English version

Окно власти

Размышляя на тему, каким мог бы быть новый парламентский центр РФ, коллектив архитекторов во главе с Александром Асадовым и Кареном Сапричяном предложил построить в «Москва-сити» здание с позолоченной нишей на главном фасаде и подвесить в нее гигантскую сферу конгресс-холла.

Анна Мартовицкая

Автор текста:
Анна Мартовицкая

17 Июля 2013
mainImg
Мастерская:
«Моспроект-2» им. М.В. Посохина, мастерская №19
ГрандПроектСити http://saprichyan.ru/
Проект:
Парламентский центр Российской Федерации
Россия, Москва, ММДЦ «Москва-СИТИ»

Авторский коллектив:
Гранд Проект Сити, Моспроект-2 им. М.В.Посохина,. Архитекторы: А.Асадов, К.Сапричян, И.Коренев. При участии: М.Посохин

2012

Парламентский центр Российской Федерации © «Моспроект-2», мастерская №19 / М. Посохин, А. Асадов, К. Сапричян
Парламентский центр Российской Федерации © «Моспроект-2», мастерская №19 / М. Посохин, А. Асадов, К. Сапричян

Скажем сразу, этот проект реализован не будет. Он относится к числу экспериментальных разработок, которые так любят эти авторы. В их портфолио немало подобных концепций – километровая телебашня, например, или запомнившийся многим рекреационный комплекс «Миракс-сад». Сами архитекторы называют их «Альтернативной Москвой», ценя возможность вдоволь пофантазировать о том, какой могла бы быть российская столица, если бы не стальные оковы регламентов и прочие ограничения. А заказчики, в свою очередь, очень ценят готовность архитекторов мыслить смело и смотреть в будущее (города и архитектуры) с оптимизмом, поэтому регулярно обращаются к ним с подобными предложениями. На этот раз темой «альтернативной реальности» стало размещение Парламентского центра на месте недостроенного здания Правительства Москвы в ММДЦ. 


Как поясняют авторы, эта идея возникла осенью прошлого года, когда стало понятно, что территории Новой Москвы инфраструктурно не готовы к размещению большого количества федеральных ведомств. Как известно, против переезда за МКАД возражали и сами депутаты Госдумы, поэтому столица стала искать альтернативную площадку для парламентского центра. Одним из вариантов и стал ММДЦ «Москва-сити», где до сих пор простаивает большой участок, в свое время выделенный под строительство столичной мэрии. Собственно, и мэрия ведь частично возведена (стройка замерла в 2010-м, сначала временно из-за кризиса, а потом и насовсем, после того, как городская администрация передумала переезжать), так что архитекторы получили вполне конкретное задание – проанализировать, возможно ли этот недострой приспособить под нужды федеральной власти. Архитекторы должны были вписаться в существующее пятно застройки, задействовав уже возведенную подземную часть комплекса, и при этом предложить здание одновременно достаточно просторное и выразительное внешне. 
Парламентский центр Российской Федерации © «Моспроект-2», мастерская №19 / М. Посохин, А. Асадов, К. Сапричян

С самой площадкой в ММДЦ Асадов знаком очень хорошо. В 2003-м году он участвовал в конкурсе на здание московской мэрии, а в 2004-м проектировал по соседству с ней высотный деловой центр в виде расширяющейся кверху башни, внутри которой «росло» еще одно здание. Вернувшись на участок десять лет спустя, архитекторы сознательно избрали совсем иную тактику, предложив не вертикальную доминанту, а выразительную композицию «объем в объеме». «Мы не стали проектировать небоскреб сразу по нескольким причинам, – поясняют авторы. – Прежде всего, в Москва-сити их хватает – в панораме города этот район выглядит как частокол вертикалей, к которому бессмысленно добавлять еще одну «жердь». А во-вторых, сама функциональная программа проектируемого центра диктовала создание нескольких объемов, ведь этот комплекс призван объединить верхнюю и нижнюю палаты парламента».

Авторы собирают Парламентский центр из функциональных блоков разной площади и формы. Это своего рода объемный тетрис, в котором блоки простой прямоугольной формы образуют не зависимые друг от друга корпуса Госдумы и Совета Федерации, а S- и П-образные перемычки формируют помещения для совместной работы депутатов и членов СФ, а также всевозможные вспомогательные службы. Паркинг и вовсе вынесен в отдельный «брусок», приставленный к основному объему сзади и соединенный с ним крытым переходом, служащим продолжением центрального вестибюля. Первые шесть уровней комплекса архитекторы отвели под Парламентскую библиотеку – это, по мнению Александра Асадова и Карена Сапричяна, было бы не только удобно для чиновников, но и глубоко символично – общим основанием для работы двух палат парламента служили бы книги и своды законов. Кроме того, квадратная конфигурация исходного здания идеально подходила именно для размещения книгохранилища, которому, прямо скажем, меньше всего нужны эксперименты с формой и планировками. 
Парламентский центр Российской Федерации © «Моспроект-2», мастерская №19 / М. Посохин, А. Асадов, К. Сапричян
Парламентский центр Российской Федерации © «Моспроект-2», мастерская №19 / М. Посохин, А. Асадов, К. Сапричян

А вот структура, которую архитекторы размещают выше библиотеки, на классический небоскреб ничем не похожа. Скорее, это здание-рама, здание-окно: из башни квадратного сечения авторы вынимают большую часть угла, обращенного к Москве-реке, а также противоположного ему, а затем еще и дополняют эту нишу глубокой горизонтальной прорезью так, чтобы на мост «Багратион» здание смотрело не массивным сплошным фасадом, а элегантной нишей. Необычная форма проема подчеркнута с помощью облицовки – ниша отделана металлическими панелями с медным отливом и стеклом, тонированным в такой же оттенок. Впрочем, главным украшением ниши становится даже не ее золотистая изнанка, а вставленный в нее яйцевидный объем – это залы заседаний, по одному на каждую палату и еще один общий. Если смотреть на Парламентский центр со стороны набережной, складывается полное ощущение, что этот блестящий приплюснутый шар просто парит в воздухе, каким-то чудом угодив под консоль блока Совета Федерации. Архитекторы старательно поддерживают эту иллюзию: крытый переход в основное здание спроектирован так, что не виден ни с одной точки, а опоры, поддерживающие сферу снизу, замаскированы высаженными под ней деревьями и самой облицовкой из металлизированного стекла.
Парламентский центр Российской Федерации © «Моспроект-2», мастерская №19 / М. Посохин, А. Асадов, К. Сапричян

Высота верхней перемычки, которая, собственно, и придает зданию сходство с гигантским окном, сращивая две башни в единое целое, составляет три этажа. Здесь авторы предполагали разместить аппараты председателей Госдумы и Совета Федерации, а также представителей главы государства. И это тоже символично: правящая верхушка и размещается на самом верху, имея на всякий пожарный несколько вертолетных площадок под рукой. Кстати, о противопожарных мерах: лаконичная отделка фасадов и выстроенные в узкие вертикальные линейки окна (где попарно, а где и в «столбики» 5-6 этажей высотой) делают совершенно незаметным наличие трех технических этажей, которые позволяют в случае необходимости полностью обособить библиотеку, помещения для совместной работы депутатов и членов СФ, собственно фракции ГД и комитеты СФ, а также высшие коридоры власти. Перед зданием архитекторы разбивают небольшую площадь, на которую от Краснопресненской набережной ведет широкая лестница. Все вместе – приподнятая над рекой плаза, парящий над ней блестящий дирижабль и окантовывающее его позолоченное изнутри высотное здание создают образ яркий и для российского парламента, возможно, даже чересчур прогрессивный.
Парламентский центр Российской Федерации © «Моспроект-2», мастерская №19 / М. Посохин, А. Асадов, К. Сапричян
Парламентский центр Российской Федерации © «Моспроект-2», мастерская №19 / М. Посохин, А. Асадов, К. Сапричян
Парламентский центр Российской Федерации © «Моспроект-2», мастерская №19 / М. Посохин, А. Асадов, К. Сапричян
Мастерская:
«Моспроект-2» им. М.В. Посохина, мастерская №19
ГрандПроектСити http://saprichyan.ru/
Проект:
Парламентский центр Российской Федерации
Россия, Москва, ММДЦ «Москва-СИТИ»

Авторский коллектив:
Гранд Проект Сити, Моспроект-2 им. М.В.Посохина,. Архитекторы: А.Асадов, К.Сапричян, И.Коренев. При участии: М.Посохин

2012

17 Июля 2013

Анна Мартовицкая

Автор текста:

Анна Мартовицкая
Похожие статьи
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Древность, дроны и кортен
Руины средневекового замка Гельфштын на востоке Чехии благодаря реконструкции по проекту бюро atelier-r не только избежали обрушения, но и стали доступней туристам.
Подвижность модульного
В ЖК Discovery ADM architects предложили современную версию структурализма: форма основана на модульных ячейках, которые, плавно выдвигаясь и углубляясь, придают контурам объемов сдержанную гибкость, «дифференцированную» поэлементно. Пластично-ступенчатые фасады «прошиты» золотистыми нитями – они объединяют объемы, подчеркивая рельефность решения.
Традиции энергетики
В Порсгрунне на юге Норвегии по проекту архитекторов Snøhetta построено четвертое здание из их ресурсоэффективной серии Powerhouse: как и три предыдущих, оно произведет за время эксплуатации (минимум 60 лет) больше энергии, чем потратит, включая периоды строительства и демонтажа и даже процесс производства стройматериалов.
Наследники трамвая
Офисный комплекс Five в пражском районе Смихов «вырастает» из исторического здания трамвайного депо. Авторы проекта – бюро Qarta Architektura.
Забег по петле
Образовательный центр и информационный павильон нового района в окрестностях Чэнду связаны красной лентой – эксплуатируемой кровлей с беговой дорожкой по проекту Powerhouse Company.
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Технологии и материалы
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.