Восток – Запад: АрхСтояние

В субботу 4 августа в деревне Никола-Ленивец на реке Угре состоялась презентация проектов второго летнего фестиваля АрхСтояние. Он стал международным, а кураторы впервые обозначили тему – Граница. Звездами этого года стали отточено-европейский проект Адриана Гейзе, «Шишкин дом», который больше хочется назвать павильоном для созерцания сосновых деревьев, и «Граница империи» Николая Полисского, в которой на самом деле нет никаких границ – гигантский ландшафтный объект, пробуждающий скрытые ужасы и фантазии в романтически настроенных зрителях

06 Августа 2007
mainImg

Лето – такое время, когда представители разных профессий стремятся перенести свою работу на пленэр и расширить ее географию. Когда-то молодые архитекторы строили свои объекты в Суханово, а теперь на Байкале. В этом году число подобных концептуально-выездных фестивалей умножилось, их стало минимум три: «Города» на Байкале, Шаргород, и АрхСтояние, которое с участием архитекторов проводится третий раз – первые два были прошлым летом и прошедшей зимой. А вообще место проведения АрхСтояния, деревня Николо-Ленивец в Калужской области, освоена с конца 1990-х годом Николаем Полисским и Василием Щетининым.

Граница и бесконечность – так обозначили тему второго летнего АрхСтояния кураторы Юлия Бычкова и Антон Кочуркин, желая, с одной стороны, изучить степень влияния фестиваля на жизнь близлежащих деревень, а с другой – определить его границы, которые должны быть исследованы, осознаны и обозначены архитекторами и дизайнерами.

В отличие от прошлого года сейчас проекты делали не маститые российские архитекторы, а известные западные - голландский гуру лэнд-арта Адриан Гейзе и немецкие архитекторы Берхарт Айленс и Ирина Заславская, набравшие в свои команды студентов  смежных проектно-дизайнерских вузов из разных стран Европы.

Главным и самым интересным импортным экспонатом, который добавился в экспозицию объектов Никола-Ленивца после проведения АрхСтояния 2007, стал «Шишкин дом» Адриана Гейзе. Это впечатляющий ландшафтный объект, хотя он и оказался в самом дальнем углу. Тему границы Гейзе отработал блестяще – он выгородил из опушки густого молодого лесочка правильный квадрат, окружив его стенами выше человеческого роста, но без крыши. Нету и обычного в таких случаях входа на уровне земли – чтобы проникнуть внутрь, надо сначала подняться по внешней лестнице, а потом спуститься по внутренней – на интерьер коробочки можно смотреть либо сверху, оценивая все целиком, либо изнутри.

Так достигнута максимальная отгороженность, позволяющая в наибольшим успехом управлять эмоциональными свойствами «интерьера», сделанного их природных материалов на природе, но изнутри дикостью не обладающий. Напротив, все это кажется хорошим примером европейского отношения к природе вообще – ее сколько угодно оберегают, сохраняют, а себя всячески ограничивают, а в итоге получается крайне окультуренный и очеловеченный, «цивилизованный» продукт, пусть даже и экологически чистый.

Главный прием – стены сделаны из шишек. Вернее, сделаны-то они из досок, с небольшим отступом от которых поставлена сетка, между сеткой и досками изнутри и снаружи засыпаны шишки, большей частью сосновые. Пол внутри тоже засыпан шишками. Потребовалось 5 кубометров этого самого плода, однако студенты не собирали шишки по округе, как можно было бы подумать, их привозили в специальных контейнерах. Прием фиксации чего-нибудь немелкого, но сыпучего сеткой достаточно хорошо известен и называется габионом, но чаще в таком качестве используется галька и сооружения могут простоять очень долго. Подобным образом была сделана винодельня "Доминус" Херцога и де Мерона, и павильон Ирландии на выставке в Ганновере 2000 года архитектора Бернарда Джилна, описанные, в частности, в III номере журнала «Проект Классика».
Поэтому в объекте Гейзе важнее всего то, что использованы не камни, а шишки. Как рассказал представлявший объект архитектор из West 8, вследствие роста семян, которые находятся в шишках, стены будут медленно разрушаться, тем самым, стирая границы между человеком и природой. Мысль о саморазрушении хорошая, но только хочется возразить, что никогда не будут прорастать эти шишки, они и лежа на земле не всегда дают побеги; а вот постепенно сгнить, действительно, могут, и это тоже будет постепенное разрушение.

Однако, если оставить в стороне будущее объекта, надо признать, что он хорош и снаружи – лаконичный шершаво-коричневый прямоугольник, и внутри, потому что покрытое необычным, мягко говоря, для строительства материалом замкнутое пространство замечательно концентрирует эмоции. Со всех сторон – шишки в необычном для леса количестве, но плоскости все ровные. Внутри сохранено несколько сосен – собственно, это павильон для любования молодыми соснами, которых полно в лесу кругом, но они теряются в разномастном окружении берез и ивняка, здесь же все другие деревья уничтожены, можно даже заметить один пенек.

Кроме сосен, в павильоне Гейзе расставлены разные небольшие и скоропортящиеся объекты, сделанные молодыми архитекторами в рамках семинара workshop Vacation of the place, который West 8 проводил с 1 по 4 августа. В семинаре участвовали студенты из Венгрии, Германии, Украины, Белоруссии и России, жившие все это время в палаточном городке. Травянистые инсталляции, которые считаются мебелью «Шишкина дома», милые и маленькие – столик с теми же шишками, плетенка из цветущего горошка вязанки коротких бревен и стебель крапивы на кочке-возвышении – последний, кстати, позволяет оценить степень тщательности исполнения всего павильона равно как и вмешательства в природу – чтобы разместить на земле шишечное покрытие, дерн был срыт на 5-10 сантиметров. Кстати из него сделали холмик-лавочку, тоже предмет «мебели».

Демонстрируя «Шишкин дом» журналистам, архитектор из West 8 не преминул коснуться главной темы фестиваля, сказав, что идея границы очень важна для такого заповедного природного места как Никола-Ленивец, которое сейчас стремительно обживается архитекторами и куда приезжает очень много людей – соответственно встает вопрос о мере оккупации территории. Для наглядности он привел пример превращения нескольких казино в пятнадцатимиллионный город Лас-Вегас – по его мнению в Никола-Ленивце такого быть не должно и искусство должно сдерживать наплыв людей. Границей может служить все что угодно – произведение архитектора, табличка с надписью «Частная территория», нескошенная трава, или просто отсутствие привычных благ цивилизации – например, мобильной связи. А также, видимо глядя на российскую действительность, архитектор посоветовал ввести некоторые правила, обязательные для этого места – не использовать пластик, убирать мусор, использовать арт-объекты для прокладывания маршрута по парку, сохранять тишину природы и для передвижения по территории использовать только велосипед.

Все эти идеи очень хороши и понятны, однако они входят в противоречие как с реальностью, так и с изначальным замыслом АрхСтояния – которое было придумано как раз в некотором роде для того, чтобы привлечь людей в это очень глухое место. Разумеется, глядя, как ландшафтное искусство распространяется концентрическими кругами, превращая окрестности в парк концептуальных объектов, можно задуматься о границах вмешательства. Но с другой стороны можно подумать, что нидерландский архитектор не ехал в эту даль на машине и не видел жуткие километры заброшенных полей Калужской области.

Еще один молодежный workshop провели немецкие архитекторы Герхард Айленс и Ирина Заславская, которые своим многосоставным проектом Infinity in Russia проложили путь по разным закоулкам территории – в частности от основной поляны к проекту Николая Полисского «граница империи». Итальянские студенты из подручных средств сделали в лесу кафе – деревянные столики и лежаки над которыми играет музыка от развешанных бутылок-бубенцов. Русские студентки посреди поля соорудили философскую кровать из бревен – тяжелых мыслей, березовых веток – более легких и сена – мечтаний, которым можно предаться, полеживая на ней. Другие – вырезали прямо в земле силуэт лежащего человека, который собирает мусор. В одном из уголков леса между березами натянуты тонкие, почти не видимые нити, указывающие хрупкую неприкосновенность природы, которую так легко нарушить. По ходу экскурсии руководители "мастерской" пригласили всех присутствующих связать бревна в большую восьмерку – знак бесконечности. 

Еще один главный проект АрхСтояния 2007 создал Николай Полисский, «исконный» обитатель этого места. Объекты Полисского очень большие и очень умные – в них при желании можно найти множество смыслов, а размерами они поражают воображение привыкших к галерейной камерности зрителей. Реализация придуманных художником объектов где-то с 2000 года стала одним из основных местных промыслов, вскоре предприятие получило соответствующее название «Николо-Ленивецкие промыслы», опять же неоднозначное, так как матрешек тут не делают. Зато делают нечто большее.

Этим летом, в полном соответствии с тематикой, Полисский выстроил в полях на возвышении ряды больших сучковатых пограничных столбов, увенчанных то кряжистыми (сделанными из коряг) двуглавыми орлами, то шишковатыми сооружениями, напоминающими стилизованную булаву; хотя есть версия, что это орлиные яйца. Все вместе называется «граница империи» - по словам автора, повод подумать на тему. То ли это таможенный пост на границе Николо-Ленивецких владений, то ли воспоминание об ушедшем от Угры несолоно хлебавши войске хана Ахмата, то ли языческое капище. Но после того, как «в степи» вокруг столбов зажгли толстые парафиновые свечи и пеньки-факелы, впечатление стало особенно магическим.

Давно нигде не возникало столь прочувствованного и непосредственного образа герба и государственной границы. Да пожалуй и государственности. Интересная вещь – граница империи. Уважающая себя империя должна все время расширять границы, пока у нее еще не наступил упадок. Империя в постоянных границах – нонсенс, имперские границы все время то расширяются, то сужаются, пока она не перестанет быть таковой. И еще парадокс – граница-то она граница, а ни одной границы нет. У Гейзе есть, а здесь вообще нету. Столбы есть, но они совершенно проницаемы, хочешь – обходи, и потом, оно ничего не ограничивает, хотя подключив воображение, можно подумать, что Николо-Ленивец отгородился от Москвы. Справа Угра, слева граница, мы буфер.
В сумме подучается хороший ответ на тему фестиваля, здесь и граница, и бесконечность и не чуждая романтическим натурам тоска по берендеям. Хоть балет ставь.

На пограничные столбы можно залезть по удобно расположенным деревянным выступам, что придает всему вокруг какой-то масленичный оттенок, усиленный стоящими рядом качелями. Качели тоже большие, сидеть надо на бревне, которое выдерживает по многу человек. Качели практически не пустовали, и если оценивать фестиваль как аттракцион – то этот главный.

Поблизости от «границы» - еще один проект Полисского, «Вавилонская башня». Она тоже очень большая и основана на принципе корзины, которая плетется снизу вверху, постепенно, рядами из лозы и березовых прутьев. Последний ряд еще зеленый, внизу – толстые плетеные стены, вокруг – строительные леса. Высота – уже метров семь, и башню уже неплохо видно при подъезде. Автор, однако, не хочет останавливаться на достигнутом и приглашает всех желающих поучаствовать в ее строительстве, то есть плетении. Конструкция довольно-таки прочная и обещает стать вполне себе вавилонской.

В общем, с появлением европейцев темой стояния кажется не граница, а Восток-Запад. Запад к дальнем углу создает нечто строгое и утонченное в созерцательном ориенталистском ключе (а вот так!), а наши при дороге – размахиваются фрагментом бесконечной границы. Запад учит умненьких студентов-архитекторов делать маленькие объекты из травы и привозных досок, а российский художник вовлекает местных жителей в создание бессмысленных и многозначных ландшафтных объектов, от которых захватывает дух, как от качания на их же качелях. Впрочем, и восток и запад сходятся между собой в утонченности и созерцательности, это, видимо, Расея противоречит им с характерной неоднозначностью и размахом. Но нельзя забывать, что все это продукт искусства и реальной жизни имеет лишь некоторое отношение.

Несмотря на то, что главная летняя презентация уже завершилась, объекты доступны для осмотра - на экспозицию АрхСтояния организуются экскурсии. По вопросам бронирования мест в автобусе и уточнению даты звоните по телефонам: 8 484 34 33782, 8 916 135 74 22. Юля

Арх-Стояние-2007. Николай Полисский. «Граница империи». 2007 г. Фотография Елены Петуховой
Презентация проекта West 8 (слева)- Vacation of the place. Фотография Ирины Фильченковой
Адриан Гейзе, West 8. «Шишкин дом». Фотография Юлии Тарабариной
Адриан Гейзе, West 8. «Шишкин дом». Фотография Юлии Тарабариной
Адриан Гейзе, West 8. «Шишкин дом». Фотография Юлии Тарабариной
Адриан Гейзе, West 8. «Шишкин дом». Фотография Юлии Тарабариной
Табурет из шишки. Проект Vacation of the place. Фотография Ирины Фильченковой
«Шишкин дом». Деревья внутри и снаружи. Фотография Ирины Фильченковой
Шишки за решеткой = стена. «Шишкин дом». Фотография Юлии Тарабариной
Перформанс. Проект Infinity in Russia. Фотография Ирины Фильченковой
Нити. Infinity in Russia. Фотография Ирины Фильченковой
Мостик-восьмерка. Infinity in Russia. Фотография Ирины Фильченковой
Человек с мусором. Infinity in Russia. Фотография Ирины Фильченковой
Open - close. Infinity in Russia. Фотография Ирины Фильченковой
Знак бесконечности. Infinity in Russia. Фотография Ирины Фильченковой
Кресло-кокон. Infinity in Russia. Фотография Ирины Фильченковой
«Граница империи». 2007 г.
Николай Полисский. Фотография Елены Петуховой
Николай Полисский. Качели. Фотография Ирины Фильченковой
Вид на небо из «Вавилонской башни». Фотография Юлии Тарабариной


06 Августа 2007

author pht

Авторы текста:

Ирина Фильченкова, Юлия Тарабарина
Пресса: Отпускные стройки.
Все последнее десятилетие ХХ века московские архитекторы относительно много строили, но при этом практически сошла на нет общественная активность зодчих. Сегодня же молодое поколение профессионалов, оказавшееся в более стабильной ситуации, чем их предшественники с удовольствием принимает участие во всевозможных акциях, имеющих на первый взгляд мало практического смысла, но веселящих душу и позволяющих поэкспериментировать и построить воздушные замки. Действительно, материальные воплощения их идей в массе своей далеки от искусства. Тем не менее, люди, привыкшие сидеть за компьютером, обретают навыки работы руками. Для архитекторов, занимающихся «большой» архитектурой, в новинку оказывается и проектирование на природе. Кроме того, в этих отвлеченных от реальных задач объектах архитекторам, освобожденным от капризов заказчиков, иногда удается достичь удивительной гармонии формы, материала, окружения и даже словесного сопровождения.
Пресса: Ревизская сказка. Новые артпроекты российской провинции
Культурная жизнь русской провинции редко освещается столичными СМИ. И причина в том не высокомерие, а банальная нехватка времени и информационных ресурсов. Да и сам хронотоп провинциальной жизни трудно улавливается неводом электронных столичных СМИ. События информационную сетку не могут плести так часто и суетно, как того требуют московские газеты и телепередачи. И какие-то очень важные проблемы жизни и культурной деятельности оказываются неувиденными, неуловленными, неосмысленными, заточенными на ньюсмейкерство репортерами и критиками.
Пресса: Ландшафту определили "Границу". "Архстояние" в Николе-Ленивце
В деревне Никола-Ленивец Калужской области, расположившейся на территории национального парка "Угра", открылся второй фестиваль ландшафтной архитектуры "Архстояние". В этом году фестиваль стал международным, а его темой стала "Граница". Границы между российским и западным ощущением ландшафта исследовала ИРИНА Ъ-КУЛИК
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Сейчас на главной
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.
Бранденбургские колоннады
На этих выходных открывается долгожданный для жителей и посетителей немецкой столицы аэропорт Берлин-Бранденбург – BER. Его архитекторы – бюро gmp, авторы закрывающегося с открытием BER Тегеля.
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.