Юбилейная серия

Фотограф Денис Есаков отснял к 125-летию со дня рождения Константина Мельникова 12 его построек. Публикуем работы Дениса из этой серии, а также его интервью о фотографировании сооружений авангарда и послевоенного модернизма.

mainImg
– Из чего вырос твой проект – отснять все постройки Константина Мельникова?

– Я этой зимой снимал его гаражи «Интуриста» и Госплана, клуб фабрики «Свобода», клуб им. Фрунзе – кстати, один из сложнейших для фотографирования из всего списка, так как вокруг очень мало свободного пространства, тяжелая производственная зона – и у меня была мысль добраться и до остальных построек, скажем, я хотел снять клуб им. Русакова после реставрации. Но формальным поводом послужило то, что ко мне обратились сотрудники Музея архитектуры им. А.В. Щусева, которые готовят к 3 августа 2015, к юбилею Константина Мельникова, выставку, книгу и серию мероприятий. Они меня попросили дать свои снимки для этой книги, и я подумал, что можно снять и еще построек, раз уж представился такой замечательный повод. Все получилось очень быстро. Из музея мне позвонили в конце июня, и у меня было всего полторы недели на съемку восьми объектов.
Константин Мельников. Гараж Госплана СССР © Денис Есаков
Константин Мельников. Гараж Госплана СССР © Денис Есаков
Константин Мельников. Гараж Госплана СССР © Денис Есаков
Константин Мельников. Гараж «Интуриста» © Денис Есаков
Константин Мельников. Гараж «Интуриста» © Денис Есаков

При этом я добрался даже до Дулева. Удивительное место: там практически нет заборов вокруг здания – редкий случай. Мельниковский клуб Дулёвского фарфорового завода не так уж плохо сохранился, хотя там, конечно, немало поменяли: деревянный фасад на входе в центре заменен на металлические листы, раскрашенные под кирпич, смотрится все это удручающе. Крыша полностью новая. Но само здание при этом хорошо сохранилась, и сотрудница ДК рассказала мне, что она работает там уже 35 лет, и этот клуб никогда не прекращал функционировать, до сих пор там кипит жизнь. Единственное, мне не разрешили снимать внутри, объяснив это политической ситуацией и ближайшими выборами.
 
Константин Мельников. Клуб фабрики «Свобода» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб фабрики «Свобода» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб фабрики «Свобода» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб фабрики «Свобода» © Денис Есаков

Константин Мельников. Клуб Дулёвского фарфорового завода © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб Дулёвского фарфорового завода © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб Дулёвского фарфорового завода © Денис Есаков


– Сколько, в итоге, в серии объектов?

– Двенадцать. То есть практически все постройки Константина Мельникова, что остались.
Константин Мельников. Контора Ново-Сухаревского рынка © Денис Есаков

– И это съемка и зданий снаружи, и их интерьеров?

– Нет, по большей части – лишь снаружи, потому что все это сейчас коммерческие объекты, и всегда появляется охранник, который говорит, что снимать запрещено. Хотя бывают редкие случаи, когда эти люди даже помогают. Последний пункт в моем мельниковском списке – это контора Ново-Сухаревского рынка, и там произошло какое-то чудо, потому что все охранники, с которыми я сталкивался вокруг это объекта, мне помогали. Охранник, который охраняет саму контору, охранники зданий по соседству – жилого дома, бизнес-центра, фирмы связи – они пускали меня на крышу, и мне удалось снять эту постройку Мельникова сверху со всех углов. Единственное, для нее сейчас не сезон, конечно: ее закрывает зелень. Мне один из охранников рассказал, что раньше крыша у конторы рынка была прогулочная, что в принципе соответствует духу авангарда, хотя я еще не проверял этот факт.
 
Константин Мельников. Контора Ново-Сухаревского рынка © Денис Есаков
Константин Мельников. Контора Ново-Сухаревского рынка © Денис Есаков

Подобный случай диалога с охраной у меня был еще в Палеонтологическом музее, постройке Юрия Платонова. Я фотографировал его в январе, в самый холодный день месяца. Я обнаружил, что у меня голова с трудом поворачивается, потому что шарф примерз к бороде, и когда зашел внутрь, так как хотел поснимать как минимум дворик, и получил отказ, то попросил у сотрудницы чаю, чтобы согреться. Мы с ней разговорились, и она потом попросила за меня свое начальство, и, в итоге, мне разрешили из окна внутренний дворик щелкнуть.
 
Константин Мельников. Собственный дом в Кривоарбатском переулке © Денис Есаков



– Возвращаясь к Мельникову: ты видел, как снимали его постройки до тебя, в частности, работы Игоря Пальмина? Это как-то повлияло на тебя? Или ты хотел сделать что-то совсем другое?

– Любой объект, который я снимаю, я стараюсь максимально изучить – как его снимали и что про него писали, чтобы понять контекст. И я всегда стараюсь найти принципиально иной подход по сравнению с фотографиями других авторов.
 
Константин Мельников. Собственный дом в Кривоарбатском переулке © Денис Есаков
Константин Мельников. Собственный дом в Кривоарбатском переулке © Денис Есаков
Константин Мельников. Собственный дом в Кривоарбатском переулке © Денис Есаков



– А сложно ли снимать объекты, которые находятся не в идеальном состоянии, назовем это так? Многие постройки авангарда и послевоенного модернизма порой перестроены или обветшали. Ставишь ли ты себе задачу найти «изначальное» в здании, поменявшем за десятилетия свой облик? Или ты стремишься передать его нынешнее состояние?

– Я, скорее, стараюсь ловить его нынешнее состояние, избегая, кстати, приукрашивания. Хотя в самой природе архитектурной фотографии заложено «приукрашательство». У меня был характерный диалог на эту тему в соцсети под фотографией ИНИОНа, который я успел снять за две недели до пожара – так уж случилось. И под снимком оставили комментарий следующего содержания: «20 лет мимо этого ИНИОНа хожу к метро, езжу по своим делам, и он всегда казался таким страшным, а на фотографии он ничего – вообще даже прекрасный.» Мне кажется, суть в том, что фотография может показать здание целиком. Это же свойство человеческого зрения – его фокус очень узкий, и, чтобы собрать общую картинку, зрачок сильно «скачет», собирает эту информацию, передает сетчатке, а потом в мозгу эта картинка складывается, но все равно: здание целиком резко, четко и в фокусе мы можем увидеть только на фотографии. Вблизи видны лишь отдельные части, издали – хорошо рассмотреть уже сложно, а фотография дает нам шанс впервые посмотреть на здание целиком. Тот же ИНИОН – такой длинный, вытянутый, и мы видим в конкретный момент лишь один его кусок, и этот кусок обшарпан, и отсюда – общее неблагоприятное впечатление.
 
Константин Мельников. Бахметьевский гараж © Денис Есаков
Константин Мельников. Бахметьевский гараж © Денис Есаков
Константин Мельников. Бахметьевский гараж © Денис Есаков
Константин Мельников. Бахметьевский гараж. Перекрытия по проекту Владимира Шухова © Денис Есаков

– Что накладывает наибольший отпечаток на твою работу?

– Свет. Существует мнение, что зимой, когда кругом белый или чаще серый, грязный снег, грязные улицы и практически нет света, и в схожих условиях архитектуру только и можно снять по-настоящему, потому что равномерное освещение показывает естественный цвет здания без искажения белого цвета и т.д. Но, на мой взгляд, без света постройка теряет какую-то свою человеческую сторону, становясь одним из «кирпичей» в системе. Тому, кто эту систему понимает, возможно, это важно, но для всех остальных здание и правда превращается в серый облезлый кирпич, и у них возникают негативные коннотации: серая, бесцветная массовая застройка советского времени – и это здание, невзирая на то, что оно другое, и в нем присутствуют другие идеи, встает для обычного зрителя в череду этих серых зданий. Однако, есть и оборотная сторона: в действительности серое, бесцветное, неважное здание «выйдет на передний план», если его снять в солнечную погоду, на фоне голубого неба.
 
Константин Мельников. Клуб фабрики «Буревестник» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб фабрики «Буревестник» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб фабрики «Буревестник» © Денис Есаков



– Как ты занялся архитектурной фотографией, что тебя на это подвигло?

– Я снимал раньше геометрические абстракции, делал художественную фотографию.

– И архитектура сначала была материалом для художественных работ?

– Да, как раз такие архитекторы, как Мельников, делали очень много интересных деталей, и здание с этой целью можно снимать частями, хотя в этом случае оно теряет свою идентичность. А если снимать здание как здание, то у фотографии будет контекст, который не зависит от меня. Даже композиция иногда от меня не зависит, что меня несколько угнетает, потому что композицию придумал архитектор, а моя задача – просто не добавить в эту композицию ничего лишнего, что уже в разы проще, чем в художественной фотографии, где композицию надо создавать самому, особенно если это абстрактная фотография.

И я снимал в жанре абстракции, пока не встретился с Владимиром Фридкесом, который похвалил мои работы, но предположил, что я замкнулся в этом мире, для меня это зона комфорта и поэтому я больше ничего и не снимаю. Я и правда совсем не понимаю, к примеру, как снимать человека, и мне некомфортно это делать. И я после разговора с Владимиром решил попробовать что-то другое, и первым, что пришло в голову, была архитектурная фотография. И мне понравилось этим заниматься: встреча со зданием похожа на свидание, потому что происходит в сугубо романтической обстановке, на рассвете или ближе к закату, потому что это лучшие часы для съемки – с мягким светом без центровых ударов солнца. И никого нет кругом, потому что это раннее утро: кстати, это в Москве никого нет, в Питере почему-то в 4 часа утра люди даже играют в футбол на улице. Между мной и зданием складывается личное общение, не знаю, как точнее обрисовать, но тут есть некий интимный момент.
Константин Мельников. Клуб им. Фрунзе © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб им. Фрунзе © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб им. Фрунзе © Денис Есаков



– У тебя в портфолио – исключительно XX век, авангард и послевоенный модернизм: с чем это связано?

– Хотя мне не нравятся некоторые идеи авангарда, те же дома-коммуны как вариант образа жизни, мне очень нравится, как архитекторы этого времени работали с формами. Это была такая революция, когда они оттолкнулись от симметрии, оттолкнулись от центральной образующей линии, оттолкнулись от ордеров, от классики, когда они, почти как Лоос, поставили декор чуть ли не на уровень криминала. У меня всегда был этот принцип «по-другому», и, когда большинство окружавших меня с детства людей считало лучшей архитектурой классическую, и чем больше завитушек и скульптур на фасаде – тем красивее, раз всем это нравилось, мне должно было понравиться что-то другое. Я понимаю, что это неоднозначный принцип, но для меня он работает.
Константин Мельников. Клуб завода «Каучук» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб завода «Каучук» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб завода «Каучук» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб завода «Каучук» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб им. Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб им. Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб им. Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб им. Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Гараж на Новорязанской улице © Денис Есаков
Константин Мельников. Гараж на Новорязанской улице © Денис Есаков
Константин Мельников. Гараж на Новорязанской улице © Денис Есаков


0

23 Июля 2015

author pht author pht

Беседовали:

Нина Фролова, Денис Есаков
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Судьба памятников русского архитектурного авангарда в XXI веке

«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
«Ничего не надо сносить!»
В конце лета на организованной DOM publishers дискуссии фотографы и исследователи Денис Есаков и Наталья Меликова, архитектурный критик Лара Копылова и историк архитектуры Анна Гусева обсудили проблему применения понятия «памятник» к зданиям XX века и их сохранение. Публикуем текст их беседы.
Фасады «Правды»
Конкурс на концепцию фасадного решения Центра городской культуры «Правда» в комплексе памятника авангарда – комбината «Правда» в Москве, вызвал много споров. Чтобы прояснить ситуацию, мы взяли комментарии у организаторов конкурса и экспертов в сфере сохранения наследия и градостроительства.
Клуб имени Зуева
Клуб имени Зуева в Москве, знаменитая постройка Ильи Голосова – в фотографиях Дениса Есакова с комментарием историка архитектуры Сергея Куликова.
Реставрация клуба имени Русакова
Реставрация клуба имени Русакова в Москве, знаменитой постройки Константина Мельникова – в фотографиях Дениса Есакова с комментарием Николая Васильева, Генерального секретаря DOCOMOMO Россия.
Образовательные коммуны для Шаболовки
Проекты студентов очередной летней школы «AFF – Фундамент архитектурного будущего»: в этом году она прошла под девизом «Школа-коммуна: от утопии к реальности» в районе московской улицы Шаболовка.
Юбилейная серия
Фотограф Денис Есаков отснял к 125-летию со дня рождения Константина Мельникова 12 его построек. Публикуем работы Дениса из этой серии, а также его интервью о фотографировании сооружений авангарда и послевоенного модернизма.

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.