: кафедра...
Публикуем дипломы архитектурного факультета Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова. Это проекты реставрации и приспособления Спасо-Вифанской семинарии в Сергиевом Посаде, суконной фабрики в Павловской слободе, завода «Кристалл» в Калуге и мануфактуры Зиминых в Орехово-Зуево.
Зеленые углы
Офисная башня NION во Франкфурте по проекту UNStudio станет одним из самых экологичных зданий Германии.
Алексей Курков: «Суть навигации – в диалоге с пространством...
Одна из специализаций бюро «Народный архитектор» – навигационные системы в общественных пространствах. Алексей Курков рассказал о том, почему это направление – серьезная архитектурная задача, решение которой позволяет не только сделать место понятным и комфортным, но и сохранить его память или добавить новую ценность.
Культура каменной кладки
Словацкое бюро BEEF Architekti попробовало переосмыслить типологию классической средиземноморской виллы, основываясь на исторических строительных технологиях и традиционных материалах.
Пятидворье
Для микропарка в исторической части города Кукмор архитекторы Citizenstudio выбрали масштаб двора и создали систему камерных пространств с разными функциями и настроением, которые возвращают месту центральную роль в городе.
Пресса: 20 главных зданий России XXI века
За последние 20 лет города России радикально изменились, хотя иногда и казалось, что это не так. У нас появились школы, офисы и парки мирового уровня. «Афиша Daily» выбрала 20 главных архитектурных объектов, построенных в России в XXI веке.
Никита Токарев: «Искусство – ориентир в джунглях...
Следующий разговор в рамках конференции Яндекс Кью – с директором Архитектурной школы МАРШ Никитой Токаревым. Дискуссия, которая состоится 10 сентября в 16:00 оффлайн и онлайн, посвящена междисциплинарности. Говорим о том, насколько она нужна архитектурному образованию, где начинается и заканчивается.
Архитектурное образование: тренды нового сезона
МАРШ, МАРХИ, школа Сколково и руководители проектов дополнительного обучения рассказали нам о том, что меняется в образовании архитекторов. На что повлиял уход иностранных вузов, что будет с российской архитектурной школой, к каким дополнительным знаниям стремиться.