Рассеянное внимание

Лучшие и худшие выставки венецианской Архитектурной Биеннале оказались за пределами основных экспозиционных пространств - Арсенала и Джардини.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

08 Октября 2008
mainImg
Даже если не считать тот десяток «полуавтономных» выставочных точек, которые расположены в непосредственной близости от Арсенала, по городу разбросано еще около 30 национальных павильонов и «сопутствующих Биеннале мероприятий».
В большинстве из них почти не встретишь посетителей: видимо, разнообразие основной экспозиции полностью удовлетворяет потребности приехавших на Биеннале специалистов, а случайные туристы, посещающие архитектурную выставку как еще одну достопримечательность Венеции, тем более не склонны искать спрятанные в лабиринте улочек и каналов маленькие выставочные залы.
Павильон Сингапура. Фото Нины Фроловой
zooming
Йорн Утцон. Фото, вынесенное на афишу выставки в рамках Биеннале


Единственным исключением стала выставка «Вселенная архитектора: Йорн Утцон. Процесс и видение» в Венецианском институте науки, литературы и искусств, расположенном на торном пути от Сан-Марко к мосту Академии. Это одно из самых просторных «побочных» пространств Биеннале, а также – одна из лучших выставок в ее программе. Организатором выступил датский музей Луизиана, обновивший для Венеции свою экспозицию 2002 года. Выставку отличает глубокий анализ выбранного предмета – творчества Утцона как цельного архитектурного явления. Вполне в академическом духе рассмотрены различные источники вдохновения архитектора – природа и не-европейские культуры, а также типология его проектов, излюбленные структурные и формальные элементы и их применение, использование природного окружения, света и тени. В то же время, в экспозиции нет сухости научного исследования, она ярка, оригинальна, жива: интереснейшие видеоматериалы соседствуют с фотографиями, макетами и схемами. Пожалуй, единственный ее недостаток – это отсутствие каталога.
zooming
Павильон Словении. Фото Нины Фроловой


Впрочем, равнодушие к теме Биеннале – «Не здесь. Архитектура помимо зданий» - и подчеркнуто серьезный подход к созданию выставки не всегда дает положительный результат: национальный павильон Словении демонстрирует в маленькой галерее близ Канале Гранде наискучнейшую экспозицию, озаглавленную «Любляна – Венеция: новая необходимость градостроительной политики». Наклеенные на пенокартон планшеты с различными схемами и большим количеством мелкого текста больше напоминают выставку студенческих работ, причем созданных явно не самыми способными и старательными учениками. Зная о высоком уровне современной словенской архитектуры, нельзя не жалеть, что эта страна так безразлично отнеслась к своему участию в главном международном архитектурном смотре, которым является Биеннале в Венеции.
zooming
Павильон Люксембурга. Фото Нины Фроловой


Вместе с тем, даже малыми средствами можно создать очень интересную и элегантную экспозицию, не забывая при этом об общей теме выставки. Пример такого подхода – павильон Люксембурга, где демонстрируется инсталляция «Точки зрения: 4 вопроса, 44 ответа». Кураторы задали 11 архитекторам, среди которых были Руди Риччотти, Дитмар Эберле и Леон Крие, четыре вопроса на животрепещущие темы современной архитектурной жизни (например, «К глобальному «копированию/вставке»: выживет ли в таких условиях genius loci?» или «Кто исправит архитектурную среду: ведь в 20 веке город, это чудесное изобретение цивилизации, переживает упадок?») и разместили их ответы на длинном белом полотнище, извивающемся по помещениям выставки. Посетители также могут забрать бумажную мини-версию экспозиции с собой.
zooming
Экуменическая библиотека монастыря Сан-Франческо. Проект реконструкции газгольдера. Арх. Марино Алессандри


В том же направлении работали ирландские участники Биеннале, создавшие один из лучших национальных павильонов. Они расположились в здании фонда Биеннале в Палаццо Джустиниан Лолин со своей экспозицией «Жизнь пространства». О «жизни» построек в течение десятилетий рассказывают видеоинсталляции; среди «героев» выставки – собственная вилла архитектора Робина Уокера, построенная им в отдаленном уголке графства Корк в 1970-е и ставшая популярным политическим и художественным салоном, монастырь св. Патрика в Дублине, теряющий своих обитателей в связи с упадком религиозного сознания в современной Ирландии, ненавистная ирландцам тюрьма Мэйз близ Белфаста, где содержались боевики ИРА, запечатленная в процессе ее сноса в 2006 году, городская библиотека Уотерфорда, представленная в виде парных кадров: как только что законченное, абсолютно пустое здание и уже обжитое персоналом и читателями помещение… Все представленные на выставке видеоматериалы представляют собой пример высочайшего мастерства в сложнейшем жанре киноискусства – фильмах архитектурной тематики. С помощью прекрасной операторской работы, прекрасно подобранного закадрового сопровождения и монтажа они заставляют задуматься о том, что каждое сооружение имеет свою жизнь, проживаемую от первого наброска проекта до сноса и тесно связанную с жизнью людей.
zooming
Павильон Кипра. Фото Нины Фроловой


В монастыре Сан-Франческо делла Винья, фасад церкви которого спроектирован Андреа Палладио, представлена более обыкновенная, но не менее интересная экспозиция «Архитектура. Религия. Утопия». В этой выставке как вариант значения архитектуры помимо сооружения построек рассматривается ее духовное содержание. Центральное место на ней занимает презентация проекта экуменической библиотеки, которая разместится в ближайшие годы в расположенном рядом с монастырем газгольдере. Сам газгольдер на время Биеннале украшен баннерами с репродукциями страниц ценнейших книг из монастырского собрания. Также в клуатре комплекса представлены лучшие на взгляд кураторов примеры современной культовой архитектуры, каждый из которых олицетворяет один из строительных материалов и одну из «архитектурных добродетелей»: туринская церковь Санто-Вольто Марио Ботты идет по девизами «кирпич» и «устойчивость», а святилище Сан-Пио в Фоджии Ренцо Пьяно – «медь» и «уважение».
zooming
Максим Батаев. 1-я премия конкурса павильона Кипра на Венецианской Биеннале


В павильоне Кипра, расположенном на третьем этаже книжного магазина издательства Mondadori близ Сан-Марко, показаны результаты конкурса, проведенного кураторами специально к Биеннале. Участникам со всего мира предлагалось заново взглянуть на инфраструктуру пляжного отдыха. Тема «релаксации» (еще одна вылазка «мимо зданий») прекрасно отражена в очень светлом и спокойном павильоне с расставленными по залу пляжными стульями; даже дремлющая в одном из них смотрительница выставки прекрасно вписывается в общую атмосферу. Эта экспозиция интересна еще и тем, что первое место на конкурсе занял российский архитектор Максим Батаев.
zooming
Павильон Сан-Марино. Фото Нины Фроловой


Очевидный путь толкования темы Биеннале: за пределами здания, строительства вообще находится дизайн – также популярен среди участников. Павильон Сан-Марино, расположившийся в представительстве ЮНЕСКО, озаглавлен «Юг - не здесь» и посвящен проектам для жарких регионов мира, призванным решить проблемы нехватки питьевой воды, поддержания гигиены и здоровья. Это дешевые и эргономичные керамическая крышка для сбора пара при приготовлении пищи, система сбора росы, созданная из использованных пластиковых бутылок, автономная раковина.
zooming
Павильон Сингапура. Фото Нины Фроловой


Менее серьезный взгляд на мир у сингапурских участников – их очаровательный павильон с изумрудно-зеленым искусственным газоном и яркими скамейками назван SuperGarden; в нем представлены произведения молодых дизайнеров и архитекторов, имеющие весьма неочевидную практическую ценность.
Патрик Мимран. Инсталляция напротив дверей выставочного зала с его экспозицией. Фото Нины Фроловой


К наименее удачным выставкам Биеннале можно отнести те, которые уходят от архитектуры в сферу актуального искусства. «Биллборд-проект» Патрика Мимрана представляет собой фотографии баннеров с фразами разной степени наполненности смыслом, вывешенных на фоне различных достопримечательностей – мостов Венеции, видов Нью-Йорка, улиц Парижа.
zooming
Патрик Мимран. «Биллборд-проект»


Но приз за худшую экспозицию без всякого сомнения можно присудить выставке «Выносимая легкость бытия – метафора пространства». Это выставка 17 современных художниц, работы которых имеют к названию выставки, а, тем более – к архитектурной биеннале – очень опосредованное отношение. Выставленные вместе произведения объединяет скорее интерес к порнографии (вариации на эту тему можно видеть почти у половины авторов), чем размышление над феноменом пространства.
zooming
Ода Жон. Без названия. 2008. Выставка «Выносимая легкость бытия»


Особое место среди городских точек Биеннале занимает павильон Шотландии: он одновременно играет роль и выставочного зала (этот регион Великобритании получил свое пространство в Венеции впервые), и экспоната. Деревянное сооружение Гарета Хоскинса напротив вокзала Санта-Лючия соединяет в себе смотровую площадку и рекреационную зону, также можно назвать его крупной скульптурой. Павильон прекрасно смотрится и в дневное время, и ночью, когда работает его очень удачная схема подсветки. В качестве актуального дополнения постройки и отсылки к вечной проблеме современного города можно рассматривать венецианских бездомных, круглые сутки отдыхающих в глубокой нише павильона.
Глория Фридман. Клубничная поляна навсегда. 2005. Выставка «Выносимая легкость бытия»


К архитектурным экспонатам Биеннале можно отнести Мост Конституции, спроектированный Сантьяго Калатравой и открывшийся 11 сентября. Он соединяет площадь железнодорожного вокзала и автобусную станцию, и, несмотря на скандальную славу модернистского сооружения, нарушающего исторический облик города, выглядит вполне уместно. Белый мрамор и стекло, образующие сдержанную, обтекаемую форму, нисколько не режут глаз, особенно если учесть не самый изысканный облик автовокзала.
zooming
Павильон Шотландии. Фото Нины Фроловой


Но эту постройку, кажется, преследуют неприятности: с момента ввода в строй этого моста по меньшей мере 10 туристов были доставлены в больницу с травмами, полученными именно на этом сооружении. Часть ступеней выполнена из скользкого матового стекла, а также их ритм постоянно меняется, что увеличивает риск падения. Автор этой статьи споткнулась на этом мосту трижды, хотя была предупреждена об опасности. Особые трудности творение Калатравы представляет для инвалидов-колясочников (преодолеть его они не могут вовсе) и для путешественников с багажом на колесиках. Власти города пообещали для инвалидов установить лифт, а для всех остальных – наклеить яркие стикеры на ступени моста, призывающие быть осторожнее. Впрочем, по последним сообщениям, Калатрава сам согласился сделать свой проект более гуманным.
Мост Конституции
Фотография Нины Фроловой


Еще одной выставочной единицей Биеннале можно назвать новую постройку Дэвида Чипперфильда – участок 23 на городском кладбище Сан-Микеле. Это сооружение, представляющее собой двор-колумбарий, открылось в прошлом году, но большинство посетителей венецианской архитектурной выставки увидели его впервые. Сдержанный комплекс из темно-серого базальта скрывает внутри четыре открытых двора, названных по именам евангелистов. Центр каждого засажен цветами и кустарником, стены же разделены на белые мраморные квадраты, предназначенные под захоронения.
Мост Конституции
Фотография Нины Фроловой


Созданное архитектором пространство идеального покоя только выигрывает от соседства с кирпичными стенами и многообразными надгробиями старой части кладбища. Это сооружение еще раз доказывает несостоятельность претензий «традиционалистов» к модернизму потому, что как в последнем пристанище человечности в нем гораздо больше, чем в привычных каменных ангелах и часовенках. Сама философская идея конечности бытия, выхода за грань существования проявляется в нем ярче и яснее; и, возможно, это своего рода ответ нынешнему Биеннале: можно искать в архитектуре что-то кроме зданий, но именно в них выражается лучшее ее содержание.
zooming
Дэвид Чипперфильд. Участок 23 венецианского кладбища Сан-Микеле. Фото Нины Фроловой
Дэвид Чипперфильд. Участок 23 венецианского кладбища Сан-Микеле. Фото Нины Фроловой
zooming
Дэвид Чипперфильд. Участок 23 венецианского кладбища Сан-Микеле. Фото Нины Фроловой
zooming
Дэвид Чипперфильд. Участок 23 венецианского кладбища Сан-Микеле. Фото Нины Фроловой
Дэвид Чипперфильд. Участок 23 венецианского кладбища Сан-Микеле. Фото Нины Фроловой

08 Октября 2008

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Архитектура приятного времяпрепровождения
Новости приближающейся Венецианской Биеннале: голландская мастерская «UN Студио» представила свой проект инсталляции для основной экспозиции, а российский архитектор Максим Батаев выиграл конкурс, проводившийся кураторами Кипрского павильона.
Пресса: Архитектура – не там
ARCHITECTURE OUT THERE – была переведена на русский язык более чем странно: «АРХИТЕКТУРА – НЕ ТАМ». Поскольку я обсуждала с Аароном концепцию не один раз, могу утверждать: его такая трактовка несколько изумила. Тем не менее она оказалась пророческой.
Пресса: (По)мимо зданий: синдром или случайность? С XI Венецианской...
В Венеции прошла XI Архитектурная Биеннале. Ее тема – «Не там. Архитектура помимо зданий» - сформулирована куратором, известным архитектурным критиком, бывшим директором Архитектурного института Нидерландов Аароном Бетски. Принципиальная открытость темы вовне породила множественность ответов – остроумных и надуманных, приоткрывающих будущее и приземленных, развернутых и невнятных.
Пресса: Дом-яйцо и вертикальное кладбище
23 ноября в Венеции завершается XI Архитектурная биеннале. Множество площадок, 56 стран-участниц, звезды мировой архитектуры, девелоперы — и тема: «Снаружи. Архитектура вне зданий». Финансовый кризис добавил этой теме иронии: многие проекты зданий, представленных в Венеции как вполне реальные, в ближайшее время воплощены явно не будут.
Пресса: Хотели как лучше
В русском павильоне на Венецианской архитектурной биеннале стало как никогда очевидно: за десять лет строительного бума российская архитектура так и не нашла своего "я".
Пресса: Лопахин против Раневской. XI Международная биеннале...
Когда вы будете читать эти строки, Биеннале, работавшая с 13 сентября, завершится и павильоны разберут. Подметут разноцветные конфетти, рассыпанные у бельгийского павильона, Венеция растворится в туманах декабря.
Пресса: Сады Джардини
Русские выставки стали "обживать" Венецию еще до открытия знаменитого щусевского павильона в Giardino Publico. Первой отечественной экспозицией, приглашенной в этот итальянский город, стала выставка, устроенная Сергеем Дягилевым в 1907 году. Затем в 1909 году венецианцы пригласили русский раздел международной выставки в Мюнхене. В целом же до открытия павильона в 1914 году в Венеции "побывало" еще пять различных выставок Российской империи. С 1895 года там устраиваются экспозиции Биеннале современного искусства, а с 1975 года — Биеннале современной архитектуры.
Пресса: "Биеннале -- это звезды. Мы приведем биеннале в русский...
Сокуратором российского павильона в этом году был специальный корреспондент ИД "Коммерсантъ" ГРИГОРИЙ РЕВЗИН. Он рассказал, почему экспозиция называется "Партия в шахматы. Матч за Россию". А также поведал о том, откуда на главный архитектурный смотр мира набирались в 2008 году российские участники.
Пресса: Архитектура не там
Куратор грядущей венецианской выставки, аарон Бецки, сформулировал ее девиз таким образом, что язык сломаешь. по крайней мере, русский перевод кочующего по разным изданиям слогана (Out There. Architecture beyond building) «Не там. Архитектура мимо здания» будоражит не столько многозначностью, сколько косноязычием. На самом деле речь идет о том, что зодчество — искусство мироустроительное. так что не мимо, а помимо и даже свыше...
Пресса: Двадцать лет — домов нет
Венецианская архитектурная биеннале показала, что в России стараются не замечать современных вызовов в градостроительстве, а просто занимаются строительством коммерческих объектов.
Пресса: Шестидесятничество как драгоценность
В Венеции параллельно с архитектурной биеннале проходит выставка "Йорн Утсон. Вселенная архитектора". Творчество всемирно известного архитектора, строителя Сиднейской оперы предлагает новый взгляд на архитектуру 1960-х, считает Григорий Ревзин.
Пресса: Призеры XI Венецианской архитектурной биеннале
"Золотой лев" за лучший национальный павильон достался польскому проекту Hotel Polonia. Молодые кураторы Гжегож Пионтек и Ярослыв Трыбусь задались вопросом: что произойдет с современной архитектурой через полвека, когда она состарится и, возможно, изменит свое предназначение? Они пригласили архитектора Николаса Гроспьера и видеоартиста Кобаса Лаксу. Первый сфотографировал шесть недавно построенных в Польше зданий, второй обработал эти глянцевые образы, превратив их в мрачные антиутопии.
Пресса: Львам и не снилось
В Венеции продолжает работу XI Архитектурная биеннале, самая главная архитектурная выставка мира, проходящая под лозунгом "Архитектура помимо зданий". Но ничто так не вредит архитектурной выставке, как излишнее количество архитектуры.
Пресса: Соблюдайте тишину. Заметки об 11 Архитектурном Биеннале...
13ого сентября – в день официального открытия Биеннале – в Венеции был жуткий ливень. В принципе о погодных условиях того дня можно было бы не писать, если бы не одно «но». Во многом по причине этого треклятого ливня у многих сложилось превратное впечатление о нашей экспозиции, в том числе кое у кого из самих ее участников...
Пресса: Биеннале: а что будет вместо зданий?
В одном из самых красивых городов на Земле – в Венеции – открылась XI Архитектурная биеннале. На протяжении двух месяцев в садах Джардини и древнем Арсенале жители города и многочисленные туристы смогут изучать все самые передовые достижения современного зодчества.
Пресса: Архитектура младенческих форм. Русская альтернатива...
Помимо официального русского павильона в Джардини, в программе XI Венецианской биеннале значатся три русских проекта. Главный среди них — "РодДом/BornHouse", представленный Юрием Аввакумовым и Музеем архитектуры имени Щусева при поддержке издательской программы "Интерроса". Выставка разместилась под сводами церкви Сан-Стае XVIII века. Настоящим чудом считает это АЛЕКСЕЙ Ъ-ТАРХАНОВ.
Пресса: Шахматы или поддавки?
Проходящая в эти дни Венецианская архитектурная биеннале стала поводом для рассуждений на вечные темы вроде «Россия и Европа» или «Нужна ли нам одна победа?»
Пресса: Между макетом и садом
На XI архитектурной биеннале в Венеции в центре внимания оказались не здания, а ландшафтные и экологические проекты.
Пресса: Арсенал во всеоружии
В Венеции продолжается XI Mostra Internazionale di Architettura. После рассказа о победителях биеннале и обзора национальных павильонов корреспонденты "Ъ" отправились за новейшими тенденциями в старый венецианский Арсенал.
Пресса: Венецианский гамбит
Открывшаяся в Венеции 11-я архитектурная биеннале демонстрирует, что грань между концептуальным шоу и "выставкой достижений" по-прежнему прихотлива. В российском павильоне обе эти тенденции соединились в проекте "Партия в шахматы. Турнир за Россию". Фестивальных "львов" придумка не принесла, да вроде бы нашим не очень-то и хотелось.
Технологии и материалы
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
Сейчас на главной
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
Метаболизм и Бах
Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.
DMTRVK: год в онлайне
За год с момента всеобщего перехода на удаленный формат взаимодействия проект «Дмитровка» организовал более 20 онлайн-лекций и дискуссий с участием российских и зарубежных архитекторов. Публикуем некоторые из них.