Рассеянное внимание

Лучшие и худшие выставки венецианской Архитектурной Биеннале оказались за пределами основных экспозиционных пространств - Арсенала и Джардини.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

08 Октября 2008
mainImg
Даже если не считать тот десяток «полуавтономных» выставочных точек, которые расположены в непосредственной близости от Арсенала, по городу разбросано еще около 30 национальных павильонов и «сопутствующих Биеннале мероприятий».
В большинстве из них почти не встретишь посетителей: видимо, разнообразие основной экспозиции полностью удовлетворяет потребности приехавших на Биеннале специалистов, а случайные туристы, посещающие архитектурную выставку как еще одну достопримечательность Венеции, тем более не склонны искать спрятанные в лабиринте улочек и каналов маленькие выставочные залы.
Павильон Сингапура. Фото Нины Фроловой
zooming
Йорн Утцон. Фото, вынесенное на афишу выставки в рамках Биеннале


Единственным исключением стала выставка «Вселенная архитектора: Йорн Утцон. Процесс и видение» в Венецианском институте науки, литературы и искусств, расположенном на торном пути от Сан-Марко к мосту Академии. Это одно из самых просторных «побочных» пространств Биеннале, а также – одна из лучших выставок в ее программе. Организатором выступил датский музей Луизиана, обновивший для Венеции свою экспозицию 2002 года. Выставку отличает глубокий анализ выбранного предмета – творчества Утцона как цельного архитектурного явления. Вполне в академическом духе рассмотрены различные источники вдохновения архитектора – природа и не-европейские культуры, а также типология его проектов, излюбленные структурные и формальные элементы и их применение, использование природного окружения, света и тени. В то же время, в экспозиции нет сухости научного исследования, она ярка, оригинальна, жива: интереснейшие видеоматериалы соседствуют с фотографиями, макетами и схемами. Пожалуй, единственный ее недостаток – это отсутствие каталога.
zooming
Павильон Словении. Фото Нины Фроловой


Впрочем, равнодушие к теме Биеннале – «Не здесь. Архитектура помимо зданий» - и подчеркнуто серьезный подход к созданию выставки не всегда дает положительный результат: национальный павильон Словении демонстрирует в маленькой галерее близ Канале Гранде наискучнейшую экспозицию, озаглавленную «Любляна – Венеция: новая необходимость градостроительной политики». Наклеенные на пенокартон планшеты с различными схемами и большим количеством мелкого текста больше напоминают выставку студенческих работ, причем созданных явно не самыми способными и старательными учениками. Зная о высоком уровне современной словенской архитектуры, нельзя не жалеть, что эта страна так безразлично отнеслась к своему участию в главном международном архитектурном смотре, которым является Биеннале в Венеции.
zooming
Павильон Люксембурга. Фото Нины Фроловой


Вместе с тем, даже малыми средствами можно создать очень интересную и элегантную экспозицию, не забывая при этом об общей теме выставки. Пример такого подхода – павильон Люксембурга, где демонстрируется инсталляция «Точки зрения: 4 вопроса, 44 ответа». Кураторы задали 11 архитекторам, среди которых были Руди Риччотти, Дитмар Эберле и Леон Крие, четыре вопроса на животрепещущие темы современной архитектурной жизни (например, «К глобальному «копированию/вставке»: выживет ли в таких условиях genius loci?» или «Кто исправит архитектурную среду: ведь в 20 веке город, это чудесное изобретение цивилизации, переживает упадок?») и разместили их ответы на длинном белом полотнище, извивающемся по помещениям выставки. Посетители также могут забрать бумажную мини-версию экспозиции с собой.
zooming
Экуменическая библиотека монастыря Сан-Франческо. Проект реконструкции газгольдера. Арх. Марино Алессандри


В том же направлении работали ирландские участники Биеннале, создавшие один из лучших национальных павильонов. Они расположились в здании фонда Биеннале в Палаццо Джустиниан Лолин со своей экспозицией «Жизнь пространства». О «жизни» построек в течение десятилетий рассказывают видеоинсталляции; среди «героев» выставки – собственная вилла архитектора Робина Уокера, построенная им в отдаленном уголке графства Корк в 1970-е и ставшая популярным политическим и художественным салоном, монастырь св. Патрика в Дублине, теряющий своих обитателей в связи с упадком религиозного сознания в современной Ирландии, ненавистная ирландцам тюрьма Мэйз близ Белфаста, где содержались боевики ИРА, запечатленная в процессе ее сноса в 2006 году, городская библиотека Уотерфорда, представленная в виде парных кадров: как только что законченное, абсолютно пустое здание и уже обжитое персоналом и читателями помещение… Все представленные на выставке видеоматериалы представляют собой пример высочайшего мастерства в сложнейшем жанре киноискусства – фильмах архитектурной тематики. С помощью прекрасной операторской работы, прекрасно подобранного закадрового сопровождения и монтажа они заставляют задуматься о том, что каждое сооружение имеет свою жизнь, проживаемую от первого наброска проекта до сноса и тесно связанную с жизнью людей.
zooming
Павильон Кипра. Фото Нины Фроловой


В монастыре Сан-Франческо делла Винья, фасад церкви которого спроектирован Андреа Палладио, представлена более обыкновенная, но не менее интересная экспозиция «Архитектура. Религия. Утопия». В этой выставке как вариант значения архитектуры помимо сооружения построек рассматривается ее духовное содержание. Центральное место на ней занимает презентация проекта экуменической библиотеки, которая разместится в ближайшие годы в расположенном рядом с монастырем газгольдере. Сам газгольдер на время Биеннале украшен баннерами с репродукциями страниц ценнейших книг из монастырского собрания. Также в клуатре комплекса представлены лучшие на взгляд кураторов примеры современной культовой архитектуры, каждый из которых олицетворяет один из строительных материалов и одну из «архитектурных добродетелей»: туринская церковь Санто-Вольто Марио Ботты идет по девизами «кирпич» и «устойчивость», а святилище Сан-Пио в Фоджии Ренцо Пьяно – «медь» и «уважение».
zooming
Максим Батаев. 1-я премия конкурса павильона Кипра на Венецианской Биеннале


В павильоне Кипра, расположенном на третьем этаже книжного магазина издательства Mondadori близ Сан-Марко, показаны результаты конкурса, проведенного кураторами специально к Биеннале. Участникам со всего мира предлагалось заново взглянуть на инфраструктуру пляжного отдыха. Тема «релаксации» (еще одна вылазка «мимо зданий») прекрасно отражена в очень светлом и спокойном павильоне с расставленными по залу пляжными стульями; даже дремлющая в одном из них смотрительница выставки прекрасно вписывается в общую атмосферу. Эта экспозиция интересна еще и тем, что первое место на конкурсе занял российский архитектор Максим Батаев.
zooming
Павильон Сан-Марино. Фото Нины Фроловой


Очевидный путь толкования темы Биеннале: за пределами здания, строительства вообще находится дизайн – также популярен среди участников. Павильон Сан-Марино, расположившийся в представительстве ЮНЕСКО, озаглавлен «Юг - не здесь» и посвящен проектам для жарких регионов мира, призванным решить проблемы нехватки питьевой воды, поддержания гигиены и здоровья. Это дешевые и эргономичные керамическая крышка для сбора пара при приготовлении пищи, система сбора росы, созданная из использованных пластиковых бутылок, автономная раковина.
zooming
Павильон Сингапура. Фото Нины Фроловой


Менее серьезный взгляд на мир у сингапурских участников – их очаровательный павильон с изумрудно-зеленым искусственным газоном и яркими скамейками назван SuperGarden; в нем представлены произведения молодых дизайнеров и архитекторов, имеющие весьма неочевидную практическую ценность.
Патрик Мимран. Инсталляция напротив дверей выставочного зала с его экспозицией. Фото Нины Фроловой


К наименее удачным выставкам Биеннале можно отнести те, которые уходят от архитектуры в сферу актуального искусства. «Биллборд-проект» Патрика Мимрана представляет собой фотографии баннеров с фразами разной степени наполненности смыслом, вывешенных на фоне различных достопримечательностей – мостов Венеции, видов Нью-Йорка, улиц Парижа.
zooming
Патрик Мимран. «Биллборд-проект»


Но приз за худшую экспозицию без всякого сомнения можно присудить выставке «Выносимая легкость бытия – метафора пространства». Это выставка 17 современных художниц, работы которых имеют к названию выставки, а, тем более – к архитектурной биеннале – очень опосредованное отношение. Выставленные вместе произведения объединяет скорее интерес к порнографии (вариации на эту тему можно видеть почти у половины авторов), чем размышление над феноменом пространства.
zooming
Ода Жон. Без названия. 2008. Выставка «Выносимая легкость бытия»


Особое место среди городских точек Биеннале занимает павильон Шотландии: он одновременно играет роль и выставочного зала (этот регион Великобритании получил свое пространство в Венеции впервые), и экспоната. Деревянное сооружение Гарета Хоскинса напротив вокзала Санта-Лючия соединяет в себе смотровую площадку и рекреационную зону, также можно назвать его крупной скульптурой. Павильон прекрасно смотрится и в дневное время, и ночью, когда работает его очень удачная схема подсветки. В качестве актуального дополнения постройки и отсылки к вечной проблеме современного города можно рассматривать венецианских бездомных, круглые сутки отдыхающих в глубокой нише павильона.
Глория Фридман. Клубничная поляна навсегда. 2005. Выставка «Выносимая легкость бытия»


К архитектурным экспонатам Биеннале можно отнести Мост Конституции, спроектированный Сантьяго Калатравой и открывшийся 11 сентября. Он соединяет площадь железнодорожного вокзала и автобусную станцию, и, несмотря на скандальную славу модернистского сооружения, нарушающего исторический облик города, выглядит вполне уместно. Белый мрамор и стекло, образующие сдержанную, обтекаемую форму, нисколько не режут глаз, особенно если учесть не самый изысканный облик автовокзала.
zooming
Павильон Шотландии. Фото Нины Фроловой


Но эту постройку, кажется, преследуют неприятности: с момента ввода в строй этого моста по меньшей мере 10 туристов были доставлены в больницу с травмами, полученными именно на этом сооружении. Часть ступеней выполнена из скользкого матового стекла, а также их ритм постоянно меняется, что увеличивает риск падения. Автор этой статьи споткнулась на этом мосту трижды, хотя была предупреждена об опасности. Особые трудности творение Калатравы представляет для инвалидов-колясочников (преодолеть его они не могут вовсе) и для путешественников с багажом на колесиках. Власти города пообещали для инвалидов установить лифт, а для всех остальных – наклеить яркие стикеры на ступени моста, призывающие быть осторожнее. Впрочем, по последним сообщениям, Калатрава сам согласился сделать свой проект более гуманным.
Мост Конституции
Фотография Нины Фроловой


Еще одной выставочной единицей Биеннале можно назвать новую постройку Дэвида Чипперфильда – участок 23 на городском кладбище Сан-Микеле. Это сооружение, представляющее собой двор-колумбарий, открылось в прошлом году, но большинство посетителей венецианской архитектурной выставки увидели его впервые. Сдержанный комплекс из темно-серого базальта скрывает внутри четыре открытых двора, названных по именам евангелистов. Центр каждого засажен цветами и кустарником, стены же разделены на белые мраморные квадраты, предназначенные под захоронения.
Мост Конституции
Фотография Нины Фроловой


Созданное архитектором пространство идеального покоя только выигрывает от соседства с кирпичными стенами и многообразными надгробиями старой части кладбища. Это сооружение еще раз доказывает несостоятельность претензий «традиционалистов» к модернизму потому, что как в последнем пристанище человечности в нем гораздо больше, чем в привычных каменных ангелах и часовенках. Сама философская идея конечности бытия, выхода за грань существования проявляется в нем ярче и яснее; и, возможно, это своего рода ответ нынешнему Биеннале: можно искать в архитектуре что-то кроме зданий, но именно в них выражается лучшее ее содержание.
zooming
Дэвид Чипперфильд. Участок 23 венецианского кладбища Сан-Микеле. Фото Нины Фроловой
Дэвид Чипперфильд. Участок 23 венецианского кладбища Сан-Микеле. Фото Нины Фроловой
zooming
Дэвид Чипперфильд. Участок 23 венецианского кладбища Сан-Микеле. Фото Нины Фроловой
zooming
Дэвид Чипперфильд. Участок 23 венецианского кладбища Сан-Микеле. Фото Нины Фроловой
Дэвид Чипперфильд. Участок 23 венецианского кладбища Сан-Микеле. Фото Нины Фроловой


08 Октября 2008

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: XI Архитектурная биеннале в Венеции

Рассеянное внимание
Лучшие и худшие выставки венецианской Архитектурной Биеннале оказались за пределами основных экспозиционных пространств - Арсенала и Джардини.
Архитектура приятного времяпрепровождения
Новости приближающейся Венецианской Биеннале: голландская мастерская «UN Студио» представила свой проект инсталляции для основной экспозиции, а российский архитектор Максим Батаев выиграл конкурс, проводившийся кураторами Кипрского павильона.
По направлению к раю
Ландшафтный архитектор Кэтрин Густафсон представит на Венецианской Биеннале инсталляцию, посвященную проблемам использования природных ресурсов.

Технологии и материалы

«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.
Tejas Borja. Революция в керамической черепице
Уникальность производства керамики Tejas Borja – в применении технологии цифровой струйной печати на поверхности черепицы, которая позволяет получить полную имитацию природных материалов: сланца, камня, дерева, цемента, мрамора и других.
Свет и тень
Панели из фиброцемента EQUITONE [linea] – современный материал, который способен вдохновить на творческий эксперимент. Он создан архитекторами, и его главные свойства: контрастная фактура, тактильность и долговечность.
Ключевой элемент
Специально для ЖК «Садовые кварталы» компания «ОртОст-Фасад» разработала материал, сочетающий силу стеклофибробетона и эстетику кирпича. Рассказываем о его особенностях и достоинствах на примере трех новых реализованных корпусов.
Живой дизайн для фасадов
Скучные однообразные фасадные решения уходят в прошлое с появлением новых дизайнерских решений от RHEINZINK: с разнообразием привлекательных вариантов дизайна любая поверхность теперь становится многомерным, несомненно, привлекающим внимание, зрелищем.

Сейчас на главной

Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.
«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.
МАРШ: Fuck Context
Под руководством Наринэ Тютчевой и Екатерины Ровновой бакалавры 2018/2019 учебного года формируют свое отношение к контексту, исследуя Трехгорную мануфактуру.
И вновь о прожиточном минимуме
«Экономичное», но качественное жилье во Франкфурте-на-Майне по образцовому проекту schneider+schumacher рассчитано на арендную плату на треть ниже среднерыночной ставки в этом городе.
Наследие, экология и очень, очень плохие архитекторы
Рассматриваем восемь работ воркшопов, проведенных на «Открытом городе» и один особенно понравившийся дипломный проект студии Евгения Асса. Многие проекты затрагивают актуальные и болезненные темы современности.
Семь рецептов успеха
Участники марафона «Свое бюро» в рамках «Открытого города» рассказали/умолчали о своих удачах/неудачах. На основе их выступлений мы сформулировали семь рецептов, которые точно помогут начать карьеру.
«Скромный шедевр»
Социальный малоэтажный комплекс на сотню семей в Норидже по проекту бюро Mikhail Riches и Кэти Холи получил премию Стерлинга как лучшее здание Британии 2019 года, уникальный дом из пробки награжден как лучший небольшой проект, а национальная железнодорожная компания – как лучший заказчик.
Видный дом
Art View House на открыточном «перекрестке» Мойки и Крюкова канала – еще один эксперимент бюро «Евгений Герасимов и партнеры» с неоклассикой, а также аккуратное завершение архитектурной панорамы в центре города.
Внимание деталям
Почти 150 идей для улучшения городской среды предложили дизайнеры-участники конкурса в рамках выставки «Город: детали», которая прошла в Москве на прошлой неделе. Представляем лучшие из них.
Пресса: Как все превратится в курорт
Если вы посмотрите на мировые проекты благоустройства, то увидите: все составляющие остроту города элементы — канализация, отопление, водопровод, метро, миллионы километров проводов, автомобили, грузовики, склады, больницы, морги, милиция, военные, — все это спрятано ...
Внутренний город
Два дома на территории бывшего завода «Рассвет» – пример тонкой работы с контекстом, формой и, главное, внутренней структурой апартаментов, которая стала, без преувеличения, уникальной для современной Москвы. Они уже неплохо известны профессиональной общественности. Рассматриваем подробно.
«Оптимистическая профессия»
Дублинское бюро Grafton награждено Золотой медалью RIBA. Его основательницы, Шелли МакНамара и Ивонн Фаррелл, курировали венецианскую биеннале архитектуры-2018, а в 2008 стали первыми лауреатами гран-при WAF.
Юбилейное ожерелье
Главная площадь Якутска будет преобразована по проекту консорциума под лидерством ТПО «Резерв». Представляем проекты победителя и призеров недавно завершившегося конкурса.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Экстравертный интроверт
Построив в Люблино фитнес-клуб La Salute (в переводе с итальянского «здоровье»), архитекторы бюро ASADOV оздоровили жизнь района, принесли в стандартное окружение авторскую архитектуру и полезные функции. Выразительная тектоника здания подчеркнула спортивную устремленность.
Архи-события: 30 сентября–6 октября
Интерактивная выставка-презентация «Город: детали», два новых лекционных курса в Музее архитектуры, ежегодная конференция об архитектурном образовании и карьере «Открытый город».
Пресса: Последний из главных
Президент Российской академии архитектуры и строительных наук Александр Кузьмин скончался в больнице в ночь на пятницу на 69-м году жизни. О нем — Григорий Ревзин.
Умер Александр Кузьмин
Сегодня ночью не стало Александра Викторовича Кузьмина, президента Российской академии архитектуры и строительных наук, с 1996 по 2012 годы – главного архитектора города Москвы.
Миллионы к миллионам
В Пекине открылся новый аэропорт Дасин по проекту Zaha Hadid Architects и ADP Ingénierie: стартовая «мощность» – 45 млн человек в год, в 2025 – 72 млн, затем – все сто.
Разворот к красоте
Первый приз конкурса Таллинской биеннале на концепцию ревитализации промышленной зоны получила команда российских архитекторов. Авторы разработали генплан, вдохновляясь железнодорожным поворотным кругом, и предложили застройку с «градиентом» приватных и общественных пространств.
Дорога к парку
«Братеевские телепортеры» – навес, который позволил оформить и защитить вход в одноименный парк, и получил недавно спецприз жюри АРХИWOOD. Рассматриваем проект и отчасти – дискуссию экспертов премии вокруг него.
Дом для друзей
Юбилейная, десяти лет от роду, премия АРХИWOOD присудила гран-при Николаю Белоусову за достижения, предложила одну нестандартную номинацию, а главная премия досталась Сергею Мишину за его собственный дом. Рассказываем о победителях и о церемонии.