Математическая формула вечной мерзлоты

В Музее архитектуры им. А.В. Щусева Томас Лизер представил свой проект Всемирного музея мамонта и вечной мерзлоты в Якутске – один из экспонатов российского павильона XI Венецианской Биеннале.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
В пресс-конференции также приняли участие куратор павильона России Григорий Ревзин и Ирина Коробьина, директор Центра современной архитектуры. Они пояснили, что Лизер со своим проектом будет «играть» за команду западных архитекторов – против отечественных мастеров – в «Турнире за Россию», своего рода «борьбе за архитектурное качество». В связи с темой будущей Биеннале Ирина Коробьина также отметила успех российского архитектора Тотана Кузембаева: его проект «Жилище кочевника» вошел в международную экспозицию венецианской выставки, курируемую лично Аароном Бецки.
zooming
Всемирный музей мамонта и вечной мерзлоты
Томас Лизер


Проект Лизера, понравившийся жюри якутского конкурса больше, чем работы его соперников: Массимилиано Фуксаса, Антуана Предока, мастерской «Нётелингс Ридейк» – выбран для экспозиции российского павильона на Биеннале за творческую независимость его автора. Его непредвзятое отношение к любым устоявшимся архитектурным тезисам превращает и это произведение, и другие проекты Томаса Лизера в результаты «идеальных» экспериментов, проводившихся в условиях полного отсутствия «среды» социокультурной памяти, традиций, привычек и стандартов.
zooming
Томас Лизер и директор ЦСА Ирина Коробьина


Такая работа с чистого листа – позиция для России новая, поэтому Григорий Ревзин счел важным представить и такой вариант творческого кредо в отечественной выставке на Биеннале.
Также важна и типология проекта: музейные здания в последние десятилетия 20 века стали своего рода лакмусовой бумажкой современной архитектуры, отражая все ее трансформации и линии развития. Если вспомнить также и о созданном музеем Гуггенхайма Фрэнка Гери «синдроме Бильбао» как о катализаторе развития городов, то проект Лизера превращается в почти архитипический символ архитектуры начала третьего тысячелетия.
zooming
Всемирный музей мамонта и вечной мерзлоты


Сейчас проект Музея мамонта переживает некоторую трансформацию: перед экспонированием на Биеннале его детализируют на основе математической системы, выведенной архитектором путем анализа типичного для регионов вечной мерзлоты рельефа местности. Так появился полу-геометрический, полу-органический объем нового здания, поднятого над землей на 5 м на опорах-«ногах» и как будто взбирающийся на расположенную рядом гору. Внутри разместится экспозиция, посвященная мамонтам и другим вымершим животным, вечной мерзлоте как природному явлению, а кроме того – лаборатория генетических исследований.
zooming
Всемирный музей мамонта и вечной мерзлоты


Это сооружение будет новаторским не только с формальной точки зрения: технологическое решение, разработанное архитектором для сурового климата Якутии, также уникально. Его стены из двойных стеклянных панелей с изоляцией из аэрогеля внутри – прямое противоречие изначальному конкурсному заданию, в котором организаторы просили участников сделать поверхность застекления минимальной.
Но вариант Лизера отличается лучшими показателями теплоизоляции, чем более традиционные материалы. В результате стало возможным оживить внутреннее пространство здания зимними садами, а также – не опасаться нагрева почвы под зданием и последующего оседания постройки.
zooming
Всемирный музей мамонта и вечной мерзлоты


Проект также связан с экологической темой: в составе здания запланирован научный центр, где, помимо прочего, планируется изучать проблемы изменения климата и охраны окружающей среды: в Якутии глобальное потепление также ощущается, поэтому для нового музея такое направление будет особенно актуальным.

В целом, работа Томаса Лизера соединяет в единый комплекс собственно архитектуру, математическую логику формального решения и естественнонаучную составляющую: так же, как, по его словам, архитекторы русского авангарда – вдохновители его творчества – превращали в целостный ансамбль архитектуру и искусство.

25 Июля 2008

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Томас Лизер. Интервью и текст Владимира Белоголовского
Продолжаем публиковать тексты интервью, которые войдут в каталог российского павильона XI биеннале архитектуры в Венеции. Томас Лизер – победитель конкурса на проект Всемирного музея мамонтов и Вечной мерзлоты в Якутске. Этот проект будет представлен в экспозиции российского павильона
Томас Лизер: Создание связей там, где их не было
Центр современной архитектуры (Ц:СА) продолжает знакомить российскую публику с опытом известных зарубежных архитектурных бюро. В минувшую пятницу представилась возможность послушать лекцию американца Томаса Лизера, ученика самого Питера Айзенмана. В России Лизер известен главным образом как автор проекта, победившего на конкурсе на Музей мамонта в Якутске, который стал событием западной архитектурной жизни лета 2007 года
Пресса: Архитектура – не там
ARCHITECTURE OUT THERE – была переведена на русский язык более чем странно: «АРХИТЕКТУРА – НЕ ТАМ». Поскольку я обсуждала с Аароном концепцию не один раз, могу утверждать: его такая трактовка несколько изумила. Тем не менее она оказалась пророческой.
Пресса: (По)мимо зданий: синдром или случайность? С XI Венецианской...
В Венеции прошла XI Архитектурная Биеннале. Ее тема – «Не там. Архитектура помимо зданий» - сформулирована куратором, известным архитектурным критиком, бывшим директором Архитектурного института Нидерландов Аароном Бетски. Принципиальная открытость темы вовне породила множественность ответов – остроумных и надуманных, приоткрывающих будущее и приземленных, развернутых и невнятных.
Пресса: Дом-яйцо и вертикальное кладбище
23 ноября в Венеции завершается XI Архитектурная биеннале. Множество площадок, 56 стран-участниц, звезды мировой архитектуры, девелоперы — и тема: «Снаружи. Архитектура вне зданий». Финансовый кризис добавил этой теме иронии: многие проекты зданий, представленных в Венеции как вполне реальные, в ближайшее время воплощены явно не будут.
Пресса: Хотели как лучше
В русском павильоне на Венецианской архитектурной биеннале стало как никогда очевидно: за десять лет строительного бума российская архитектура так и не нашла своего "я".
Пресса: Лопахин против Раневской. XI Международная биеннале...
Когда вы будете читать эти строки, Биеннале, работавшая с 13 сентября, завершится и павильоны разберут. Подметут разноцветные конфетти, рассыпанные у бельгийского павильона, Венеция растворится в туманах декабря.
Пресса: Сады Джардини
Русские выставки стали "обживать" Венецию еще до открытия знаменитого щусевского павильона в Giardino Publico. Первой отечественной экспозицией, приглашенной в этот итальянский город, стала выставка, устроенная Сергеем Дягилевым в 1907 году. Затем в 1909 году венецианцы пригласили русский раздел международной выставки в Мюнхене. В целом же до открытия павильона в 1914 году в Венеции "побывало" еще пять различных выставок Российской империи. С 1895 года там устраиваются экспозиции Биеннале современного искусства, а с 1975 года — Биеннале современной архитектуры.
Пресса: "Биеннале -- это звезды. Мы приведем биеннале в русский...
Сокуратором российского павильона в этом году был специальный корреспондент ИД "Коммерсантъ" ГРИГОРИЙ РЕВЗИН. Он рассказал, почему экспозиция называется "Партия в шахматы. Матч за Россию". А также поведал о том, откуда на главный архитектурный смотр мира набирались в 2008 году российские участники.
Пресса: Архитектура не там
Куратор грядущей венецианской выставки, аарон Бецки, сформулировал ее девиз таким образом, что язык сломаешь. по крайней мере, русский перевод кочующего по разным изданиям слогана (Out There. Architecture beyond building) «Не там. Архитектура мимо здания» будоражит не столько многозначностью, сколько косноязычием. На самом деле речь идет о том, что зодчество — искусство мироустроительное. так что не мимо, а помимо и даже свыше...
Рассеянное внимание
Лучшие и худшие выставки венецианской Архитектурной Биеннале оказались за пределами основных экспозиционных пространств - Арсенала и Джардини.
Пресса: Двадцать лет — домов нет
Венецианская архитектурная биеннале показала, что в России стараются не замечать современных вызовов в градостроительстве, а просто занимаются строительством коммерческих объектов.
Пресса: Шестидесятничество как драгоценность
В Венеции параллельно с архитектурной биеннале проходит выставка "Йорн Утсон. Вселенная архитектора". Творчество всемирно известного архитектора, строителя Сиднейской оперы предлагает новый взгляд на архитектуру 1960-х, считает Григорий Ревзин.
Пресса: Призеры XI Венецианской архитектурной биеннале
"Золотой лев" за лучший национальный павильон достался польскому проекту Hotel Polonia. Молодые кураторы Гжегож Пионтек и Ярослыв Трыбусь задались вопросом: что произойдет с современной архитектурой через полвека, когда она состарится и, возможно, изменит свое предназначение? Они пригласили архитектора Николаса Гроспьера и видеоартиста Кобаса Лаксу. Первый сфотографировал шесть недавно построенных в Польше зданий, второй обработал эти глянцевые образы, превратив их в мрачные антиутопии.
Пресса: Львам и не снилось
В Венеции продолжает работу XI Архитектурная биеннале, самая главная архитектурная выставка мира, проходящая под лозунгом "Архитектура помимо зданий". Но ничто так не вредит архитектурной выставке, как излишнее количество архитектуры.
Пресса: Соблюдайте тишину. Заметки об 11 Архитектурном Биеннале...
13ого сентября – в день официального открытия Биеннале – в Венеции был жуткий ливень. В принципе о погодных условиях того дня можно было бы не писать, если бы не одно «но». Во многом по причине этого треклятого ливня у многих сложилось превратное впечатление о нашей экспозиции, в том числе кое у кого из самих ее участников...
Пресса: Биеннале: а что будет вместо зданий?
В одном из самых красивых городов на Земле – в Венеции – открылась XI Архитектурная биеннале. На протяжении двух месяцев в садах Джардини и древнем Арсенале жители города и многочисленные туристы смогут изучать все самые передовые достижения современного зодчества.
Пресса: Архитектура младенческих форм. Русская альтернатива...
Помимо официального русского павильона в Джардини, в программе XI Венецианской биеннале значатся три русских проекта. Главный среди них — "РодДом/BornHouse", представленный Юрием Аввакумовым и Музеем архитектуры имени Щусева при поддержке издательской программы "Интерроса". Выставка разместилась под сводами церкви Сан-Стае XVIII века. Настоящим чудом считает это АЛЕКСЕЙ Ъ-ТАРХАНОВ.
Пресса: Шахматы или поддавки?
Проходящая в эти дни Венецианская архитектурная биеннале стала поводом для рассуждений на вечные темы вроде «Россия и Европа» или «Нужна ли нам одна победа?»
Пресса: Между макетом и садом
На XI архитектурной биеннале в Венеции в центре внимания оказались не здания, а ландшафтные и экологические проекты.
Пресса: Арсенал во всеоружии
В Венеции продолжается XI Mostra Internazionale di Architettura. После рассказа о победителях биеннале и обзора национальных павильонов корреспонденты "Ъ" отправились за новейшими тенденциями в старый венецианский Арсенал.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
Метаболизм и Бах
Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.
DMTRVK: год в онлайне
За год с момента всеобщего перехода на удаленный формат взаимодействия проект «Дмитровка» организовал более 20 онлайн-лекций и дискуссий с участием российских и зарубежных архитекторов. Публикуем некоторые из них.