Медитация над итогами

В ЦДХ открылась двадцатая по счету Арх Москва.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Выставка сравнительно невелика – впрочем, сопоставление с успешным 2007 годом, надо думать, теперь всегда будет маячить на горизонте, заставляя признать экспозицию относительно небольшой, – но отличается ясностью и не затуманивает ум. Прошло двадцать пять лет новой жизни и новой, с долей условности скажем – независимой, архитектуры, и двадцать лет работы – как сказано в релизе, совместной, работы самой заметной архитектурной выставки постсоветского периода, Арх Москвы и самого содержательного профессионального журнала того же периода, Проект Россия. Надо бы подводить итоги, но вместо этого получается только легкий, ещё не вполне музейный налет ностальгии, тихий такой день рождения – без тостов, без выводов, и упаси Боже безо всякой бравурности. А так и надо, вероятно.

Вполне логично обустроилась выставка, с началом, концом, серединой и несколькими приятными ответвлениями. В этом году она больше похожа на пространство для общения, которым была всегда: совершено нет избыточной информации, экспозицию легко пройти за один день – если, конечно, не задерживаться для разговоров у каждого стенда, – словом, выставка и давно сложившаяся профессиональная «тусовка» сосуществуют вполне гармонично, ничто не перевешивает и все как бы на своих привычных местах. Как встреча одноклассников. Все чуточку в тумане, но впрочем без неясностей. Кто мы, откуда, куда идём: собрались, посмотрели и разошлись до следующего года.

Как будто почувствовав этот лирический настрой, архитектурный герой года бюро «Остоженка» обустроило свою выставку в холле второго этажа, где сходятся-расходятся все маршруты – уже традиционное место показа «архитектора года», как легкий ненавязчивый meeting-point. «Это лучшее место в доме художника, и мы постарались его не испортить, а превратить в место общения», – говорит Александр Скокан. Ленты, подвешенные к потолку под разными углами образуют что-то вроде рощицы на опушке; нанесенный на них рисунок разорван и смешан, но с трёх точек, отмеченных на полу, он складывается, как пазл, в три разных изображения. Точки расположены, конечно же, не произвольно, а на главных «тропах»: поднимаясь по лестнице с первого этажа, видим буквы названия, выходя из коммерческой экспозиции второго этажа – генплан района Остоженки, разработанный бюро в начале своего существования, а спускаясь по лестнице с третьего этажа посетитель не сможет не заметить логотип мастерской: удвоенный и лишенный таким образом прямолинейной определенности квадрат Малевича. «Остоженка» остается собой: архитекторы подошли к выставке градостроительно – оказавшись «в самой середине» они по-своему осмыслили весь ЦДХ в целом, поймали линии силы, завязали в неплотный узел, вплели рефлексию собственного опыта в потоки посетителей, – если вдуматься, начинаешь представлять себе эти линии, рисовать в уме трассы – каждый наверняка пройдет эту, простую и дружелюбную, конструкцию насквозь или по касательной не один раз. Кроме того «место встречи» чутко реагирует и на ближайший контекст – ленты выставки попадают в визуальный резонанс с пластинами входа в основную часть второго этажа, – кажется, архитекторы «Остоженки» попросту не могут иначе.
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Архитектор года: бюро «Остоженка». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Архитектор года: бюро «Остоженка». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Александр Скокан на выставке бюро «Остоженка». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Архитектор года: бюро «Остоженка». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Архитекторы АБ «Остоженка» на стенде бюро. Предоставлено АБ «Остоженка»

Ненавязчивость экспозиции, к слову, вторит легкой юбилейной выставке, которую бюро показывало весной в подвале Аптекарского приказа – большая мастерская, маленький зал: за двадцать пять лет у «Остоженки» накопилось столько проектов, что нет смысла их выстраивать в ряд и архитекторы ограничиваются паттерном, в который вплетают самое важное.

Так и здесь: данью современному увлечению гаджетами на лентах появляются значки – тоже своего рода реперные точки, наводя на которые телефон (предварительно надо подключиться к wi-fi OSTARCH и скачать программу OSTOZHENKA) можно увидеть объёмные модели девяти главных проектов бюро – Посольский дом, жк в Одинцово, или два недавно построенных здания на Пречистенской набережной, которые хорошо видно с Крымского моста по дороге на Арх Москву. Модели трёхмерны – их можно крутить; но схематичны, – впрочем, высокий уровень обобщения вписывается в легкую концепцию выставки. «3D модели это квитэссенция архитектуры, – сказал мне Александр Андреевич Скокан. – Они как дети; маленькие дети все прекрасны, потом жизнь их портит… Трехмерные модели это чистое авторство, то, за что архитектор полностью отвечает. То, что происходит с объектом дальше, зависит от множества факторов: заказчика, исполнителей. Так что здесь мы показываем объемные модели как чистую архитектуру». Действительно, проекты нарисованы в исходном виде, так, как были задуманы, к примеру, в здании на Трубной площади показана непостроенная вторая очередь.
Офисное здание на ул Трубная, бюро «Остоженка», модель из числа показываемых на выставке. Изображение предоставлено АБ «Остоженка»

Вся нынешняя Арх Москва тоже выстроена от ретроспективы к современности, и тоже не слишком дотошно; как воспоминание, не исследование. Ушел популярной в 2000-е образ каталога и учебника; также почти нет архитектурных конкурсов – тема, недавно главная и звучная, как будто бы исчерпала себя. Как отголосок недавнего буйства улучшайзинга – небольшой, но обаятельный конкурс объектов новой городской культуры «2х2», организованный Archipeople и бюро megabudka – его стенд нужно искать, он в дальнем правом углу двора ЦДХ. Результаты второго, тоже признаемся – небольшого, недавнего конкурса на объект перед ТРК «Атриум» на Курской, показаны на третьем этаже.

Собственно Арх Москва – на первом этаже ЦДХ, – начинается с архива, выставки «Музей современной архитектуры», устроенной Бартом Голдхорном в честь двадцатилетия журнала «Проект Россия» и одновременно Арх Москвы. Справа – подборка журналов позволяет ощутить глубину времени и вспомнить, как читал о чем-то больше десяти лет назад – надо же, почти как сейчас, – к примеру, о самолетной квартире Алексея Козыря, скамейка из которой выставлена здесь же. В центре вестибюля длинный стол с объектами архитекторов, публиковавшихся в журнале и участвовавших в Архкаталоге Арх Москвы – от «Башни перестройки» 1986 года (Игорь Пищукевич, Тотан Кузембаев, Сергей Коробов) до макета берлинского музея рисунка Сергея Чобана. На столе лампы, с ними получилось академично, почти как в какой-нибудь фундаментальной библиотеке. По идее Барта Голдхорна на выставку должны были попасть малоизвестные вещи, но и откликнулись не все, и многие вещи получились довольно известными, как например Полумост надежды Тимура Башкаева или дворец Водных видов спорта Сергея Кузнецова. А Михаил Белов выставил рисунки нескольких проектов. Словом, набор получился несколько пёстрым, воспоминания где-то случайными, как и полагается воспоминаниям.
«Архив современной архитектуры», кураторский проект Барта Голдхорна. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Барт Голдхорн на выставке «Архив современной архитектуры». «Золотая река», инсталляция SPEECH. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
«Архив современной архитектуры», кураторский проект Барта Голдхорна. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
«Архив современной архитектуры». Объект «Башня перестройки», Игорь Пищукевич, Тотан Кузембаев, Сергей Коробов. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
«Архив современной архитектуры», скамейка из самолетной квартиры, Алексей Козырь и др. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
«Архив современной архитектуры». Дом в проезде Загорского, Владимир Плоткин. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Настоящее развернулось на просторном третьем этаже в виде совместного с Москомархитектурой выставочного проекта, совмещенного с форумом – «Архитектурная политика». Политика делится на пять тем: развитие территорий, промзон, панельное домостроение, молодые бюро под родившимся на Арх Москве брендом Next! и выставка архитектуры для детей, продолжившая тему последнего журнала speech: и курируемая его главным редактором Анной Мартовицкой (в субботу там намечена программа для детей, приводите). Первая и основная часть «политики» показывает крупные девелоперские проекты: «Сердце столицы» Донстроя, официального партнера этой экспозиции; «ВТБ Арена парк», строящегося вокруг стадиона «Динамо» соседствуют с МФЦ в Рублево-Архангельском и кварталами №75 и 82 СЗАО, где компания КРОСТ занимается «квартальным сносом <…> и заменой устаревших панельных домов на современные жилые здания». Остановившись здесь перед черно-белым макетом, заммэра по строительству Марат Хуснуллин пожурил хозяев стенда: где ваши красивые здания, почему такой скромный макет? Надо думать, в ближайшем будущем нас ждёт уцветнение макетов… Некоторое место занимают ДСК – по словам Елены Гонсалес, проводившей здесь свою часть экскурсии для журналистов, это важнейшая тема, потому что: мы все понимаем, что доступное жилье может быть только таким и то, как сейчас трансформируется панельное строительство, очень важно. И на Западе эта тема до сих пор очень остра, в частности тема того, что делать в уже настроенными панельными, особенно многоэтажными домами. И то, и другое – правда, ДСК трансформируется: в буйное разноцветье без снижения этажности. И объемы, кажется, растут.
Заммэра по строительству Марат Хуснуллин на выставке «Архитектурная политика»
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
«Архитектурная политика». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Впрочем, если мы вспомним первую попытку выставки Москомархитектуры на Арх Москве – тогда для неё хватило места и её пришлось поместить в вестибюлях ГТГ, то разница огромна. Сейчас проекты главного архитектора, да и сам Сергей Кузнецов, говорят на другом языке и прекрасно интегрированы в Арх Москву, стали необходимой частью – многие помнят, что это результат довольно длинной истории, сейчас мы наблюдаем результат.

Одна из самых приятных экспозиций, по словам Барта Голдхорна – лучшая, – это выставка молодых архитектурных бюро NEXT! Куратор Елена Гонсалес отобрала для неё сначала сорок, а потом одиннадцать бюро, которым отведены довольно большие участки на третьем этаже, сразу после ДСК. Молодые архитекторы здесь – уже довольно известные, участвовавшие в конкурсах программы Next прежних выставок, ученики известных московских архитекторов, постоянных участников «Архкаталога». Это, к примеру, ученик Юрия Григоряна Рубен Аракелян с бюро Wall, который, как пообещала Елена Гонсалес, станет куратором некоммерческих программ Арх Москвы в следующем году. Или ученик Алексея Бавыкина Григорий Гурьянов с бюро «Практика»; Степан Липгарт, как всегда, с фасадом в духе ар-деко; постоянно присутствующие на Арх Москве с инсталляциями Citizen Studio; бюро HBE, закопавшее свои проекты, в том числе показанные здесь же в прошлом году, вглубь интригующей сетки. В качестве бюро выступает ялтинский Spotcamp, лагерь, посвященный изучению параметрической и дигитальной архитектуры. Кто-то показал проекты, кто-то ограничился инсталляциями – бюро Wall в течение двух месяцев отливало и «выдалбливало» тонкие гипсовые стены с якобы случайными отпечатками. Все стенды, трудоемкие и не очень, тут стали инсталляциями, которые делают пространство зала разнообразным, осмысленным и приятным. Next ощутимо перекликается с «архивом» Барта Голдхорна на первом этаже, показывает себя наследником учителей.
Проект NEXT!, бюро Wall. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Проект NEXT!, Spotcamp. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Проект NEXT!, на стенде бюро kleinewelt architekten. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Проект NEXT!, Citizen Studio. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Проект NEXT!, Степан Липгарт. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Три главных части выставки также созвучны другим проектам, немного меньшего масштаба. Например Арх Москва не столько рассказывает об общественных пространствах, сколько сама оформляется в общественное пространство, каковым всегда и была, только теперь это заметнее: проекты подстраиваются, радостно подчиняются этому тренду, начиная от «места встречи» бюро «Остоженка», о котором было много сказано, и продолжаясь миланской инсталляцией 2013 года от бюро SPEECH – два языка выстраиваются перед колоннадой ЦДХ не просто так, а образуют ворота, через которые проходят все идущие по тропинке от метро «Октябрьская». Ворота SPEECH-a и meeting-point «Остоженки» завершаются на третьем этаже узким диагональным амфитеатром, привезенным бюро Wowhaus из Берлинской архитектурной галереи.

Амфитеатр не просто так: в нём проходят встречи и презентации, самая интересная – круглый стол, посвященный жизни животных в городе, который состоится завтра в 17:00. На Арх Москве, как на любом фестивале, всегда бывают конференц-залы, и сейчас их несколько, а вот амфитеатры – не всегда.
Архитектура для коммуникации. Выставка бюро Wowhaus. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
«Золотая река», инсталляция SPEECH. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
«Золотая река», инсталляция SPEECH. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

В резонанс с «архивом» Барта Голдхорна попадает проект «Архиграфика», облюбовавший уютный тупиковый зальчик на втором этаже – конкурс, проводимый теперь уже регулярно сайтом «Архплатформа» и его главным редактором Екатериной Шалиной. Объявлять и награждать победителей будут на церемонии PIN WIN 4 июня. Перекликаются между собой всегдашний ярмарочный ряд журналов на балконе и новый зал книжных издательств на втором этаже, где попадаются очень полезные книги. А точку ставит кинозал, рекламирующий проект Лондонской Архитектурной Ассоциации archizines.com, в свою очередь призванный поддержать в наше сетевое время бумажные издания, от журналов до книг.
Екатерина Шалина на выставке «Архиграфика». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
«Архиграфика». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
«Архиграфика». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Несколько особняком в этой симфонии перекличек стоит проект школы МАРШ, чьи студенты в рамках модуля «Проблемы урбанизма» исследовали московскую часть реки Яузы и ее окружение – впрочем и он откликается на проект обустройства Москвы-реки бюро «Меганом», победившем в конкурсе (вот он, единственный громкий конкурс, о котором в этом году вообще говорят на Арх Москве) и показанном в главном зале третьего этажа. Исследование Яузы МАРШа называется «Другая река», ловя посетителя на непонятность: какая река? какая первая? – ах ну да, есть в Москве вторая река по размеру… И показан он без деталей, планом, группой схем и красивой тонкаческой инсталляцией, о которую немного спотыкаешься, потому что это покрашенное в серый цвет звено знаменитого типового забора, прорезанное светящейся трассой «второй реки».
Другая река. Выставка школы МАРШ. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Словом, есть за чем сходить на Арх Москву. Читать и напряженно учиться выставка теперь не призывает – есть другие способы, зато приятно тусоваться, вспоминать, размышлять – даже не анализировать, а плыть на ностальгической ноте. Даже архполитика, несмотря на провоцирующее название, не взбадривает, показанные проекты известны хорошо и размещены спокойно. Какие-то разговоры, организованные и нет, рисунки, акварели, этак всё прозрачно, хорошо, как в осеннем лесу в солнечный день бабьего лета и только на периферии сознания маячит, что вот этот парковый павильон, спроектированный молодым бюро для небольшого московского парка, уже построили, а тот – отменили, потому что политику Сергея Капкова по обустройству парков вероятно, теперь сменит другая политика. Но тихо, тихо, всё хорошо. 
Проект «Свет в архитектуре». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру


28 Мая 2015

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.

Сейчас на главной

Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.