English version

Невидимые города

Какими архитекторы видят идеальные города будущего и что требуется для достижения идеала? Репортаж с выставки «Идеал и норма» и сопровождавшей ее открытие конференции с участием скандинавских архитекторов.

mainImg
Выставка проходит в рамках ежегодного фестиваля «Города будущего / Будущее городов», организованного журналом «Проект Балтия» совместно с Комитетом по градостроительству и архитектуре Петербурга. Одно только место – Новая сцена Александринского театра – стоит того, чтобы зайти на выставку: очень хорошо ее светлый холл, где дружественно встречаются старая и новая архитектура, подходит для подобных камерных мероприятий. Впрочем, камерной назвать можно лишь саму выставку – шесть деревянных стендов, с одной стороны у которых – представление об идеале, а с другой – норма, обыденность, то, с чем мы имеем дело сегодня. Конференцию же медиазал не вместил – слушатели стояли, сидели на лестницах и складных стульях, как на какой-нибудь лекции именитого профессора в Сорбонне. После первых выступлений, впрочем, дышать стало свободнее, но все же – такой интерес к урбанистической футурологии по-своему примечателен.
Выставка «Идеал и норма» © фотография Алисы Гиль
Выставка «Идеал и норма» © фотография Алисы Гиль

Идеи на стендах варьируются от близких и понятных вещей до прекраснодушных поисков абсолюта. Так, у Сергея Чобана пара противоположностей – это современный и традиционный город, поданные в виде архитектурной графики. А у Степана Липгарта антитеза приземленному городу – устремленные ввысь космические конструкции в духе Калатравы, которые на конференции показывали еще и под «Поэму экстаза» Скрябина.
Планшет для выставки «Идеал и норма» © Сергей Чобан. Изображение предоставлено журналом «Проект Балтия»
Планшет для выставки «Идеал и норма» © Степан Липгарт. Пересъемка планшета Алены Кузнецовой

Между ними – более частные вопросы: идеальный план города, района и дома.

Планшет и выступление архитекторов петербургского офиса MLA+ вызвал волнения: они предложили городу по максимуму уплотняться. По их подсчетам, в нынешней урбанизированной среде Петербурга можно построить еще около 77 миллионов квартир, что позволяет не расширяться еще лет десять.

Уплотнение, впрочем, не совсем подходящий термин. Скорее, оздоровление существующей среды за счет точечного и точного введения новых многофункциональных зданий, которые помогут сформировать улицы и кварталы, там где их нет, и в целом эффективнее использовать тот или иной район.
Планшет для выставки «Идеал и норма» © MLA +

Город разобрали на районы (около 300), а застройку на морфотипы: исторический центр, серый пояс, «сталинки» M и «сталинки» S, «хрущевки», «брежневки», постсоветская застройка и частный сектор. «Сталинки», считают архитекторы, уплотнять почти не нужно – они и так комфортны для жизни, хочется сохранить как есть. А вот серый пояс, «хрущевки» и «брежневки» уплотнять нужно обязательно, поскольку там индекс эффективности использования территории можно увеличить с 1,44 до 2. Отсутствие больших пятен под застройку решается просто – измельчением типологии «инъекций». Архитекторы изучили предшественников (от Кристофера Александра до Александра Высоковского) и создали что-то вроде методички по работе с каждым морфотипом.
Макет для выставки «Идеал и норма» © MLA +

«Студия-44» показала проект идеального микрогорода, так и оставшийся на бумаге: жилая застройка для намывной территории близ поселка Горская, «модель Нового Амстердама», которую пытался создать Петр. Приехать сюда можно на машине и на катере, а разные типы застройки, от высотных зданий до малоэтажек и вилл, создают живую структуру и «новый уровень комфорта», способствуют общению. По словам Никиты Явейна в этом проекте нарушены все нормы, но в таком-то городе и нужно жить. Кроме того, у него еще и «большое девелоперское будущее», «но петровскую идею без Петра не реализовать».
zooming
Проект для намывной территории близ поселка Горская © Студия-44

Реальность – проект жилого комплекса на набережной намывных территорий Васильевского острова, где утвержденный проект межевания и всевозможные нормы «не оставили простора для планировочного маневра», а работа архитекторов превратилась в «бесконечную математическую возню». При этом соблюдение правил не гарантирует хорошего результата, чаще даже наоборот: проект предшественников, например, соответствовал всем нормам, но вместо парка на набережной получалась четырехполосная дорога.
Концепция застройки намывных территорий в западной части Васильевского острова © Студия 44

На конференции Никита Явейн показал также проект микрорайона в Пушкине, вдохновленный боскетной планировкой регулярного парка – компромисс, «нормальные кварталы в рамках наших норм».
zooming
Генеральный план застройки. Жилой микрорайон в Пушкине © Студия 44

На стенде шведского бюро Semrén & Månsson пара идеал/норма вышла несколько обидной: идеал представлял проект жилого комплекса в Гетеборге, а норму – реализованный в Петербурге Skandy Klubb. С другой стороны, радует, что все шведские принципы хорошего жилья давно не редкость и у нас: детализированные разнообразные фасады, иерархия приватных и общественных пространств, многофункциональность последних. Владелец бюро Магнус Монссон признался, что хоть и был конфликт с российскими нормами, но получилось воплотить почти все задуманное. Нормы, по его мнению, обязательны к исполнению, но обречены на постоянное отставание.
Планшет для выставки «Идеал и норма» © Semrén & Månsson. Изображение предоставлено журналом «Проект Балтия»
zooming
Планшет для выставки «Идеал и норма» © КГА. Изображение предоставлено журналом «Проект Балтия»

Чуть в стороне – стенд КГА, с перечислением достижений: программа сохранения исторического центра и преобразования «серого пояса», согласование архитектурно-градостроительного облика новых зданий и повышение их качества, совместное развитие Петербурга и Ленобласти. Для достижения идеала, кажется, достаточно отрегулировать высотную застройку и тем самым «восполнить систему силуэта города».
zooming
Часть презентация компании LEGENDA Intelligent Development для выставки «Идеал и норма» © LEGENDA Intelligent Development. Изображение предоставлено журналом «Проект Балтия»

Заданную выставкой тему развивали и приглашенные на конференцию эксперты.

Директор по маркетингу компании LEGENDA Intelligent Development Всеволод Глазунов рассказал, что мы станем ближе к идеалу, когда уровень муниципальной среды повысится до уровня прогрессивных девелоперов. Сейчас получается «вывернутый город» – удачная городская среда есть, но часто она закрыта от других горожан. Пока что не получается даже делать безбарьерную среду, потому что город к началу застройки нередко даже не может сообщить значение уровня будущих улиц.
zooming
Хельсинки в 2100 году. Часть презентации Uusikaupunki для выставки «Идеал и норма» © Uusikaupunki. Изображение предоставлено журналом «Проект Балтия»

Архитектор Мийя-Лийна Томмила, которая работает сразу в трех бюро: Tommila Architects, Kaleidoscope и Uusikaupunki, рассказала о проекте идеальных жилых районов 2100 года, который ее команда делала для муниципалитета Хельсинки совместно с учеными-футурологами. Получилась утопия без возможных угроз и сложностей – именно так и хотел заказчик.

Город будущего состоит из подвижных «брендированных» районов: люди, у которых теперь больше свободного времени, а работа не привязана к точке в пространстве, выбирают их в зависимости от своих вкусов и образа жизни. Центральную площадь закрывает облако-пузырь из нано-частиц, который поддерживает постоянный комфортный климат. Все новые здания – живые организмы, существующие в симбиозе со своими обитателями. Они реагируют на изменения окружающей среды, контролируют потребление воды и энергии, могут при необходимости «вырастить» балкон или подсказать одинокому человеку, где найти компанию. Трафик вертикальный, пожилые люди перемещаются на флайбордах, по освободившимся парковкам ходят олени.
Выставка «Идеал и норма»: Степан Липгарт, Никита Явейн, Алина Черейская © фотография Алисы Гиль

В реальности архитекторы Uusikaupunki практикуют «проектировочные спринты» – интенсивные воркшопы, куда приглашают неравнодушных экспертов и жителей, имеющих отношение к будущей постройке. После обсуждений архитекторы создают визуализации, придают идеям форму. В этом процессе идеал конструируется при участии горожан, а архитекторы «выбираются из башни из слоновой кости».

Созвучным было выступление главного редактора РБК Петербург Елены Кром: в городе здравого смысла приветствуется мнение общественников (идеальных горожан вроде Александра Карпова), от имени которых «кухарки» могут управлять городом. Мнение общественности – это спрос, а девелоперы дают предложение.

Архитектор и партнер SA Lab Алина Черейская представила концепцию адаптивного города, в котором архитектура также реагирует на внешнюю информацию. По мнению архитектора больше нет нужды строить здания «на века», они должны уметь быстро приспосабливаться под запросы горожан: увеличиваться и «схлопываться», не затрагивать ландшафт, менять назначение и облик
zooming
Часть презентации компании Knight Frank для выставки «Идеал и норма» © Knight Frank. Изображение предоставлено журналом «Проект Балтия»

Генеральный директор Knight Frank Николай Пашков для решения проблемы экстенсивности городов предложил «радикальный архитектурный футуризм», как охарактеризовал его модератор конференции Владимир Фролов: шар диаметром 1,5 км. На нем все поместится, а точка соприкосновения с плоскостью всего одна.
Выставка «Идеал и норма» © фотография Алисы Гиль

Директор Центра экспертиз ЭКОМ Александр Карпов удивился, что у всех спикеров идеальный город создается для человека, но в этой картине не нашлось места утилизации отходов и промышленности. Его экологичный город – тот, что потребляет мало ресурсов и территории. А значит компактный и настолько комфортный, чтобы людям не хотелось уезжать за его пределы и губить природу. Которая существует отдельно как биологическая оболочка, поддерживающая существование человека.
Выставка «Идеал и норма» © фотография Алены Кузнецовой

Однозначно за нормы, кажется, высказался только главный архитектор Санкт-Петербурга Владимир Григорьев: «идеал и норма друг другу не противоречат, когда в основе лежит норма, в умелых руках все превращается в идеал».

Отдельная часть экспозиции – лучшие проекты благоустройства для конкурса молодых архитекторов «Северная долина – будущее Выборгского района», организованного журналом «Проект Балтия» и компанией «Главстрой-СПб».

Выставка продлится до 29 августа.

13 Августа 2018

Похожие статьи
Птица земная и небесная
В Музее архитектуры новая выставка об архитекторе-реставраторе Алексее Хамцове. Он известен своими панорамами ансамблей с птичьего полета. Но и модернизм научился рисовать – почти так, как и XVII век. Был членом партии, консервировал руины Сталинграда и Брестской крепости как памятники ВОВ. Идеальный советский реставратор.
Энергия [пост]модернизма
В Аптекарском приказе Музея архитектуры открылась выставка Владимира Кубасова. Она состоит, по большей части, из новых поступлений – архива, переданного в музей дочерью архитектора Мариной, но, с другой стороны, рисунки Кубасова собраны по проектам и неплохо раскрывают его творческий путь, который, как подчеркивают кураторы, прямо стыкуется с современной архитектурой, так как работал архитектор всю жизнь до последнего вздоха, почти 50 лет.
Мастер яркого высказывания
Искусство архитектора и художника Владимира Сомова построено на столь ярких контрастах, что, входя на выставку, в какой-то момент думаешь, что получил кулаком в нос. А потом очень интересно. Мало кто, даже из модернистов, допущенных к работе с уникальными проектами, искал сложности так увлеченно, чтобы не сказать самозабвенно. ММОМА показывает выставку, основанную на работах, переданных автором в музей в 2019–2020 годах, но дополненную так, чтобы раскрыть Сомова и как художника, и как архитектора.
Вулканическое
В Никола-Ленивце сожгли Черную гору – вулкан. Ее автор – она же автор Вавилонской башни 2022 года, и два объекта заметно перекликаются между собой. Только если предыдущий был про человеческое дерзновение, то теперь форма ушла в природные ассоциации и растворилась там. Вашему вниманию – фотографии сожжения.
Два, пять, десять, девятнадцать: Нижегородский рейтинг
В Нижнем Новгороде наградили победителей XV, по-своему юбилейного, архитектурного рейтинга. Вручали пафосно, на большой сцене недавно открывшейся «Академии Маяк», а победителей на сей раз два: Школа 800 и Галерея на Ошарской. А мы присоединили к двум трех, получилось пять: сокращенный список шорт-листа. И для разнообразия каждый проект немного поругали, потому что показалось, что в этом году в рейтинге есть лидеры, но абсолютного – вот точно нет.
Соборы Грозного
Новую выставку в Анфиладе Дома Талызиных в какой-то мере можно определить как учебник по истории архитектуры XVI века, скомпонованный по самым новым исследованиям, с самыми актуальными датировками и самыми здравыми интерпретациями хрестоматийных памятников. Как церковь Вознесения в Коломенском, собор Покрова на Рву, церковь в Дьякове и другие. Это ценный и, главное, свежий, обновленный материал. Но в него надо вдумываться. Объясняем что можем, и всех зовем на выставку. Она отлично работает для ликвидации безграмотности. Но надо быть внимательным.
Поэт, скульптор и архитектор
Еще один вопрос, который рассматривал Градсовет Петербурга на прошлой неделе, – памятник Николаю Гумилеву в Кронштадте. Экспертам не понравился прецедент создания городской скульптуры без участия архитектора, но были и те, кто встал на защиту авторского видения.
Крестовый подход
Градостроительный совет Петербурга рассмотрел проект дома на Шпалерной, 51, подготовленный «Студией 44». Жилой комплекс располагается внутри квартала, идет на уступки соседям, но не оставляет сомнений в своем статусе. Эксперты отметили крестообразную композицию и суровую стилистику, тяготеющую к 1960-х годам.
Безумие хрупкости бытия
В оставшиеся полу-выходные рекомендуем зайти на выставку Александра Пономарева в Инженерном корпусе ГТГ: если большая стеклянная лодка кажется несколько случайной – впрочем не в контексте творчества автора – то ретроспектива объектов и инсталляций очень интересна и даже увлекательна, прямо не оторваться. Одна география чего стоит.
Мавзолей Щусева
Выставка храмов Алексея Щусева в музее ДПИ на Делегатской, курированная и оформленная Юрием Аввакумовым – самое художественное высказывание на тему юбилея архитектора. И материал, и зрителя погружают в это высказывание, а потом Щусева аккуратно хоронят. Звучит сильно.
Достижения по отражению: мегапроекты на Казаныше...
Форум – явление необъятное, сложно все посетить. Мы выбрали пару мегапроектов, показанных давеча в Казани: о водных пространствах города и о том, как до него добираться по автостраде. Оба по-разному созвучны теме форума, не только идентичности, но и отражениям: мост отражает другой мост, а вода, ну она всё отражает.
Достижение равновесия
Градсовет Петербурга рассмотрел и положительно оценил проект второй очереди ЖК «Шкиперский, 19». Решение, которое представило бюро SLOI Achitects, эксперты нашли сдержанным и соответствующим контексту.
Островная застройка
Градсовет Петербурга вновь рассмотрел проект застройки бывшей территории «Ленэкспо». Концепцию с восстановлением двух исторических зданий, продолжением Среднего проспекта и разностилевыми жилыми группами представила мастерская «Евгений Герасимов и партнеры».
Шумят березы
В фонде RuArts открылась выставка новых приобретений за последние 3 года: New Now. По воле куратора их объединяет тема эмоциональной рефлексии внехудожественных событий через искусство, а нам кажется, что – березовые стволы, рубленое дерево, привлекательная керамика и еще немного спирали разных Инфанте. Так или иначе, а срифмовано неплохо.
Ансамбль Петров
Градсовет Петербурга рассмотрел и в основном одобрил проект Триумфального столпа в честь победы России в Северной войне. Его должны установить рядом с Лахта-центром. Высота сооружения – 82 метра.
Архитектура и социум
Изучаем разношерстную, как тематически, так и формально, выставку фестиваля «Открытый город» 2023. Резюме: он не только, как все признают, растет содержательно и физически, в этом году целых 15 проектов плюс 4, – он еще «пускает корни», вдохновляясь фестивалями прежних лет. На выставку надо идти, чтобы: подышать цветами, полежать на сене, посмотреть мультики и – конечно же, изучить грани возможного участия архитектора в социально-ответственных делах. Их очень, очень, очень много, они правда нужны и отнюдь не все конъюнктурные.
Завтра-завтра
Небольшой репортаж с фестиваля «Зодчество» 2023, сегодня он работает последний день, но успеть еще не поздно. Общее впечатление – всё как всегда, и нивелирование приемов и подходов скорее спасает, чем портит положение. Но есть нюансы; часть из них лучше уловить при личном присутствии.
Градсовет Петербурга 11.10.2023
К дому в створе Искровского проспекта петербургские архитекторы делают подход в третий раз. Вариант мастерской «Б2» эксперты назвали наиболее удачным с точки зрения генплана и композиции: силуэт делает его достаточно убедительной доминантой, а кроме того появляются зачатки комфортной среды. При этом фасады все еще скупы и «скучноваты».
Гибкая сторона силы
В экопарке Ясно Поле осваивают технологию 3D печати на примере двух разных принтеров и на глазах восхищенной общественности. Неделю назад показали запуск второй машины и результаты работы первой, разрешили сравнить. Изучаем процесс и результаты: ощущение, что нечто «лепится» прямо у нас на глазах, а значит, момент исторический – технология и архитектура наконец-то найдут друг друга?
Ковер-самолет
Юбилейная выставка графики Тотана Кузембаева «Горизонты событий» показывает как очень старую – практически, стартовую, графику автора 1980-х годов из фондов Музея архитектуры, так и довольно много листов из серии Невесомость, нарисованных специально для нее в 2023 году. Нам показалось, что автор представляет реальность как левитирующий в пространстве, иногда кверху ногами, ковер-самолет, у которого «есть слои».
Ребус исторической застройки
Делимся впечатлениями от форума «Ребус», на котором два дня обсуждалось строительство в историческом центре, в том числе: проект Кэнго Кума для кубанского казачьего хора, невозможность (пока) создать цифровой двойник объекта культурного наследия, восстановление разрушенной ураганом усадьбы на новом месте. Государственно-частное партнерство и инвестиционные паспорта тоже были.
Москва в кольце
В Лефортове открылась выставка, посвященная истории проектирования московских кольцевых трасс. В ней 2 главные темы: одна ностальгическая – воспоминание о защите палат Щербакова, развернувшей московское градостроительство вместе со страной, другая – исследование истории проектирования больших московских трасс. Есть новые материалы, в которые надо вникнуть, если хочется понимать историю города.
Я / МЫ. Каждый из нас по-своему Африка
Деколонизация и декарбонизация – главные темы «Лаборатории будущего» на биеннале Лесли Локко – навязли в зубах и звучат как дань моде. Но акцент на гуманности и сочувствии позволил выстроить очень человечную выставку. Хотя неясно, способен ли эстетский дискурс биеннале на самом деле помочь беднейшим. Ольга Альтер и Арсений Петров рассказывают из Венеции об успехах и провалах крупнейшего архитектурного смотра, а также читают литературную критику на беллетристику куратора Локко.
Осознать и сформулировать
Спецпроект «Тезисы» на прошедшей Арх Москве собрал восемь молодых «рок-звезд» от архитектуры, а хедлайнером выступил Владислав Кирпичев, основатель школы EDAS. Рассказываем о своих впечатлениях от инсталляций и перспективах, в которые всматривается новое поколение архитекторов.
Арх Москва 2023: впечатления
Арх Москва, как никогда большая, завершила свою работу. Темой этого года стали «Перспективы», которые многие участники связали с цифровым ренессансом. Во время работы выставки мы активно освещали ее в социальных сетях, а теперь собрали все наблюдения в одном материале.
Исследуй
​В Аптекарском приказе Музея архитектуры открыта выставка «Простой карандаш», приуроченная к 100-летию постановления об организации Соловецкого лагеря особого назначения.
Позитивная программа
Первая персональная выставка Сергея Кузнецова в ГТГ: новая техника – упаковочный картон и уголь, новый подход – 24 рисунка в одной конструкции-инсталляции, новый масштаб – каждая работа 2 х 3 метра, новая степень раскованности и эскизности. Прежними остаются уверенность линий и построения, любовь автора к аркам, колоннам, куполам и известным памятникам классического архитектурного наследия.
Каменная рубашка
Градсовет Петербурга рассмотрел корректировку фасадов дома «Студии 44» на углу Карповки и Каменноостровского проспекта. Проекту исполнилось 10 лет, строительство в самом разгаре, а эксперты обсуждали изменение окон, кровли, материала облицовки и некоторые другие детали – например, перпендикулярность курдонеров.
Модернизм классициста
В Анфиладе Музея архитектуры открыта выставка фотографий Михаила Розанова «Сталь. Стекло. Бетон», которая представляет авторский взгляд на постройки послевоенного модернизма (и еще немного пост-) в девяти городах мира.
Воображаемая стена
В Никола-Ленивце сожгли на Масленицу объект со многими смыслами: кому «языческая традиция», кому преодоление преград. Замысел был тонкий и сложный, так что ничего удивительного, что получилось не всё. Действо, однако, провоцирует к усложнению процесса сожжения, предлагает новые слои последовательного восприятия. И, конечно, оставляет свободу интерпретаций. Что искусительно. Ими и займемся.
Технологии и материалы
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Топ-15 МАФов уходящего года
Какие малые архитектурные формы лучше всего продавались в 2023 году? А какие новинки заинтересовали потребителей?
Спойлер: в тренды попали как умные скамейки, так и консервативная классика. Рассказываем обо всех.
Сейчас на главной
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Города Ленобласти: часть II
Продолжаем рассказ о проектах, реализованных при поддержке Центра компетенций Ленинградской области. В этом выпуске – новые общественные пространства для городов Луга и Коммунар, а также поселков Вознесенье, Сяськелево и Будогощь.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
IPI Award 2023: итоги
Главным общественным интерьером года стал туристско-информационный центр «Калужский край», спроектированный CITIZENSTUDIO. Среди победителей и лауреатов много региональных проектов, но ни одного петербургского. Ближайший конкурент Москвы по числу оцененных жюри заявок – Нижний Новгород.
Пресса: Набросок города. Владивосток: освоение пейзажа зоной
С градостроительной точки зрения самое примечательное в этом городе — это его план. Я не знаю больше такого большого города без прямых улиц. Так может выглядеть план средневекового испанского или шотландского борго, но не современный крупный город
Птица земная и небесная
В Музее архитектуры новая выставка об архитекторе-реставраторе Алексее Хамцове. Он известен своими панорамами ансамблей с птичьего полета. Но и модернизм научился рисовать – почти так, как и XVII век. Был членом партии, консервировал руины Сталинграда и Брестской крепости как памятники ВОВ. Идеальный советский реставратор.
Города Ленобласти: часть I
Центр компетенций Ленинградской области за несколько лет существования успел помочь сотням городов и поселений улучшить среду, повысть качество жизни, привлечь туристов и инвестиции. Мы попросили центр выбрать наиболее важные проекты и рассказать о них. В первой подборке – Ивангород, Новая Ладога, Шлиссельбург и Павлово.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
В центре – полукруг
Бюро Atelier Delalande Tabourin реконструировало здание правительства региона Центр–Долина Луары в Орлеане. Главным мотивом проекта стали заданные планировкой зала заседаний полукруг и круг.
Башни в детинце
Жилой комплекс в Уфе, построенный по проекту PRSPKT.Architects, объединяет два масштаба: башни маркируют возвышенность и въезд в город, а малоэтажные корпуса соотнесены с контекстом и историей места, которое когда-то было обнесено крепостными стенами.
Золотое кольцо
Показываем работы трех финалистов конкурса на эскизный проект нового международного аэропорта Ярославля. Концепцию победителя планируют реализовать к 2027 году.
Энергия [пост]модернизма
В Аптекарском приказе Музея архитектуры открылась выставка Владимира Кубасова. Она состоит, по большей части, из новых поступлений – архива, переданного в музей дочерью архитектора Мариной, но, с другой стороны, рисунки Кубасова собраны по проектам и неплохо раскрывают его творческий путь, который, как подчеркивают кураторы, прямо стыкуется с современной архитектурой, так как работал архитектор всю жизнь до последнего вздоха, почти 50 лет.
Кристаллы и минералы
Архитектор Дмитрий Серегин, успевший поработать в Coop Himmelb(l)au MAD Architects , предлагает новый подход к реабилитационной архитектуре. С помощью нейросети он стирает грань между архитектурой и природой, усиливая целительное воздействие последней на человека.
Модернизация – 3
Третья книга НИИТИАГ о модернизации городской среды: что там можно, что нельзя, и как оно исторически происходит. В этом году: готика, Тамбов, Петербург, Енисейск, Казанская губерния, Нижний, Кавминводы, равно как и проблематика реновации и устойчивости.
Там русский дух
Второй проект, реализованный бюро Megabudka на территории парка «Кудыкина гора» – гостиничный комплекс. В нем архитекторы продолжили поиски идентичности, но изменили направление: в сторону белокаменных церквей, уюта избы, уездного быта и космизма. Не обошлось и без драмы.