Град-Москва

Двенадцатая «Арх Москва» под руководством куратора Барта Голдхоорна превратилась в международный фестиваль и ощутимо преобразила пространство ЦДХ, а также вышла за его пределы и задумалась о градостроительстве

mainImg

Мастерская:

Проектная группа Поле-Дизайн

«Арх Москву» все уже привыкли считать самым заметным архитектурным событием года – поддерживая имидж, она растет и реформируется, то более, то менее радикально. В этом году изменения намекают на то, что предприятие собирается перерасти в московскую архитектурную биеннале, о чем прямо сказали журналистам – правда пока неизвестно, станет она при этом двухгодичной или нет.

Реформа «Арх Москвы», проведенная в этом году куратором Бартом Голдхоорном, основателем журнала «Проект Россия» и главой холдинга «Проект Медиа», преследует как минимум две цели: приблизить выставку к европейским идеалам и рационально осмыслить факт ее разрастания вширь. Очень заметно, что «Арх Москва» укрупнилась – стенды стали больше – и начала по-новому осваивать ЦДХ. Два «основных» этажа, второй и третий целиком отданы так называемым «коммерческим» экспозициям, но в их числе заметно преобладают стенды архитекторов, занявшие где-то две трети самого представительного пространства, потеснив традиционную часть, состоящую в основном из интерьерного декора и освещения. На втором этаже открыли, обыкновенно занавешенные, большие ленточные окна – от солнечного света в зале стало заметно лучше, и внешний обход из затесненного и дробного стал почти парадным. Нижние ярусы, включая подвал, и двор отвели специальным экспозициям – в их числе Арх Каталог, занявший почти весь первый этаж.

Со времени его появления в 2001 году каталог был смысловым ядром выставки и собственным рейтингом «Арх Москвы». Однако шесть лет каждый выставлялся так, как хотел – и стенды более концептуальные чередовались с более информативными. Барт Голдхоорн сделал попытку проявить в архитектурной экспозиции ее каталожную суть – во-первых, участники показывают по одному проекту, во-вторых, это делается по единому формату: картинка с тем, как было – картинка с тем, как стало или станет после архитектурного вмешательства – плюс генпланы участка до и после. Рядом с каталогом – проникнутая светлой грустью выдержка из кураторского манифеста, там говорится, что градостроительства в Москве нет, и следовательно задача каталога осмыслить то, как в его отсутствие город стихийно изменяется отдельными постройками. На стендах есть постройки безусловно очень достойные и уже хорошо известные. Однако если попытаться извлечь из них ответ на вопрос, поставленный куратором, то исходя из общего ощущения он будет приблизительно таким – печален город и панелен, но архитекторы его преобразят. Рядом – более оптимистичный городок макетов – все очень разные, частью честные технические, частью артистичные скульптурные, частью информативные архитектурные.

Раньше «Арх Москва» была похожа на слоеный пирог: внутри коммерция, кольцом вокруг «некоммерческие» отчасти концептуальные и местами веселые проекты, еще одним кольцом снаружи – коммерция помельче. Все было в одном зале, в «некоммерческом» обходе можно было отдохнуть, глубоко вздохнуть перед очередным погружением в «деловую» часть. Потом в середине этого пирога стали возникать, разрастаясь и умножаясь, архитектурные стенды – что безусловно говорит об успешности профессии. Однако «культурно-ориентированная» часть переместилась наружу и на периферию, в частности в подвал – и трудно отделаться от ощущения, что из пирога вытекла начинка. Спецпроекты, рассредоточившись, отчасти потеряли свое значение отдушины в процессе просмотра – и эту роль развлечения граждан «внутри» неминуемо взяли на себя экспозиции архитекторов.

Самая эффектная и профессионально сделанная экспозиция – персональная выставка «архитекторов года» бюро «Проект Меганом». Опять же по предложению куратора, в данном случае определенно удачному, для нее отвели место, хорошо всем известное как главный вход ЦДХ – выставка заняла собой площадку лестницы перед входом. Меганом подошел к задаче крайне основательно, выгородив здесь хороший выставочный павильон, в белой стене которого проделано одно ленточное окно – через него проходящим снаружи видны красиво подсвеченные изнутри макеты, городок парафиновых домиков, вместе составляющие проект «Красная поляна»: скульптурное представление об идеальном то ли городе, то ли квартале. В момент открытия по соседству можно было увидеть гору картонных форм, откуда эти чудо-макеты вылупились – а если вспомнить недавно прошедшую в галерее ВХУТЕМАС выставку, где Меганом показывал один похожий восковой куб – можно подумать, что перед нами выводок детей проекта, удачно расплодившегося в «РодДоме». Остальные вещи – а выставка состоит из одних макетов и проекций – выполнены из ажурных металлических листов, надо сказать, сделанных виртуозно. Особенно впечатляют человечки, населяющие эти макеты – они плоские и у них по две тени – одна от света, падающего из окна, а вторая – металлическая, во всем равная фигурке, только лежащая. Где-то эти тени накладываются друг на друга, где-то ложатся по разные стороны.
Надо сказать, что Меганом очевидный законодатель московской макетной моды: пару лет назад архитекторы показывал макеты из ржавого железа – сейчас, войдя в главные залы, можно наблюдать, что идея подхвачена – тем временем авторы уже разрабатывают новый материал, и не исключено, что в следующем году войдет в моду что-нибудь кружевное.

Выставка Меганома, как было замечено, избегает традиционной экспозиции с рендерами и планами – она посвящена не итогу, а процессу – только тут он обособился в отдельный полускульптурный жанр – такие макеты правильнее называть объектами, они не подсобный материал, они в себе и для себя, отдельные произведения искусства. Глядя на макеты такого качества, можно подумать, что авторы выращивают свои дома, последовательно изготавливая их в разных масштабах и техниках: делают маленький, например парафиновый, зародыш, потом – домик покрупнее и в деталях, потом еще больше, потом макет в натуральную величину, потом настоящий дом. Такая разновидность биологизма – не по форме, а во времени. И судя по всему, зародышей немало.

Другой жанр, традиционно представленный на «Арх Москве» - жанр архитектурного прикола. Здесь надо отметить «музей Церетели», показанный в Арх Каталоге Борисом Бернаскони, который нашел-таки каким образом можно спрятать ненавистного Петра. Самый интересный проект на втором этаже – пенопластовая башня В. Савинкина и В. Кузьмина. Это сооружение до потолка из пенопластовых упаковок, местами совершено не обработанных, а местами дорастающих до горельефа с изображением главной героини хорошего натюрморта – бутылки, с включениями в виде небольших макетиков и других инородных тел. Оно похоже на индуистский храм и на небоскреб. Москва в виде небоскреба. Вокруг ходят студенты МАрхИ, участвовавшие в строительстве Пенопларх-а (так называется башня), одетые фрагментами пенопластовых коробок, видимо оставшихся от производства. Эта башня определенно привлекает внимание, можно сказать, это главный аттракцион в главном зале.

Другой аттракцион – в его создании участвовали многие архитекторы, посвящен стульям, раскрашенным разными авторами. У него интересный вход – три имитирующие перспективу белые плоскости, на которые проецируется кино – если долго на это смотреть, может закружиться голова.

Два похожих друг на друга проекта показывают арт-объекты, большей частью деревянные и очень веселые и предназначенные для установки не здесь, а далеко от Москвы – это хорошо уже известное Николо-Ленивецкое Арх-стояние, дважды в год проходящее в Калужской области на реке Угре и еще только готовящееся студенческое раздолье того же рода – «Шаман-город», который должен быть построен летом на Байкале. Первый на Стрелке под веселую музыку и угощение с качелями, осеняемый замечательным двухголовым петухом, показывает уже готовые объекты многих маститых авторов. Второй в ЦДХ выставляет макеты, мимо которых сложно пройти, хотя бы потому, что первым стоит «дерево желаний», на котором нетвердой студенческой рукой написано «надоело учиться».

Основная тема «Арх-Москвы», заданная куратором – градостроительство, заметно перекликается в девизом прошедшей венецианской биеннале, которая была всерьез сосредоточена на проблемах городов, математических выкладках и аэрофотосъемке. В Москве тема развилась по-своему – отзвук европейского понимания проблематики несут две экспозиции – расположенные в Art Play стенды с материалами журнала Проект International, и привезенная ЦСА выставка в «Красном Октябре», посвященная Барселоне – отмеченной прошедшей осенью в Венеции как город, успешно решивший свои проблемы.

Надо сказать, что в Москве существуют два вида градостроительства. Одно, скучное и зарегулированное, досталось в наследство от позднесоветских времен. Оно основано на трудоемких и сложных научных выкладках, стремится сохранять среду, включая линии горизонта и правила инсоляции. С ним архитекторы сталкиваются на советах при утверждении проектов. Любой кто был на таких советах подтвердит – слухи об отсутствии в Москве теоретического градостроительства сильно преувеличены.
Второе реальное, оно занимается тем, чтобы обойти ограничения первого и сделать как можно больше денег – оно дает работу архитекторам. Его достижения видны повсюду, особенно хорошо издалека – например, по дороге в ЦДХ от станции метро «Октябрьская» хорошо видны две строящиеся башни Москвы-Сити. Две главные темы второго вида градостроительства – небоскреб и квартал, они и были развиты в архитектурных экспозициях, авторы большинства которых сочли долгом показать свои самые масштабные, общегородского уровня, проекты.

Сергей Скуратов показал сразу два квартала – один, район элитных домов на месте завода «Каучук» за Лужниками, представлен на втором этаже огромным макетом из разных сортов дерева. Второй будет построен к северу от стены от Донского монастыря. Группа «АБВ» выставила объект, нависающий над перекрестком Аминьевского шоссе и Мичуринского проспекта. Небоскребам, скандально-градостроительному вопросу последнего времени, посвятила себя уже упомянутая инсталляция Савинкина/Кузьмина и конкурс, устроенный А. Кочуркиным «Триумфальной марки», из года в год устраивающей заметные проекты – результаты конкурса будут объявлены в 18:00 в пятницу.

Надо признать, что в этом году куратору удалось значительно сильнее переустроить выставку – темы прошедших лет накладывались поверх как дополнение, а здесь и проблема серьезная, и новшества налицо. Раскрытие же темы получилось двойственным – европейская аналитика осталась на внешних площадках, а в ЦДХ градостроительство было показано глазами практикующих архитекторов. Законодательно-теоретическая часть  и научная московского градостроительства остались за рамками – впрочем, их очень трудно показывать. Тема «Арх Москвы» 2008 года, объявленная на пресс-конференции, звучит менее определенно – «Как жить», причем неизвестно, с восклицательным или с вопросительным знаком.

фото Ирины Фильченковой
фото Юлии Тарабариной
фото Ирины Фильченковой
фото Ирины Фильченковой
фото Ирины Фильченковой
фото Юлии Тарабариной
фото Юлии Тарабариной
Экспозиция «Арх Каталог». фото Ирины Фильченковой
Проект Андрея Асадова для «Шаман-города». фото Ирины Фильченковой
фото Ирины Фильченковой
Конкурсный проект для Кутузовского пр. АБ Башкаева. фото Ирины Фильченковой
Проект Меганом. фото Ирины Фильченковой
Проект Меганом. фото Ирины Фильченковой
Проект Меганом. фото Ирины Фильченковой
фото Юлии Тарабариной
фото Юлии Тарабариной
фото Юоии Тарабариной
фото Ирины Фильченковой


Мастерская:

Проектная группа Поле-Дизайн

31 Мая 2007

author pht

Авторы текста:

Юлия Тарабарина, Ирина Фильченкова

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Сделано в ARCHICAD: концертный зал «Зарядье»
Владимир Плоткин и Александр Пономарев – о программном обеспечении, использованном на разных стадиях проектирования и моделирования знаменитого концертного зала.

Сейчас на главной

Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.
Четыре интерьера
Сейчас, когда кафе, салоны и многие магазины, увы, закрыты, мы подобрали несколько свежих интерьеров из Перми, Минска и Челябинска. Все они завершены осенью 2019 года и почти не успели поработать до начала пандемии.
Пресса: Московская династия: Ассы
История семьи архитектора, художника, основателя Архитектурной школы МАРШ Евгения Асса похожа на захватывающий роман. Евгения Гершкович поговорила с Евгением Викторовичем и его сыном Кириллом о судьбе их дедов и прадедов и о том, как их династия выстроилась в уже три поколения архитекторов.