Медитация над итогами

В ЦДХ открылась двадцатая по счету Арх Москва.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Выставка сравнительно невелика – впрочем, сопоставление с успешным 2007 годом, надо думать, теперь всегда будет маячить на горизонте, заставляя признать экспозицию относительно небольшой, – но отличается ясностью и не затуманивает ум. Прошло двадцать пять лет новой жизни и новой, с долей условности скажем – независимой, архитектуры, и двадцать лет работы – как сказано в релизе, совместной, работы самой заметной архитектурной выставки постсоветского периода, Арх Москвы и самого содержательного профессионального журнала того же периода, Проект Россия. Надо бы подводить итоги, но вместо этого получается только легкий, ещё не вполне музейный налет ностальгии, тихий такой день рождения – без тостов, без выводов, и упаси Боже безо всякой бравурности. А так и надо, вероятно.

Вполне логично обустроилась выставка, с началом, концом, серединой и несколькими приятными ответвлениями. В этом году она больше похожа на пространство для общения, которым была всегда: совершено нет избыточной информации, экспозицию легко пройти за один день – если, конечно, не задерживаться для разговоров у каждого стенда, – словом, выставка и давно сложившаяся профессиональная «тусовка» сосуществуют вполне гармонично, ничто не перевешивает и все как бы на своих привычных местах. Как встреча одноклассников. Все чуточку в тумане, но впрочем без неясностей. Кто мы, откуда, куда идём: собрались, посмотрели и разошлись до следующего года.

Как будто почувствовав этот лирический настрой, архитектурный герой года бюро «Остоженка» обустроило свою выставку в холле второго этажа, где сходятся-расходятся все маршруты – уже традиционное место показа «архитектора года», как легкий ненавязчивый meeting-point. «Это лучшее место в доме художника, и мы постарались его не испортить, а превратить в место общения», – говорит Александр Скокан. Ленты, подвешенные к потолку под разными углами образуют что-то вроде рощицы на опушке; нанесенный на них рисунок разорван и смешан, но с трёх точек, отмеченных на полу, он складывается, как пазл, в три разных изображения. Точки расположены, конечно же, не произвольно, а на главных «тропах»: поднимаясь по лестнице с первого этажа, видим буквы названия, выходя из коммерческой экспозиции второго этажа – генплан района Остоженки, разработанный бюро в начале своего существования, а спускаясь по лестнице с третьего этажа посетитель не сможет не заметить логотип мастерской: удвоенный и лишенный таким образом прямолинейной определенности квадрат Малевича. «Остоженка» остается собой: архитекторы подошли к выставке градостроительно – оказавшись «в самой середине» они по-своему осмыслили весь ЦДХ в целом, поймали линии силы, завязали в неплотный узел, вплели рефлексию собственного опыта в потоки посетителей, – если вдуматься, начинаешь представлять себе эти линии, рисовать в уме трассы – каждый наверняка пройдет эту, простую и дружелюбную, конструкцию насквозь или по касательной не один раз. Кроме того «место встречи» чутко реагирует и на ближайший контекст – ленты выставки попадают в визуальный резонанс с пластинами входа в основную часть второго этажа, – кажется, архитекторы «Остоженки» попросту не могут иначе.
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Архитектор года: бюро «Остоженка». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Архитектор года: бюро «Остоженка». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Александр Скокан на выставке бюро «Остоженка». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Архитектор года: бюро «Остоженка». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Архитекторы АБ «Остоженка» на стенде бюро. Предоставлено АБ «Остоженка»

Ненавязчивость экспозиции, к слову, вторит легкой юбилейной выставке, которую бюро показывало весной в подвале Аптекарского приказа – большая мастерская, маленький зал: за двадцать пять лет у «Остоженки» накопилось столько проектов, что нет смысла их выстраивать в ряд и архитекторы ограничиваются паттерном, в который вплетают самое важное.

Так и здесь: данью современному увлечению гаджетами на лентах появляются значки – тоже своего рода реперные точки, наводя на которые телефон (предварительно надо подключиться к wi-fi OSTARCH и скачать программу OSTOZHENKA) можно увидеть объёмные модели девяти главных проектов бюро – Посольский дом, жк в Одинцово, или два недавно построенных здания на Пречистенской набережной, которые хорошо видно с Крымского моста по дороге на Арх Москву. Модели трёхмерны – их можно крутить; но схематичны, – впрочем, высокий уровень обобщения вписывается в легкую концепцию выставки. «3D модели это квитэссенция архитектуры, – сказал мне Александр Андреевич Скокан. – Они как дети; маленькие дети все прекрасны, потом жизнь их портит… Трехмерные модели это чистое авторство, то, за что архитектор полностью отвечает. То, что происходит с объектом дальше, зависит от множества факторов: заказчика, исполнителей. Так что здесь мы показываем объемные модели как чистую архитектуру». Действительно, проекты нарисованы в исходном виде, так, как были задуманы, к примеру, в здании на Трубной площади показана непостроенная вторая очередь.
Офисное здание на ул Трубная, бюро «Остоженка», модель из числа показываемых на выставке. Изображение предоставлено АБ «Остоженка»

Вся нынешняя Арх Москва тоже выстроена от ретроспективы к современности, и тоже не слишком дотошно; как воспоминание, не исследование. Ушел популярной в 2000-е образ каталога и учебника; также почти нет архитектурных конкурсов – тема, недавно главная и звучная, как будто бы исчерпала себя. Как отголосок недавнего буйства улучшайзинга – небольшой, но обаятельный конкурс объектов новой городской культуры «2х2», организованный Archipeople и бюро megabudka – его стенд нужно искать, он в дальнем правом углу двора ЦДХ. Результаты второго, тоже признаемся – небольшого, недавнего конкурса на объект перед ТРК «Атриум» на Курской, показаны на третьем этаже.

Собственно Арх Москва – на первом этаже ЦДХ, – начинается с архива, выставки «Музей современной архитектуры», устроенной Бартом Голдхорном в честь двадцатилетия журнала «Проект Россия» и одновременно Арх Москвы. Справа – подборка журналов позволяет ощутить глубину времени и вспомнить, как читал о чем-то больше десяти лет назад – надо же, почти как сейчас, – к примеру, о самолетной квартире Алексея Козыря, скамейка из которой выставлена здесь же. В центре вестибюля длинный стол с объектами архитекторов, публиковавшихся в журнале и участвовавших в Архкаталоге Арх Москвы – от «Башни перестройки» 1986 года (Игорь Пищукевич, Тотан Кузембаев, Сергей Коробов) до макета берлинского музея рисунка Сергея Чобана. На столе лампы, с ними получилось академично, почти как в какой-нибудь фундаментальной библиотеке. По идее Барта Голдхорна на выставку должны были попасть малоизвестные вещи, но и откликнулись не все, и многие вещи получились довольно известными, как например Полумост надежды Тимура Башкаева или дворец Водных видов спорта Сергея Кузнецова. А Михаил Белов выставил рисунки нескольких проектов. Словом, набор получился несколько пёстрым, воспоминания где-то случайными, как и полагается воспоминаниям.
«Архив современной архитектуры», кураторский проект Барта Голдхорна. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Барт Голдхорн на выставке «Архив современной архитектуры». «Золотая река», инсталляция SPEECH. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
«Архив современной архитектуры», кураторский проект Барта Голдхорна. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
«Архив современной архитектуры». Объект «Башня перестройки», Игорь Пищукевич, Тотан Кузембаев, Сергей Коробов. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
«Архив современной архитектуры», скамейка из самолетной квартиры, Алексей Козырь и др. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
«Архив современной архитектуры». Дом в проезде Загорского, Владимир Плоткин. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Настоящее развернулось на просторном третьем этаже в виде совместного с Москомархитектурой выставочного проекта, совмещенного с форумом – «Архитектурная политика». Политика делится на пять тем: развитие территорий, промзон, панельное домостроение, молодые бюро под родившимся на Арх Москве брендом Next! и выставка архитектуры для детей, продолжившая тему последнего журнала speech: и курируемая его главным редактором Анной Мартовицкой (в субботу там намечена программа для детей, приводите). Первая и основная часть «политики» показывает крупные девелоперские проекты: «Сердце столицы» Донстроя, официального партнера этой экспозиции; «ВТБ Арена парк», строящегося вокруг стадиона «Динамо» соседствуют с МФЦ в Рублево-Архангельском и кварталами №75 и 82 СЗАО, где компания КРОСТ занимается «квартальным сносом <…> и заменой устаревших панельных домов на современные жилые здания». Остановившись здесь перед черно-белым макетом, заммэра по строительству Марат Хуснуллин пожурил хозяев стенда: где ваши красивые здания, почему такой скромный макет? Надо думать, в ближайшем будущем нас ждёт уцветнение макетов… Некоторое место занимают ДСК – по словам Елены Гонсалес, проводившей здесь свою часть экскурсии для журналистов, это важнейшая тема, потому что: мы все понимаем, что доступное жилье может быть только таким и то, как сейчас трансформируется панельное строительство, очень важно. И на Западе эта тема до сих пор очень остра, в частности тема того, что делать в уже настроенными панельными, особенно многоэтажными домами. И то, и другое – правда, ДСК трансформируется: в буйное разноцветье без снижения этажности. И объемы, кажется, растут.
Заммэра по строительству Марат Хуснуллин на выставке «Архитектурная политика»
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
«Архитектурная политика». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Впрочем, если мы вспомним первую попытку выставки Москомархитектуры на Арх Москве – тогда для неё хватило места и её пришлось поместить в вестибюлях ГТГ, то разница огромна. Сейчас проекты главного архитектора, да и сам Сергей Кузнецов, говорят на другом языке и прекрасно интегрированы в Арх Москву, стали необходимой частью – многие помнят, что это результат довольно длинной истории, сейчас мы наблюдаем результат.

Одна из самых приятных экспозиций, по словам Барта Голдхорна – лучшая, – это выставка молодых архитектурных бюро NEXT! Куратор Елена Гонсалес отобрала для неё сначала сорок, а потом одиннадцать бюро, которым отведены довольно большие участки на третьем этаже, сразу после ДСК. Молодые архитекторы здесь – уже довольно известные, участвовавшие в конкурсах программы Next прежних выставок, ученики известных московских архитекторов, постоянных участников «Архкаталога». Это, к примеру, ученик Юрия Григоряна Рубен Аракелян с бюро Wall, который, как пообещала Елена Гонсалес, станет куратором некоммерческих программ Арх Москвы в следующем году. Или ученик Алексея Бавыкина Григорий Гурьянов с бюро «Практика»; Степан Липгарт, как всегда, с фасадом в духе ар-деко; постоянно присутствующие на Арх Москве с инсталляциями Citizen Studio; бюро HBE, закопавшее свои проекты, в том числе показанные здесь же в прошлом году, вглубь интригующей сетки. В качестве бюро выступает ялтинский Spotcamp, лагерь, посвященный изучению параметрической и дигитальной архитектуры. Кто-то показал проекты, кто-то ограничился инсталляциями – бюро Wall в течение двух месяцев отливало и «выдалбливало» тонкие гипсовые стены с якобы случайными отпечатками. Все стенды, трудоемкие и не очень, тут стали инсталляциями, которые делают пространство зала разнообразным, осмысленным и приятным. Next ощутимо перекликается с «архивом» Барта Голдхорна на первом этаже, показывает себя наследником учителей.
Проект NEXT!, бюро Wall. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Проект NEXT!, Spotcamp. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Проект NEXT!, на стенде бюро kleinewelt architekten. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Проект NEXT!, Citizen Studio. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Проект NEXT!, Степан Липгарт. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Три главных части выставки также созвучны другим проектам, немного меньшего масштаба. Например Арх Москва не столько рассказывает об общественных пространствах, сколько сама оформляется в общественное пространство, каковым всегда и была, только теперь это заметнее: проекты подстраиваются, радостно подчиняются этому тренду, начиная от «места встречи» бюро «Остоженка», о котором было много сказано, и продолжаясь миланской инсталляцией 2013 года от бюро SPEECH – два языка выстраиваются перед колоннадой ЦДХ не просто так, а образуют ворота, через которые проходят все идущие по тропинке от метро «Октябрьская». Ворота SPEECH-a и meeting-point «Остоженки» завершаются на третьем этаже узким диагональным амфитеатром, привезенным бюро Wowhaus из Берлинской архитектурной галереи.

Амфитеатр не просто так: в нём проходят встречи и презентации, самая интересная – круглый стол, посвященный жизни животных в городе, который состоится завтра в 17:00. На Арх Москве, как на любом фестивале, всегда бывают конференц-залы, и сейчас их несколько, а вот амфитеатры – не всегда.
Архитектура для коммуникации. Выставка бюро Wowhaus. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
«Золотая река», инсталляция SPEECH. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
«Золотая река», инсталляция SPEECH. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

В резонанс с «архивом» Барта Голдхорна попадает проект «Архиграфика», облюбовавший уютный тупиковый зальчик на втором этаже – конкурс, проводимый теперь уже регулярно сайтом «Архплатформа» и его главным редактором Екатериной Шалиной. Объявлять и награждать победителей будут на церемонии PIN WIN 4 июня. Перекликаются между собой всегдашний ярмарочный ряд журналов на балконе и новый зал книжных издательств на втором этаже, где попадаются очень полезные книги. А точку ставит кинозал, рекламирующий проект Лондонской Архитектурной Ассоциации archizines.com, в свою очередь призванный поддержать в наше сетевое время бумажные издания, от журналов до книг.
Екатерина Шалина на выставке «Архиграфика». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
«Архиграфика». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
«Архиграфика». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Несколько особняком в этой симфонии перекличек стоит проект школы МАРШ, чьи студенты в рамках модуля «Проблемы урбанизма» исследовали московскую часть реки Яузы и ее окружение – впрочем и он откликается на проект обустройства Москвы-реки бюро «Меганом», победившем в конкурсе (вот он, единственный громкий конкурс, о котором в этом году вообще говорят на Арх Москве) и показанном в главном зале третьего этажа. Исследование Яузы МАРШа называется «Другая река», ловя посетителя на непонятность: какая река? какая первая? – ах ну да, есть в Москве вторая река по размеру… И показан он без деталей, планом, группой схем и красивой тонкаческой инсталляцией, о которую немного спотыкаешься, потому что это покрашенное в серый цвет звено знаменитого типового забора, прорезанное светящейся трассой «второй реки».
Другая река. Выставка школы МАРШ. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Словом, есть за чем сходить на Арх Москву. Читать и напряженно учиться выставка теперь не призывает – есть другие способы, зато приятно тусоваться, вспоминать, размышлять – даже не анализировать, а плыть на ностальгической ноте. Даже архполитика, несмотря на провоцирующее название, не взбадривает, показанные проекты известны хорошо и размещены спокойно. Какие-то разговоры, организованные и нет, рисунки, акварели, этак всё прозрачно, хорошо, как в осеннем лесу в солнечный день бабьего лета и только на периферии сознания маячит, что вот этот парковый павильон, спроектированный молодым бюро для небольшого московского парка, уже построили, а тот – отменили, потому что политику Сергея Капкова по обустройству парков вероятно, теперь сменит другая политика. Но тихо, тихо, всё хорошо. 
Проект «Свет в архитектуре». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру


28 Мая 2015

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.