Юбилейная серия

Фотограф Денис Есаков отснял к 125-летию со дня рождения Константина Мельникова 12 его построек. Публикуем работы Дениса из этой серии, а также его интервью о фотографировании сооружений авангарда и послевоенного модернизма.

mainImg
– Из чего вырос твой проект – отснять все постройки Константина Мельникова?

– Я этой зимой снимал его гаражи «Интуриста» и Госплана, клуб фабрики «Свобода», клуб им. Фрунзе – кстати, один из сложнейших для фотографирования из всего списка, так как вокруг очень мало свободного пространства, тяжелая производственная зона – и у меня была мысль добраться и до остальных построек, скажем, я хотел снять клуб им. Русакова после реставрации. Но формальным поводом послужило то, что ко мне обратились сотрудники Музея архитектуры им. А.В. Щусева, которые готовят к 3 августа 2015, к юбилею Константина Мельникова, выставку, книгу и серию мероприятий. Они меня попросили дать свои снимки для этой книги, и я подумал, что можно снять и еще построек, раз уж представился такой замечательный повод. Все получилось очень быстро. Из музея мне позвонили в конце июня, и у меня было всего полторы недели на съемку восьми объектов.
Константин Мельников. Гараж Госплана СССР © Денис Есаков
Константин Мельников. Гараж Госплана СССР © Денис Есаков
Константин Мельников. Гараж Госплана СССР © Денис Есаков
Константин Мельников. Гараж «Интуриста» © Денис Есаков
Константин Мельников. Гараж «Интуриста» © Денис Есаков

При этом я добрался даже до Дулева. Удивительное место: там практически нет заборов вокруг здания – редкий случай. Мельниковский клуб Дулёвского фарфорового завода не так уж плохо сохранился, хотя там, конечно, немало поменяли: деревянный фасад на входе в центре заменен на металлические листы, раскрашенные под кирпич, смотрится все это удручающе. Крыша полностью новая. Но само здание при этом хорошо сохранилась, и сотрудница ДК рассказала мне, что она работает там уже 35 лет, и этот клуб никогда не прекращал функционировать, до сих пор там кипит жизнь. Единственное, мне не разрешили снимать внутри, объяснив это политической ситуацией и ближайшими выборами.
 
Константин Мельников. Клуб фабрики «Свобода» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб фабрики «Свобода» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб фабрики «Свобода» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб фабрики «Свобода» © Денис Есаков

Константин Мельников. Клуб Дулёвского фарфорового завода © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб Дулёвского фарфорового завода © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб Дулёвского фарфорового завода © Денис Есаков


– Сколько, в итоге, в серии объектов?

– Двенадцать. То есть практически все постройки Константина Мельникова, что остались.
Константин Мельников. Контора Ново-Сухаревского рынка © Денис Есаков

– И это съемка и зданий снаружи, и их интерьеров?

– Нет, по большей части – лишь снаружи, потому что все это сейчас коммерческие объекты, и всегда появляется охранник, который говорит, что снимать запрещено. Хотя бывают редкие случаи, когда эти люди даже помогают. Последний пункт в моем мельниковском списке – это контора Ново-Сухаревского рынка, и там произошло какое-то чудо, потому что все охранники, с которыми я сталкивался вокруг это объекта, мне помогали. Охранник, который охраняет саму контору, охранники зданий по соседству – жилого дома, бизнес-центра, фирмы связи – они пускали меня на крышу, и мне удалось снять эту постройку Мельникова сверху со всех углов. Единственное, для нее сейчас не сезон, конечно: ее закрывает зелень. Мне один из охранников рассказал, что раньше крыша у конторы рынка была прогулочная, что в принципе соответствует духу авангарда, хотя я еще не проверял этот факт.
 
Константин Мельников. Контора Ново-Сухаревского рынка © Денис Есаков
Константин Мельников. Контора Ново-Сухаревского рынка © Денис Есаков

Подобный случай диалога с охраной у меня был еще в Палеонтологическом музее, постройке Юрия Платонова. Я фотографировал его в январе, в самый холодный день месяца. Я обнаружил, что у меня голова с трудом поворачивается, потому что шарф примерз к бороде, и когда зашел внутрь, так как хотел поснимать как минимум дворик, и получил отказ, то попросил у сотрудницы чаю, чтобы согреться. Мы с ней разговорились, и она потом попросила за меня свое начальство, и, в итоге, мне разрешили из окна внутренний дворик щелкнуть.
 
Константин Мельников. Собственный дом в Кривоарбатском переулке © Денис Есаков



– Возвращаясь к Мельникову: ты видел, как снимали его постройки до тебя, в частности, работы Игоря Пальмина? Это как-то повлияло на тебя? Или ты хотел сделать что-то совсем другое?

– Любой объект, который я снимаю, я стараюсь максимально изучить – как его снимали и что про него писали, чтобы понять контекст. И я всегда стараюсь найти принципиально иной подход по сравнению с фотографиями других авторов.
 
Константин Мельников. Собственный дом в Кривоарбатском переулке © Денис Есаков
Константин Мельников. Собственный дом в Кривоарбатском переулке © Денис Есаков
Константин Мельников. Собственный дом в Кривоарбатском переулке © Денис Есаков



– А сложно ли снимать объекты, которые находятся не в идеальном состоянии, назовем это так? Многие постройки авангарда и послевоенного модернизма порой перестроены или обветшали. Ставишь ли ты себе задачу найти «изначальное» в здании, поменявшем за десятилетия свой облик? Или ты стремишься передать его нынешнее состояние?

– Я, скорее, стараюсь ловить его нынешнее состояние, избегая, кстати, приукрашивания. Хотя в самой природе архитектурной фотографии заложено «приукрашательство». У меня был характерный диалог на эту тему в соцсети под фотографией ИНИОНа, который я успел снять за две недели до пожара – так уж случилось. И под снимком оставили комментарий следующего содержания: «20 лет мимо этого ИНИОНа хожу к метро, езжу по своим делам, и он всегда казался таким страшным, а на фотографии он ничего – вообще даже прекрасный.» Мне кажется, суть в том, что фотография может показать здание целиком. Это же свойство человеческого зрения – его фокус очень узкий, и, чтобы собрать общую картинку, зрачок сильно «скачет», собирает эту информацию, передает сетчатке, а потом в мозгу эта картинка складывается, но все равно: здание целиком резко, четко и в фокусе мы можем увидеть только на фотографии. Вблизи видны лишь отдельные части, издали – хорошо рассмотреть уже сложно, а фотография дает нам шанс впервые посмотреть на здание целиком. Тот же ИНИОН – такой длинный, вытянутый, и мы видим в конкретный момент лишь один его кусок, и этот кусок обшарпан, и отсюда – общее неблагоприятное впечатление.
 
Константин Мельников. Бахметьевский гараж © Денис Есаков
Константин Мельников. Бахметьевский гараж © Денис Есаков
Константин Мельников. Бахметьевский гараж © Денис Есаков
Константин Мельников. Бахметьевский гараж. Перекрытия по проекту Владимира Шухова © Денис Есаков

– Что накладывает наибольший отпечаток на твою работу?

– Свет. Существует мнение, что зимой, когда кругом белый или чаще серый, грязный снег, грязные улицы и практически нет света, и в схожих условиях архитектуру только и можно снять по-настоящему, потому что равномерное освещение показывает естественный цвет здания без искажения белого цвета и т.д. Но, на мой взгляд, без света постройка теряет какую-то свою человеческую сторону, становясь одним из «кирпичей» в системе. Тому, кто эту систему понимает, возможно, это важно, но для всех остальных здание и правда превращается в серый облезлый кирпич, и у них возникают негативные коннотации: серая, бесцветная массовая застройка советского времени – и это здание, невзирая на то, что оно другое, и в нем присутствуют другие идеи, встает для обычного зрителя в череду этих серых зданий. Однако, есть и оборотная сторона: в действительности серое, бесцветное, неважное здание «выйдет на передний план», если его снять в солнечную погоду, на фоне голубого неба.
 
Константин Мельников. Клуб фабрики «Буревестник» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб фабрики «Буревестник» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб фабрики «Буревестник» © Денис Есаков



– Как ты занялся архитектурной фотографией, что тебя на это подвигло?

– Я снимал раньше геометрические абстракции, делал художественную фотографию.

– И архитектура сначала была материалом для художественных работ?

– Да, как раз такие архитекторы, как Мельников, делали очень много интересных деталей, и здание с этой целью можно снимать частями, хотя в этом случае оно теряет свою идентичность. А если снимать здание как здание, то у фотографии будет контекст, который не зависит от меня. Даже композиция иногда от меня не зависит, что меня несколько угнетает, потому что композицию придумал архитектор, а моя задача – просто не добавить в эту композицию ничего лишнего, что уже в разы проще, чем в художественной фотографии, где композицию надо создавать самому, особенно если это абстрактная фотография.

И я снимал в жанре абстракции, пока не встретился с Владимиром Фридкесом, который похвалил мои работы, но предположил, что я замкнулся в этом мире, для меня это зона комфорта и поэтому я больше ничего и не снимаю. Я и правда совсем не понимаю, к примеру, как снимать человека, и мне некомфортно это делать. И я после разговора с Владимиром решил попробовать что-то другое, и первым, что пришло в голову, была архитектурная фотография. И мне понравилось этим заниматься: встреча со зданием похожа на свидание, потому что происходит в сугубо романтической обстановке, на рассвете или ближе к закату, потому что это лучшие часы для съемки – с мягким светом без центровых ударов солнца. И никого нет кругом, потому что это раннее утро: кстати, это в Москве никого нет, в Питере почему-то в 4 часа утра люди даже играют в футбол на улице. Между мной и зданием складывается личное общение, не знаю, как точнее обрисовать, но тут есть некий интимный момент.
Константин Мельников. Клуб им. Фрунзе © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб им. Фрунзе © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб им. Фрунзе © Денис Есаков



– У тебя в портфолио – исключительно XX век, авангард и послевоенный модернизм: с чем это связано?

– Хотя мне не нравятся некоторые идеи авангарда, те же дома-коммуны как вариант образа жизни, мне очень нравится, как архитекторы этого времени работали с формами. Это была такая революция, когда они оттолкнулись от симметрии, оттолкнулись от центральной образующей линии, оттолкнулись от ордеров, от классики, когда они, почти как Лоос, поставили декор чуть ли не на уровень криминала. У меня всегда был этот принцип «по-другому», и, когда большинство окружавших меня с детства людей считало лучшей архитектурой классическую, и чем больше завитушек и скульптур на фасаде – тем красивее, раз всем это нравилось, мне должно было понравиться что-то другое. Я понимаю, что это неоднозначный принцип, но для меня он работает.
Константин Мельников. Клуб завода «Каучук» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб завода «Каучук» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб завода «Каучук» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб завода «Каучук» © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб им. Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб им. Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб им. Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб им. Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Гараж на Новорязанской улице © Денис Есаков
Константин Мельников. Гараж на Новорязанской улице © Денис Есаков
Константин Мельников. Гараж на Новорязанской улице © Денис Есаков


23 Июля 2015

author pht author pht

Беседовали:

Нина Фролова, Денис Есаков
comments powered by HyperComments
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Пресса: Самый высокий конструктивистский дом признали памятником...
Дом в центре столицы, в котором располагалось общежитие-коммуна рабочего жилищно-строительного кооперативного товарищества "Объединенное рабочее строительство" (Обрабстрой), признали памятником архитектуры. 
Пресса: В Москве подготовили концепцию проекта реконструкции...
Самарский филиал Третьяковской галереи приобрел свои первичные очертания на бумаге. Замдиректора московского музея Татьяна Мрдуляш и Андрей Крылов провели рабочее совещание с депутатом Государственной думы Александром Хинштейном. Они обсудили работы по реконструкции самарской Фабрики-кухни.
Пресса: Застройщик впишет кинотеатр «Металлист» в новый жилой...
Новосибирский застройщик планирует построить многоэтажный жилой дом рядом с кинотеатром «Металлист», признанным объектом культурного наследия. Полуразрушенное здание самого кинотеатра сначала законсервируют, а затем, снеся все аварийные участки и убрав пожароопасную обшивку с западного фасада, восстановят в первоначальном виде.
Пресса: Большевистский авангард в архитектуре: от антиурбанизма...
Первым крупным течением в советской архитектуре стал авангард? и это не случайно. Это направление наиболее радикально пересматривало привычные, традиционные устои жизни и зодчества. Это была попытка не просто внедрить определенный архитектурный стиль, а изменить сам образ жизни людей.
Пресса: Авангард в архитектуре. Дом-цилиндр: самый искусный...
Без дома-цилиндра архитектора Константина Мельникова наш рассказ о русском авангарде в архитектуре 20-х годах прошлого века был бы явно неполным. Это сооружение поражает дважды: своими необычными формами и используемыми технологиями и тем, что зодчий сумел возвести свое творение в эпоху, когда по всем представлениям сделать это было невозможно.
Пресса: Что построил Мельников (кроме дома Мельникова)
Даже в кругу авангардных архитекторов Константина Мельникова критиковали за чрезмерное новаторство. Многие его проекты так и остались на бумаге, однако архитектора хорошо знают во всём мире благодаря дому-мастерской, саркофагу для временного мавзолея Ленина и планировке парка Горького.
Пресса: Сохранять до конца сеанса: каким был кинотеатр «Металлист»...
Сеансы в кинотеатре «Металлист», расположенном на ул. Римского-Корсакова, 1/1, не устраивают уже больше десяти лет. Здание кинотеатра начали ломать утром 2 августа 2018 года, даже не дождавшись момента, когда арендаторы освободят занимаемые помещения.
Пресса: Новый смысл для проблемного памятника конструктивизма
Почему один бывший завод становится популярным городским пространством, а другой так и остаётся унылой промзоной? Или почему для одного особняка быстро находится инвестор, а другой, не менее интересный, годами пустует?
Пресса: Новый тендер на реконструкцию Фабрики-кухни в Самаре...
Нового подрядчика, который возобновит и завершит реконструкцию самарской Фабрики-кухни, планируется определить осенью текущего года. Об этом „Ъ-Волга“ сообщил руководитель службы по связям с общественностью заказчика работа на Фабрике-кухне, Государственного музейно-выставочного центра Росизо Илья Вольвич.
Пресса: Конструктивистские дома на Русаковке начали готовить...
По сообщениям местных жителей, началась подготовка к сносу конструктивистского жилмассива на Русаковской улице. Дом отселен и приговорен давно, но и этот снос связан с пресловутой программой реновации, наделавшей стол​ь​​ко шума в прошлом году: занимаемая этими домами территория отдана под стартовую площадку реновации.
Технологии и материалы
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Бриллиантовая прозрачность
Уникальная и единственная в мире подвесная переговорная «Диамант» в штаб-квартире Сбербанка с ультра-прозрачными гранями Crystalvision от AGC.
Сейчас на главной
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Стиль больших крыш
Zaha Hadid Architects представили свой проект футбольного стадиона для древней столицы Китая – Сианя: строительство уже идет.
Пресса: «В старых дверях есть что-то необъяснимое и загадочное»....
В Музее Ахматовой в Фонтанном доме открылась выставка «Анна Ахматова. Михаил Булгаков. Пятое измерение» – тотальная инсталляция, дающая отличное представление о том, что такое архитектура выставок и зачем она нужна.
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.
Учреждение рая
Бюро BIG выиграло конкурс на мастерплан трех насыпных островов на 375 000 жителей у берега малазийского острова Пинанг в Малаккском проливе.