English version

Парк истории Зарядья

Вера Бутко и Антон Надточий, участники консорциума MVRDV, рассказывают о проекте, который занял третье место в конкурсе на парк «Зарядье»: о своих впечатлениях от совместной работы с Вини Маасом, а также о том, каким был его первоначальный замысел.

author pht

Беседовала:
Юлия Тарабарина

mainImg
Прошло уже больше месяца с момента объявления трех финалистов конкурса на концепцию парка «Зарядье», и мы продолжаем подробную публикацию победивших проектов. Проект консорциума MVDRV, занявший почетное третье место, сфокусирован на историческом наследии этой территории. Российскими архитекторами в составе консорциума выступило бюро «Атриум» Веры Бутко и Антона Надточего. Мы попросили архитекторов рассказать подробнее о проекте и об опыте сотрудничества со знаменитыми голландцами. 



Архи.ру:
– Итак, вы предложили археологический парк?

Антон Надточий:
– Археологический – слишком упрощенная трактовка. Мы спроектировали современный парк, который базируется на истории этого уникального места.

Вера Бутко:

– При этом нам хотелось как можно дальше уйти от буквального воссоздания; не зацикливаться на восстановлении, реконструкции, или на чистой археологии, а дать актуальную трактовку истории. Я выпускница кафедры реставрации и всегда трепетно относилась к истории и памятникам, но все же заказ был на новый парк и архитекторов приглашали именно по этому критерию.

– А как появилась идея современной интерпретации истории?

Антон Надточий:
– Как только был объявлен список команд, участвующих во втором туре, нам стали звонить журналисты, и пришлось – буквально в течение пяти минут – решить, что же им следует сказать. Мы с Верой устроили блиц-обсуждение на тему: что для нас главное в этом проекте, и с чем ассоциируется Зарядье для москвичей? – и очень быстро пришли к выводу, что его историческая и культурная уникальность – самое важное. На нашей первой встрече с Вини Маасом в ходе установочного семинара эта тема также стала приоритетной. Соответственно мы говорили с ним про историю Зарядья, про археологию. Вспоминали Помпеи, рассуждали о суперпозиции (наложении структур) и палимпсесте (наслоении смыслов), о существующих мировых аналогах, о Москве и москвичах… Уже в первый день мы договорились о том что нужно делать, оставалось разобраться с тем как отразить историю и в тоже время сделать парк современным.

Поскольку для нас сразу стало очевидно, что предстоит серьезная работа над историческим контекстом, мы пригласили в команду опытнейших специалистов в этой области Анну и Наталью Броновицких. Также мы обращались за помощью к российским консультантам по культурному планированию, дендрологии, транспортным вопросам.

Вера Бутко:
– Мы были уверены, что и остальные конкурсанты будут предлагать разные интерпретации истории места. Нам казалось, что это единственно правильное решение для данной площадки. А потом к нашему удивлению у других ничего подобного не оказалось.
Ночной вид сверху. Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM

– Как развивался проект?


Вера Бутко:

– Началось все с этаких руинированных катакомб… Сначала Маас предложил поэкспериментировать с контурной матрицей исторических карт Зарядья, разводя слои в пространстве на несколько уровней. Например, пытались «выдавить» только дома, потом только улицы, придумать какие-то формальные и смысловые алгоритмы. Где-то эти новые элементы делали из выстриженных кустов, где-то бетонными, чтобы ходить и по верху, и между ними. Нижний слой парка представлял собой лабиринт, в котором размещалась основная функциональная программа, а верхний – панорамный парк. Эффектно и радикально, вот только было понятно, что этого никто не примет. Мы считали, что невозможно построить лабиринт в центре Москвы. В итоге удалось, сохранив яркую первоначальную идею, сделать парк комфортным и функциональным.



В основу проекта положен принцип «суперпозиции». Архитекторы отфильтровали некоторое количество карт существовавшей в разные времена застройки, выбрав наиболее интересные. Также были учтены планировки двух неосуществленных проектов: Наркомптяжпрома и высотки Чечулина. Авторы также ввели две диагональные видовые оси: от двойной арки стены Китай-города до Беклемишевской башни и от высотки на Котельнической к собору Василия Блаженного. Все вместе, совмещенное в одном слое, образовало орнаментальную сетку дорожек, не лишенную обобщения, но все же не декоративную, а мотивированную ранее существовавшей застройкой.
Наложение всех слоев. Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Вход со стороны Китайгородского проезда (через существующую арку). Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM

Поскольку исторический рельеф Зарядья уничтожили еще при строительстве гостиницы «Россия», то сетку изогнули, совместив с основным перепадом высот и требованиями проектируемых функций. «Голландцы вырезали этот орнамент из бумаги и долго его изгибали, продавливали, – вспоминает Вера Бутко. – Так в какой-то момент символический след от задуманной в 1920-е годы, но не построенной башни братьев Весниных превратился в «шишку» туристического центра».
Концепция: аксонометрия. Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Экспликация с распределением функций. Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Парк в разное время года. Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM

Большое количество дорожек позволяет создать многообразие прогулочных маршрутов, превращая парк в эмоциональный и интеллектуальный аттракцион. Дорожки из крупных пустотелых бетонных блоков двухметровой ширины возвышаются над землей на 40 см. Они многофункциональны: служат также скамейками и фонарями. По замыслу архитекторов, в любом месте можно было бы присесть, свесив ноги. Также заложены ниши для подсветки, направленной как в парк, так и под ноги – поэтому их контуры на ночных видах светятся. В темное время световая сеть, парящая над травой и между кустами, выглядела бы заманчиво. Конструкция дорожек, в основном проложенных по бывшим дорогам, позволяет легко открыть любой участок для археологических исследований и последующей экспозиции. В то же время плотность сети, обеспеченная совмещением разных карт, позволяет большому числу людей пройти сквозь парк: в ТЗ парк был определен как «транзитный», люди должны задерживаться в нем не больше 1-2 часов. В этом смысле и привнесенные диагональные видовые оси среди прочего гарантируют возможность быстрого преодоления территории. В целом парк получился гибким, открытым для трансформации: в любое можно было бы изменить как фрагмент его ландшафта, так и функцию какой-либо отдельной части, – все это без ущерба для общей концепции и восприятия.
Разрез по модулю парковой дорожки. Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Инфоцентр, галереи и кафе. Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM

Множество мини-парков, помещенных между дорожками, стали визитной карточкой проекта. Пояснительная записка обещает «750 садов». Это целый природный калейдоскоп, основанный на богатстве российской природы. Причем авторы, в отличие от своих конкурентов, оперируют не столько климатическими поясами, сколько ландшафтным разнообразием, выделяя заливные луга, дачные сады, усадебные парки и другие подобные элементы различной высоты, природной текстуры, и разной степени естественности возникновения. Так, от первоначального образа «помпейского лабиринта» местами сохранены фигурно стриженые кусты. Выставляемые вместо утраченных зданий они похожи на утрированную историческую декорацию и одновременно на кусочек романтизированного Версаля. Этот разнокалиберный пазл с вариантной растительностью и функциями, до некоторой степени, стал ответом на требование ТЗ избегать больших открытых пространств.
Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM

Заметное отличие проекта от остальных – парковка, в решении которой отразилась первоначальная идея нижнего лабиринта. Обратив внимание на наличие корня -парк- в слове парковка, архитекторы превратили ее в еще один подземный ландшафт, где можно укрыться в непогоду, откуда можно попасть в филармонию и музей Москвы. Парковке отдан весь прямоугольник фундаментной плиты бывшей гостиницы «Россия»: машиномест получилось намного больше требуемых по техзаданию пятисот, что позволило авторам сделать схему расстановки автомобилей достаточно свободной, а также предложить перенести сюда автобусы с Васильевского спуска. Кое-где в нижнем пространстве появляются световые колодцы – деревья прорастают с нижнего яруса на верхний, формируя плавный переход от парковки к парку. «Мы сделали парковку продолжением или, точнее, преддверием парка. Парк начинался уже здесь, и люди бы, приезжая на автомобилях и автобусах сразу попадали бы в комфортное пространство» – поясняет Вера Бутко.
Срез подземного пространства. Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Разрез (по концертному залу). Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Разрез (по инфоцентру). Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Парк «Зарядье». Проект
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM

На уровне парка периметр гостиницы выделен лентой мелких декоративных бассейнов. Округлый холм почти в центре – парафраз «пупа земли», под его куполом находится туристический информационный центр «ворота Москвы» (Moscow gates) – поэтическое название вторит идее радушного приема гостей: сюда попадали бы туристы, выходя из автобусов и машин. Дорожки взбираются на этот холм, промежутки между ними, закрыты стеклом, по поверхности которого также можно было бы гулять. Верхняя точка купола инфоцентра должна была стать видовой площадкой для фотографирования.



– Как вы оказались в составе консорциума MVDRV?

Антон Надточий:

– Мы познакомились на биеннале 2012 года в Венеции (Сергей Кузнецов только-только был объявлен главным архитектором Москвы, эпопея с конкурсами еще не началась) и тогда же договорились сделать что-нибудь совместное, если представится возможность. В течение года было несколько попыток, как по нашей, так и по их инициативе, но только на Зарядье мы впервые дошли до этапа совместного проектирования. Тут инициаторами выступили голландцы.

К слову, в этом конкурсе требования об участии русских архитекторов в консорциуме не было обязательным. Но с нашей точки зрения проектирование в таком месте без глубокого понимания его специфики не возможно.

– Какие впечатления остались от совместной работы?

Антон Надточий:
– Мы имеем большой опыт работы с иностранными компаниями. Мы работали с немецкими, английскими, французскими компаниями и наша оценка их деятельности в России весьма неоднозначна.

Но Зарядье стало для нас интереснейшей и увлекательной работой. MVRDV – одни из самых концептуальных архитекторов в мире, они имеют большой опыт и реализаций и конкурсов. Выработав основной подход, они развивают его последовательно и бескомпромиссно. Поэтому все их проекты получаются очень точными, где-то радикальными, но всегда концептуальными и формально интересными. Мы вдохновлялись их работами еще будучи молодыми архитекторами. Особенно вспоминается 2000-й год, посещение павильона Голландии на Экспо-2000 в Ганновере и ими же разработанной концептуальной экспозиции на биеннале в Венеции. Это было супер!

Вера Бутко:
– У них прекрасно налажен технологический процесс, что не мешает творческому началу. Вся команда буквально загорается работой, и все участники прекрасно понимают свои задачи. Вини в принципе очень обаятельный человек, способный зажечь идеей; архитекторы в бюро его прекрасно слышат, быстро схватывают идею и мгновенно начинают работать – расходятся по местам и каждый начинает делать свою часть. Внутри команды царит атмосфера предельного доверия и открытости, и внутренней ответственности каждого участника.

Антон Надточий:

– У голландцев совершенно иначе устроена работа. У них высокая культура организации взаимодействия между членами команды. У нас сложно найти компании-партнеров: инженеров, конструкторов, поэтому нам, например, проще иметь своих конструкторов в штате, чем обращаться к внешнему бюро – не сформирована культура обмена информацией, диалога между «смежниками».

У них – как я понимаю, это вообще в Европе так, – существует много узкоспециализированных компаний, ни одна из которых не делает весь объем работы по проекту целиком; они взаимодействуют друг с другом и при этом все работают на общий конечный результат. Есть, конечно, проектные «монстры», которые могут сделать все с начала до конца, но они проваливаются в креативной части: делают все, но на среднем уровне.

В специализированных компаниях – наоборот, есть супер-специалисты, умеющие очень хорошо делать что-то одно. Поэтому у них очень хорошо отработано взаимодействие и обмен информацией между бюро с разными специализациями. Кроме того, MVRDV это международная компания, они проектируют и строят по всему миру, и это тоже специфический опыт. 

– А как была организована работа в данном случае?

Антон Надточий:

– Сначала был составлен график: две недели на анализ, месяц на выработку концепции, потом еще сколько-то на ее утряску, подачу и прочее. Была определена общая канва и дальше MVRDV, как лидеры консорциума, начали полемику между всеми участниками процесса. В обсуждение были вовлечены мы и швейцарский ландшафтный дизайнер Анук Вогель. На последующих этапах инженерная компания Arcadis. Время от времени голландцы вбрасывали этакие концептуальные вопросы, задавали их всем участникам процесса. К примеру: была задача сделать парк современным, соответственно, долго обсуждался вопрос «что такое современность?» и «что такое современность для России?».

В конце июля в Роттердаме был совместный воркшоп, где из множества вариантов были выбраны принципиальные решения.

В процессе работы мы постоянно анализировали и переводили всю справочную информацию, участвовали в коллективных дискуссиях и предлагали свои варианты, формировали функциональную схему, всю культурную программу. Мы адаптировали и увязывали предложения наших коллег со спецификой территории, местным менталитетом, нормами и т.д.

Вера Бутко:

– Надо отдать должное чрезвычайной работоспособности и производительности голландцев, их культуре графического высказывания и обмена графической информацией.

Это была отличная работа, и мы довольны как процессом, так и конечным результатом. Мы считаем, что нашей совместной команде удалось создать не просто комфортное парковое пространство, но сохранить и интерпретировать историческую и культурную специфику этого уникального места.

Видовая площадка. Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Кафе. Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Концертный зал. Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM
Вид со стороны Москвы-реки и набережной. Парк «Зарядье»
© MVRDV / предоставлено ATRIUM


26 Декабря 2013

author pht

Беседовала:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Пресса: Директор «Зарядья»: «Парк — это живой организм»
Парк «Зарядье» — один из знаковых московских объектов поколения «некст». Чем запомнился его первый год жизни, что из задуманного удалось, над чем еще предстоит работать и все-таки что такое «Зарядье» — городской парк, общественная зона или культурно-научное пространство?
Пресса: «Зарядье» получило международный приз «зрительских...
Парк «Зарядье» удостоен особой похвалы (Special Mention) в категории «Ландшафтный дизайн» конкурса Architizer A+ Awards, сообщил главный архитектор Москвы, руководитель авторского коллектива проектировщиков парка Сергей Кузнецов.
Пресса: Возле парка «Зарядье» построят комплекс элитных апартаментов
Один из крупнейших столичных застройщиков — MR Group — построит в пешей доступности от Кремля и парка «Зарядье» комплекс апартаментов. Возможная выручка от реализации проекта может составить 1,3–1,8 млрд руб.
Пресса: И над рекою мост воспарил
Парк «Зарядье» имеет все шансы стать объектом культурного наследия, сообщил вчера руководитель Департамента культурного наследия Москвы Алексей Емельянов.
Пресса: Филармония в "Зарядье" откроется летом 2018 года
Филармония на территории парка "Зарядье" в центре Москвы будет открыта к лету 2018 года, сообщил журналистам заместитель мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства Марат Хуснуллин.
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Пресса: Парк «Зарядье» получил положительные отзывы от ЮНЕСКО
Генеральный директор ЮНЕСКО Франческо Бандарин остался доволен реализацией парка «Зарядье», отметив, что российская сторона в полной мере выполнила свои обязательства. Соответствующее письмо было направлено в Минкультуры России, рассказал главный архитектор Москвы и руководитель авторского коллектива проектировщиков парка «Зарядье» Сергей Кузнецов.
Пресса: Франческо Бандарин: "Зарядье" открыло панорамный вид...
Заместитель генерального директора ЮНЕСКО Франческо Бандарин высоко оценил работу, проделанную в парке "Зарядье". Он посетил парк в рамках научно-практического семинара по сохранению, использованию, популяризации и государственной охране объектов культурного наследия, посвященному памяти А.Г.Векслера.
Пресса: Архитектор "Зарядья" Чарльз Ренфро: посетители должны...
С момента открытия парка "Зарядье" в Москве прошло чуть больше месяца. За это время зеленая территория, выросшая вокруг Кремля, уже стала центром притяжения не только туристов и самих москвичей, но и поводом для противоречивых отзывов. Одни настойчиво осуждают архитекторов, превративших "сердце страны" в подобие американских скверов, другие восхищаются новым зеленым оазисом, появившимся по соседству с Кремлем. О березовом островке, брусчатке с Красной площади, а также музыке, мешающей посетителям, ТАСС поговорил с американским проектировщиком "Зарядья" Чарльзом Ренфро, который посетил столицу в преддверии открытия Московской недели дизайна.
Пресса: «Мы не сможем переварить всех желающих»
Открытие парка «Зарядье» 9 сентября вызвало такой ажиотаж, что в первые же дни его работы, кажется, вся Москва посчитала своим долгом сделать там селфи. В результате такого проявления народной любви оказались вытоптаны 10 тысяч растений, повреждены «стеклянная кора» и купол медиацентра. Чтобы залатать эти раны, администрация даже изменила на время режим и график работы «Зарядья». Директор парка Павел Трехлеб рассказал «Мосленте», когда уберут временные заграждения, откроют парковку, проведут отбор среди «Друзей Зарядья» и пустят самых достойных из них работать с растениями.
Пресса: Григорий Ревзин о парке «Зарядье»
Архитектурный критик и партнёр КБ «Стрелка» Григорий Ревзин побывал в новом парке «Зарядье» и поделился впечатлениями на своей странице в facebook. Приводим его комментарий без изменений.
Пресса: Архитектура обнуления: Александр Можаев о всех за...
Хайп вокруг открывшегося рядом с Кремлем парка не прекращается вторую неделю. Москвовед Александр Можаев написал для «Афиши Daily» текст, в котором оценивает «Зарядье» не как красивый жест, а в контексте истории и архитектуры.
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Сейчас на главной
Лес и башни
Перед авторами проекта ЖК «В самом сердце Пушкино» стояла непростая задача: сохранить существующий на участке лесопарк, уместив на нем жилой комплекс достаточно высокой плотности. Так появились три башни на краю леса с развитыми общественными пространствами в стилобатах и элегантными «защипами» в венчающей части 18-этажных объемов.
Жить у воды
Рассказываем об итогах конкурса на проект ЖК «Кристальный» на берегу водохранилища в Воронеже и концепцию благоустройства прилегающей территории – Спортивной набережной.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Шоу-рум в ландшафте
Павильон девелопера OCT представляет красоты пейзажа покупателям квартир в очередном «новом городе» на востоке Китая. Авторы проекта шоу-рума – шанхайское бюро Lacime Architects.
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.
Бранденбургские колоннады
На этих выходных открывается долгожданный для жителей и посетителей немецкой столицы аэропорт Берлин-Бранденбург – BER. Его архитекторы – бюро gmp, авторы закрывающегося с открытием BER Тегеля.
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».