Архитектон–2015: с надеждой на будущее

С 14 по 22 сентября в Петербурге, в Доме архитектора, прошёл ежегодный смотр-конкурс «Архитектон». Имена победителей в торжественной обстановке были оглашены 5 октября.

Автор текста:
Ирина Бембель

mainImg
Проект:
Горизонтальный небоскреб
Россия, Санкт-Петербург

Авторский коллектив:
А.А. Мельниченко
руководитель дипломного проекта: В.К. Линов

2016
Нынешний конкурс собрал, наверное, наименьшее число работ за последние годы. Все планшеты уместились в Зелёной гостиной и Эркере бывшего особняка Половцева, тогда как раньше бывали задействованы Белый зал и Каминный холл.

При этом даже небольшая выставка была представлена довольно беспорядочно: во всяком случае, мне не удалось выявить какую-либо систему экспонирования – ни по авторам, ни по разделам, ни по номинациям. Не было единообразия и в подаче: не все конкурсанты озаботились снабдить свои работы удобочитаемыми пояснениями, градостроительной ситуацией, датами проектирования/строительства, не говоря уже о единых правилах графического оформления планшетов, что вкупе заметно затрудняло восприятие. По этому поводу невольно напрашивается сравнение с жёсткими требованиями по оформлению научных работ к нам, теоретикам архитектуры. Если растущий крен в пользу количественных показателей и формальной унификации со стороны ВАКа представляется явно избыточным, то у практиков в этом смысле дисциплинарная сторона явно страдает.
Теперь о самом конкурсе.

Гран-при:
Арка Победы в Красном Селе
«ЛЕННИИПРОЕКТ», мастерская №9 
zooming
Церемония награждения архитектурного конкурса «Архитектон 2015» 5.10.2015. Фотография предоставлена ОАМ
Арка Победы в Красном Селе © ОАО «ЛЕННИИПРОЕКТ», мастерская №9

Присуждение Гран-при коллективу под руководством В.В. Попова за Арку победы в Красном Селе (ОАО «ЛЕННИИПРОЕКТ», мастерская №9) было предсказуемо уже в смысле масштаба темы и имени заслуженного мастера. Что, впрочем, не умаляет собственных достоинств работы. Несомненной удачей представляется обращение авторов к характерной стилистике блокадных бумажных конкурсов и временных сооружений. После войны этот героический стиль – продолжение монументального стиля 30-х – полностью уступил место победному сталинскому ампиру, не успев воплотиться в камне. Увековечение этой уникальной страницы творчества ленинградских архитекторов по сути заполнило недостающий пробел, восстановило историческую справедливость. В годы войны и после победы тему триумфальных арок разрабатывали многие архитекторы, в том числе А.С. Никольский, Н.М. Назарьин, М.З. Тарановская, Б.Н. Журавлёв и другие (См.: Архитекторы блокадного Ленинграда. Каталог выставки. Авторы-составители: Ю.Ю. Бахарева, Т.В. Ковалёва, Т.Г. Шишкина. – СПб, 2005). В 1945 году героев-победителей встречали три деревянные арки, выполненные по проектам Д.С. Гольдгора и И.И. Фомина на пр. Обуховскрй обороны, В.А. Каменского на ул. Стачек и А.И. Гегелло на Международном проспекте. Именно последняя и стала прообразом Арки победы в Красном Селе.

В сравнении с прототипом новая арка – уже из гранита и бронзы – более устойчиво-монументальна: авторы чуть сузили её пролёт, сделали более высокой лобовую часть и отказались от массивного карниза, используя его ступенчатый мотив в композиции аттика. Барельефные фигуры превращены в круглые бронзовые статуи на вертикальных постаментах; изображения опущенных мечей на противоположной стороне явственно перекликаются с формой креста. Собственно, декор в наибольшей степени позволяет идентифицировать арку как современное сооружение: скульптуры – своей характерной для позднесоветской школы «угловатой» стилистикой, мечи-кресты – новым примиряющим смыслом, в котором тема бессмертия возвращается в «вечный», христианский контекст.

Удачная концепция, хорошие пропорции, торжественный лаконизм фасадов, классическая ясность градостроительной композиции – все эти качества принесли авторскому коллективу не только Гран-при «Архитектона», но и Золотой знак «Зодчества».
***
 
В отличие от весенней биеннале петербургской архитектуры, на конкурс практически не было представлено жилых комплексов в новых районах, за исключением китайского инвестиционного проекта «Балтийская жемчужина»: очевидно, эти «хлебные» работы не всегда позволяют зодчим проявить себя с лучшей стороны. Однако в наше кризисное время кроме 20-этажных «спальников» почти ничего не возводится, поэтому в номинации «Общественные постройки» было заявлено всего 4 работы, из которых премировано две (серебряный диплом решили не присуждать), и одна из них – гостиница, т.е. по сути то же жильё.

Гостиничный комплекс «Park inn» в Новосибирске
ППФ «А.Лен»
Гостиничный комплекс «Park inn» в Новосибирске © ППФ «А.Лен»

Это отмеченный Золотым дипломом гостиничный комплекс «Park inn» в Новосибирске Сергея Орешкина (ППФ «А.Лен») с коллективом. Здание словно бы навеяно стилистикой стоящей рядом советской 9-этажки, хотя композиция его совершенно иная: это две «сросшиеся» в месте лестнично-лифтового блока вертикальные призмы с остеклённым 2-этажныи холлом и треугольным выступом кафе. Подчёркнуто однообразный модульный рисунок фасадов скупо оттенён двумя серыми полосами, напоминающими бетон, торцы акцентированы активными вертикалями стекла и почти чёрного керамогранита. Изыск монотонности, эстетика панелей, блоков и модулей. Всё то, что вяло и вынужденно присутствует в неказистом советском соседе, приобрело у Сергея Орешкина характер осознанного и энергичного авторского высказывания. Стоило ли такое соседство стилевой поддержки? Возможно, да – чтобы хоть как-то «собрать» беспорядочное и разношёрстное окружение.

Апарт-отель на Херсонской 
ППФ «А.Лен»
Проект апарт-отеля на пересечении улиц Александра Невского и Херсонской в Санкт-Петербурге © ППФ «А.Лен»

Ориентация на контекст, породившая, как представляется, этот современный парафраз советского модернизма, присутствует и в другой премированной работе того же автора: проекте апарт-отеля на пересечении улиц Александра Невского и Херсонской в Санкт-Петербурге (Бронзовый диплом в разделе «Проекты»). В данном случае историческая среда продиктовала совсем иные ходы. Композиция в виде относительно невысокого замкнутого каре с двумя «колодцами», членение фасадов по вертикали, в соответствии с ритмом старых домов, стремление максимально разнообразить рисунок оконных проёмов сформировали в итоге вариант «очеловеченного» модернизма, притом, что авторы и здесь не отказываются от своей любви к жёсткой геометрии.

Ситуация обнаруживает любопытный факт: сковывающий, связывающий по рукам и ногам исторический контекст становится в итоге залогом качества архитектуры новой: её камертоном, если угодно – её душой. Новой архитектуре «хорошо» рядом со старой, чего далеко не всегда скажешь об архитектуре старой: ей не всегда «хорошо». Но если архитектор проявил чутьё и такт – «гений места» платит ему сторицей, расширяя образный и смысловой диапазон и обеспечивая контрастной по стилю постройке известную «пикантность».

Школа ЖК «Балтийская жемчужина»
«ЛЕННИИПРОЕКТ», мастерская №2, рук. Г.Б. Иванов
Проект школы на территории ЖК «Балтийская жемчужина»
© «ЛЕННИИПРОЕКТ», мастерская №2

Премированный Бронзовым дипломом проект школы на территории «Балтийской жемчужины» (мастерская №2 ОАО «ЛЕННИИПРОЕКТ», рук. Г.Б. Иванов) соединил в себе узнаваемый традиционно-школьный облик с такими современными элементами, как пирамидальный световой фонарь над библиотекой и волнообразное покрытие с верхним светом над спортивным залом. Эти архитектурные вставки, безусловно, должны радовать детей, вместе с тем, они по-петербургски тактичны и в смысле подхода могут быть хорошей альтернативой той экспансии открытых цветов, которая в особенности касается детских учреждений и которая, видимо, должна компенсировать скудость самой архитектуры.

Жилой дом в Малом переулке
Архитектурное бюро «Земцов, Кондиайн и партнёры»
Жилой дом в Малом переулке в Санкт-Петербурге © Архитектурная мастерская «Земцов, Кондиайн и партнёры»

Среди жилых зданий Золотого диплома был удостоен дом мастерской «Земцов, Кондиайн и партнёры» (СПб, Васильевский остров, Малый пр., 9), представляющий собой современную вариацию на тему модерна. Его асимметричный фасад с традиционной трёхчастной структурой имеет два главных акцента: широкий волнообразный эркер и как бы противопоставленный ему регулярный ряд остеклённых балконов. Четырёхэтажная плоскость фасада завершена решительным изгибом карниза; над ним с некоторым отступом располагается аттиковый этаж, где мотив эркерной «волны» подхвачен и усилен за счёт отступа стен. Общие композиционные принципы модерна представлены здесь в новой интерпретации и упрощённой современной прорисовке. Дом представляет собой ещё один вариант контекстуального вхождения в среду; в сравнении с подходом ППФ «А.Лен» он на шаг ближе к «историзму», однако также принципиально дистанцируется от прямого подражания.

Жилой дом «Победа»
«Евгений Герасимов и партнёры»
Жилой дом «Победа» в Санкт-Петербурге © «Евгений Герасимов и партнёры»

Программно стилизаторский подход демонстрирует другое здание – обладатель Серебряного диплома, жилой дом «Победа» в Московском районе Санк-Петербурга («Евгений Герасимов и партнёры»). В отличие от многих коллег, обращение к историзму для Евгения Герасимова – вовсе не «вынужденная мера». Архитектор гордится своим умением рисовать классические фасады и с удовольствием упражняется в «стилях». В данном случае застройка Московского района подсказала ему вариацию на «сталинскую» тему. Дом стоит в милейшем уголке старого Ленинграда, на тихом бульваре с высокими деревьями и изящными скамейками. Насколько неорганично смотрится здесь стекло – можно судить по вырастающему рядом современному дому на углу Варшавской улицы. Сложность состояла в том, чтобы в традиционную трёхчастную композицию уместить 14 этажей. Из-за наличия мелкой модульной сетки со стандартной высотой потолка и невозможностью фасадных «пауз», авторам всё же не удалось избежать известной многословности, хотя они свели это впечатление к минимуму умелой расстановкой акцентов. Можно с интересом выявлять на фасадах те или иные черты исторической эклектики или сталинского ампира, однако важнее принципы стилеобразования, взятые на вооружение: полная свобода в выборе и комбинации мотивов (эклектика) и совершенный «произвол» в масштабном соотношении ордерных элементов («сталинская» неоклассика). Благодаря такой исторической «маскировке» и просто космическому для современного строительства качеству отделки, 14-этажный дом вошёл в перспективу невысокой улицы так, что нетренированный глаз может и не заподозрить в нём новичка.

Жилой дом в Выборге 
Архитектурная мастерская «Головин & Шретер»
Проект жилого дома в Выборге © Архитектурная мастерская «Головин & Шретер»

Подобным путём пошёл и авторский коллектив мастерской «Головин & Шретер» в проекте жилого дома для Выборга (Золотой диплом в разделе «Проекты») – вариации на тему даже не Выборга, а исторической застройки вообще, с огромным, в духе Жолтовского, выносом карниза.

ЖК «Жемчужный фрегат»
Архитектурное бюро «Студия-17»
ЖК «Жемчужный фрегат» © Архитектурное бюро «Студия-17»

Премированный Бронзовым дипломом ЖК «Жемчужный фрегат» («Студия-17», рук. Святослав Гайкович) – часть упоминавшегося огромного микрорайона «Балтийская жемчужина» на юго-западе Санкт-Петербурга. Здесь речь идёт об абсолютно новой застройке, где единственным контекстом была природа – Финский залив с двумя каналами, Южно-Приморский парк по соседству и невысокая лесистая поросль. Отсюда понятно желание проектировщиков показать «во весь рост» самоценные достоинства современной архитектуры.

Получивший награду проект представляет собой вариант интересной квартальной застройки с большим ступенчатым перепадом высот. Наиболее высокий угол с видовыми квартирами, выходящий на ул. Адмирала Трибуца, решён как флагман (фрегат) и акцентирован эффектным металлическим шпилем (инженер Антон Смирнов). Геометризм фасадов подчёркнут жёлтыми вставками, дымчатым остеклением и дополнительными выносными рамами, повторяющими ступенчатые контуры корпусов. Довольно брутальные на планшете очертания смягчаются в натуре световоздушной дымкой, но всё же их урбанистический пафос представляется избыточным в контексте мирных природных просторов: есть ощущение, что вся эта флотилия уверенно наступает на природу и несомненно победит…

Квартал «Дудергоф клаб»
Архитектурная мастерская Сергея Цыцина
Квартал «Дудергоф клаб» © Мастерская Сергея Цыцина

К сожалению, на конкурсе был обойдён наградой ещё один квартал в составе «Балтийской жемчужины» – «Дудергоф клаб» мастерской Сергея Цыцина. Расположенный на берегу канала 4-этажный комплекс получился как раз таким, каким хотелось бы видеть всю территорию в смысле невысокой плотности и открытости природе. Конечно, исходные параметры заданы заранее и не зависят от архитектора, но в данном случае авторы удачно подыграли природной среде, создав тактичную, лёгкую и умеренную архитектуру, вполне современную, но не лишённую исторических «помпейских» аллюзий.

В сравнении основной массой спальных районов, территория «Балтийской жемчужины», конечно, выигрывает, отличаясь качественной архитектурой, осмысленной планировкой, наличием ярких современных доминант, разнообразием жилых кварталов, красивыми каналами... Но избыточная плотность и нехватка зелени ощущается и здесь (лишний повод поддержать новый законопроект В.А. Григорьева о понижении предельной высоты и уменьшении плотности нового строительства). Проектировщики соседних участков в очередной раз не проявили никакого желания взаимодействовать, создав кварталы совершенно обособленные друг от друга и в целом индифферентные к природному окружению.

Новая сцена
Малого Драматического Театра

Архитектурная мастерская Мамошина
Проект Новой сцены Малого Драматического Театра © Архитектурная мастерская Мамошина

Присуждение Золотого диплома за проект Новой сцены Малого Драматического Театра было одним из самых ожидаемых итогов Архитектона. Михаил Мамошин, по его собственному признанию, сформировавшийся под острым перекрёстным влиянием модерна и авангарда, по-своему работает в историческом окружении: как на полотнах Пикассо и Брака, «фигуративная» основа его зданий геометризуется, разлагается на «кубики», однако не исчезает, не уходит в отвлечённый геометризм, не растворяется в «беспредметности».

Вытянутый объём новой постройки расположен перпендикулярно Звенигородской улице, «упираясь» торцом в историческое здание Семёновских казарм. Поскольку бывший склад лошадиного провианта не являлся памятником, архитекторы превратили его во входную зону театра, сохранив фасады и тем самым – привычный облик улицы. На основное «тело» театра нанизано несколько коротких поперечных корпусов со скатными крышами, отдалённо напоминая здание Двенадцати коллегий. Наиболее представительный задний фасад открыт в сторону Багратионовского сквера.

Согласно аннотации, новое здание апеллирует к «ментальной петербургской архитектуре начала ХХ века». Подразумевается ли под этим неоклассика и прочие неостили вековой давности как современное на тот момент прочтение стилей исторических? Похоже, что да, поскольку сквозь «кубистическую призму» просматривается и петровское барокко, и неоклассика эпохи модерна… Вобрав множество аллюзий, массивное здание мягко и даже артистично вписалось в сложную среду.

Гостиничный комплекс в поселке Репино
«Паритет Групп»
Гостиничный комплекс в Репино © «Паритет Групп»
Гостиничный комплекс в Репино © «Паритет Групп»

Серебряный диплом достался гостиничному комплексу в Репино («Паритет Групп», рук. В.А. Григорьев). Два параллельных корпуса объединены промежуточным блоком, напоминая в плане бабочку, а в перспективе – затейливую нарезку в толстой шкурке. Приём основан на контрасте абсолютно глухих, но «весёлых» консольных торцов, и сплошь остеклённых фасадов. Глухими фасадами комплекс повёрнут к соседним отелям, а открытыми смотрит на море и лес (к Ивану-царевичу задом, к лесу передом). Вольно или невольно, здание отражает национальный менталитет.

Гостиничный комплекс на Петровском острове
«ЛЕННИИПРОЕКТ», мастерская №6, рук. М.В. Сарри
Проект гостиничного комплекса на Петровском острове © «ЛЕННИИПРОЕКТ», мастерская №6

Бронзовый призёр – проект гостиничного комплекса на Петровском острове (6-я мастерская ЛЕННИИПРОЕКТа, рук. М.В. Сарри), показался мне в некотором роде некоей «композицией наизнанку»: она обращена вовнутрь, её фокусом стала идеально круглая площадь, от которой в направлении воды расходятся, теряя регулярность, корпуса-отростки. На противоположном берегу небольшой бухты находится ещё один небольшой корпус, контур которого прямо противоположен логике природного рисунка. Привыкшему к строгим петербургским набережным глазу трудно смириться с тем, что береговые очертания так или иначе не поддержаны линиями фасадов. В данном проекте даже срезы торцов продиктованы логикой симметричного ядра, а не реки, на которую они смотрят. Естественному речному каркасу авторы противопоставили свой собственный, что, на мой взгляд, лишает ансамбль органичности, хотя невысокие фасады решены мягко и тактично.

Образовательный комплекс для детей с ограниченными возможностями 
Творческая мастерская «Новый город»

Жаль, что жюри никак не поощрило проект Образовательного комплекса для детей с ограниченными возможностями на ул. Антонова-Овсеенко в Петербурге («Творческая мастерская «Новый город», рук. О.П. Николаева).
Проект Образовательного комплекса для детей с ограниченными возможностями на ул. Антонова-Овсеенко в Санкт-Петербурге © ООО «Творческая мастерская «Новый город»

Это практически первая попытка города и архитекторов создать специальный центр обучения детей-инвалидов, с максимальным учётом их проблем и большого опыта педагогов. Несколько странная композиция с выступающими из основного объёма павильонами на самом деле продиктована необходимостью обеспечить детям доступ непосредственно из классов в парк, на игровые площадки и в спортивную зону, кроме того, она позволяет всем учебным помещениям иметь южную ориентацию. Представляется, что архитектурное сообщество должно внимательнее относиться к таким важным первопроходческим усилиям. Помимо Новой сцены МДТ, это единственный проект со столь важной общественной функцией. С другой стороны – сами авторы допустили оплошность, не снабдив свой стенд хотя бы кратким разъяснением экспериментальной концепции.

Многоквартирный дом на Московском шоссе
Архитектурная мастерская «Б-2»

Среди проектов жилых зданий, помимо упомянутых выше золотого призёра – многоквартирного дома мастерской «Головин & Шретер» в Выборге и бронзового – проекта апарт-отеля на Херсонской фирмы «А.Лен» был отмечен Серебряным дипломом дом на Московском шоссе Феликса Буянова (мастерская «Б-2»).
Жилой дом на Московском шоссе © Архитектурная мастерская «Б-2»

14-этажное здание расположено на самой границе Пулковского парка Городов-героев, между храмовым комплексом и новой застройкой, при этом его нейтральная архитектура дистанцируется от обоих соседей. Стремясь уйти от ощущения коробки и разнообразить фасады, авторы утратили, с моей точки зрения, присущее им чувство элегантной меры, допустив их некоторую перегруженность и рыхлость. В этом смысле порой чрезмерно жёсткая структурность «А.Лен», представляется более оправданной в неблагодарном по определению жанре высотных домов. 
***
 
Молодёжные номинации

Дата-центр «SELESTEL»
Илья Юсупов
Дата-центр «SELESTEL» © Илья Юсупов

Как ни странно, молодые архитекторы проявили себя крайне неактивно: в номинации «Авторство молодых архитекторов» на конкурс была подана всего одна работа. Это притом что руководство Союза и ОАМа (надо отдать должное) всё же старается поощрять младших коллег – в частности, в этом году в жюри впервые присутствовало два представителя молодёжной секции: Илья Филимонов и Олег Манов. Единственный номинант в итоге получил Серебряный диплом: это Дата-центр «SELESTEL» архитектора Ильи Юсупова с коллективом. Симпатичное здание в бывшей промзоне решено как лофт, в духе уже несколько наивной сегодня футуристической романтики. К сожалению, по подаче, лишённой каких бы то ни было аннотаций, нельзя было даже понять – новое это здание, или реконструкция.

Из 14 поданных на конкурс дипломных работ было премировано три, и здесь борьба была достаточно серьёзной. Заслуживают упоминания не только награждённые проекты, но и попытки дипломников Е. Кондрашовой, А. Филиповской, М. Гимнадзинова осмыслить фрагменты городского ландшафта, взяться за сложную задачу связать разорванный градостроительный контекст, создать осмысленную среду, а не просто штучные объекты в границах «строительного пятна», что не всегда под силу даже взрослым!

Горизонтальный небоскрёб – многофункциональный комплекс
Александр Мельниченко
zooming
Горизонтальный небоскрёб в составе реконструированного трамвайного парка №3 © Александр Мельниченко

Серебряным дипломом был награждён проект горизонтального небоскрёба в составе реконструированного трамвайного парка №3, показанный выпускником СПбГАСУ Александром Мельниченко (рук. В.К. Линов). По-видимому, дипломник хорошо справился с техническим заданием, однако в плане работы с контекстом – одного из главных лейтмотивов конкурса – решение жюри представляется более чем спорным: водружённый над уровнем исторического здания несомасштабный «чемодан» морально убивает его. Впрочем, приём не оригинален и в несколько смягчённом виде присутствует даже в петербургской практике...

Золото и бронза достались двум выпускникам Академии художеств (ГАИЖСА им. И.Е. Репина) – Никите Тимонину (рук. В.О. Ухов) и Анне Кинцурашвили (рук. В.В. Попов) за проекты на одну и ту же тему: «Музей Великой Отечественной войны и Блокады в Санкт-Петербурге».

Музей Великой Отечественной войны и
блокады

Никита Тимонин
Музей Великой Отечественной войны и Блокады в Санкт-Петербурге © Никита Тимонин

Работа Тимонина (Золотой диплом) запомнилась ещё на защите в Академии. Собственно музей спрятан в недрах холма (Пулковского рубежа обороны), который накрыт огромной наклонной плитой. Бетонная плита, изрезанная множеством «шрамов» и щелей – это метафора «каменного неба», готового обрушиться на землю и людей (посетителей музея). Перед этим склоном раскинулось поле из 872 «свечей» – светящихся столбов, символизирующих число блокадных дней. Их символика многозначна: здесь и несгибаемая стойкость («врастание в землю»), и молитва, достигающая неба, и память, связывающая живых и мёртвых. В итоге молодому архитектору удалось создать образ священной войны, где побеждает не сила, а правда.

Музей Великой Отечественной войны и
блокады

Анна Кинцурашвили
Музей Великой Отечественной войны и Блокады в Санкт-Петербурге © Анна Кинцурашвили

Интересно сравнить эту работу с аналогичным сюжетом Анны Кинцурашвили (Бронзовый диплом). В её безусловно интересном решении тема противостояния решена скорее литературно, чем образно: между символическими изображениями противостоящих сил (прямая и наклонная стена) нет качественного различия, тогда как в победившем проекте они выражены совершенно разными художественными средствами. Вражеский напор – тяжестью нависающего бетона, мужество защитников – глубокой символикой светящихся столбов, переходящих в бестелесную архитектуру света.

Признаюсь, работа Никиты Тимонина переместила мои рассуждения совсем в другое русло, напомнив, что архитектура ещё способна быть эмоциональной и вызывать соответствующий отклик. Иными словами, ещё способна быть искусством, а не просто добротным, пусть даже высоким, ремеслом. Эффект, производимый ею, вызван ничем иным, как глубоким личным переживанием добра и зла. Незаметно покинув архитектуру, эти этические категории оставили ей в удел дизайнерские функции и свободу субъективного самовыражения. Осколки смыслов, выходящих за эти рамки, встречаются всё реже. Работа молодого архитектора, сумевшего выразить их в столь лаконичных и мощных символах, даёт надежду на будущее. Придают оптимизм и «взрослые» размышления молодых ребят о городской среде, где отправной точкой является человек, а не абстрактная формальная задача. Хочется пожелать им удачи.
 

Проект:
Горизонтальный небоскреб
Россия, Санкт-Петербург

Авторский коллектив:
А.А. Мельниченко
руководитель дипломного проекта: В.К. Линов

2016

20 Октября 2015

Автор текста:

Ирина Бембель
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой (DNK ag), Алексея Козыря, Михаила Бейлина(Citizenstudio) и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом «Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Светлые грани у подножия Монблана
Бюджетный, влагостойкий и удобный облицовочный материал – цементные плиты КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® – стал основой для создания узнаваемого образа центра водных видов спорта в курортном альпийском Салланше.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Сейчас на главной
Древность, дроны и кортен
Руины средневекового замка Гельфштын на востоке Чехии благодаря реконструкции по проекту бюро atelier-r не только избежали обрушения, но и стали доступней туристам.
Умерла Ольга Севан
Реставратор, исследователь и защитник деревянной архитектуры и исторической среды русского Севера, малых городов и сел.
Традиции энергетики
В Порсгрунне на юге Норвегии по проекту архитекторов Snøhetta построено четвертое здание из их ресурсоэффективной серии Powerhouse: как и три предыдущих, оно произведет за время эксплуатации (минимум 60 лет) больше энергии, чем потратит, включая периоды строительства и демонтажа и даже процесс производства стройматериалов.
Подвижность модульного
В ЖК Discovery ADM architects предложили современную версию структурализма: форма основана на модульных ячейках, которые, плавно выдвигаясь и углубляясь, придают контурам объемов сдержанную гибкость, «дифференцированную» поэлементно. Пластично-ступенчатые фасады «прошиты» золотистыми нитями – они объединяют объемы, подчеркивая рельефность решения.
Наследники трамвая
Офисный комплекс Five в пражском районе Смихов «вырастает» из исторического здания трамвайного депо. Авторы проекта – бюро Qarta Architektura.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Забег по петле
Образовательный центр и информационный павильон нового района в окрестностях Чэнду связаны красной лентой – эксплуатируемой кровлей с беговой дорожкой по проекту Powerhouse Company.
СПбГАСУ 2020: Архитектурный факультет
Лучшие работы архитектурного факультета СПбГАСУ, созданные под руководством Владимира Линова, Владлена Лявданского и Наталии Новоходской в 2020 году: деревянный жилой комплекс, оздоровительный центр в горах, еще одна история для Кенигсберга и преображение бывшего детского лагеря.
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Архитекторы.рф 2020, часть II
Продолжаем изучать работы выпускников программы Архитекторы.рф 2020 года: стратегия для пасмурных городов, рабочие места в спальных районах, эссе о демократическом подходе к проектированию, а также концепции развития для территорий Архангельска и Воронежа.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Архитекторы.рф 2020
Изучаем работы выпускников второго потока программы Архитекторы.рф. В первой подборке: уберизация школ, Верхневолжский парк руин, а также регламент для застройки Купецкой слободы и план развития реликтового бора.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Походные условия
Конгресс-центр Китайского предпринимательского форума в Ябули на северо-востоке КНР по проекту пекинского бюро MAD вдохновлен образами туристической палатки и доверительной беседы бизнесменов у костра.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Динамика проспекта
На Ленинградском проспекте недалеко от метро Сокол завершено строительство БЦ класса А Alcon II. ADM architects решили главный фасад как три объемные ленты: напряженный трафик проспекта как будто «всколыхнул» материю этажей крупными волнами.
Кирпич и золото
Новый кинотеатр в Каоре на юге Франции по проекту бюро Антонио Вирга восстановил историческую структуру городской площади, где при этом был создан зеленый «оазис».
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Каменные профили
В Цюрихе завершено строительство нового корпуса Кунстхауса, крупнейшего художественного музея Швейцарии. Авторы проекта – берлинский филиал бюро Дэвида Чипперфильда.
Пароход у причала
Апарт-отель, похожий на корабль с широкими палубами, спроектирован для участка на берегу Химкинского водохранилища в Южном Тушино. Дом-пароход, ориентированный на воду и Северный речной вокзал, словно «готовится выйти в плавание».
Не кровля, а швейцарский нож
Ландшафтное бюро Landprocess из Бангкока превратило крышу одного из старейших университетов Таиланда в городской огород, совмещенный с общественным пространством и резервуарами для хранения дождевой воды.
Магия ритма, или орнамент как тема
ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.