Град-Москва

Двенадцатая «Арх Москва» под руководством куратора Барта Голдхоорна превратилась в международный фестиваль и ощутимо преобразила пространство ЦДХ, а также вышла за его пределы и задумалась о градостроительстве

mainImg
Мастерская:
Проектная группа Поле-Дизайн

«Арх Москву» все уже привыкли считать самым заметным архитектурным событием года – поддерживая имидж, она растет и реформируется, то более, то менее радикально. В этом году изменения намекают на то, что предприятие собирается перерасти в московскую архитектурную биеннале, о чем прямо сказали журналистам – правда пока неизвестно, станет она при этом двухгодичной или нет.

Реформа «Арх Москвы», проведенная в этом году куратором Бартом Голдхоорном, основателем журнала «Проект Россия» и главой холдинга «Проект Медиа», преследует как минимум две цели: приблизить выставку к европейским идеалам и рационально осмыслить факт ее разрастания вширь. Очень заметно, что «Арх Москва» укрупнилась – стенды стали больше – и начала по-новому осваивать ЦДХ. Два «основных» этажа, второй и третий целиком отданы так называемым «коммерческим» экспозициям, но в их числе заметно преобладают стенды архитекторов, занявшие где-то две трети самого представительного пространства, потеснив традиционную часть, состоящую в основном из интерьерного декора и освещения. На втором этаже открыли, обыкновенно занавешенные, большие ленточные окна – от солнечного света в зале стало заметно лучше, и внешний обход из затесненного и дробного стал почти парадным. Нижние ярусы, включая подвал, и двор отвели специальным экспозициям – в их числе Арх Каталог, занявший почти весь первый этаж.

Со времени его появления в 2001 году каталог был смысловым ядром выставки и собственным рейтингом «Арх Москвы». Однако шесть лет каждый выставлялся так, как хотел – и стенды более концептуальные чередовались с более информативными. Барт Голдхоорн сделал попытку проявить в архитектурной экспозиции ее каталожную суть – во-первых, участники показывают по одному проекту, во-вторых, это делается по единому формату: картинка с тем, как было – картинка с тем, как стало или станет после архитектурного вмешательства – плюс генпланы участка до и после. Рядом с каталогом – проникнутая светлой грустью выдержка из кураторского манифеста, там говорится, что градостроительства в Москве нет, и следовательно задача каталога осмыслить то, как в его отсутствие город стихийно изменяется отдельными постройками. На стендах есть постройки безусловно очень достойные и уже хорошо известные. Однако если попытаться извлечь из них ответ на вопрос, поставленный куратором, то исходя из общего ощущения он будет приблизительно таким – печален город и панелен, но архитекторы его преобразят. Рядом – более оптимистичный городок макетов – все очень разные, частью честные технические, частью артистичные скульптурные, частью информативные архитектурные.

Раньше «Арх Москва» была похожа на слоеный пирог: внутри коммерция, кольцом вокруг «некоммерческие» отчасти концептуальные и местами веселые проекты, еще одним кольцом снаружи – коммерция помельче. Все было в одном зале, в «некоммерческом» обходе можно было отдохнуть, глубоко вздохнуть перед очередным погружением в «деловую» часть. Потом в середине этого пирога стали возникать, разрастаясь и умножаясь, архитектурные стенды – что безусловно говорит об успешности профессии. Однако «культурно-ориентированная» часть переместилась наружу и на периферию, в частности в подвал – и трудно отделаться от ощущения, что из пирога вытекла начинка. Спецпроекты, рассредоточившись, отчасти потеряли свое значение отдушины в процессе просмотра – и эту роль развлечения граждан «внутри» неминуемо взяли на себя экспозиции архитекторов.

Самая эффектная и профессионально сделанная экспозиция – персональная выставка «архитекторов года» бюро «Проект Меганом». Опять же по предложению куратора, в данном случае определенно удачному, для нее отвели место, хорошо всем известное как главный вход ЦДХ – выставка заняла собой площадку лестницы перед входом. Меганом подошел к задаче крайне основательно, выгородив здесь хороший выставочный павильон, в белой стене которого проделано одно ленточное окно – через него проходящим снаружи видны красиво подсвеченные изнутри макеты, городок парафиновых домиков, вместе составляющие проект «Красная поляна»: скульптурное представление об идеальном то ли городе, то ли квартале. В момент открытия по соседству можно было увидеть гору картонных форм, откуда эти чудо-макеты вылупились – а если вспомнить недавно прошедшую в галерее ВХУТЕМАС выставку, где Меганом показывал один похожий восковой куб – можно подумать, что перед нами выводок детей проекта, удачно расплодившегося в «РодДоме». Остальные вещи – а выставка состоит из одних макетов и проекций – выполнены из ажурных металлических листов, надо сказать, сделанных виртуозно. Особенно впечатляют человечки, населяющие эти макеты – они плоские и у них по две тени – одна от света, падающего из окна, а вторая – металлическая, во всем равная фигурке, только лежащая. Где-то эти тени накладываются друг на друга, где-то ложатся по разные стороны.
Надо сказать, что Меганом очевидный законодатель московской макетной моды: пару лет назад архитекторы показывал макеты из ржавого железа – сейчас, войдя в главные залы, можно наблюдать, что идея подхвачена – тем временем авторы уже разрабатывают новый материал, и не исключено, что в следующем году войдет в моду что-нибудь кружевное.

Выставка Меганома, как было замечено, избегает традиционной экспозиции с рендерами и планами – она посвящена не итогу, а процессу – только тут он обособился в отдельный полускульптурный жанр – такие макеты правильнее называть объектами, они не подсобный материал, они в себе и для себя, отдельные произведения искусства. Глядя на макеты такого качества, можно подумать, что авторы выращивают свои дома, последовательно изготавливая их в разных масштабах и техниках: делают маленький, например парафиновый, зародыш, потом – домик покрупнее и в деталях, потом еще больше, потом макет в натуральную величину, потом настоящий дом. Такая разновидность биологизма – не по форме, а во времени. И судя по всему, зародышей немало.

Другой жанр, традиционно представленный на «Арх Москве» - жанр архитектурного прикола. Здесь надо отметить «музей Церетели», показанный в Арх Каталоге Борисом Бернаскони, который нашел-таки каким образом можно спрятать ненавистного Петра. Самый интересный проект на втором этаже – пенопластовая башня В. Савинкина и В. Кузьмина. Это сооружение до потолка из пенопластовых упаковок, местами совершено не обработанных, а местами дорастающих до горельефа с изображением главной героини хорошего натюрморта – бутылки, с включениями в виде небольших макетиков и других инородных тел. Оно похоже на индуистский храм и на небоскреб. Москва в виде небоскреба. Вокруг ходят студенты МАрхИ, участвовавшие в строительстве Пенопларх-а (так называется башня), одетые фрагментами пенопластовых коробок, видимо оставшихся от производства. Эта башня определенно привлекает внимание, можно сказать, это главный аттракцион в главном зале.

Другой аттракцион – в его создании участвовали многие архитекторы, посвящен стульям, раскрашенным разными авторами. У него интересный вход – три имитирующие перспективу белые плоскости, на которые проецируется кино – если долго на это смотреть, может закружиться голова.

Два похожих друг на друга проекта показывают арт-объекты, большей частью деревянные и очень веселые и предназначенные для установки не здесь, а далеко от Москвы – это хорошо уже известное Николо-Ленивецкое Арх-стояние, дважды в год проходящее в Калужской области на реке Угре и еще только готовящееся студенческое раздолье того же рода – «Шаман-город», который должен быть построен летом на Байкале. Первый на Стрелке под веселую музыку и угощение с качелями, осеняемый замечательным двухголовым петухом, показывает уже готовые объекты многих маститых авторов. Второй в ЦДХ выставляет макеты, мимо которых сложно пройти, хотя бы потому, что первым стоит «дерево желаний», на котором нетвердой студенческой рукой написано «надоело учиться».

Основная тема «Арх-Москвы», заданная куратором – градостроительство, заметно перекликается в девизом прошедшей венецианской биеннале, которая была всерьез сосредоточена на проблемах городов, математических выкладках и аэрофотосъемке. В Москве тема развилась по-своему – отзвук европейского понимания проблематики несут две экспозиции – расположенные в Art Play стенды с материалами журнала Проект International, и привезенная ЦСА выставка в «Красном Октябре», посвященная Барселоне – отмеченной прошедшей осенью в Венеции как город, успешно решивший свои проблемы.

Надо сказать, что в Москве существуют два вида градостроительства. Одно, скучное и зарегулированное, досталось в наследство от позднесоветских времен. Оно основано на трудоемких и сложных научных выкладках, стремится сохранять среду, включая линии горизонта и правила инсоляции. С ним архитекторы сталкиваются на советах при утверждении проектов. Любой кто был на таких советах подтвердит – слухи об отсутствии в Москве теоретического градостроительства сильно преувеличены.
Второе реальное, оно занимается тем, чтобы обойти ограничения первого и сделать как можно больше денег – оно дает работу архитекторам. Его достижения видны повсюду, особенно хорошо издалека – например, по дороге в ЦДХ от станции метро «Октябрьская» хорошо видны две строящиеся башни Москвы-Сити. Две главные темы второго вида градостроительства – небоскреб и квартал, они и были развиты в архитектурных экспозициях, авторы большинства которых сочли долгом показать свои самые масштабные, общегородского уровня, проекты.

Сергей Скуратов показал сразу два квартала – один, район элитных домов на месте завода «Каучук» за Лужниками, представлен на втором этаже огромным макетом из разных сортов дерева. Второй будет построен к северу от стены от Донского монастыря. Группа «АБВ» выставила объект, нависающий над перекрестком Аминьевского шоссе и Мичуринского проспекта. Небоскребам, скандально-градостроительному вопросу последнего времени, посвятила себя уже упомянутая инсталляция Савинкина/Кузьмина и конкурс, устроенный А. Кочуркиным «Триумфальной марки», из года в год устраивающей заметные проекты – результаты конкурса будут объявлены в 18:00 в пятницу.

Надо признать, что в этом году куратору удалось значительно сильнее переустроить выставку – темы прошедших лет накладывались поверх как дополнение, а здесь и проблема серьезная, и новшества налицо. Раскрытие же темы получилось двойственным – европейская аналитика осталась на внешних площадках, а в ЦДХ градостроительство было показано глазами практикующих архитекторов. Законодательно-теоретическая часть  и научная московского градостроительства остались за рамками – впрочем, их очень трудно показывать. Тема «Арх Москвы» 2008 года, объявленная на пресс-конференции, звучит менее определенно – «Как жить», причем неизвестно, с восклицательным или с вопросительным знаком.

фото Ирины Фильченковой
фото Ирины Фильченковой
Экспозиция «Арх Каталог». фото Ирины Фильченковой
Проект Андрея Асадова для «Шаман-города». фото Ирины Фильченковой
Конкурсный проект для Кутузовского пр. АБ Башкаева. фото Ирины Фильченковой
Проект Меганом. фото Ирины Фильченковой
Проект Меганом. фото Ирины Фильченковой
Проект Меганом. фото Ирины Фильченковой
фото Ирины Фильченковой
фото Юлии Тарабариной
фото Ирины Фильченковой
фото Ирины Фильченковой
фото Юлии Тарабариной
фото Юлии Тарабариной
фото Юлии Тарабариной
фото Юоии Тарабариной
фото Юлии Тарабариной
фото Ирины Фильченковой
Мастерская:
Проектная группа Поле-Дизайн

31 Мая 2007

Юлия Тарабарина

Авторы текста:

Юлия Тарабарина, Ирина Фильченкова
Похожие статьи
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Цвет в бетоне и кирпиче
Жилой дом 11-19 Jane Street в Нью-Йорке по проекту бюро Дэвида Чипперфильда развивает архитектурные мотивы исторического района Гринвич-Виллидж.
Курдонеры и конструктивизм
Рассматриваем второй квартал «города в городе» Ligovsky City, построенный по проекту бюро «А.Лен» и сочетающий несколько тенденций, характерных для современной архитектуры города.
Внутри рисованной сетки
При проектировании комплекса апартаментов PLAY в Даниловской слободе архитекторы бюро ADM сделали ставку на образность постройки. Наиболее ярко она проявилась в сложносочиненной сетке фасадов.
Своды и лестницы
В Филадельфии завершилась реконструкция Музея искусств по проекту Фрэнка Гери. Материал исторических и новых частей здания одинаков: золотистый известняк.
Ярусная композиция
Немного Нью-Йорка в Одессе: апарт-комплекс по проекту «Архиматики» с башнями и таунхаусами, площадью и бассейнами.
На соевой траве
Площадь Линкольн-центра в Нью-Йорке превратилась в лужайку из эко-газона: новое общественное пространство станет «главной сценой» для постепенного открытия Метрополитен-оперы, New York City Ballet и Филармонии после карантина.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.