Рассеянное внимание

Лучшие и худшие выставки венецианской Архитектурной Биеннале оказались за пределами основных экспозиционных пространств - Арсенала и Джардини.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

08 Октября 2008
mainImg
Даже если не считать тот десяток «полуавтономных» выставочных точек, которые расположены в непосредственной близости от Арсенала, по городу разбросано еще около 30 национальных павильонов и «сопутствующих Биеннале мероприятий».
В большинстве из них почти не встретишь посетителей: видимо, разнообразие основной экспозиции полностью удовлетворяет потребности приехавших на Биеннале специалистов, а случайные туристы, посещающие архитектурную выставку как еще одну достопримечательность Венеции, тем более не склонны искать спрятанные в лабиринте улочек и каналов маленькие выставочные залы.
Павильон Сингапура. Фото Нины Фроловой
zooming
Йорн Утцон. Фото, вынесенное на афишу выставки в рамках Биеннале


Единственным исключением стала выставка «Вселенная архитектора: Йорн Утцон. Процесс и видение» в Венецианском институте науки, литературы и искусств, расположенном на торном пути от Сан-Марко к мосту Академии. Это одно из самых просторных «побочных» пространств Биеннале, а также – одна из лучших выставок в ее программе. Организатором выступил датский музей Луизиана, обновивший для Венеции свою экспозицию 2002 года. Выставку отличает глубокий анализ выбранного предмета – творчества Утцона как цельного архитектурного явления. Вполне в академическом духе рассмотрены различные источники вдохновения архитектора – природа и не-европейские культуры, а также типология его проектов, излюбленные структурные и формальные элементы и их применение, использование природного окружения, света и тени. В то же время, в экспозиции нет сухости научного исследования, она ярка, оригинальна, жива: интереснейшие видеоматериалы соседствуют с фотографиями, макетами и схемами. Пожалуй, единственный ее недостаток – это отсутствие каталога.
zooming
Павильон Словении. Фото Нины Фроловой


Впрочем, равнодушие к теме Биеннале – «Не здесь. Архитектура помимо зданий» - и подчеркнуто серьезный подход к созданию выставки не всегда дает положительный результат: национальный павильон Словении демонстрирует в маленькой галерее близ Канале Гранде наискучнейшую экспозицию, озаглавленную «Любляна – Венеция: новая необходимость градостроительной политики». Наклеенные на пенокартон планшеты с различными схемами и большим количеством мелкого текста больше напоминают выставку студенческих работ, причем созданных явно не самыми способными и старательными учениками. Зная о высоком уровне современной словенской архитектуры, нельзя не жалеть, что эта страна так безразлично отнеслась к своему участию в главном международном архитектурном смотре, которым является Биеннале в Венеции.
zooming
Павильон Люксембурга. Фото Нины Фроловой


Вместе с тем, даже малыми средствами можно создать очень интересную и элегантную экспозицию, не забывая при этом об общей теме выставки. Пример такого подхода – павильон Люксембурга, где демонстрируется инсталляция «Точки зрения: 4 вопроса, 44 ответа». Кураторы задали 11 архитекторам, среди которых были Руди Риччотти, Дитмар Эберле и Леон Крие, четыре вопроса на животрепещущие темы современной архитектурной жизни (например, «К глобальному «копированию/вставке»: выживет ли в таких условиях genius loci?» или «Кто исправит архитектурную среду: ведь в 20 веке город, это чудесное изобретение цивилизации, переживает упадок?») и разместили их ответы на длинном белом полотнище, извивающемся по помещениям выставки. Посетители также могут забрать бумажную мини-версию экспозиции с собой.
zooming
Экуменическая библиотека монастыря Сан-Франческо. Проект реконструкции газгольдера. Арх. Марино Алессандри


В том же направлении работали ирландские участники Биеннале, создавшие один из лучших национальных павильонов. Они расположились в здании фонда Биеннале в Палаццо Джустиниан Лолин со своей экспозицией «Жизнь пространства». О «жизни» построек в течение десятилетий рассказывают видеоинсталляции; среди «героев» выставки – собственная вилла архитектора Робина Уокера, построенная им в отдаленном уголке графства Корк в 1970-е и ставшая популярным политическим и художественным салоном, монастырь св. Патрика в Дублине, теряющий своих обитателей в связи с упадком религиозного сознания в современной Ирландии, ненавистная ирландцам тюрьма Мэйз близ Белфаста, где содержались боевики ИРА, запечатленная в процессе ее сноса в 2006 году, городская библиотека Уотерфорда, представленная в виде парных кадров: как только что законченное, абсолютно пустое здание и уже обжитое персоналом и читателями помещение… Все представленные на выставке видеоматериалы представляют собой пример высочайшего мастерства в сложнейшем жанре киноискусства – фильмах архитектурной тематики. С помощью прекрасной операторской работы, прекрасно подобранного закадрового сопровождения и монтажа они заставляют задуматься о том, что каждое сооружение имеет свою жизнь, проживаемую от первого наброска проекта до сноса и тесно связанную с жизнью людей.
zooming
Павильон Кипра. Фото Нины Фроловой


В монастыре Сан-Франческо делла Винья, фасад церкви которого спроектирован Андреа Палладио, представлена более обыкновенная, но не менее интересная экспозиция «Архитектура. Религия. Утопия». В этой выставке как вариант значения архитектуры помимо сооружения построек рассматривается ее духовное содержание. Центральное место на ней занимает презентация проекта экуменической библиотеки, которая разместится в ближайшие годы в расположенном рядом с монастырем газгольдере. Сам газгольдер на время Биеннале украшен баннерами с репродукциями страниц ценнейших книг из монастырского собрания. Также в клуатре комплекса представлены лучшие на взгляд кураторов примеры современной культовой архитектуры, каждый из которых олицетворяет один из строительных материалов и одну из «архитектурных добродетелей»: туринская церковь Санто-Вольто Марио Ботты идет по девизами «кирпич» и «устойчивость», а святилище Сан-Пио в Фоджии Ренцо Пьяно – «медь» и «уважение».
zooming
Максим Батаев. 1-я премия конкурса павильона Кипра на Венецианской Биеннале


В павильоне Кипра, расположенном на третьем этаже книжного магазина издательства Mondadori близ Сан-Марко, показаны результаты конкурса, проведенного кураторами специально к Биеннале. Участникам со всего мира предлагалось заново взглянуть на инфраструктуру пляжного отдыха. Тема «релаксации» (еще одна вылазка «мимо зданий») прекрасно отражена в очень светлом и спокойном павильоне с расставленными по залу пляжными стульями; даже дремлющая в одном из них смотрительница выставки прекрасно вписывается в общую атмосферу. Эта экспозиция интересна еще и тем, что первое место на конкурсе занял российский архитектор Максим Батаев.
zooming
Павильон Сан-Марино. Фото Нины Фроловой


Очевидный путь толкования темы Биеннале: за пределами здания, строительства вообще находится дизайн – также популярен среди участников. Павильон Сан-Марино, расположившийся в представительстве ЮНЕСКО, озаглавлен «Юг - не здесь» и посвящен проектам для жарких регионов мира, призванным решить проблемы нехватки питьевой воды, поддержания гигиены и здоровья. Это дешевые и эргономичные керамическая крышка для сбора пара при приготовлении пищи, система сбора росы, созданная из использованных пластиковых бутылок, автономная раковина.
zooming
Павильон Сингапура. Фото Нины Фроловой


Менее серьезный взгляд на мир у сингапурских участников – их очаровательный павильон с изумрудно-зеленым искусственным газоном и яркими скамейками назван SuperGarden; в нем представлены произведения молодых дизайнеров и архитекторов, имеющие весьма неочевидную практическую ценность.
Патрик Мимран. Инсталляция напротив дверей выставочного зала с его экспозицией. Фото Нины Фроловой


К наименее удачным выставкам Биеннале можно отнести те, которые уходят от архитектуры в сферу актуального искусства. «Биллборд-проект» Патрика Мимрана представляет собой фотографии баннеров с фразами разной степени наполненности смыслом, вывешенных на фоне различных достопримечательностей – мостов Венеции, видов Нью-Йорка, улиц Парижа.
zooming
Патрик Мимран. «Биллборд-проект»


Но приз за худшую экспозицию без всякого сомнения можно присудить выставке «Выносимая легкость бытия – метафора пространства». Это выставка 17 современных художниц, работы которых имеют к названию выставки, а, тем более – к архитектурной биеннале – очень опосредованное отношение. Выставленные вместе произведения объединяет скорее интерес к порнографии (вариации на эту тему можно видеть почти у половины авторов), чем размышление над феноменом пространства.
zooming
Ода Жон. Без названия. 2008. Выставка «Выносимая легкость бытия»


Особое место среди городских точек Биеннале занимает павильон Шотландии: он одновременно играет роль и выставочного зала (этот регион Великобритании получил свое пространство в Венеции впервые), и экспоната. Деревянное сооружение Гарета Хоскинса напротив вокзала Санта-Лючия соединяет в себе смотровую площадку и рекреационную зону, также можно назвать его крупной скульптурой. Павильон прекрасно смотрится и в дневное время, и ночью, когда работает его очень удачная схема подсветки. В качестве актуального дополнения постройки и отсылки к вечной проблеме современного города можно рассматривать венецианских бездомных, круглые сутки отдыхающих в глубокой нише павильона.
Глория Фридман. Клубничная поляна навсегда. 2005. Выставка «Выносимая легкость бытия»


К архитектурным экспонатам Биеннале можно отнести Мост Конституции, спроектированный Сантьяго Калатравой и открывшийся 11 сентября. Он соединяет площадь железнодорожного вокзала и автобусную станцию, и, несмотря на скандальную славу модернистского сооружения, нарушающего исторический облик города, выглядит вполне уместно. Белый мрамор и стекло, образующие сдержанную, обтекаемую форму, нисколько не режут глаз, особенно если учесть не самый изысканный облик автовокзала.
zooming
Павильон Шотландии. Фото Нины Фроловой


Но эту постройку, кажется, преследуют неприятности: с момента ввода в строй этого моста по меньшей мере 10 туристов были доставлены в больницу с травмами, полученными именно на этом сооружении. Часть ступеней выполнена из скользкого матового стекла, а также их ритм постоянно меняется, что увеличивает риск падения. Автор этой статьи споткнулась на этом мосту трижды, хотя была предупреждена об опасности. Особые трудности творение Калатравы представляет для инвалидов-колясочников (преодолеть его они не могут вовсе) и для путешественников с багажом на колесиках. Власти города пообещали для инвалидов установить лифт, а для всех остальных – наклеить яркие стикеры на ступени моста, призывающие быть осторожнее. Впрочем, по последним сообщениям, Калатрава сам согласился сделать свой проект более гуманным.
Мост Конституции
Фотография Нины Фроловой


Еще одной выставочной единицей Биеннале можно назвать новую постройку Дэвида Чипперфильда – участок 23 на городском кладбище Сан-Микеле. Это сооружение, представляющее собой двор-колумбарий, открылось в прошлом году, но большинство посетителей венецианской архитектурной выставки увидели его впервые. Сдержанный комплекс из темно-серого базальта скрывает внутри четыре открытых двора, названных по именам евангелистов. Центр каждого засажен цветами и кустарником, стены же разделены на белые мраморные квадраты, предназначенные под захоронения.
Мост Конституции
Фотография Нины Фроловой


Созданное архитектором пространство идеального покоя только выигрывает от соседства с кирпичными стенами и многообразными надгробиями старой части кладбища. Это сооружение еще раз доказывает несостоятельность претензий «традиционалистов» к модернизму потому, что как в последнем пристанище человечности в нем гораздо больше, чем в привычных каменных ангелах и часовенках. Сама философская идея конечности бытия, выхода за грань существования проявляется в нем ярче и яснее; и, возможно, это своего рода ответ нынешнему Биеннале: можно искать в архитектуре что-то кроме зданий, но именно в них выражается лучшее ее содержание.
zooming
Дэвид Чипперфильд. Участок 23 венецианского кладбища Сан-Микеле. Фото Нины Фроловой
Дэвид Чипперфильд. Участок 23 венецианского кладбища Сан-Микеле. Фото Нины Фроловой
zooming
Дэвид Чипперфильд. Участок 23 венецианского кладбища Сан-Микеле. Фото Нины Фроловой
zooming
Дэвид Чипперфильд. Участок 23 венецианского кладбища Сан-Микеле. Фото Нины Фроловой
Дэвид Чипперфильд. Участок 23 венецианского кладбища Сан-Микеле. Фото Нины Фроловой


0

08 Октября 2008

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: XI Архитектурная биеннале в Венеции

Рассеянное внимание
Лучшие и худшие выставки венецианской Архитектурной Биеннале оказались за пределами основных экспозиционных пространств - Арсенала и Джардини.
Архитектура приятного времяпрепровождения
Новости приближающейся Венецианской Биеннале: голландская мастерская «UN Студио» представила свой проект инсталляции для основной экспозиции, а российский архитектор Максим Батаев выиграл конкурс, проводившийся кураторами Кипрского павильона.
По направлению к раю
Ландшафтный архитектор Кэтрин Густафсон представит на Венецианской Биеннале инсталляцию, посвященную проблемам использования природных ресурсов.

Технологии и материалы

Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.
Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Дюны, кварц и атом
Проект-победитель конкурса Малых городов для Соснового Бора: благоустройство парка и пляжа, вдохновленное северным ландшафтом, зеркалами и ядерной энергетикой.
Стеклянный ларец
Пражские архитекторы OV-A спроектировали штаб-квартиру производителя дизайнерского богемского стекла Lasvit в Нови-Боре: главную роль там играет корпус с фасадами из специально изобретенной стеклянной плитки.
Пресса: Как мир перенесет прививку от изоляционизма
«Мне странно теперь представить себе,— пишет Илья Эренбург в начале 1960-х, вспоминая 1914-й,— что можно было отправиться в другую страну, не заполнив анкеты, не проводя недели в ожидании — впустят или не впустят; но слово "виза" я услышал впервые во время войны; прежде не спрашивали даже паспорта».
Красный акцент
Коммерческое здание Stellar по проекту Sanjay Puri Architects в новом районе Ахмадабада привлекает внимание офисным «пентхаусом» из красного металла.
Течение линий
Пять домов квартала «Свобода» ЖК «Символ» – пример комплексной работы архитекторов над целостным фрагментом города, который стал воплощением того подхода к архитектуре, который в Москве ранее не встречался: все подчинено пластическому потоку – своего рода течению, подчеркнутому энергичным рисунком фасадов сродни «суперграфике».
Каркас по донцу
Проект-победитель конкурса Малых городов для Городца: комплексная программа обновления общественных пространств с углубленным анализом истории и культурных кодов места.
Зеркальная иллюзия на работе
Атриум офисного здания в центре Сеула превращен архитекторами OBBA в визуальный аттракцион, чтобы спасти сотрудников от рутины. При этом эффективность использования площадей достигает максимума, разрешенного СНиПами.
Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.