Юбилейная серия

Фотограф Денис Есаков отснял к 125-летию со дня рождения Константина Мельникова 12 его построек. Публикуем работы Дениса из этой серии, а также его интервью о фотографировании сооружений авангарда и послевоенного модернизма.

mainImg
– Из чего вырос твой проект – отснять все постройки Константина Мельникова?

– Я этой зимой снимал его гаражи «Интуриста» и Госплана, клуб фабрики «Свобода», клуб им. Фрунзе – кстати, один из сложнейших для фотографирования из всего списка, так как вокруг очень мало свободного пространства, тяжелая производственная зона – и у меня была мысль добраться и до остальных построек, скажем, я хотел снять клуб им. Русакова после реставрации. Но формальным поводом послужило то, что ко мне обратились сотрудники Музея архитектуры им. А.В. Щусева, которые готовят к 3 августа 2015, к юбилею Константина Мельникова, выставку, книгу и серию мероприятий. Они меня попросили дать свои снимки для этой книги, и я подумал, что можно снять и еще построек, раз уж представился такой замечательный повод. Все получилось очень быстро. Из музея мне позвонили в конце июня, и у меня было всего полторы недели на съемку восьми объектов.
Константин Мельников. Гараж Госплана СССР © Денис Есаков
Константин Мельников. Гараж Госплана СССР © Денис Есаков
Константин Мельников. Гараж Госплана СССР © Денис Есаков
Константин Мельников. Гараж «Интуриста» © Денис Есаков
Константин Мельников. Гараж «Интуриста» © Денис Есаков

При этом я добрался даже до Дулева. Удивительное место: там практически нет заборов вокруг здания – редкий случай. Мельниковский клуб Дулёвского фарфорового завода не так уж плохо сохранился, хотя там, конечно, немало поменяли: деревянный фасад на входе в центре заменен на металлические листы, раскрашенные под кирпич, смотрится все это удручающе. Крыша полностью новая. Но само здание при этом хорошо сохранилась, и сотрудница ДК рассказала мне, что она работает там уже 35 лет, и этот клуб никогда не прекращал функционировать, до сих пор там кипит жизнь. Единственное, мне не разрешили снимать внутри, объяснив это политической ситуацией и ближайшими выборами.
 
Константин Мельников. Клуб фабрики «Свобода» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб фабрики «Свобода» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб фабрики «Свобода» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб фабрики «Свобода» © Денис Есаков

Константин Мельников. Клуб Дулёвского фарфорового завода © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб Дулёвского фарфорового завода © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб Дулёвского фарфорового завода © Денис Есаков


– Сколько, в итоге, в серии объектов?

– Двенадцать. То есть практически все постройки Константина Мельникова, что остались.
Константин Мельников. Контора Ново-Сухаревского рынка © Денис Есаков

– И это съемка и зданий снаружи, и их интерьеров?

– Нет, по большей части – лишь снаружи, потому что все это сейчас коммерческие объекты, и всегда появляется охранник, который говорит, что снимать запрещено. Хотя бывают редкие случаи, когда эти люди даже помогают. Последний пункт в моем мельниковском списке – это контора Ново-Сухаревского рынка, и там произошло какое-то чудо, потому что все охранники, с которыми я сталкивался вокруг это объекта, мне помогали. Охранник, который охраняет саму контору, охранники зданий по соседству – жилого дома, бизнес-центра, фирмы связи – они пускали меня на крышу, и мне удалось снять эту постройку Мельникова сверху со всех углов. Единственное, для нее сейчас не сезон, конечно: ее закрывает зелень. Мне один из охранников рассказал, что раньше крыша у конторы рынка была прогулочная, что в принципе соответствует духу авангарда, хотя я еще не проверял этот факт.
 
Константин Мельников. Контора Ново-Сухаревского рынка © Денис Есаков
Константин Мельников. Контора Ново-Сухаревского рынка © Денис Есаков

Подобный случай диалога с охраной у меня был еще в Палеонтологическом музее, постройке Юрия Платонова. Я фотографировал его в январе, в самый холодный день месяца. Я обнаружил, что у меня голова с трудом поворачивается, потому что шарф примерз к бороде, и когда зашел внутрь, так как хотел поснимать как минимум дворик, и получил отказ, то попросил у сотрудницы чаю, чтобы согреться. Мы с ней разговорились, и она потом попросила за меня свое начальство, и, в итоге, мне разрешили из окна внутренний дворик щелкнуть.
 
Константин Мельников. Собственный дом в Кривоарбатском переулке © Денис Есаков



– Возвращаясь к Мельникову: ты видел, как снимали его постройки до тебя, в частности, работы Игоря Пальмина? Это как-то повлияло на тебя? Или ты хотел сделать что-то совсем другое?

– Любой объект, который я снимаю, я стараюсь максимально изучить – как его снимали и что про него писали, чтобы понять контекст. И я всегда стараюсь найти принципиально иной подход по сравнению с фотографиями других авторов.
 
Константин Мельников. Собственный дом в Кривоарбатском переулке © Денис Есаков
Константин Мельников. Собственный дом в Кривоарбатском переулке © Денис Есаков
Константин Мельников. Собственный дом в Кривоарбатском переулке © Денис Есаков



– А сложно ли снимать объекты, которые находятся не в идеальном состоянии, назовем это так? Многие постройки авангарда и послевоенного модернизма порой перестроены или обветшали. Ставишь ли ты себе задачу найти «изначальное» в здании, поменявшем за десятилетия свой облик? Или ты стремишься передать его нынешнее состояние?

– Я, скорее, стараюсь ловить его нынешнее состояние, избегая, кстати, приукрашивания. Хотя в самой природе архитектурной фотографии заложено «приукрашательство». У меня был характерный диалог на эту тему в соцсети под фотографией ИНИОНа, который я успел снять за две недели до пожара – так уж случилось. И под снимком оставили комментарий следующего содержания: «20 лет мимо этого ИНИОНа хожу к метро, езжу по своим делам, и он всегда казался таким страшным, а на фотографии он ничего – вообще даже прекрасный.» Мне кажется, суть в том, что фотография может показать здание целиком. Это же свойство человеческого зрения – его фокус очень узкий, и, чтобы собрать общую картинку, зрачок сильно «скачет», собирает эту информацию, передает сетчатке, а потом в мозгу эта картинка складывается, но все равно: здание целиком резко, четко и в фокусе мы можем увидеть только на фотографии. Вблизи видны лишь отдельные части, издали – хорошо рассмотреть уже сложно, а фотография дает нам шанс впервые посмотреть на здание целиком. Тот же ИНИОН – такой длинный, вытянутый, и мы видим в конкретный момент лишь один его кусок, и этот кусок обшарпан, и отсюда – общее неблагоприятное впечатление.
 
Константин Мельников. Бахметьевский гараж © Денис Есаков
Константин Мельников. Бахметьевский гараж © Денис Есаков
Константин Мельников. Бахметьевский гараж © Денис Есаков
Константин Мельников. Бахметьевский гараж. Перекрытия по проекту Владимира Шухова © Денис Есаков

– Что накладывает наибольший отпечаток на твою работу?

– Свет. Существует мнение, что зимой, когда кругом белый или чаще серый, грязный снег, грязные улицы и практически нет света, и в схожих условиях архитектуру только и можно снять по-настоящему, потому что равномерное освещение показывает естественный цвет здания без искажения белого цвета и т.д. Но, на мой взгляд, без света постройка теряет какую-то свою человеческую сторону, становясь одним из «кирпичей» в системе. Тому, кто эту систему понимает, возможно, это важно, но для всех остальных здание и правда превращается в серый облезлый кирпич, и у них возникают негативные коннотации: серая, бесцветная массовая застройка советского времени – и это здание, невзирая на то, что оно другое, и в нем присутствуют другие идеи, встает для обычного зрителя в череду этих серых зданий. Однако, есть и оборотная сторона: в действительности серое, бесцветное, неважное здание «выйдет на передний план», если его снять в солнечную погоду, на фоне голубого неба.
 
Константин Мельников. Клуб фабрики «Буревестник» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб фабрики «Буревестник» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб фабрики «Буревестник» © Денис Есаков



– Как ты занялся архитектурной фотографией, что тебя на это подвигло?

– Я снимал раньше геометрические абстракции, делал художественную фотографию.

– И архитектура сначала была материалом для художественных работ?

– Да, как раз такие архитекторы, как Мельников, делали очень много интересных деталей, и здание с этой целью можно снимать частями, хотя в этом случае оно теряет свою идентичность. А если снимать здание как здание, то у фотографии будет контекст, который не зависит от меня. Даже композиция иногда от меня не зависит, что меня несколько угнетает, потому что композицию придумал архитектор, а моя задача – просто не добавить в эту композицию ничего лишнего, что уже в разы проще, чем в художественной фотографии, где композицию надо создавать самому, особенно если это абстрактная фотография.

И я снимал в жанре абстракции, пока не встретился с Владимиром Фридкесом, который похвалил мои работы, но предположил, что я замкнулся в этом мире, для меня это зона комфорта и поэтому я больше ничего и не снимаю. Я и правда совсем не понимаю, к примеру, как снимать человека, и мне некомфортно это делать. И я после разговора с Владимиром решил попробовать что-то другое, и первым, что пришло в голову, была архитектурная фотография. И мне понравилось этим заниматься: встреча со зданием похожа на свидание, потому что происходит в сугубо романтической обстановке, на рассвете или ближе к закату, потому что это лучшие часы для съемки – с мягким светом без центровых ударов солнца. И никого нет кругом, потому что это раннее утро: кстати, это в Москве никого нет, в Питере почему-то в 4 часа утра люди даже играют в футбол на улице. Между мной и зданием складывается личное общение, не знаю, как точнее обрисовать, но тут есть некий интимный момент.
Константин Мельников. Клуб им. Фрунзе © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб им. Фрунзе © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб им. Фрунзе © Денис Есаков



– У тебя в портфолио – исключительно XX век, авангард и послевоенный модернизм: с чем это связано?

– Хотя мне не нравятся некоторые идеи авангарда, те же дома-коммуны как вариант образа жизни, мне очень нравится, как архитекторы этого времени работали с формами. Это была такая революция, когда они оттолкнулись от симметрии, оттолкнулись от центральной образующей линии, оттолкнулись от ордеров, от классики, когда они, почти как Лоос, поставили декор чуть ли не на уровень криминала. У меня всегда был этот принцип «по-другому», и, когда большинство окружавших меня с детства людей считало лучшей архитектурой классическую, и чем больше завитушек и скульптур на фасаде – тем красивее, раз всем это нравилось, мне должно было понравиться что-то другое. Я понимаю, что это неоднозначный принцип, но для меня он работает.
Константин Мельников. Клуб завода «Каучук» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб завода «Каучук» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб завода «Каучук» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб завода «Каучук» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб им. Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб им. Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб им. Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб им. Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Гараж на Новорязанской улице © Денис Есаков
Константин Мельников. Гараж на Новорязанской улице © Денис Есаков
Константин Мельников. Гараж на Новорязанской улице © Денис Есаков


23 Июля 2015

author pht author pht

Беседовали:

Нина Фролова, Денис Есаков
comments powered by HyperComments
Пресса: Гений века. Гений места. Гений музея
Вышла четвертая книга из серии, посвященной популяризации коллекций музея архитектуры им. А.В.Щусева: "Архитектор Константин Мельников. Павильоны, гаражи, клубы и жилье советской эпохи". Ее выход приурочили к 125-летию мастера, совпавшему с таким важным приобретением Музея архитектуры, как знаменитый «круглый» дом Мельникова, переданный в оперативное управление щусевцам.
Пресса: Что осталось за кадром
Празднование 125-летия со дня рождения одного из самых известных в мире советских зодчих Музей архитектуры имени Щусева совместил с популяризацией его творчества. Объяснять, чем же знаменит Константин Мельников, решили разными способами: написали книгу о его работах, по маршруту к сохранившимся зданиям пустили экскурсионный автобус, разработали несколько лекций и мастер-классов, в том числе и для детей. Еще один проект в рамках торжества – выставка «Мельников 125», попытка взглянуть на творческое наследие архитектора с помощью фотообъектива.
Пресса: Музей архитектуры отметил 125-летие со дня рождения...
По истечении 125 лет со дня его рождения, Константин Мельников остается одной из самых противоречивых фигур в истории русской архитектуры. Несмотря на обилие книг и публикаций, легенды о Мельникове по-прежнему живут и отчасти во многом благодаря личности архитектора, для которого собственное творческое Я всегда было выше традиций, предрассудков и идеологии своего времени.
Пресса: Юбилею Константина Мельникова посвятили пресс-конференцию
Сегодня исполнилось 125 лет со дня рождения одного из самых известных отечественных архитекторов ХХ столетия, «классика авангарда» – Константина Мельникова. Современные коллеги и исследователи творчества зодчего отметили юбилей пресс-конференцией, на которой рассказали о масштабах празднования круглой даты. В музее архитектуры говорят о целой эпохе Мельникова, поведать о которой в двух словах не получится.
Пресса: Архитектура Мельникова: от саркофага вождя до парижского...
3 августа исполнилось 125 лет со дня рождения выдающегося архитектора Константина Степановича Мельникова. К этой дате Музей архитектуры имени А.В. Щусева запустил специальный видеопроект "Мой Мельников": архитекторы, директора музеев и деятели культуры рассказывают о том, что значил Мельников именно для них. M24.ru публикует видео и вспоминает о том, какой след Мельников оставил в истории Москвы.
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Пресса: Самый высокий конструктивистский дом признали памятником...
Дом в центре столицы, в котором располагалось общежитие-коммуна рабочего жилищно-строительного кооперативного товарищества "Объединенное рабочее строительство" (Обрабстрой), признали памятником архитектуры. 
Пресса: В Москве подготовили концепцию проекта реконструкции...
Самарский филиал Третьяковской галереи приобрел свои первичные очертания на бумаге. Замдиректора московского музея Татьяна Мрдуляш и Андрей Крылов провели рабочее совещание с депутатом Государственной думы Александром Хинштейном. Они обсудили работы по реконструкции самарской Фабрики-кухни.
Пресса: Застройщик впишет кинотеатр «Металлист» в новый жилой...
Новосибирский застройщик планирует построить многоэтажный жилой дом рядом с кинотеатром «Металлист», признанным объектом культурного наследия. Полуразрушенное здание самого кинотеатра сначала законсервируют, а затем, снеся все аварийные участки и убрав пожароопасную обшивку с западного фасада, восстановят в первоначальном виде.
Пресса: Большевистский авангард в архитектуре: от антиурбанизма...
Первым крупным течением в советской архитектуре стал авангард? и это не случайно. Это направление наиболее радикально пересматривало привычные, традиционные устои жизни и зодчества. Это была попытка не просто внедрить определенный архитектурный стиль, а изменить сам образ жизни людей.
Пресса: Авангард в архитектуре. Дом-цилиндр: самый искусный...
Без дома-цилиндра архитектора Константина Мельникова наш рассказ о русском авангарде в архитектуре 20-х годах прошлого века был бы явно неполным. Это сооружение поражает дважды: своими необычными формами и используемыми технологиями и тем, что зодчий сумел возвести свое творение в эпоху, когда по всем представлениям сделать это было невозможно.
Пресса: Что построил Мельников (кроме дома Мельникова)
Даже в кругу авангардных архитекторов Константина Мельникова критиковали за чрезмерное новаторство. Многие его проекты так и остались на бумаге, однако архитектора хорошо знают во всём мире благодаря дому-мастерской, саркофагу для временного мавзолея Ленина и планировке парка Горького.
Пресса: Сохранять до конца сеанса: каким был кинотеатр «Металлист»...
Сеансы в кинотеатре «Металлист», расположенном на ул. Римского-Корсакова, 1/1, не устраивают уже больше десяти лет. Здание кинотеатра начали ломать утром 2 августа 2018 года, даже не дождавшись момента, когда арендаторы освободят занимаемые помещения.
Пресса: Новый смысл для проблемного памятника конструктивизма
Почему один бывший завод становится популярным городским пространством, а другой так и остаётся унылой промзоной? Или почему для одного особняка быстро находится инвестор, а другой, не менее интересный, годами пустует?
Пресса: Новый тендер на реконструкцию Фабрики-кухни в Самаре...
Нового подрядчика, который возобновит и завершит реконструкцию самарской Фабрики-кухни, планируется определить осенью текущего года. Об этом „Ъ-Волга“ сообщил руководитель службы по связям с общественностью заказчика работа на Фабрике-кухне, Государственного музейно-выставочного центра Росизо Илья Вольвич.
Пресса: Конструктивистские дома на Русаковке начали готовить...
По сообщениям местных жителей, началась подготовка к сносу конструктивистского жилмассива на Русаковской улице. Дом отселен и приговорен давно, но и этот снос связан с пресловутой программой реновации, наделавшей стол​ь​​ко шума в прошлом году: занимаемая этими домами территория отдана под стартовую площадку реновации.
Технологии и материалы
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Сейчас на главной
Деревянный рай
Один из кварталов в составе крупного и очень передового по многим параметрам района Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства нового муниципалитета по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе. Сохраняется только один корпус 1965 года, который будет служить «входным порталом» нового комплекса.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».