English version

Парк истории Зарядья

Вера Бутко и Антон Надточий, участники консорциума MVRDV, рассказывают о проекте, который занял третье место в конкурсе на парк «Зарядье»: о своих впечатлениях от совместной работы с Вини Маасом, а также о том, каким был его первоначальный замысел.

Юлия Тарабарина

Беседовала:
Юлия Тарабарина

mainImg
Прошло уже больше месяца с момента объявления трех финалистов конкурса на концепцию парка «Зарядье», и мы продолжаем подробную публикацию победивших проектов. Проект консорциума MVDRV, занявший почетное третье место, сфокусирован на историческом наследии этой территории. Российскими архитекторами в составе консорциума выступило бюро «Атриум» Веры Бутко и Антона Надточего. Мы попросили архитекторов рассказать подробнее о проекте и об опыте сотрудничества со знаменитыми голландцами. 



Архи.ру:
– Итак, вы предложили археологический парк?

Антон Надточий:
– Археологический – слишком упрощенная трактовка. Мы спроектировали современный парк, который базируется на истории этого уникального места.

Вера Бутко:

– При этом нам хотелось как можно дальше уйти от буквального воссоздания; не зацикливаться на восстановлении, реконструкции, или на чистой археологии, а дать актуальную трактовку истории. Я выпускница кафедры реставрации и всегда трепетно относилась к истории и памятникам, но все же заказ был на новый парк и архитекторов приглашали именно по этому критерию.

– А как появилась идея современной интерпретации истории?

Антон Надточий:
– Как только был объявлен список команд, участвующих во втором туре, нам стали звонить журналисты, и пришлось – буквально в течение пяти минут – решить, что же им следует сказать. Мы с Верой устроили блиц-обсуждение на тему: что для нас главное в этом проекте, и с чем ассоциируется Зарядье для москвичей? – и очень быстро пришли к выводу, что его историческая и культурная уникальность – самое важное. На нашей первой встрече с Вини Маасом в ходе установочного семинара эта тема также стала приоритетной. Соответственно мы говорили с ним про историю Зарядья, про археологию. Вспоминали Помпеи, рассуждали о суперпозиции (наложении структур) и палимпсесте (наслоении смыслов), о существующих мировых аналогах, о Москве и москвичах… Уже в первый день мы договорились о том что нужно делать, оставалось разобраться с тем как отразить историю и в тоже время сделать парк современным.

Поскольку для нас сразу стало очевидно, что предстоит серьезная работа над историческим контекстом, мы пригласили в команду опытнейших специалистов в этой области Анну и Наталью Броновицких. Также мы обращались за помощью к российским консультантам по культурному планированию, дендрологии, транспортным вопросам.

Вера Бутко:
– Мы были уверены, что и остальные конкурсанты будут предлагать разные интерпретации истории места. Нам казалось, что это единственно правильное решение для данной площадки. А потом к нашему удивлению у других ничего подобного не оказалось.
Ночной вид сверху. Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM

– Как развивался проект?


Вера Бутко:

– Началось все с этаких руинированных катакомб… Сначала Маас предложил поэкспериментировать с контурной матрицей исторических карт Зарядья, разводя слои в пространстве на несколько уровней. Например, пытались «выдавить» только дома, потом только улицы, придумать какие-то формальные и смысловые алгоритмы. Где-то эти новые элементы делали из выстриженных кустов, где-то бетонными, чтобы ходить и по верху, и между ними. Нижний слой парка представлял собой лабиринт, в котором размещалась основная функциональная программа, а верхний – панорамный парк. Эффектно и радикально, вот только было понятно, что этого никто не примет. Мы считали, что невозможно построить лабиринт в центре Москвы. В итоге удалось, сохранив яркую первоначальную идею, сделать парк комфортным и функциональным.



В основу проекта положен принцип «суперпозиции». Архитекторы отфильтровали некоторое количество карт существовавшей в разные времена застройки, выбрав наиболее интересные. Также были учтены планировки двух неосуществленных проектов: Наркомптяжпрома и высотки Чечулина. Авторы также ввели две диагональные видовые оси: от двойной арки стены Китай-города до Беклемишевской башни и от высотки на Котельнической к собору Василия Блаженного. Все вместе, совмещенное в одном слое, образовало орнаментальную сетку дорожек, не лишенную обобщения, но все же не декоративную, а мотивированную ранее существовавшей застройкой.
Наложение всех слоев. Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Вход со стороны Китайгородского проезда (через существующую арку). Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM

Поскольку исторический рельеф Зарядья уничтожили еще при строительстве гостиницы «Россия», то сетку изогнули, совместив с основным перепадом высот и требованиями проектируемых функций. «Голландцы вырезали этот орнамент из бумаги и долго его изгибали, продавливали, – вспоминает Вера Бутко. – Так в какой-то момент символический след от задуманной в 1920-е годы, но не построенной башни братьев Весниных превратился в «шишку» туристического центра».
Концепция: аксонометрия. Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Экспликация с распределением функций. Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Парк в разное время года. Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM

Большое количество дорожек позволяет создать многообразие прогулочных маршрутов, превращая парк в эмоциональный и интеллектуальный аттракцион. Дорожки из крупных пустотелых бетонных блоков двухметровой ширины возвышаются над землей на 40 см. Они многофункциональны: служат также скамейками и фонарями. По замыслу архитекторов, в любом месте можно было бы присесть, свесив ноги. Также заложены ниши для подсветки, направленной как в парк, так и под ноги – поэтому их контуры на ночных видах светятся. В темное время световая сеть, парящая над травой и между кустами, выглядела бы заманчиво. Конструкция дорожек, в основном проложенных по бывшим дорогам, позволяет легко открыть любой участок для археологических исследований и последующей экспозиции. В то же время плотность сети, обеспеченная совмещением разных карт, позволяет большому числу людей пройти сквозь парк: в ТЗ парк был определен как «транзитный», люди должны задерживаться в нем не больше 1-2 часов. В этом смысле и привнесенные диагональные видовые оси среди прочего гарантируют возможность быстрого преодоления территории. В целом парк получился гибким, открытым для трансформации: в любое можно было бы изменить как фрагмент его ландшафта, так и функцию какой-либо отдельной части, – все это без ущерба для общей концепции и восприятия.
Разрез по модулю парковой дорожки. Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Инфоцентр, галереи и кафе. Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM

Множество мини-парков, помещенных между дорожками, стали визитной карточкой проекта. Пояснительная записка обещает «750 садов». Это целый природный калейдоскоп, основанный на богатстве российской природы. Причем авторы, в отличие от своих конкурентов, оперируют не столько климатическими поясами, сколько ландшафтным разнообразием, выделяя заливные луга, дачные сады, усадебные парки и другие подобные элементы различной высоты, природной текстуры, и разной степени естественности возникновения. Так, от первоначального образа «помпейского лабиринта» местами сохранены фигурно стриженые кусты. Выставляемые вместо утраченных зданий они похожи на утрированную историческую декорацию и одновременно на кусочек романтизированного Версаля. Этот разнокалиберный пазл с вариантной растительностью и функциями, до некоторой степени, стал ответом на требование ТЗ избегать больших открытых пространств.
Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM

Заметное отличие проекта от остальных – парковка, в решении которой отразилась первоначальная идея нижнего лабиринта. Обратив внимание на наличие корня -парк- в слове парковка, архитекторы превратили ее в еще один подземный ландшафт, где можно укрыться в непогоду, откуда можно попасть в филармонию и музей Москвы. Парковке отдан весь прямоугольник фундаментной плиты бывшей гостиницы «Россия»: машиномест получилось намного больше требуемых по техзаданию пятисот, что позволило авторам сделать схему расстановки автомобилей достаточно свободной, а также предложить перенести сюда автобусы с Васильевского спуска. Кое-где в нижнем пространстве появляются световые колодцы – деревья прорастают с нижнего яруса на верхний, формируя плавный переход от парковки к парку. «Мы сделали парковку продолжением или, точнее, преддверием парка. Парк начинался уже здесь, и люди бы, приезжая на автомобилях и автобусах сразу попадали бы в комфортное пространство» – поясняет Вера Бутко.
Срез подземного пространства. Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Разрез (по концертному залу). Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Разрез (по инфоцентру). Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Парк «Зарядье». Проект
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM

На уровне парка периметр гостиницы выделен лентой мелких декоративных бассейнов. Округлый холм почти в центре – парафраз «пупа земли», под его куполом находится туристический информационный центр «ворота Москвы» (Moscow gates) – поэтическое название вторит идее радушного приема гостей: сюда попадали бы туристы, выходя из автобусов и машин. Дорожки взбираются на этот холм, промежутки между ними, закрыты стеклом, по поверхности которого также можно было бы гулять. Верхняя точка купола инфоцентра должна была стать видовой площадкой для фотографирования.



– Как вы оказались в составе консорциума MVDRV?

Антон Надточий:

– Мы познакомились на биеннале 2012 года в Венеции (Сергей Кузнецов только-только был объявлен главным архитектором Москвы, эпопея с конкурсами еще не началась) и тогда же договорились сделать что-нибудь совместное, если представится возможность. В течение года было несколько попыток, как по нашей, так и по их инициативе, но только на Зарядье мы впервые дошли до этапа совместного проектирования. Тут инициаторами выступили голландцы.

К слову, в этом конкурсе требования об участии русских архитекторов в консорциуме не было обязательным. Но с нашей точки зрения проектирование в таком месте без глубокого понимания его специфики не возможно.

– Какие впечатления остались от совместной работы?

Антон Надточий:
– Мы имеем большой опыт работы с иностранными компаниями. Мы работали с немецкими, английскими, французскими компаниями и наша оценка их деятельности в России весьма неоднозначна.

Но Зарядье стало для нас интереснейшей и увлекательной работой. MVRDV – одни из самых концептуальных архитекторов в мире, они имеют большой опыт и реализаций и конкурсов. Выработав основной подход, они развивают его последовательно и бескомпромиссно. Поэтому все их проекты получаются очень точными, где-то радикальными, но всегда концептуальными и формально интересными. Мы вдохновлялись их работами еще будучи молодыми архитекторами. Особенно вспоминается 2000-й год, посещение павильона Голландии на Экспо-2000 в Ганновере и ими же разработанной концептуальной экспозиции на биеннале в Венеции. Это было супер!

Вера Бутко:
– У них прекрасно налажен технологический процесс, что не мешает творческому началу. Вся команда буквально загорается работой, и все участники прекрасно понимают свои задачи. Вини в принципе очень обаятельный человек, способный зажечь идеей; архитекторы в бюро его прекрасно слышат, быстро схватывают идею и мгновенно начинают работать – расходятся по местам и каждый начинает делать свою часть. Внутри команды царит атмосфера предельного доверия и открытости, и внутренней ответственности каждого участника.

Антон Надточий:

– У голландцев совершенно иначе устроена работа. У них высокая культура организации взаимодействия между членами команды. У нас сложно найти компании-партнеров: инженеров, конструкторов, поэтому нам, например, проще иметь своих конструкторов в штате, чем обращаться к внешнему бюро – не сформирована культура обмена информацией, диалога между «смежниками».

У них – как я понимаю, это вообще в Европе так, – существует много узкоспециализированных компаний, ни одна из которых не делает весь объем работы по проекту целиком; они взаимодействуют друг с другом и при этом все работают на общий конечный результат. Есть, конечно, проектные «монстры», которые могут сделать все с начала до конца, но они проваливаются в креативной части: делают все, но на среднем уровне.

В специализированных компаниях – наоборот, есть супер-специалисты, умеющие очень хорошо делать что-то одно. Поэтому у них очень хорошо отработано взаимодействие и обмен информацией между бюро с разными специализациями. Кроме того, MVRDV это международная компания, они проектируют и строят по всему миру, и это тоже специфический опыт. 

– А как была организована работа в данном случае?

Антон Надточий:

– Сначала был составлен график: две недели на анализ, месяц на выработку концепции, потом еще сколько-то на ее утряску, подачу и прочее. Была определена общая канва и дальше MVRDV, как лидеры консорциума, начали полемику между всеми участниками процесса. В обсуждение были вовлечены мы и швейцарский ландшафтный дизайнер Анук Вогель. На последующих этапах инженерная компания Arcadis. Время от времени голландцы вбрасывали этакие концептуальные вопросы, задавали их всем участникам процесса. К примеру: была задача сделать парк современным, соответственно, долго обсуждался вопрос «что такое современность?» и «что такое современность для России?».

В конце июля в Роттердаме был совместный воркшоп, где из множества вариантов были выбраны принципиальные решения.

В процессе работы мы постоянно анализировали и переводили всю справочную информацию, участвовали в коллективных дискуссиях и предлагали свои варианты, формировали функциональную схему, всю культурную программу. Мы адаптировали и увязывали предложения наших коллег со спецификой территории, местным менталитетом, нормами и т.д.

Вера Бутко:

– Надо отдать должное чрезвычайной работоспособности и производительности голландцев, их культуре графического высказывания и обмена графической информацией.

Это была отличная работа, и мы довольны как процессом, так и конечным результатом. Мы считаем, что нашей совместной команде удалось создать не просто комфортное парковое пространство, но сохранить и интерпретировать историческую и культурную специфику этого уникального места.

Видовая площадка. Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Кафе. Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Концертный зал. Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Вид со стороны Москвы-реки и набережной. Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM

26 Декабря 2013

Юлия Тарабарина

Беседовала:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Пресса: Директор «Зарядья»: «Парк — это живой организм»
Парк «Зарядье» — один из знаковых московских объектов поколения «некст». Чем запомнился его первый год жизни, что из задуманного удалось, над чем еще предстоит работать и все-таки что такое «Зарядье» — городской парк, общественная зона или культурно-научное пространство?
Пресса: «Зарядье» получило международный приз «зрительских...
Парк «Зарядье» удостоен особой похвалы (Special Mention) в категории «Ландшафтный дизайн» конкурса Architizer A+ Awards, сообщил главный архитектор Москвы, руководитель авторского коллектива проектировщиков парка Сергей Кузнецов.
Пресса: Возле парка «Зарядье» построят комплекс элитных апартаментов
Один из крупнейших столичных застройщиков — MR Group — построит в пешей доступности от Кремля и парка «Зарядье» комплекс апартаментов. Возможная выручка от реализации проекта может составить 1,3–1,8 млрд руб.
Пресса: И над рекою мост воспарил
Парк «Зарядье» имеет все шансы стать объектом культурного наследия, сообщил вчера руководитель Департамента культурного наследия Москвы Алексей Емельянов.
Пресса: Филармония в "Зарядье" откроется летом 2018 года
Филармония на территории парка "Зарядье" в центре Москвы будет открыта к лету 2018 года, сообщил журналистам заместитель мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства Марат Хуснуллин.
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Пресса: Парк «Зарядье» получил положительные отзывы от ЮНЕСКО
Генеральный директор ЮНЕСКО Франческо Бандарин остался доволен реализацией парка «Зарядье», отметив, что российская сторона в полной мере выполнила свои обязательства. Соответствующее письмо было направлено в Минкультуры России, рассказал главный архитектор Москвы и руководитель авторского коллектива проектировщиков парка «Зарядье» Сергей Кузнецов.
Пресса: Франческо Бандарин: "Зарядье" открыло панорамный вид...
Заместитель генерального директора ЮНЕСКО Франческо Бандарин высоко оценил работу, проделанную в парке "Зарядье". Он посетил парк в рамках научно-практического семинара по сохранению, использованию, популяризации и государственной охране объектов культурного наследия, посвященному памяти А.Г.Векслера.
Пресса: Архитектор "Зарядья" Чарльз Ренфро: посетители должны...
С момента открытия парка "Зарядье" в Москве прошло чуть больше месяца. За это время зеленая территория, выросшая вокруг Кремля, уже стала центром притяжения не только туристов и самих москвичей, но и поводом для противоречивых отзывов. Одни настойчиво осуждают архитекторов, превративших "сердце страны" в подобие американских скверов, другие восхищаются новым зеленым оазисом, появившимся по соседству с Кремлем. О березовом островке, брусчатке с Красной площади, а также музыке, мешающей посетителям, ТАСС поговорил с американским проектировщиком "Зарядья" Чарльзом Ренфро, который посетил столицу в преддверии открытия Московской недели дизайна.
Пресса: «Мы не сможем переварить всех желающих»
Открытие парка «Зарядье» 9 сентября вызвало такой ажиотаж, что в первые же дни его работы, кажется, вся Москва посчитала своим долгом сделать там селфи. В результате такого проявления народной любви оказались вытоптаны 10 тысяч растений, повреждены «стеклянная кора» и купол медиацентра. Чтобы залатать эти раны, администрация даже изменила на время режим и график работы «Зарядья». Директор парка Павел Трехлеб рассказал «Мосленте», когда уберут временные заграждения, откроют парковку, проведут отбор среди «Друзей Зарядья» и пустят самых достойных из них работать с растениями.
Пресса: Григорий Ревзин о парке «Зарядье»
Архитектурный критик и партнёр КБ «Стрелка» Григорий Ревзин побывал в новом парке «Зарядье» и поделился впечатлениями на своей странице в facebook. Приводим его комментарий без изменений.
Пресса: Архитектура обнуления: Александр Можаев о всех за...
Хайп вокруг открывшегося рядом с Кремлем парка не прекращается вторую неделю. Москвовед Александр Можаев написал для «Афиши Daily» текст, в котором оценивает «Зарядье» не как красивый жест, а в контексте истории и архитектуры.
Технологии и материалы
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
Сейчас на главной
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
Метаболизм и Бах
Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.
DMTRVK: год в онлайне
За год с момента всеобщего перехода на удаленный формат взаимодействия проект «Дмитровка» организовал более 20 онлайн-лекций и дискуссий с участием российских и зарубежных архитекторов. Публикуем некоторые из них.