Наши в новом Гуггенхайме

31 января в столице ОАЭ открылась выставка, представляющая амбициозный замысел создания нового центра современного искусства в столице Эмиратов Абу-Даби. Один из выставочных павильонов в нем проектируют российские архитекторы Юрий Аввакумов и Андрей Савин

Автор текста:
Ирина Фильченкова

12 Февраля 2007
mainImg

Строительство гигантского комплекса на острове Саадиат должно, по идее его создателей, превратить столицу ОАЭ в международный культурный центр. Четыре главных здания заказаны самым известным архитекторам мира (специально подчеркивается, что трое из них – лауреаты Притцкера). Фрэнк Гэри проектирует «Гуггенхайм Абу Даби» – музей Современного искусства, Заха Хадид – центр Театрального искусства, Жан Нувель – музей Классического искусства и Тадао Андо – Морской музей.

Помимо четырех больших музеев, задуман «Биеннале парк» с 19 павильонами, в которых будут устраиваться, в зависимости от обстоятельств, как временные, так и постоянные экспозиции и перформансы. Пока известно семь авторов. Среди них Грег Линн (США), названный журналом «Форбс» одним из десяти самых популярных современных архитекторов мира, Хани Рашид и Лиз Анн Кутюр (группа «Асимптота», США) Халид Алнайар (ОАЭ), Дэвид Энджи (Великобритания), Пей-Жу (Китай), Сенг Х-Санг (Корея). 
Проектировать павильон site №1 директор фонда Гуггенхайма Томас Кренц пригласил российского архитектора, одного из лидеров движения «бумажной архитектуры» Юрия Аввакумова, который сделал проект в соавторстве с другим «бывшим бумажным» архитектором Андреем Савиным (архитектурная мастерская «А-Б»).

Павильон Аввакумова&Савина снаружи похож на геометрически стилизованную когтистую лапу с пятью пальцами – лучами, вытянутыми в сторону города. Сверху (и на плане) это форма пальмового листа (рядом как раз аллея с пальмами), заострения которого срезаны на краях участка, но продолжаются в верхней части выносами стреловидных окон удивительной формы: вверху длинные «козырьки», под ними - кристаллические выпуклости больших шестигранных окон. Ночью окна будут светиться, складываясь в подобие витрины-вывески, обращенной в сторону города. 

Таким образом здание аккуратно вписано в отведенные границы, но не занимает участок полностью, а разделяется пять коридоров, сходящихся в одном центральном зале. Коридоры двухъярусные, в верхней части каждого их них устроена галерея. Кроме того, три средних луча могут быть отгорожены временными стенками, чтобы устроить там жилье для художника in residence, то есть живущего и работающего прямо в павильоне. Стены внешних лучей стеклянные, днем оттуда будут видны аллеи парка, а ночью – наоборот, павильон будет светиться и снаружи будет видно, что происходит внутри. Чтобы смотреть изнутри наружу и снаружи внутрь было комфортнее, предполагается использовать поляризованное стекло.

Изрезав план зигзагами лучей, архитекторы, помимо кристаллично-биоморфмного своеобразия объема, получили увеличение площади вероятной развески экспозиции: если поставить на такой площади обычное здание, длина его стен окажется около ста метров, а здесь, сложившись гармошкой, «полезные плоскости» увеличивают свою длину больше чем в два раза (почти до 250 м), объясняет Юрий Аввакумов.

Авторы также называют разнообразные источники своей композиции: самый классический – театр Олимпико Андреа Палладио, где проходы за сценой были устроены сходящимися к ее центру; самый похожий – клуб им. Русакова Константина Мельникова, и  самый оригинальный – американский бомбардировщик B2. Такой разброс параллелей говорит не столько о классичности, сколько о новизне решения, основанного на гипетрофировании лучевой планировки, больше характерной для городов, чем для выставочных павильонов. Вообще тема построения зачатка города внутри отдельно взятого павильона кажется нечуждой этому проекту: он буквально состоит из одной площади и пяти улиц, где, как это бывает в городах, действительно мог бы кто-нибудь поселиться. Постоянное взаимопроникновение внешнего и внутреннего пространств (днем – туда, ночью – оттуда), усиливает ощущение того, что сравнительно небольшое здание делает смелую попытку привить лежащей рядом арабской столице ценности классической планировки европейских городов и парков.

Впрочем, помимо навеянных яркой образностью ассоциаций, у проекта есть очень реальный подтекст – это первый за долгое время выход российских архитекторов в реальную мировую практику высокого класса. То, что нашим архитекторам заказали не национальный павильон страны, где участие кого-нибудь из соотечественников было бы неизбежным, а павильон «Биеннале парка» выставки, имеющей серьезные претензии стать новым мировым художественным центром из круга «Гуггенхаймов», это очень важно. Может быть, со времен побед «бумажных архитекторов» в конкурсах иностранных журналов это первый шаг к их серьезному международному признанию.

zooming
Биеннале-парк Абу-Даби. Концепт-проект павильона №1. Юрий Аввакумов & Андрей Савин
Биеннале-парк Абу-Даби. Концепт-проект павильона №1. Юрий Аввакумов & Андрей Савин
zooming
Биеннале-парк Абу-Даби. Концепт-проект павильона №1. Интерьер. Юрий Аввакумов & Андрей Савин
zooming
Биеннале-парк Абу-Даби. Концепт-проект павильона №1. План. Юрий Аввакумов & Андрей Савин
zooming
Биеннале-парк Абу-Даби. Генплан
Биеннале-парк Абу-Даби. Концепт-проект павильона №1. Фасады. Юрий Аввакумов & Андрей Савин
Биеннале-парк Абу-Даби. Концепт-проект павильона №1. Юрий Аввакумов & Андрей Савин. Прототипы замысла


12 Февраля 2007

Автор текста:

Ирина Фильченкова

Технологии и материалы

Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.

Сейчас на главной

Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Пресса: Григорий Ревзин: «В Москве не осталось исторической...
Партнер КБ Стрелка, архитектурный критик, урбанист Григорий Ревзин рассказал Илье Иванову о хрущевках как эманации социалистического образа города будущего, антисемитизме в позднем СССР и о Москве как глобальном общероссийском айсберге, на который все пытаются взобраться.
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.