Седьмой раз дерева

Куратор премии АРХИWOOD Николай Малинин – о победителях 2016 года.

Николай Малинин

Автор текста:
Николай Малинин

23 Мая 2016
mainImg
Не обнаружив в программе «Арх Москвы» вручения премии АРХИWOOD, а в павильоне «Периптер» у входа в ЦДХ – обновленной экспозиции, отдельные злопыхатели решили, что на седьмом году существования проект наконец-то сдулся.

И можно было бы сказать, что в этом нет ничего странного. Почему у АРХИWOODа должно быть всё хорошо, если в стране всё не слава богу? Премия всегда ассоциировала себя со всем прогрессивным, современным и европейским, что есть в русской культуре. Со всем тем, чему сегодня дан задний ход. И хотя дерево считается самым древним местным материалом, самым «русским», что только может быть в нашей архитектуре, АРХИWOOD всегда декларировал ценности более широкие и более актуальные. Да, мы любим архитектуру русского Севера (и недаром в премии два года назад появилась номинация «реставрация»), но среди финалистов АРХИWOODа никогда не было декорированных избушек. Или каких иных подражательств, выезжающих лишь на том, что они присягают «национальному». Поэтому полагать, что премия лишь поднимется в свете новых идеологических установок, было бы нелепо.

На самом деле всё совсем не так плохо. Выставка, хотя и с опозданием, появится на своем законном месте (в этой досадной накладке имели место по-настоящему форс-мажорные обстоятельства), а церемония вручения премий состоялась 22 мая – хотя, увы, и не в формате большого открытого мероприятия. За что, конечно, хочется принести свои извинения всем, кто остался без привычного праздника. Но если оставить в стороне организационные и финансовые проблемы, то нетрудно заметить, что по сути никакого упадка в области деревянной архитектуры премия не обнаруживает. И это, конечно, самое главное.

Даже чисто количественно премия лишь немного не добрала до прошлогодних показателей, собрав 157 заявок (в 2015-м их было 176, в 2014-м – 167). Зато на карте премии в очередной раз появились новые названия: Владивосток, Таруса, Алтай, а также Кипр и Япония. Кроме того, куратору пришлось занести в базу данных 55 названий бюро – то есть, у премии с полсотни новых участников! И хотя в финал, как и всегда, вышло 38 объектов, профессиональному жюри пришлось немало попотеть, выбирая победителей. В него в этом году вошли архитекторы Тотан Кузембаев, Дмитрий Долгой, Тимур Башкаев, Григорий Гурьянов, Наталия Сидорова, критики Евгения Гершкович и Оксана Кашенко.
«Руина». Санкт-Петербург, фестиваль «Древолюция». Авторы: Елена Пупышева, Евгения Ларкина, Елена Авершина, Анна Борматова, Айза Курбанова, Надежда Катаева, Анастасия Охрямкина, Алена Битколова, Жанна Нугербекова, Александрина Левандовская, Светлана Скрипа. Фотография © Николай Малинин

Абсолютным рекордсменом премии стал фестиваль «Древолюция», украсивший прошлым летом своими объектами Таврический сад Петербурга. Молодые архитекторы со всей России создали под чутким руководством Николая Белоусова сооружения разной степени необычности, сразу шесть из которых стали финалистами премии. В номинации «Дизайн городской среды» жюри выбрало победителем «Театр теней» Антона Яковлева и его команды: деревянные лесенки спускаются к воде и становятся своеобразным амфитеатром. Место, моментально ставшее полезным и любимым, конечно, имеет аналоги (например, прогремевший в 2012 году на всю страну вологодский «Красный пляж»), но при этом его конструктивное устройство вполне оригинально и даже хитроумно. Общественность, голосовавшая в интернете, предпочла другой шедевр «Древолюции» – «Руину». Этот нежный ностальгический объект, напоминающий развалины парковой беседки, придумала команда из 11 девушек Москвы и Питера.

Свой вклад в шорт-лист внесли и другие фестивали, традиционно фигурирующие среди героев премии: нижегородский «О`Город» и «Архстояние» в Никола-Ленивце, а также впервые проходившие фестиваль «Ясно Поле» в Тульской области и детское «Архстояние» в Конаково. И естественно, именно эти фестивальные необычности фигурировали в номинации «Арт-объект». Конаковские «Гнезда» стали победителем по мнению публики, а нижегородские «Гамаки» – по версии жюри.
Гамаки. Нижний Новгород, фестиваль «О`Город». Архитекторы Роман Ковенский, Валерия Пестерева. Фотография © Аня Липман

Был в шорт-листе и кусочек главной мировой выставки. Это павильон России, представлявший страну на миланской ЭКСПО-2015 (Сергей Чобан и бюро SPEECH). Эффектный взмах крыши, напоминающий советский павильон на Всемирной выставке в Монреале 1976 года, но при этом обшитый деревом, закономерно победил в номинации «Дерево в отделке» (где соревнуются объекты конструктивно не деревянные). Его отметило жюри, а общественность проголосовала за еще один объект с территории «Конаково Ривер Клаб» – курорта, ставшего за последние годы мощным соперником подмосковному Пирогову в деле коллекционирования современной архитектуры. Это жилой дом «Астон», эдакий пространственный тетрис, спроектированный дуэтом Петра Костёлова и Алексея Розенберга.
Павильон России на Всемирной выставке ЭКСПО-2015 в Милане. Архитекторы Сергей Чобан, Алексей Ильин, Марина Кузнецкая, Андрей Перлич (бюро SPEECH). Фотография © Алексей Народицкий
Дом «Астон» в «Конаково Ривер Клаб». Архитекторы Петр Костелов, Алексей Розенберг. Фотография © Николай Малинин

Впрочем, его участники работают и порознь, а Алексей Розенберг стал в прошлом году не только победителем в двух номинациях, но и обладателем первого в истории премии Гран-При. Опасаясь быть уличенным в пристрастности, жюри (каждый год, заметим, разное) не смогло удержаться и выбрало в номинации «Интерьер» другой объект Розенберга – Z-квартиру. Z-образная планировка, и дерево вьется той же змейкой, дополняя фирменные подиумы и создавая увлекательную многоуровневость… Таким образом, Розенберг стал наиболее титулованным – 5-кратным победителем АРХИWOODа. А лучшим по версии публики стали в этой номинации Дмитрий Барьюдин и Игорь Апарин (Kontora) – уже не новички премии, но впервые лауреаты. Их экспозиция музея ГУЛАГа не вся из дерева, но именно деревянные её фрагменты оказались наиболее сильными, что понятно: дерево было основной материей лагерей и прикосновение к нему позволяет почувствовать что-то про реальность той страшной жизни.
Z-квартира. Архитектор Алексей Розенберг. Фотография © Константин Дубовец
Экспозиция Музея истории ГУЛАГа в 1-м Самотечном переулке. Архитекторы Дима Барьюдин, Игорь Апарин, Егор Ларичев, Алексей Крицук, Тарик Хейбойер, Иван Биченко (KONTORA). Фотография © Серафима Тельканова

Это, кстати, единственный московский объект-победитель, что отражает затихание того бурного процесса гуманизации города парками и деревянными объектами, который имел место в 2011-2014 годах. Правда, в шорт-листе премии были по-хорошему постмодернистская ферма на ВДНХ (бюро WOWHAUS) и стильная кофейня CoffeeCrew (GikaloKuptsovArchitects), но пальму первенства – благодаря «Древолюции» – перехватила северная столица. Ещё один объект из которой – магазин Fujifilm («Витрувий и сыновья»), чей актуально ресайклинговый интерьер собран из кабельных катушек (превращенных в столы и стойки), лишь немного уступил в голосовании музею ГУЛАГа. А по части остроумного хулиганства с ним мог соревноваться и приставной столик, который крепится непосредственно к оградам невских набережных (Rhizomegroup + Verstak) – чтобы «в Питере пить», как велит Шнур.

Столь же остроумен (или даже юмористичен) гостевой домик «Дровница» Рустама Керимова, который единственный в этом году сделал «дубль», завоевав симпатии и профессионалов, и непрофессионалов (номинация «Малый объект»). Так что намеки на избыточный PR, учиненный автором (а объект действительно собрал рекордное количество голосов за всю историю премии – 98,5 % в своей номинации) оказались тут же и развенчаны. Фасад домика являет собою поленницу для дров, то есть, он не только многофункционален и живописен, но и меняется в соответствии со временем года.
Дом-дровница. Архитектор Рустам Керимов. Фотография © Роман Масленников

Почти московским объектом можно считать пункт проката велосипедов (бюро Alpbau), который находится в Мещерском парке около МКАД, – победитель в номинации «Общественное сооружение». Его простую, но внятную тектонику оценил народ, а жюри проголосовало за эко-отель «Алтика» в Горном Алтае (авторы Алексей Смирнов и Константин Стефанцов), чья абсолютно современная архитектура находится в парадоксальной гармонии с красотами края. Авторы были дебютантами премии, как и все герои номинации «Предметный дизайн»: Алиса Минкина, Анна Феоктистова, Сергей Морозов. Первая победила с феерической коллекцией деревянной мебели Sagano (выбор жюри), вторая – с куда более простодушным, но тем и обаятельным светильником «Тумблер» (выбор народа).
Пункт велопроката в парке «Мещерский». Архитектор Алексей Разуваев, конструктор Олег Русецкий, руководитель проекта Павел Каргалев (Alpbau). Фотография © Павел Столяров
Sagano bamboo furniture. Дизайнер Алиса Минкина. Фотография © Юля Захарова

Важным событием в отечественной реставрации стала многолетняя битва за возрождение Порженского погоста в Кенозерском национальном парке. Находящийся в труднодоступной глубинке Парка, он много лет являл собою печальную (хотя и крайне романтическую) картину. Поэтому, конечно, новый вид Георгиевской церкви – разноцветный, в соответствии с ее обликом на конец позапрошлого века (что подтвердил спектральный анализ), многих ценителей романтического увядания смутил. В то же время очевидно, что через несколько десятилетий образ здания станет более привычным, а вот если бы за него не взялись, то не осталось бы ничего ни от какого облика. Поэтому абсолютно закономерна победа Порженского в номинации «Реставрация» (выбор общественности). Жюри же остановилось на реставрации каретника в музее «Усадьба Брянчаниновых» Вологодской области: этот объект выдвигался на премию еще в прошлом году, но за отсутствием конкуренции был снят Оргкомитетом с полпути и отложен на этот год (фирма «Электра»).
Реставрация Порженского погоста в Кенозерском национальном парке. Эскизные проекты: Л. Ткаченко (1986), В. Попов (2004), В. Титов (2008). Реставрационные работы: ИП «Е.Б. Силинский». Реставрация «небес»: ВХНРЦ им. И.Э. Грабаря
Экологическое поселение «Дэй Гилберт» («Шведские дачи») в Самаре. Архитекторы Сергей Малахов, Кирилл Никонов, Дмитрий Макаренко. Фотография © Сергей Малахов
Гостевой дом в Московской области. Архитекторы Александр Рябский и Ксения Харитонова; при участии Кирилла Козлова, Григория Суздалева, Яна Тихоненко (бюро FAS(t)). Фото:Ксения Харитонова

Наконец, главная номинация премии – «Загородный дом» – оказалась и самой сильной. Здесь за премию боролись новые объекты победителей прошлых лет – Николая Белоусова и бюро FAS(t), а также новичков шорт-листа: москвича Алексея Ильина, Петра Сафиуллина из Казани и легендарного зодчего из Самары Сергея Малахова. И если народ со своим выбором определился быстро (по результатам общественного голосования победили «Шведские дачи», они же – экологическое поселение «Дэй Гилберт» в Самаре), то жюри долго спорило, не в силах найти изъянов ни в новом доме Николая Белоусова, ни в минималистской постройке Алексея Ильина. Впрочем, фаворит в этой номинации определился еще на заседании Экспертного совета премии, который ахнул в один голос, увидев гостевой дом бюро FAS(t).Эффектная конструкция в духе прозрачных домов Миса и Джонсона, но сделанная из дерева, словно бы парит в воздухе, непонятно как неся свои огромные стекла. Изумление экспертов было столь велико, что пришлось дополнительно допросить авторов, дабы убедиться, что все по-честному, все из дерева, просто применены оригинальные конструкции с защемлением. Александр Рябский и Ксения Харитонова уже побеждали в АРХИWOODе 2012 года с Шахматным клубом в Нескучном саду; новый объект еще выше поднимает планку и заставляет верить, что невзирая ни на какие катаклизмы, современная деревянная архитектура в России продолжается.

А организатором и генеральным партнером проекта по-прежнему выступает компания «Росса Ракенне СПб» (HONKA).

23 Мая 2016

Николай Малинин

Автор текста:

Николай Малинин
comments powered by HyperComments
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
Деревянное королевство Швеция
Накануне Нобелевской недели в Стокгольме вручили премию за лучшую архитектуру из дерева – Swedish Wood Award. Из-за пандемии церемонию в итоге провели онлайн, однако трансляцию посмотрело беспрецедентное число зрителей.
И овцы сыты
Дом четы архитекторов, Каспера и Лесли Морк-Ульнес, в горах Норвегии использует традиционные методы строительства из дерева и служит также убежищем для овец.
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Город на самообеспечении
Бюро Висенте Гуайарта выиграло конкурс на план застройки для Нового города Сюнъань с проектом «пост-ковидного» жилого массива, рассчитанного на самообеспечение в случае карантина.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Теоретик небоскреба
В Strelka Press выпущено второе издание книги Рема Колхаса «Нью-Йорк вне себя». Впервые на русском языке она вышла в этом издательстве в 2013. Публикуем отрывок о «визуализаторе» Манхэттена 1920-х Хью Феррисе, более влиятельном, чем его заказчики-архитекторы.
Тимур Башкаев: «Ради формирования высококачественных...
Новое видео из серии Генплан. Диалоги: разговор Виталия Лутца с Тимуром Башкаевым – об образе реновации, каркасе общественных пространств, о предчувствии новых технологий и будущем возрождении дерева как материала. С полной расшифровкой.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.