Грядут перемены. Подведены итоги Рейтинга архитектуры Нижнего Новгорода за период 2006–2007 годов

В пятницу, 1 февраля, в Доме архитектора прошла торжественная церемония объявления и награждения победителей, завершившаяся знаменитым поеданием «героя вечера» – огромного 40-килограмового торта в виде здания-победителя. Архитектура участвоваших в Рейтинге зданий демонстрирует, что в стилевых предпочтениях нижегородской школы намечаются существенные перемены – считает обозреватель Архи.ру Елена Петухова

author pht

Автор текста:
Елена Петухова

04 Февраля 2008
mainImg

Победитель Рейтинга архитектуры Нижнего Новгорода 2006–2007 гг. – административно-офисное здание в Холодном переулке, спроектированное архитекторами бюро «Арко» Юрием Болговым и Александром Гребенниковым (ГИП – Олег Щепанов, строительство: ООО «Япыстрой», заказчик: ООО «Легионпром НН», ЗАО ЮЦ «Практика».

К радости кондитеров нынешний лауреат не доставил им обычных хлопот с соблюдением «загадочных» пропорций, приданием коржам причудливых форм и созданием из крема и марципанов невообразимых архитектурных излишеств. Лаконичная архитектура дома с двойным названием «Денди-Хамелеон» лишь в одном осложнила жизнь пекарям – им пришлось на собственном опыте постараться разгадать закономерность чередования на фасаде больших и маленьких оконных проемов. Эта немаловажная деталь была исполнена при помощи разноцветной глазури, что в переводе с зефирно-бисквитного на архитектурно-строительный язык означает навесные фасадные системы. Правда, кондитерские технологии отстают от строительных, и добиться от сахара эффекта «хамелеон», как на композитных панелях Alucobond spectra colours, которыми облицован дом, изготовителям праздничного торта не удалось.

В статьях, посвященных итогам конкурсов, обычно подробно рассказывается о церемонии награждения и о достоинствах проекта-победителя и его соперников. Но мне хотелось бы поделиться неожиданным и от этого особенно ярким впечатлением, полученным на основе анализа работ, участвовавших в нижегородском Рейтинге 2006-2007 гг. Они свидетельствуют о том, что архитектура Нижнего Новгорода находится на переломном этапе, результатом которого, как очень хочется верить, станет новый подъем нижегородской школы, способный оказать не меньшее влияние на российскую архитектуру, чем предыдущий. 
 
Писать о современной российской архитектуре достаточно сложно, но очевидно, что для профессиональной прессы постсоветского периода некоторые региональные школы стали особенной, нежно любимой находкой. И здесь нижегородская школа в отношении насыщенности художественными аллюзиями и вольготности интерпретаций превосходила даже современную архитектуру Санкт-Петербурга. Однако пик интереса к Нижнему пришелся на конец 1990-х – начало 2000-х годов. Тогда стало очевидно, что в 400 километрах от столицы существует и развивается абсолютно уникальная архитектурная «резервация», которая в пику неуклюжим московским рефлексиям на темы постмодернизма сформировала собственную палитру выразительных средств, нашла свой масштаб и методологию встраивания в историческую среду.

С тех пор нижегородские мастера уверенно заняли места среди когорты российских архитекторов, чьи имена постоянно мелькают на страницах профессиональной прессы, но острота восприятия нижегородских событий постепенно сошла на нет. Редакторы архитектурных журналов не считают дни до сдачи очередной постройки, на фестивалях и конкурсах объекты из Нижнего не имеют карт-бланш за актуальность. Да что говорить, на нынешнюю церемонию подведения итогов Рейтинга, куда в прошлые годы с готовностью приезжали и президент Союза архитекторов России Юрий Гнедовский и директор Центра Современной Архитектуры Ирина Коробьина, почти никто из приглашенных гостей не приехал. Можно подумать, что мода на Нижний Новгород прошла и никто больше не ждет от него архитектурных потрясений. А зря…

Как раз сейчас с архитектурой Нижнего Новгорода происходят интересные метаморфозы. Более того, ее специфика, равно как и особенности этого города, позволяют увидеть этот процесс, проследить этапы его развития и, в конце концов, насладиться результатами трансформации. Это чем-то напоминает геологию, точнее вулканологию, где незначительные на первый взгляд события, выстраиваясь в определенную последовательность, предвещают извержение вулкана. В архитектуре все происходит приблизительно также. На фоне превалирующих стилистических канонов сначала появляются отдельные проекты, в которых можно заметить решения, альтернативные мейнстриму. Такие проекты становятся все радикальнее, их число растет, что неминуемо приводит к началу реализации – одного, другого, третьего. Окончание строительства каждого нового объекта стимулирует дальнейшие эксперименты. И так до полной смены доминирующей архитектурной стилистики.

Нынешний рейтинг можно считать одним из важнейших этапов такой метаморфозы. Он зафиксировал переходное состояние, при котором характерные черты предыдущей фазы сосуществуют с абсолютно новыми элементами, предвещающими следующую стадию развития. Такие «Рубиконы» обычно восстанавливаются задним числом и сильно страдают от субъективизма восстанавливающих. Мы же имеем прекрасную возможность «занять места в первом ряду» и, не полагаясь на чужие трактовки, вывести собственную эволюционную теорию.

Среди более чем 30 объектов, отобранных для рейтинга архитектуры Нижнего Новгорода 2006-2007 гг. по принципу «нельзя не заметить», подавляющее большинство не соответствовало традиционным представлениям о нижегородской школе, среди которых прежде всего: игра с выступающими-западающими объемами и активное использование цвета. Из 10 зданий, вошедших в шорт-лист, по результатам опроса 70 нижегородских архитекторов, только 3 отвечали стереотипу («Одуванчик», «Ковбой», «Парк Авеню»).

В остальных – привычные «нижегородские» черты уступили стилистике, принципиально отличной от стереотипов вчерашнего мейнстрима этой школы. Вместо ярких, в духе русского авангарда цветных пятен, создающих анти-камуфляжные фасады, теперь преобладают строгие и сдержанные цвета, облегающие лаконичные формы. Чувствуется, как очаровательно яркие «одуванчики» уступают место оттенкам серым, бежевым и зеленоватым... серьезным. Но в Нижнем «строгость» не означает ни холодности - ни, паче чаяния, сухости. Характер новой нижегородской архитектуры по-прежнему определяет самое трепетное внимание к тонким нюансам формы, пропорций, а также – что немаловажно – человеческий масштаб этих зданий. То и другое вместе придают им теплоту без экстравагантности. Как будто бы нижегородские архитекторы, пройдя стадию экспериментов, начали работать в найденной тональности, созвучной их родному городу.

Итак, один из представленных объектов («Призма») демонстрировал фактически полный отказ от прежнего выразительного инструментария. Еще один («Чайка») смотрелся скорее гостем из подмосковных яхт-клубов. В данном случае представляется важным, что на первом этапе рейтинга сами нижегородские архитекторы отобрали объекты, несущие в себе приметы новой архитектуры. Это означает, что потребность в обновлении, стремление к ней исповедуют сами творцы, т.е. это не искусственная реформа, насаждаемая извне, а абсолютно естественная, органичная, при которой переход к новой эстетике не означает отказ или ниспровержение прежних идеалов. Сохраняется важнейший фактор преемственности, обеспечивающий сохранение лучших традиций и самого понятия «школа».

В этой ситуации победа «Денди-Хамелеона» выглядит симптоматично. Жюри избежало падения в крайности и своим решением ясно продемонстрировало поддержку курса на обновление нижегородской школы. Авторы «Хамелеона» Юрий Болгов и Александр Гребенников второй раз подряд попадают в итоговый шорт-лист Рейтинга. Но если в 2006 году радикализм их «Радиодома» смотрелся как провокационная эскапада (высокопрофессиональное хулиганство) – то в этом году столь же лаконичный, но при этом серьезный и элегантный «Денди-Хамелеон» получил заслуженную награду, опередив творения весьма именитых нижегородских архитекторов. А что же эти именитые? Неужели столпы нижегородской школы окажутся не у дел в грядущей смене «формаций»? Отнюдь. Нескольких часов прогулки по улицам Нижнего Новгорода и разглядывания информационных щитов с компьютерными визуализациями строящихся объектов оказалось достаточно, чтобы убедиться: именитые не то чтобы уступают первенство в реформировании созданной ими самими школы, а даже опережают своих коллег. Судя по радикальности проектов не исключено, что инициатива обновления исходит как раз от них. И если они не представили на нынешний рейтинг свои последние проекты, то только потому, что в конкурсе участвуют лишь завершенные постройки. Так что следующий Рейтинг сулит не только усиление конкурентной борьбы, но и полномасштабную демонстрацию новейшей архитектуры Нижнего Новгорода.

zooming
Торжественное разрезание торта архитекторами-авторами здания-победителя. Юрий Болгов и Александр Гребенников
zooming
Фрагмент торта. Лестница из шоколада, стекло из глазури.
zooming
Ажиотаж вокруг торта продолжался достаточно долго, что бы архитекторы почувствовали «бремя славы»
zooming
Победитель Рейтинга нижегородской архитектуры 2006-2007 гг.
Административно-офисное здание в Холодном переулке
Проект: «Арко»
Архитекторы: Юрий Болгов, Александр Гребенников
zooming
«Призма». Реконструкция здания столовой под административно-офисный центр. ООО АПМ «АРТ проект». Архитекторы: Ольга Добротина, Елена Григорьева, Андрей Никитин, Сергей Шагалов.
zooming
«Ковбой». Жилой дом на пересечении улиц Белинского и Студёной. Творческая мастерская Андрея Степового. Архитекторы: Андрей Степовой, Елена Миронова, Сергей Поливанов
zooming
«Ганзей». Многофункциональный комплекс на улице Варварской. ТМ «Пестова и Попова». Архитекторы: Евгений Пестов, Ирина Варичева, Наталья Пестова
zooming
«Кит». Вторая очередь многофункционального комплекса на пересечении улиц Пискунова и Ошарской. Бюро «Проспект». Архитекторы: Борис Тарасов, Илья Вихорев
zooming
«Парк Авеню». Торговый центр «Парк Авеню» на улице Веденяпина. ТМ «Пестова и Попова». Архитекторы: Евгений Пестов, Ирина Варичева, Сергей Попов, Элла Погарская
zooming
«Одуванчик». Пенсионный фонд на проспекте Ленина. ТМ «Пестова и Попова». Архитекторы: Евгений Пестов, Ирина Капустина, Сергей Попов, Елена Пестова.
zooming
«Пеленгатор». Жилой дом в квартале между улицами Славянской и Студёной. ТМ Быкова. Архитекторы: Александр Сазонов, Виктор Быков, Ольга Алексеева.
zooming
«Николь». Административно-гостиничное здание по Московскому шоссе. Мастерская Юрия Чакрыгина. Архитекторы: Арсений Чакрыгин, Юрий Чакрыгин, Елена Пронина
zooming
«Чайка». База «Чайка» в пос. Жёлнино. ТМ Валерия Никишина Архитекторы: Андрей Рубцов, Валерий Никишин, Николай Членов, Наталья Краснова.
Нижний Новгород. Февраль 2008. Улица Б. Печерская
Строительство административного здания на пересечении улиц Фрунзе и Б.Печерская ТМА «Пестова и Попова».
3-D визуализация проекта строящегося здания. ТМ «Пестова и Попова». Архитекторы: Евгений Пестов, А.Каменюк, П.Васильев, С.Мичурин


04 Февраля 2008

author pht

Автор текста:

Елена Петухова
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Рейтинг архитектуры Нижнего Новгорода

Рейтинговая революция
Полуторамесячный марафон подведения итогов рейтинга архитектуры Нижнего Новгорода за 2008-2009 гг. закончился. На этот раз целых 7 объектов были признаны равноправными лидерами, после чего, согласно традиции, воссозданы в кремо-бисквитном формате и церемониально съедены.
Грядут перемены. Подведены итоги Рейтинга архитектуры...
В пятницу, 1 февраля, в Доме архитектора прошла торжественная церемония объявления и награждения победителей, завершившаяся знаменитым поеданием «героя вечера» – огромного 40-килограмового торта в виде здания-победителя. Архитектура участвоваших в Рейтинге зданий демонстрирует, что в стилевых предпочтениях нижегородской школы намечаются существенные перемены – считает обозреватель Архи.ру Елена Петухова

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Зеленый холм у Потамака
Пристройка, расширившая Кеннеди-центр в Вашингтоне, почти полностью спрятана в зеленом холме. Она выстраивает задуманную в 1960-е связь центра с рекой и не закрывает никаких видов.
Дом молодежи
Реконструкция Дома молодежи на Фрунзенской, анонсированная год назад, получила АГР Москомархитектуры. Проект предполагает строительство нового здания между МДМ и парком Трубецких.
Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.