Пресса: 17–21 июня

Об итогах первого этапа конкурса на концепцию парка в Зарядье, предательстве интересов Санкт-Петербурга и спасении деревянного наследия Иркутска – в новом обзоре прессы.

Автор текста:
Мария Гончарова

mainImg
На этой неделе были объявлены победители первого этапа конкурса на разработку ландшафтно-архитектурной концепции парка в Зарядье. Как сообщила «Газета.ru», ими стали следующие архитектурные бюро: Diller Scofidio + Renfro из США, Gustafson Porter из Великобритании, Turenscape из Китая, голландское бюро MVRDV в консорциуме с российским бюро Atrium, голландское бюро West 8 совместно с российским бюро Бориса Бернаскони, российская команда ТПО «Резерв» с ландшафтными архитекторами из Германии. Григорий Ревзин, комментируя на страницах «Коммерсанта» выбор жюри, отметил, что «выбор этих претендентов позволяет более или менее уверенно говорить о том, каким не будет итоговый проект. При всем различии трех западных и трех российских команд все они поклонники архитектурного авангарда, поэтому ожидать от них традиционной композиции с центральной аллеей и главной площадью со статуей в фонтане было бы странно». Также Ревзин похвалил главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова за то, что «удалось отстоять некоммерческую программу парка, а также сделать конкурс международным». Уже через 3 месяца финалисты представят итоговые концепции, из которых и будет выбран победитель. Ну а пока власти, не дожидаясь завершения реализации проекта, решили открыть Зарядье для посетителей уже сейчас. Как написали «Известия», на период строительства в Зарядье создадут информационный павильон и обзорные галереи.

Тем временем, «Газета.ru» встретилась с одним из членов жюри конкурса – канадским городским планировщиком Гаэтаном Руайе. По его мнению, решение о создании парка в Зарядье «очень смелое и направленное в будущее». Тем не менее, многое в столице требует перемен с точки зрения современного городского планирования. Сюда относится как чрезмерное число автомобилей, так и малое количество жилых районов в центре. И первым шагом на пути реализации конструктивных изменений, по мнению специалиста, должна стать политическая воля.

К слову об изменениях, корреспондент портала «Slon.ru» побеседовала с архитектором Дашей Парамоновой, автором недавно вышедшей книги-исследования «лужковской архитектуры». По мнению Парамоновой, со времени ухода Лужкова московская архитектура стала более сдержанной и адекватной: «Сейчас идет набор опыта. От дикой и эмоциональной отрасли мы постепенно приходим к нормальной жизни». Тем не менее, считает исследователь, для того, чтобы новые процессы прижились, необходимо не меньше, чем столетие. Вместе с тем, Парамонова отметила, что деятельность молодых архитекторов, активно участвующих в качественных и небольших проектах (подобных конкурсу на временный павильон «Гаража»), уже даёт повод для оптимизма.

В продолжение темы – «Московский комсомолец» опубликовал интервью с куратором премии «Авангард», вручающейся лучшему молодому архитектору России. Анна Медлева рассказала об амбициозных планах по развитию премии, о том, как происходит продвижение «Авангарда» за рубежом, а также отметила, что её команда остро нуждается в единомышленниках.

Но вернёмся к новости, пришедшей к нам на предыдущей неделе: The Village рассказал подробнее о 5 пилотных проектах преобразования московских библиотек в качественные городские пространства, разработанных архитектурно-урбанистическим бюро Svesmi.
zooming
Один из 5 пилотных проектов модернизации московских библиотек. Библиотека № 8 имени Ф. М. Достоевского (Чистопрудный бульвар, д. 23). Фотография: The Village

Ну а пока в Москве происходит постепенное накопление позитивных изменений городской среды, в Перми продолжает развиваться скандальное дело Андрея Головина, занимавшегося разработкой пермского мастер-плана. На этой неделе портал Properm.ru сообщил, что глава «Бюро городских проектов» уходит в бессрочный отпуск. Свое решение Головин мотивировал следующим: «Работать стало опасно, любое действие Бюро расценивается следствием как повод для возбуждения новых уголовных дел». Комментируя ИА Regnum ситуацию с уходом Головина, заместитель председателя правления Пермского землячества Евгений Сапиро отметил, что теперь мастер-план может оказаться невостребованным, а те преимущества, которые он давал: планомерное развитие облика города по задуманному плану и «тормоз против начальствующего произвола, дилетантства, капризов», – очень вероятно, будут сведены на нет.

Но вернёмся к хорошим новостям. На этой неделе, как сообщил сайт ИрГТУ, в Иркутске проходил градостроительный воркшоп, участниками которого стали как студенты и молодые специалисты, так и профессионалы. Перед ними была поставлена задача разработать концепцию развития исторического центра Иркутска, сохранившего деревянную застройку с уникальными «кружевными» домами XIX века. Концепция должна быть направлена на бережное сохранение и приспособление исторических зданий к современному использованию.

Тем временем, в Санкт-Петербурге на этой неделе разгорелся скандал. В начале недели стало известно, что Россия направила в Камбоджу, где проходит 37-я сессия Комитета ЮНЕСКО, документ, подвергающий корректировке границы объекта всемирного наследия «Исторический центр Санкт-Петербурга и связанные с ним группы памятников» в сторону значительного сокращения числа охраняемых объектов. Как сообщило ИА Regnum, мало того, что авторство документа неизвестно (подписи он не имеет), он также не выносился на обсуждение ни специалистов, ни общественности. Исследуя ситуацию и опрашивая специалистов, «Новая газета» привела слова главы ИКОМОС: «Самое страшное в этом перечне, который неизвестно откуда появился и неизвестно кем предложен: при сохранении почти всех компонентов выброшены почти все элементы».

Реакция чиновников последовала незамедлительно: и в МИДе, и в Смольном открестились от причастности к скандальному документу, – сообщила «Карповка». По информации «Фонтанки», автором документа оказался КГИОП, высказавший в свою защиту то, что общественности стала доступна рабочая, сильно обобщённая версия документа, а исключение объектов из списка чиновниками не планировалось.

Тем не менее, эксперты отреагировали на ситуацию достаточно резко. На страницах Online812 градозащитник Юлия Минутина размышляла над тем, что сокращение числа охраняемых объектов может быть выгодно в первую очередь строительному бизнесу. А Александр Карпов, директор Центра экспертиз ЭКОМ, высказал мнение, что составившие документ чиновники лишь «транслировали позицию заинтересованных бизнес-структур. А заинтересованы в этом крупные девелоперы, которые считают, что смогут построить больше квадратных метров, если их не будут сковывать ограничения охранного статуса», – передал The Village. Впрочем, были и другие мнения. В интервью «Петербургу 3.0» архитектор Никита Явейн заявил, что случившееся – «элементарная провокация, кто-то хочет распиариться за счет этого как градозащитник». И отметил, что список ЮНЕСКО действительно нуждается в сокращении.

22 Июня 2013

Автор текста:

Мария Гончарова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Технологии и материалы
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.