Юбилейная серия

Фотограф Денис Есаков отснял к 125-летию со дня рождения Константина Мельникова 12 его построек. Публикуем работы Дениса из этой серии, а также его интервью о фотографировании сооружений авангарда и послевоенного модернизма.

mainImg
– Из чего вырос твой проект – отснять все постройки Константина Мельникова?

– Я этой зимой снимал его гаражи «Интуриста» и Госплана, клуб фабрики «Свобода», клуб им. Фрунзе – кстати, один из сложнейших для фотографирования из всего списка, так как вокруг очень мало свободного пространства, тяжелая производственная зона – и у меня была мысль добраться и до остальных построек, скажем, я хотел снять клуб им. Русакова после реставрации. Но формальным поводом послужило то, что ко мне обратились сотрудники Музея архитектуры им. А.В. Щусева, которые готовят к 3 августа 2015, к юбилею Константина Мельникова, выставку, книгу и серию мероприятий. Они меня попросили дать свои снимки для этой книги, и я подумал, что можно снять и еще построек, раз уж представился такой замечательный повод. Все получилось очень быстро. Из музея мне позвонили в конце июня, и у меня было всего полторы недели на съемку восьми объектов.
Константин Мельников. Гараж Госплана СССР © Денис Есаков
Константин Мельников. Гараж Госплана СССР © Денис Есаков
Константин Мельников. Гараж Госплана СССР © Денис Есаков
Константин Мельников. Гараж «Интуриста» © Денис Есаков
Константин Мельников. Гараж «Интуриста» © Денис Есаков

При этом я добрался даже до Дулева. Удивительное место: там практически нет заборов вокруг здания – редкий случай. Мельниковский клуб Дулёвского фарфорового завода не так уж плохо сохранился, хотя там, конечно, немало поменяли: деревянный фасад на входе в центре заменен на металлические листы, раскрашенные под кирпич, смотрится все это удручающе. Крыша полностью новая. Но само здание при этом хорошо сохранилась, и сотрудница ДК рассказала мне, что она работает там уже 35 лет, и этот клуб никогда не прекращал функционировать, до сих пор там кипит жизнь. Единственное, мне не разрешили снимать внутри, объяснив это политической ситуацией и ближайшими выборами.
 
Константин Мельников. Клуб фабрики «Свобода» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб фабрики «Свобода» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб фабрики «Свобода» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб фабрики «Свобода» © Денис Есаков

Константин Мельников. Клуб Дулёвского фарфорового завода © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб Дулёвского фарфорового завода © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб Дулёвского фарфорового завода © Денис Есаков


– Сколько, в итоге, в серии объектов?

– Двенадцать. То есть практически все постройки Константина Мельникова, что остались.
Константин Мельников. Контора Ново-Сухаревского рынка © Денис Есаков

– И это съемка и зданий снаружи, и их интерьеров?

– Нет, по большей части – лишь снаружи, потому что все это сейчас коммерческие объекты, и всегда появляется охранник, который говорит, что снимать запрещено. Хотя бывают редкие случаи, когда эти люди даже помогают. Последний пункт в моем мельниковском списке – это контора Ново-Сухаревского рынка, и там произошло какое-то чудо, потому что все охранники, с которыми я сталкивался вокруг это объекта, мне помогали. Охранник, который охраняет саму контору, охранники зданий по соседству – жилого дома, бизнес-центра, фирмы связи – они пускали меня на крышу, и мне удалось снять эту постройку Мельникова сверху со всех углов. Единственное, для нее сейчас не сезон, конечно: ее закрывает зелень. Мне один из охранников рассказал, что раньше крыша у конторы рынка была прогулочная, что в принципе соответствует духу авангарда, хотя я еще не проверял этот факт.
 
Константин Мельников. Контора Ново-Сухаревского рынка © Денис Есаков
Константин Мельников. Контора Ново-Сухаревского рынка © Денис Есаков

Подобный случай диалога с охраной у меня был еще в Палеонтологическом музее, постройке Юрия Платонова. Я фотографировал его в январе, в самый холодный день месяца. Я обнаружил, что у меня голова с трудом поворачивается, потому что шарф примерз к бороде, и когда зашел внутрь, так как хотел поснимать как минимум дворик, и получил отказ, то попросил у сотрудницы чаю, чтобы согреться. Мы с ней разговорились, и она потом попросила за меня свое начальство, и, в итоге, мне разрешили из окна внутренний дворик щелкнуть.
 
Константин Мельников. Собственный дом в Кривоарбатском переулке © Денис Есаков



– Возвращаясь к Мельникову: ты видел, как снимали его постройки до тебя, в частности, работы Игоря Пальмина? Это как-то повлияло на тебя? Или ты хотел сделать что-то совсем другое?

– Любой объект, который я снимаю, я стараюсь максимально изучить – как его снимали и что про него писали, чтобы понять контекст. И я всегда стараюсь найти принципиально иной подход по сравнению с фотографиями других авторов.
 
Константин Мельников. Собственный дом в Кривоарбатском переулке © Денис Есаков
Константин Мельников. Собственный дом в Кривоарбатском переулке © Денис Есаков
Константин Мельников. Собственный дом в Кривоарбатском переулке © Денис Есаков



– А сложно ли снимать объекты, которые находятся не в идеальном состоянии, назовем это так? Многие постройки авангарда и послевоенного модернизма порой перестроены или обветшали. Ставишь ли ты себе задачу найти «изначальное» в здании, поменявшем за десятилетия свой облик? Или ты стремишься передать его нынешнее состояние?

– Я, скорее, стараюсь ловить его нынешнее состояние, избегая, кстати, приукрашивания. Хотя в самой природе архитектурной фотографии заложено «приукрашательство». У меня был характерный диалог на эту тему в соцсети под фотографией ИНИОНа, который я успел снять за две недели до пожара – так уж случилось. И под снимком оставили комментарий следующего содержания: «20 лет мимо этого ИНИОНа хожу к метро, езжу по своим делам, и он всегда казался таким страшным, а на фотографии он ничего – вообще даже прекрасный.» Мне кажется, суть в том, что фотография может показать здание целиком. Это же свойство человеческого зрения – его фокус очень узкий, и, чтобы собрать общую картинку, зрачок сильно «скачет», собирает эту информацию, передает сетчатке, а потом в мозгу эта картинка складывается, но все равно: здание целиком резко, четко и в фокусе мы можем увидеть только на фотографии. Вблизи видны лишь отдельные части, издали – хорошо рассмотреть уже сложно, а фотография дает нам шанс впервые посмотреть на здание целиком. Тот же ИНИОН – такой длинный, вытянутый, и мы видим в конкретный момент лишь один его кусок, и этот кусок обшарпан, и отсюда – общее неблагоприятное впечатление.
 
Константин Мельников. Бахметьевский гараж © Денис Есаков
Константин Мельников. Бахметьевский гараж © Денис Есаков
Константин Мельников. Бахметьевский гараж © Денис Есаков
Константин Мельников. Бахметьевский гараж. Перекрытия по проекту Владимира Шухова © Денис Есаков

– Что накладывает наибольший отпечаток на твою работу?

– Свет. Существует мнение, что зимой, когда кругом белый или чаще серый, грязный снег, грязные улицы и практически нет света, и в схожих условиях архитектуру только и можно снять по-настоящему, потому что равномерное освещение показывает естественный цвет здания без искажения белого цвета и т.д. Но, на мой взгляд, без света постройка теряет какую-то свою человеческую сторону, становясь одним из «кирпичей» в системе. Тому, кто эту систему понимает, возможно, это важно, но для всех остальных здание и правда превращается в серый облезлый кирпич, и у них возникают негативные коннотации: серая, бесцветная массовая застройка советского времени – и это здание, невзирая на то, что оно другое, и в нем присутствуют другие идеи, встает для обычного зрителя в череду этих серых зданий. Однако, есть и оборотная сторона: в действительности серое, бесцветное, неважное здание «выйдет на передний план», если его снять в солнечную погоду, на фоне голубого неба.
 
Константин Мельников. Клуб фабрики «Буревестник» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб фабрики «Буревестник» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб фабрики «Буревестник» © Денис Есаков



– Как ты занялся архитектурной фотографией, что тебя на это подвигло?

– Я снимал раньше геометрические абстракции, делал художественную фотографию.

– И архитектура сначала была материалом для художественных работ?

– Да, как раз такие архитекторы, как Мельников, делали очень много интересных деталей, и здание с этой целью можно снимать частями, хотя в этом случае оно теряет свою идентичность. А если снимать здание как здание, то у фотографии будет контекст, который не зависит от меня. Даже композиция иногда от меня не зависит, что меня несколько угнетает, потому что композицию придумал архитектор, а моя задача – просто не добавить в эту композицию ничего лишнего, что уже в разы проще, чем в художественной фотографии, где композицию надо создавать самому, особенно если это абстрактная фотография.

И я снимал в жанре абстракции, пока не встретился с Владимиром Фридкесом, который похвалил мои работы, но предположил, что я замкнулся в этом мире, для меня это зона комфорта и поэтому я больше ничего и не снимаю. Я и правда совсем не понимаю, к примеру, как снимать человека, и мне некомфортно это делать. И я после разговора с Владимиром решил попробовать что-то другое, и первым, что пришло в голову, была архитектурная фотография. И мне понравилось этим заниматься: встреча со зданием похожа на свидание, потому что происходит в сугубо романтической обстановке, на рассвете или ближе к закату, потому что это лучшие часы для съемки – с мягким светом без центровых ударов солнца. И никого нет кругом, потому что это раннее утро: кстати, это в Москве никого нет, в Питере почему-то в 4 часа утра люди даже играют в футбол на улице. Между мной и зданием складывается личное общение, не знаю, как точнее обрисовать, но тут есть некий интимный момент.
Константин Мельников. Клуб им. Фрунзе © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб им. Фрунзе © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб им. Фрунзе © Денис Есаков



– У тебя в портфолио – исключительно XX век, авангард и послевоенный модернизм: с чем это связано?

– Хотя мне не нравятся некоторые идеи авангарда, те же дома-коммуны как вариант образа жизни, мне очень нравится, как архитекторы этого времени работали с формами. Это была такая революция, когда они оттолкнулись от симметрии, оттолкнулись от центральной образующей линии, оттолкнулись от ордеров, от классики, когда они, почти как Лоос, поставили декор чуть ли не на уровень криминала. У меня всегда был этот принцип «по-другому», и, когда большинство окружавших меня с детства людей считало лучшей архитектурой классическую, и чем больше завитушек и скульптур на фасаде – тем красивее, раз всем это нравилось, мне должно было понравиться что-то другое. Я понимаю, что это неоднозначный принцип, но для меня он работает.
Константин Мельников. Клуб завода «Каучук» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб завода «Каучук» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб завода «Каучук» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб завода «Каучук» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб им. Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб им. Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб им. Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб им. Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Гараж на Новорязанской улице © Денис Есаков
Константин Мельников. Гараж на Новорязанской улице © Денис Есаков
Константин Мельников. Гараж на Новорязанской улице © Денис Есаков


23 Июля 2015

author pht author pht

Беседовали:

Нина Фролова, Денис Есаков
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Судьба памятников русского архитектурного авангарда в XXI веке

«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
«Ничего не надо сносить!»
В конце лета на организованной DOM publishers дискуссии фотографы и исследователи Денис Есаков и Наталья Меликова, архитектурный критик Лара Копылова и историк архитектуры Анна Гусева обсудили проблему применения понятия «памятник» к зданиям XX века и их сохранение. Публикуем текст их беседы.
Фасады «Правды»
Конкурс на концепцию фасадного решения Центра городской культуры «Правда» в комплексе памятника авангарда – комбината «Правда» в Москве, вызвал много споров. Чтобы прояснить ситуацию, мы взяли комментарии у организаторов конкурса и экспертов в сфере сохранения наследия и градостроительства.
Клуб имени Зуева
Клуб имени Зуева в Москве, знаменитая постройка Ильи Голосова – в фотографиях Дениса Есакова с комментарием историка архитектуры Сергея Куликова.
Реставрация клуба имени Русакова
Реставрация клуба имени Русакова в Москве, знаменитой постройки Константина Мельникова – в фотографиях Дениса Есакова с комментарием Николая Васильева, Генерального секретаря DOCOMOMO Россия.
Образовательные коммуны для Шаболовки
Проекты студентов очередной летней школы «AFF – Фундамент архитектурного будущего»: в этом году она прошла под девизом «Школа-коммуна: от утопии к реальности» в районе московской улицы Шаболовка.
Юбилейная серия
Фотограф Денис Есаков отснял к 125-летию со дня рождения Константина Мельникова 12 его построек. Публикуем работы Дениса из этой серии, а также его интервью о фотографировании сооружений авангарда и послевоенного модернизма.

Технологии и материалы

«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.
Tejas Borja. Революция в керамической черепице
Уникальность производства керамики Tejas Borja – в применении технологии цифровой струйной печати на поверхности черепицы, которая позволяет получить полную имитацию природных материалов: сланца, камня, дерева, цемента, мрамора и других.
Свет и тень
Панели из фиброцемента EQUITONE [linea] – современный материал, который способен вдохновить на творческий эксперимент. Он создан архитекторами, и его главные свойства: контрастная фактура, тактильность и долговечность.
Ключевой элемент
Специально для ЖК «Садовые кварталы» компания «ОртОст-Фасад» разработала материал, сочетающий силу стеклофибробетона и эстетику кирпича. Рассказываем о его особенностях и достоинствах на примере трех новых реализованных корпусов.
Живой дизайн для фасадов
Скучные однообразные фасадные решения уходят в прошлое с появлением новых дизайнерских решений от RHEINZINK: с разнообразием привлекательных вариантов дизайна любая поверхность теперь становится многомерным, несомненно, привлекающим внимание, зрелищем.

Сейчас на главной

Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.
«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.
МАРШ: Fuck Context
Под руководством Наринэ Тютчевой и Екатерины Ровновой бакалавры 2018/2019 учебного года формируют свое отношение к контексту, исследуя Трехгорную мануфактуру.
И вновь о прожиточном минимуме
«Экономичное», но качественное жилье во Франкфурте-на-Майне по образцовому проекту schneider+schumacher рассчитано на арендную плату на треть ниже среднерыночной ставки в этом городе.
Наследие, экология и очень, очень плохие архитекторы
Рассматриваем восемь работ воркшопов, проведенных на «Открытом городе» и один особенно понравившийся дипломный проект студии Евгения Асса. Многие проекты затрагивают актуальные и болезненные темы современности.
Семь рецептов успеха
Участники марафона «Свое бюро» в рамках «Открытого города» рассказали/умолчали о своих удачах/неудачах. На основе их выступлений мы сформулировали семь рецептов, которые точно помогут начать карьеру.
«Скромный шедевр»
Социальный малоэтажный комплекс на сотню семей в Норидже по проекту бюро Mikhail Riches и Кэти Холи получил премию Стерлинга как лучшее здание Британии 2019 года, уникальный дом из пробки награжден как лучший небольшой проект, а национальная железнодорожная компания – как лучший заказчик.
Видный дом
Art View House на открыточном «перекрестке» Мойки и Крюкова канала – еще один эксперимент бюро «Евгений Герасимов и партнеры» с неоклассикой, а также аккуратное завершение архитектурной панорамы в центре города.
Внимание деталям
Почти 150 идей для улучшения городской среды предложили дизайнеры-участники конкурса в рамках выставки «Город: детали», которая прошла в Москве на прошлой неделе. Представляем лучшие из них.
Пресса: Как все превратится в курорт
Если вы посмотрите на мировые проекты благоустройства, то увидите: все составляющие остроту города элементы — канализация, отопление, водопровод, метро, миллионы километров проводов, автомобили, грузовики, склады, больницы, морги, милиция, военные, — все это спрятано ...
Внутренний город
Два дома на территории бывшего завода «Рассвет» – пример тонкой работы с контекстом, формой и, главное, внутренней структурой апартаментов, которая стала, без преувеличения, уникальной для современной Москвы. Они уже неплохо известны профессиональной общественности. Рассматриваем подробно.
«Оптимистическая профессия»
Дублинское бюро Grafton награждено Золотой медалью RIBA. Его основательницы, Шелли МакНамара и Ивонн Фаррелл, курировали венецианскую биеннале архитектуры-2018, а в 2008 стали первыми лауреатами гран-при WAF.
Юбилейное ожерелье
Главная площадь Якутска будет преобразована по проекту консорциума под лидерством ТПО «Резерв». Представляем проекты победителя и призеров недавно завершившегося конкурса.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Экстравертный интроверт
Построив в Люблино фитнес-клуб La Salute (в переводе с итальянского «здоровье»), архитекторы бюро ASADOV оздоровили жизнь района, принесли в стандартное окружение авторскую архитектуру и полезные функции. Выразительная тектоника здания подчеркнула спортивную устремленность.
Архи-события: 30 сентября–6 октября
Интерактивная выставка-презентация «Город: детали», два новых лекционных курса в Музее архитектуры, ежегодная конференция об архитектурном образовании и карьере «Открытый город».
Пресса: Последний из главных
Президент Российской академии архитектуры и строительных наук Александр Кузьмин скончался в больнице в ночь на пятницу на 69-м году жизни. О нем — Григорий Ревзин.
Умер Александр Кузьмин
Сегодня ночью не стало Александра Викторовича Кузьмина, президента Российской академии архитектуры и строительных наук, с 1996 по 2012 годы – главного архитектора города Москвы.
Миллионы к миллионам
В Пекине открылся новый аэропорт Дасин по проекту Zaha Hadid Architects и ADP Ingénierie: стартовая «мощность» – 45 млн человек в год, в 2025 – 72 млн, затем – все сто.
Разворот к красоте
Первый приз конкурса Таллинской биеннале на концепцию ревитализации промышленной зоны получила команда российских архитекторов. Авторы разработали генплан, вдохновляясь железнодорожным поворотным кругом, и предложили застройку с «градиентом» приватных и общественных пространств.
Дорога к парку
«Братеевские телепортеры» – навес, который позволил оформить и защитить вход в одноименный парк, и получил недавно спецприз жюри АРХИWOOD. Рассматриваем проект и отчасти – дискуссию экспертов премии вокруг него.
Дом для друзей
Юбилейная, десяти лет от роду, премия АРХИWOOD присудила гран-при Николаю Белоусову за достижения, предложила одну нестандартную номинацию, а главная премия досталась Сергею Мишину за его собственный дом. Рассказываем о победителях и о церемонии.
На реке
Любопытный пример освоения «хипстерской» стилистки в ресторане-дебаркадере, расположенном в центре Ростова-на-Дону: сравнительно лаконичный фасад и крайне насыщенный интерьер.
Как в фотокамере
Недалеко от Осло по проекту BIG построен изогнутый музей-мост – в дополнение к самому крупному в Северной Европе парку скульптур.
Пресса: Как город соединит виртуальное с реальным
Интернет, как мы уже тут неоднократно обсудили, лишает город многих его преимуществ перед не-городом, но он же сделает города центрами своего всевластия и всеведения.
Холм в кольце
Смотровая терраса по проекту архитекторов WaterScales у средневекового замка на юге Испании помещает посетителей в контекст исторического ландшафта.
Савинкин & Кузьмин: «Оставить указатели, но убрать...
С 17 по 19 октября в Гостином дворе пройдёт XXVII Международный архитектурный фестиваль «Зодчество’19», главной темой которого в этом году стала «Прозрачность». О нынешней концепции и опыте организации фестиваля мы поговорили с его кураторами Владиславом Савинкиным и Владимиром Кузьминым.