Рассеянное внимание

Лучшие и худшие выставки венецианской Архитектурной Биеннале оказались за пределами основных экспозиционных пространств - Арсенала и Джардини.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

08 Октября 2008
mainImg
0 Даже если не считать тот десяток «полуавтономных» выставочных точек, которые расположены в непосредственной близости от Арсенала, по городу разбросано еще около 30 национальных павильонов и «сопутствующих Биеннале мероприятий».
В большинстве из них почти не встретишь посетителей: видимо, разнообразие основной экспозиции полностью удовлетворяет потребности приехавших на Биеннале специалистов, а случайные туристы, посещающие архитектурную выставку как еще одну достопримечательность Венеции, тем более не склонны искать спрятанные в лабиринте улочек и каналов маленькие выставочные залы.
Павильон Сингапура. Фото Нины Фроловой
zooming
Йорн Утцон. Фото, вынесенное на афишу выставки в рамках Биеннале


Единственным исключением стала выставка «Вселенная архитектора: Йорн Утцон. Процесс и видение» в Венецианском институте науки, литературы и искусств, расположенном на торном пути от Сан-Марко к мосту Академии. Это одно из самых просторных «побочных» пространств Биеннале, а также – одна из лучших выставок в ее программе. Организатором выступил датский музей Луизиана, обновивший для Венеции свою экспозицию 2002 года. Выставку отличает глубокий анализ выбранного предмета – творчества Утцона как цельного архитектурного явления. Вполне в академическом духе рассмотрены различные источники вдохновения архитектора – природа и не-европейские культуры, а также типология его проектов, излюбленные структурные и формальные элементы и их применение, использование природного окружения, света и тени. В то же время, в экспозиции нет сухости научного исследования, она ярка, оригинальна, жива: интереснейшие видеоматериалы соседствуют с фотографиями, макетами и схемами. Пожалуй, единственный ее недостаток – это отсутствие каталога.
zooming
Павильон Словении. Фото Нины Фроловой


Впрочем, равнодушие к теме Биеннале – «Не здесь. Архитектура помимо зданий» - и подчеркнуто серьезный подход к созданию выставки не всегда дает положительный результат: национальный павильон Словении демонстрирует в маленькой галерее близ Канале Гранде наискучнейшую экспозицию, озаглавленную «Любляна – Венеция: новая необходимость градостроительной политики». Наклеенные на пенокартон планшеты с различными схемами и большим количеством мелкого текста больше напоминают выставку студенческих работ, причем созданных явно не самыми способными и старательными учениками. Зная о высоком уровне современной словенской архитектуры, нельзя не жалеть, что эта страна так безразлично отнеслась к своему участию в главном международном архитектурном смотре, которым является Биеннале в Венеции.
zooming
Павильон Люксембурга. Фото Нины Фроловой


Вместе с тем, даже малыми средствами можно создать очень интересную и элегантную экспозицию, не забывая при этом об общей теме выставки. Пример такого подхода – павильон Люксембурга, где демонстрируется инсталляция «Точки зрения: 4 вопроса, 44 ответа». Кураторы задали 11 архитекторам, среди которых были Руди Риччотти, Дитмар Эберле и Леон Крие, четыре вопроса на животрепещущие темы современной архитектурной жизни (например, «К глобальному «копированию/вставке»: выживет ли в таких условиях genius loci?» или «Кто исправит архитектурную среду: ведь в 20 веке город, это чудесное изобретение цивилизации, переживает упадок?») и разместили их ответы на длинном белом полотнище, извивающемся по помещениям выставки. Посетители также могут забрать бумажную мини-версию экспозиции с собой.
zooming
Экуменическая библиотека монастыря Сан-Франческо. Проект реконструкции газгольдера. Арх. Марино Алессандри


В том же направлении работали ирландские участники Биеннале, создавшие один из лучших национальных павильонов. Они расположились в здании фонда Биеннале в Палаццо Джустиниан Лолин со своей экспозицией «Жизнь пространства». О «жизни» построек в течение десятилетий рассказывают видеоинсталляции; среди «героев» выставки – собственная вилла архитектора Робина Уокера, построенная им в отдаленном уголке графства Корк в 1970-е и ставшая популярным политическим и художественным салоном, монастырь св. Патрика в Дублине, теряющий своих обитателей в связи с упадком религиозного сознания в современной Ирландии, ненавистная ирландцам тюрьма Мэйз близ Белфаста, где содержались боевики ИРА, запечатленная в процессе ее сноса в 2006 году, городская библиотека Уотерфорда, представленная в виде парных кадров: как только что законченное, абсолютно пустое здание и уже обжитое персоналом и читателями помещение… Все представленные на выставке видеоматериалы представляют собой пример высочайшего мастерства в сложнейшем жанре киноискусства – фильмах архитектурной тематики. С помощью прекрасной операторской работы, прекрасно подобранного закадрового сопровождения и монтажа они заставляют задуматься о том, что каждое сооружение имеет свою жизнь, проживаемую от первого наброска проекта до сноса и тесно связанную с жизнью людей.
zooming
Павильон Кипра. Фото Нины Фроловой


В монастыре Сан-Франческо делла Винья, фасад церкви которого спроектирован Андреа Палладио, представлена более обыкновенная, но не менее интересная экспозиция «Архитектура. Религия. Утопия». В этой выставке как вариант значения архитектуры помимо сооружения построек рассматривается ее духовное содержание. Центральное место на ней занимает презентация проекта экуменической библиотеки, которая разместится в ближайшие годы в расположенном рядом с монастырем газгольдере. Сам газгольдер на время Биеннале украшен баннерами с репродукциями страниц ценнейших книг из монастырского собрания. Также в клуатре комплекса представлены лучшие на взгляд кураторов примеры современной культовой архитектуры, каждый из которых олицетворяет один из строительных материалов и одну из «архитектурных добродетелей»: туринская церковь Санто-Вольто Марио Ботты идет по девизами «кирпич» и «устойчивость», а святилище Сан-Пио в Фоджии Ренцо Пьяно – «медь» и «уважение».
zooming
Максим Батаев. 1-я премия конкурса павильона Кипра на Венецианской Биеннале


В павильоне Кипра, расположенном на третьем этаже книжного магазина издательства Mondadori близ Сан-Марко, показаны результаты конкурса, проведенного кураторами специально к Биеннале. Участникам со всего мира предлагалось заново взглянуть на инфраструктуру пляжного отдыха. Тема «релаксации» (еще одна вылазка «мимо зданий») прекрасно отражена в очень светлом и спокойном павильоне с расставленными по залу пляжными стульями; даже дремлющая в одном из них смотрительница выставки прекрасно вписывается в общую атмосферу. Эта экспозиция интересна еще и тем, что первое место на конкурсе занял российский архитектор Максим Батаев.
zooming
Павильон Сан-Марино. Фото Нины Фроловой


Очевидный путь толкования темы Биеннале: за пределами здания, строительства вообще находится дизайн – также популярен среди участников. Павильон Сан-Марино, расположившийся в представительстве ЮНЕСКО, озаглавлен «Юг - не здесь» и посвящен проектам для жарких регионов мира, призванным решить проблемы нехватки питьевой воды, поддержания гигиены и здоровья. Это дешевые и эргономичные керамическая крышка для сбора пара при приготовлении пищи, система сбора росы, созданная из использованных пластиковых бутылок, автономная раковина.
zooming
Павильон Сингапура. Фото Нины Фроловой


Менее серьезный взгляд на мир у сингапурских участников – их очаровательный павильон с изумрудно-зеленым искусственным газоном и яркими скамейками назван SuperGarden; в нем представлены произведения молодых дизайнеров и архитекторов, имеющие весьма неочевидную практическую ценность.
Патрик Мимран. Инсталляция напротив дверей выставочного зала с его экспозицией. Фото Нины Фроловой


К наименее удачным выставкам Биеннале можно отнести те, которые уходят от архитектуры в сферу актуального искусства. «Биллборд-проект» Патрика Мимрана представляет собой фотографии баннеров с фразами разной степени наполненности смыслом, вывешенных на фоне различных достопримечательностей – мостов Венеции, видов Нью-Йорка, улиц Парижа.
zooming
Патрик Мимран. «Биллборд-проект»


Но приз за худшую экспозицию без всякого сомнения можно присудить выставке «Выносимая легкость бытия – метафора пространства». Это выставка 17 современных художниц, работы которых имеют к названию выставки, а, тем более – к архитектурной биеннале – очень опосредованное отношение. Выставленные вместе произведения объединяет скорее интерес к порнографии (вариации на эту тему можно видеть почти у половины авторов), чем размышление над феноменом пространства.
zooming
Ода Жон. Без названия. 2008. Выставка «Выносимая легкость бытия»


Особое место среди городских точек Биеннале занимает павильон Шотландии: он одновременно играет роль и выставочного зала (этот регион Великобритании получил свое пространство в Венеции впервые), и экспоната. Деревянное сооружение Гарета Хоскинса напротив вокзала Санта-Лючия соединяет в себе смотровую площадку и рекреационную зону, также можно назвать его крупной скульптурой. Павильон прекрасно смотрится и в дневное время, и ночью, когда работает его очень удачная схема подсветки. В качестве актуального дополнения постройки и отсылки к вечной проблеме современного города можно рассматривать венецианских бездомных, круглые сутки отдыхающих в глубокой нише павильона.
Глория Фридман. Клубничная поляна навсегда. 2005. Выставка «Выносимая легкость бытия»


К архитектурным экспонатам Биеннале можно отнести Мост Конституции, спроектированный Сантьяго Калатравой и открывшийся 11 сентября. Он соединяет площадь железнодорожного вокзала и автобусную станцию, и, несмотря на скандальную славу модернистского сооружения, нарушающего исторический облик города, выглядит вполне уместно. Белый мрамор и стекло, образующие сдержанную, обтекаемую форму, нисколько не режут глаз, особенно если учесть не самый изысканный облик автовокзала.
zooming
Павильон Шотландии. Фото Нины Фроловой


Но эту постройку, кажется, преследуют неприятности: с момента ввода в строй этого моста по меньшей мере 10 туристов были доставлены в больницу с травмами, полученными именно на этом сооружении. Часть ступеней выполнена из скользкого матового стекла, а также их ритм постоянно меняется, что увеличивает риск падения. Автор этой статьи споткнулась на этом мосту трижды, хотя была предупреждена об опасности. Особые трудности творение Калатравы представляет для инвалидов-колясочников (преодолеть его они не могут вовсе) и для путешественников с багажом на колесиках. Власти города пообещали для инвалидов установить лифт, а для всех остальных – наклеить яркие стикеры на ступени моста, призывающие быть осторожнее. Впрочем, по последним сообщениям, Калатрава сам согласился сделать свой проект более гуманным.
Мост Конституции
Фотография Нины Фроловой


Еще одной выставочной единицей Биеннале можно назвать новую постройку Дэвида Чипперфильда – участок 23 на городском кладбище Сан-Микеле. Это сооружение, представляющее собой двор-колумбарий, открылось в прошлом году, но большинство посетителей венецианской архитектурной выставки увидели его впервые. Сдержанный комплекс из темно-серого базальта скрывает внутри четыре открытых двора, названных по именам евангелистов. Центр каждого засажен цветами и кустарником, стены же разделены на белые мраморные квадраты, предназначенные под захоронения.
Мост Конституции
Фотография Нины Фроловой


Созданное архитектором пространство идеального покоя только выигрывает от соседства с кирпичными стенами и многообразными надгробиями старой части кладбища. Это сооружение еще раз доказывает несостоятельность претензий «традиционалистов» к модернизму потому, что как в последнем пристанище человечности в нем гораздо больше, чем в привычных каменных ангелах и часовенках. Сама философская идея конечности бытия, выхода за грань существования проявляется в нем ярче и яснее; и, возможно, это своего рода ответ нынешнему Биеннале: можно искать в архитектуре что-то кроме зданий, но именно в них выражается лучшее ее содержание.
zooming
Дэвид Чипперфильд. Участок 23 венецианского кладбища Сан-Микеле. Фото Нины Фроловой
Дэвид Чипперфильд. Участок 23 венецианского кладбища Сан-Микеле. Фото Нины Фроловой
zooming
Дэвид Чипперфильд. Участок 23 венецианского кладбища Сан-Микеле. Фото Нины Фроловой
zooming
Дэвид Чипперфильд. Участок 23 венецианского кладбища Сан-Микеле. Фото Нины Фроловой
Дэвид Чипперфильд. Участок 23 венецианского кладбища Сан-Микеле. Фото Нины Фроловой

08 Октября 2008

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
Архитектура приятного времяпрепровождения
Новости приближающейся Венецианской Биеннале: голландская мастерская «UN Студио» представила свой проект инсталляции для основной экспозиции, а российский архитектор Максим Батаев выиграл конкурс, проводившийся кураторами Кипрского павильона.
Пресса: Архитектура – не там
ARCHITECTURE OUT THERE – была переведена на русский язык более чем странно: «АРХИТЕКТУРА – НЕ ТАМ». Поскольку я обсуждала с Аароном концепцию не один раз, могу утверждать: его такая трактовка несколько изумила. Тем не менее она оказалась пророческой.
Пресса: (По)мимо зданий: синдром или случайность? С XI Венецианской...
В Венеции прошла XI Архитектурная Биеннале. Ее тема – «Не там. Архитектура помимо зданий» - сформулирована куратором, известным архитектурным критиком, бывшим директором Архитектурного института Нидерландов Аароном Бетски. Принципиальная открытость темы вовне породила множественность ответов – остроумных и надуманных, приоткрывающих будущее и приземленных, развернутых и невнятных.
Пресса: Дом-яйцо и вертикальное кладбище
23 ноября в Венеции завершается XI Архитектурная биеннале. Множество площадок, 56 стран-участниц, звезды мировой архитектуры, девелоперы — и тема: «Снаружи. Архитектура вне зданий». Финансовый кризис добавил этой теме иронии: многие проекты зданий, представленных в Венеции как вполне реальные, в ближайшее время воплощены явно не будут.
Пресса: Хотели как лучше
В русском павильоне на Венецианской архитектурной биеннале стало как никогда очевидно: за десять лет строительного бума российская архитектура так и не нашла своего "я".
Пресса: Лопахин против Раневской. XI Международная биеннале...
Когда вы будете читать эти строки, Биеннале, работавшая с 13 сентября, завершится и павильоны разберут. Подметут разноцветные конфетти, рассыпанные у бельгийского павильона, Венеция растворится в туманах декабря.
Пресса: Сады Джардини
Русские выставки стали "обживать" Венецию еще до открытия знаменитого щусевского павильона в Giardino Publico. Первой отечественной экспозицией, приглашенной в этот итальянский город, стала выставка, устроенная Сергеем Дягилевым в 1907 году. Затем в 1909 году венецианцы пригласили русский раздел международной выставки в Мюнхене. В целом же до открытия павильона в 1914 году в Венеции "побывало" еще пять различных выставок Российской империи. С 1895 года там устраиваются экспозиции Биеннале современного искусства, а с 1975 года — Биеннале современной архитектуры.
Пресса: "Биеннале -- это звезды. Мы приведем биеннале в русский...
Сокуратором российского павильона в этом году был специальный корреспондент ИД "Коммерсантъ" ГРИГОРИЙ РЕВЗИН. Он рассказал, почему экспозиция называется "Партия в шахматы. Матч за Россию". А также поведал о том, откуда на главный архитектурный смотр мира набирались в 2008 году российские участники.
Пресса: Архитектура не там
Куратор грядущей венецианской выставки, аарон Бецки, сформулировал ее девиз таким образом, что язык сломаешь. по крайней мере, русский перевод кочующего по разным изданиям слогана (Out There. Architecture beyond building) «Не там. Архитектура мимо здания» будоражит не столько многозначностью, сколько косноязычием. На самом деле речь идет о том, что зодчество — искусство мироустроительное. так что не мимо, а помимо и даже свыше...
Пресса: Двадцать лет — домов нет
Венецианская архитектурная биеннале показала, что в России стараются не замечать современных вызовов в градостроительстве, а просто занимаются строительством коммерческих объектов.
Пресса: Шестидесятничество как драгоценность
В Венеции параллельно с архитектурной биеннале проходит выставка "Йорн Утсон. Вселенная архитектора". Творчество всемирно известного архитектора, строителя Сиднейской оперы предлагает новый взгляд на архитектуру 1960-х, считает Григорий Ревзин.
Пресса: Призеры XI Венецианской архитектурной биеннале
"Золотой лев" за лучший национальный павильон достался польскому проекту Hotel Polonia. Молодые кураторы Гжегож Пионтек и Ярослыв Трыбусь задались вопросом: что произойдет с современной архитектурой через полвека, когда она состарится и, возможно, изменит свое предназначение? Они пригласили архитектора Николаса Гроспьера и видеоартиста Кобаса Лаксу. Первый сфотографировал шесть недавно построенных в Польше зданий, второй обработал эти глянцевые образы, превратив их в мрачные антиутопии.
Пресса: Львам и не снилось
В Венеции продолжает работу XI Архитектурная биеннале, самая главная архитектурная выставка мира, проходящая под лозунгом "Архитектура помимо зданий". Но ничто так не вредит архитектурной выставке, как излишнее количество архитектуры.
Пресса: Соблюдайте тишину. Заметки об 11 Архитектурном Биеннале...
13ого сентября – в день официального открытия Биеннале – в Венеции был жуткий ливень. В принципе о погодных условиях того дня можно было бы не писать, если бы не одно «но». Во многом по причине этого треклятого ливня у многих сложилось превратное впечатление о нашей экспозиции, в том числе кое у кого из самих ее участников...
Пресса: Биеннале: а что будет вместо зданий?
В одном из самых красивых городов на Земле – в Венеции – открылась XI Архитектурная биеннале. На протяжении двух месяцев в садах Джардини и древнем Арсенале жители города и многочисленные туристы смогут изучать все самые передовые достижения современного зодчества.
Пресса: Архитектура младенческих форм. Русская альтернатива...
Помимо официального русского павильона в Джардини, в программе XI Венецианской биеннале значатся три русских проекта. Главный среди них — "РодДом/BornHouse", представленный Юрием Аввакумовым и Музеем архитектуры имени Щусева при поддержке издательской программы "Интерроса". Выставка разместилась под сводами церкви Сан-Стае XVIII века. Настоящим чудом считает это АЛЕКСЕЙ Ъ-ТАРХАНОВ.
Пресса: Шахматы или поддавки?
Проходящая в эти дни Венецианская архитектурная биеннале стала поводом для рассуждений на вечные темы вроде «Россия и Европа» или «Нужна ли нам одна победа?»
Пресса: Между макетом и садом
На XI архитектурной биеннале в Венеции в центре внимания оказались не здания, а ландшафтные и экологические проекты.
Пресса: Арсенал во всеоружии
В Венеции продолжается XI Mostra Internazionale di Architettura. После рассказа о победителях биеннале и обзора национальных павильонов корреспонденты "Ъ" отправились за новейшими тенденциями в старый венецианский Арсенал.
Пресса: Венецианский гамбит
Открывшаяся в Венеции 11-я архитектурная биеннале демонстрирует, что грань между концептуальным шоу и "выставкой достижений" по-прежнему прихотлива. В российском павильоне обе эти тенденции соединились в проекте "Партия в шахматы. Турнир за Россию". Фестивальных "львов" придумка не принесла, да вроде бы нашим не очень-то и хотелось.
Технологии и материалы
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Фактурная единица
Завод «Скрябин Керамикс» поставил для жилого комплекса West Garden, спроектированного бюро СПИЧ, 220 000 клинкерных кирпичей. Специально под проект был разработан новый формат и цветовая карта. Рассказываем о молодом и многообещающем бренде.
Чувство плеча
Конструкция поручней DELABIE из серии Nylon Clean дает маломобильным людям больше легкости в передвижениях, а специальное покрытие обладает антибактериальными свойствами, которые сохраняются на протяжении всего срока эксплуатации.
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
Стекло для СБЕРа:
свобода взгляда
Компания AGC представляет широкую линейку архитектурных стекол, которые удовлетворяют современным требованиям к энергоэффективности, и при этом обладают превосходными визуальными качествами. О продуктах AGC, которые бывают и эксклюзивными, на примере нового здания Сбербанк-Сити, где были применены несколько видов премиального стекла, в том числе разработанного специально для этого объекта
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Сейчас на главной
Школа как сообщество
Лондонское бюро AdjoubeiScott-Whitby Studio превратило здание Александровского училища в Калуге в уникальную школу на 150 учеников. Здание начала XX века адаптировали под британскую образовательную систему – как в программном смысле, так и в архитектурном.
Пена дней
В интерьере ресторана Sparkle бюро Archpoint переосмысляет эстетику винных погребов и обращается к образам, связанным с игристым вином – пузырькам, пене и жизнелюбию.
Небоскреб с оазисами
В Сингапуре завершено строительство небоскреба по проекту архитекторов BIG. Управляющим системами здания искусственным интеллектом и другими цифровыми компонентами занималось бюро CRA – Carlo Ratti Associati.
Королевство зеркал
На XXX по счету Зодчестве столько решеток и зеркал, что эффект дробления реальности на кусочки многократно усиливается. Только ради этого ощущения стоит посетить фестиваль. Но кроме того выставка богата, разнообразна и работает как хорошо отлаженная машина по всем направлениям: губернскому, студенческому, арт-объектному, круглостольному и прочим. Делать бы и делать такие фестивали.
Руин-бар
Нижегородский бар, спроектированный Fruit Design Studio, совмещает эстетику запустения с дворцовой роскошью, созданной из черновых материалов – бетона, армированного стекла и грубого металла.
Обещания и надежды
Объявлены шесть лауреатов Премии Ага Хана 2022. Они обещают лучшее будущее людям, демонстрируют новаторство и заботу о природе.
Оазис в дождливом городе
Бюро MAD Architects разработало интерьер первого в Петербурге коворкинга сети SOK. Его отличительная черта – обилие зелени и элементов биофильного дизайна, характерная для города колористика и отсылки к литературному наследию.
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
Глядя в небо
В Саратове названы победители фестиваля короткометражных любительских роликов, посвященных архитектуре. Фильм, приглянувшийся редакции, занял 1 место. Размышляем о типологии, объясняем выбор, «показываем кино».
Заплыв за книгами
Водоем на кровле у библиотеки в провицнии Гуандун сделал ее «подводной»: читатели как будто ныряют туда за книгами. Авторы проекта – 3andwich Design / He Wei Studio.
Мои волжские ночи
Павильон для кинопоказов и фестивалей на набережной Саратова: ажурные стены, пропускающие речной простор, и каннская атмосфера внутри.
Японский дворик
Концепция благоустройства жилого комплекса у Москвы-реки, вдохновленная модернистскими садами и японскими традициями: гравюры Кацусика Хокусай, герои Хаяо Миядзаки и пространства для созерцания.
Лекции отменяются
Новый корпус Амстердамского университета прикладных наук рассчитан на новый тип образования: меньше лекций, больше проектной работы.
Лаборатория для жизни
Здание Лаборатории онкоморфологии и молекулярной генетики, спроектированное авторским коллективом под руководством Ильи Машкова («Мезонпроект»), использует преимущества природного контекста и предлагает пространство для передовых исследований, дружественное к врачам и пациентам.
Индустриальная романтика
Atelier Liu Yuyang Architects превратило заброшенный корпус теплоэлектростанции и часть территории набережной реки Хуанпу в Шанхае в атмосферное городское пространство, романтизирующее промышленное прошлое территории.
Архивуд–13: Троянский конь
Вручена тринадцатая по счету подборка дипломов премии АрхиWOOD. Главный приз – очень предсказуемый – парку Веретьево, а кто ж его не наградит. Зато спецприз достался Троянскому коню, и это свежее слово.
Судьбы агломерации
Летняя практика Института Генплана была посвящена Новой Москве. Всего получилось 4 проекта с совершенно разной оптикой: от масштаба агломерации до вполне конкретных предложений, которые можно было, обдумав, и реализовать. Рассказываем обо всех.
Твой морепродукт
Пожалуй, первая в истории Архи.ру публикация, в которой есть слово «сексуальный»: яркий и чувственный интерьер для рыбного ресторана без прямых линий и прямолинейных намеков.
Каньон для городской жизни
В Амстердаме открылся комплекс Valley по проекту MVRDV: архитекторы соединили офисы, жилье, развлекательные заведения и даже «инкубатор» для исследователей с многоуровневым зеленым общественным пространством.
Интерьер как пейзаж
Работая над пространствами отеля в Светлогорске, мастерская Олеси Левкович стремилась дополнить впечатления, полученные гостями от природы побережья Балтийского моря.
Законченный образ
Каркасный дом с тремя спальнями и террасой, для которого архитекторы продумали не только технологию строительства, но и обстановку – вся мебель и предметы быта также созданы мастерской Delo.
Маяк на сопке
Смотровая площадка, построенная в рамках проекта «Мой залив», дает жителям Мурманска возможность насладиться природой родного края, поймать северное солнце или укрыться от непогоды.
Рыбий мост
Пешеходный и велосипедный мост в пригороде Сиднея по проекту Sam Crawford Architects вдохновлен местной фауной и традициями аборигенов.