Град-Москва

Двенадцатая «Арх Москва» под руководством куратора Барта Голдхоорна превратилась в международный фестиваль и ощутимо преобразила пространство ЦДХ, а также вышла за его пределы и задумалась о градостроительстве

mainImg

Мастерская:

Проектная группа Поле-Дизайн

«Арх Москву» все уже привыкли считать самым заметным архитектурным событием года – поддерживая имидж, она растет и реформируется, то более, то менее радикально. В этом году изменения намекают на то, что предприятие собирается перерасти в московскую архитектурную биеннале, о чем прямо сказали журналистам – правда пока неизвестно, станет она при этом двухгодичной или нет.

Реформа «Арх Москвы», проведенная в этом году куратором Бартом Голдхоорном, основателем журнала «Проект Россия» и главой холдинга «Проект Медиа», преследует как минимум две цели: приблизить выставку к европейским идеалам и рационально осмыслить факт ее разрастания вширь. Очень заметно, что «Арх Москва» укрупнилась – стенды стали больше – и начала по-новому осваивать ЦДХ. Два «основных» этажа, второй и третий целиком отданы так называемым «коммерческим» экспозициям, но в их числе заметно преобладают стенды архитекторов, занявшие где-то две трети самого представительного пространства, потеснив традиционную часть, состоящую в основном из интерьерного декора и освещения. На втором этаже открыли, обыкновенно занавешенные, большие ленточные окна – от солнечного света в зале стало заметно лучше, и внешний обход из затесненного и дробного стал почти парадным. Нижние ярусы, включая подвал, и двор отвели специальным экспозициям – в их числе Арх Каталог, занявший почти весь первый этаж.

Со времени его появления в 2001 году каталог был смысловым ядром выставки и собственным рейтингом «Арх Москвы». Однако шесть лет каждый выставлялся так, как хотел – и стенды более концептуальные чередовались с более информативными. Барт Голдхоорн сделал попытку проявить в архитектурной экспозиции ее каталожную суть – во-первых, участники показывают по одному проекту, во-вторых, это делается по единому формату: картинка с тем, как было – картинка с тем, как стало или станет после архитектурного вмешательства – плюс генпланы участка до и после. Рядом с каталогом – проникнутая светлой грустью выдержка из кураторского манифеста, там говорится, что градостроительства в Москве нет, и следовательно задача каталога осмыслить то, как в его отсутствие город стихийно изменяется отдельными постройками. На стендах есть постройки безусловно очень достойные и уже хорошо известные. Однако если попытаться извлечь из них ответ на вопрос, поставленный куратором, то исходя из общего ощущения он будет приблизительно таким – печален город и панелен, но архитекторы его преобразят. Рядом – более оптимистичный городок макетов – все очень разные, частью честные технические, частью артистичные скульптурные, частью информативные архитектурные.

Раньше «Арх Москва» была похожа на слоеный пирог: внутри коммерция, кольцом вокруг «некоммерческие» отчасти концептуальные и местами веселые проекты, еще одним кольцом снаружи – коммерция помельче. Все было в одном зале, в «некоммерческом» обходе можно было отдохнуть, глубоко вздохнуть перед очередным погружением в «деловую» часть. Потом в середине этого пирога стали возникать, разрастаясь и умножаясь, архитектурные стенды – что безусловно говорит об успешности профессии. Однако «культурно-ориентированная» часть переместилась наружу и на периферию, в частности в подвал – и трудно отделаться от ощущения, что из пирога вытекла начинка. Спецпроекты, рассредоточившись, отчасти потеряли свое значение отдушины в процессе просмотра – и эту роль развлечения граждан «внутри» неминуемо взяли на себя экспозиции архитекторов.

Самая эффектная и профессионально сделанная экспозиция – персональная выставка «архитекторов года» бюро «Проект Меганом». Опять же по предложению куратора, в данном случае определенно удачному, для нее отвели место, хорошо всем известное как главный вход ЦДХ – выставка заняла собой площадку лестницы перед входом. Меганом подошел к задаче крайне основательно, выгородив здесь хороший выставочный павильон, в белой стене которого проделано одно ленточное окно – через него проходящим снаружи видны красиво подсвеченные изнутри макеты, городок парафиновых домиков, вместе составляющие проект «Красная поляна»: скульптурное представление об идеальном то ли городе, то ли квартале. В момент открытия по соседству можно было увидеть гору картонных форм, откуда эти чудо-макеты вылупились – а если вспомнить недавно прошедшую в галерее ВХУТЕМАС выставку, где Меганом показывал один похожий восковой куб – можно подумать, что перед нами выводок детей проекта, удачно расплодившегося в «РодДоме». Остальные вещи – а выставка состоит из одних макетов и проекций – выполнены из ажурных металлических листов, надо сказать, сделанных виртуозно. Особенно впечатляют человечки, населяющие эти макеты – они плоские и у них по две тени – одна от света, падающего из окна, а вторая – металлическая, во всем равная фигурке, только лежащая. Где-то эти тени накладываются друг на друга, где-то ложатся по разные стороны.
Надо сказать, что Меганом очевидный законодатель московской макетной моды: пару лет назад архитекторы показывал макеты из ржавого железа – сейчас, войдя в главные залы, можно наблюдать, что идея подхвачена – тем временем авторы уже разрабатывают новый материал, и не исключено, что в следующем году войдет в моду что-нибудь кружевное.

Выставка Меганома, как было замечено, избегает традиционной экспозиции с рендерами и планами – она посвящена не итогу, а процессу – только тут он обособился в отдельный полускульптурный жанр – такие макеты правильнее называть объектами, они не подсобный материал, они в себе и для себя, отдельные произведения искусства. Глядя на макеты такого качества, можно подумать, что авторы выращивают свои дома, последовательно изготавливая их в разных масштабах и техниках: делают маленький, например парафиновый, зародыш, потом – домик покрупнее и в деталях, потом еще больше, потом макет в натуральную величину, потом настоящий дом. Такая разновидность биологизма – не по форме, а во времени. И судя по всему, зародышей немало.

Другой жанр, традиционно представленный на «Арх Москве» - жанр архитектурного прикола. Здесь надо отметить «музей Церетели», показанный в Арх Каталоге Борисом Бернаскони, который нашел-таки каким образом можно спрятать ненавистного Петра. Самый интересный проект на втором этаже – пенопластовая башня В. Савинкина и В. Кузьмина. Это сооружение до потолка из пенопластовых упаковок, местами совершено не обработанных, а местами дорастающих до горельефа с изображением главной героини хорошего натюрморта – бутылки, с включениями в виде небольших макетиков и других инородных тел. Оно похоже на индуистский храм и на небоскреб. Москва в виде небоскреба. Вокруг ходят студенты МАрхИ, участвовавшие в строительстве Пенопларх-а (так называется башня), одетые фрагментами пенопластовых коробок, видимо оставшихся от производства. Эта башня определенно привлекает внимание, можно сказать, это главный аттракцион в главном зале.

Другой аттракцион – в его создании участвовали многие архитекторы, посвящен стульям, раскрашенным разными авторами. У него интересный вход – три имитирующие перспективу белые плоскости, на которые проецируется кино – если долго на это смотреть, может закружиться голова.

Два похожих друг на друга проекта показывают арт-объекты, большей частью деревянные и очень веселые и предназначенные для установки не здесь, а далеко от Москвы – это хорошо уже известное Николо-Ленивецкое Арх-стояние, дважды в год проходящее в Калужской области на реке Угре и еще только готовящееся студенческое раздолье того же рода – «Шаман-город», который должен быть построен летом на Байкале. Первый на Стрелке под веселую музыку и угощение с качелями, осеняемый замечательным двухголовым петухом, показывает уже готовые объекты многих маститых авторов. Второй в ЦДХ выставляет макеты, мимо которых сложно пройти, хотя бы потому, что первым стоит «дерево желаний», на котором нетвердой студенческой рукой написано «надоело учиться».

Основная тема «Арх-Москвы», заданная куратором – градостроительство, заметно перекликается в девизом прошедшей венецианской биеннале, которая была всерьез сосредоточена на проблемах городов, математических выкладках и аэрофотосъемке. В Москве тема развилась по-своему – отзвук европейского понимания проблематики несут две экспозиции – расположенные в Art Play стенды с материалами журнала Проект International, и привезенная ЦСА выставка в «Красном Октябре», посвященная Барселоне – отмеченной прошедшей осенью в Венеции как город, успешно решивший свои проблемы.

Надо сказать, что в Москве существуют два вида градостроительства. Одно, скучное и зарегулированное, досталось в наследство от позднесоветских времен. Оно основано на трудоемких и сложных научных выкладках, стремится сохранять среду, включая линии горизонта и правила инсоляции. С ним архитекторы сталкиваются на советах при утверждении проектов. Любой кто был на таких советах подтвердит – слухи об отсутствии в Москве теоретического градостроительства сильно преувеличены.
Второе реальное, оно занимается тем, чтобы обойти ограничения первого и сделать как можно больше денег – оно дает работу архитекторам. Его достижения видны повсюду, особенно хорошо издалека – например, по дороге в ЦДХ от станции метро «Октябрьская» хорошо видны две строящиеся башни Москвы-Сити. Две главные темы второго вида градостроительства – небоскреб и квартал, они и были развиты в архитектурных экспозициях, авторы большинства которых сочли долгом показать свои самые масштабные, общегородского уровня, проекты.

Сергей Скуратов показал сразу два квартала – один, район элитных домов на месте завода «Каучук» за Лужниками, представлен на втором этаже огромным макетом из разных сортов дерева. Второй будет построен к северу от стены от Донского монастыря. Группа «АБВ» выставила объект, нависающий над перекрестком Аминьевского шоссе и Мичуринского проспекта. Небоскребам, скандально-градостроительному вопросу последнего времени, посвятила себя уже упомянутая инсталляция Савинкина/Кузьмина и конкурс, устроенный А. Кочуркиным «Триумфальной марки», из года в год устраивающей заметные проекты – результаты конкурса будут объявлены в 18:00 в пятницу.

Надо признать, что в этом году куратору удалось значительно сильнее переустроить выставку – темы прошедших лет накладывались поверх как дополнение, а здесь и проблема серьезная, и новшества налицо. Раскрытие же темы получилось двойственным – европейская аналитика осталась на внешних площадках, а в ЦДХ градостроительство было показано глазами практикующих архитекторов. Законодательно-теоретическая часть  и научная московского градостроительства остались за рамками – впрочем, их очень трудно показывать. Тема «Арх Москвы» 2008 года, объявленная на пресс-конференции, звучит менее определенно – «Как жить», причем неизвестно, с восклицательным или с вопросительным знаком.

фото Ирины Фильченковой
фото Юлии Тарабариной
фото Ирины Фильченковой
фото Ирины Фильченковой
фото Ирины Фильченковой
фото Юлии Тарабариной
фото Юлии Тарабариной
Экспозиция «Арх Каталог». фото Ирины Фильченковой
Проект Андрея Асадова для «Шаман-города». фото Ирины Фильченковой
фото Ирины Фильченковой
Конкурсный проект для Кутузовского пр. АБ Башкаева. фото Ирины Фильченковой
Проект Меганом. фото Ирины Фильченковой
Проект Меганом. фото Ирины Фильченковой
Проект Меганом. фото Ирины Фильченковой
фото Юлии Тарабариной
фото Юлии Тарабариной
фото Юоии Тарабариной
фото Ирины Фильченковой


Мастерская:

Проектная группа Поле-Дизайн

31 Мая 2007

author pht

Авторы текста:

Юлия Тарабарина, Ирина Фильченкова

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.