English version

Единство в разнообразии

Олег Карлсон построил в Подмосковье три деревянных дома с похожими планировками, основанными на общем модуле. Несмотря на подобие планов и сходство размеров дома очень разные – можно даже сказать, что каждый из них представляет собой одну эпоху в истории архитектуры.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

14 Апреля 2011
mainImg
Архитектор:
Олег Карлсон
Мастерская:
АСБ Карлсон & К

Все три дома были построены в Подмосковье. Они сравнительно невелики: чуть больше, или чуть меньше 200 квадратных метров – для среднестатистического загородного дома нашего времени это самый распространенный размер; в таком доме одна семья размещается с комфортом, но без избытка пространства. Их строят и каменными, и деревянными – в последнее время на рынке появилось достаточно много разнообразных брусяных и бревенчатых домов похожего масштаба. Правда, в большинстве своем они напоминают гибрид русской избы из книжки детских сказок, альпийского шале и финского дома. Олег Карлсон поступил иначе: он сделал дома с похожими (хотя не одинаковыми) планами, но решил их в очень разных стилях.  

Представьте себе квадрат, разделенный на 9 равных клеток, каждая со стороной 5 метров. Все три плана нарисованы в рамках этой простой и ясной сетки, лишь изредка выходя за пределы основного квадрата. Пять клеток, включая центральную, образуют равносторонний крест, который становится ядром композиции каждого дома, делая ее строго-центрической и группируя все квадраты вокруг центрального. Это вечная и очень классическая тема, до того, как Палладио построил виллу «Ротонда», она была исключительно храмовой, а затем с полным правом перебралась и в жилье, придав ему толику строгой репрезентативности. Тем более интересно рассматривать то разнообразие решений, которое получилось у Олега Карлсона.

В «модернистском» доме в Хлюпине центростремительность планировки снаружи не подчеркивается, а скорее нивелируется. Сразу несколькими способами. Во-первых, один квадрат из девяти вынесен за пределы общего контура, что делает композицию асимметричной. Во-вторых, не все три квадрата заполнены – два угловых отданы террасе: основной, жилой объем дома таким образом отступает от линии главного фасада вглубь. И наконец, хотя на плане крест выражен очень отчетливо, снаружи акцент сделан не на повышении его центра, а на пересечении двух объемов.

Представим себе финский дом с пологой двускатной кровлей. Вот только посередине, там где у традиционного дома был бы конек, объем разорван – и на место «обычного» конька помещен другой двухскатный объем, только узкий и развернутый на 90 градусов относительно основного. Один скат перпендикулярного объема длиннее другого, его короткий конек сдвинут к лесу, а длинный скат застеклен. В центре – вместо деревенского крыльца или усадебного портика, – оказывается длинная стеклянная «горка», которая внутри освещает светлое протяженное пространство, стрежень всего дома, похожее на атриум. Мы привыкли к атриумам в торговых центрах; к высоким, освещенным сверху, галереям. А здесь его миниатюрный вариант направляет свет очень необычно: не с потолка, как в обычных атриумах, и не сбоку, как он шел бы из окон, а по косой – стены расступаются, и обитатели дома уже не под крышей, а прямо-таки под небом. Что и требуется от загородного дома.

С другой стороны, стеклянную «горку» можно понять как смелую и необычную, но узнаваемую разновидность веранды. Большинство дачных домов состоит из двух частей: половина дома обычная, со стенами и окнами, это спальни. Другая половина забрана большими решетчатыми стеклами; это веранда, на ней пьют чай и любуются природой. Здесь дом не дачный, более серьезный, но все равно – на природе. Его веранда стала более импозантной, двусветной, эффектно-наклонной. Но от этого не перестала быть собой: стеклянный «нос» заканчивается в центре открытой террасы и люди, сидящие в креслах с видом на лес, оказываются одновременно и дома под крышей, и отчасти на террасе. Это пространство между «внутри» и «снаружи», по смыслу – типичная веранда, но только ее невозможно закрыть кружевными занавесками для большего уюта (как это делает большинство дачников).

Словом, несложно понять, почему этот дом – модернистский, хотя у него важного для узнавания признака этого направления, плоской крыши. Принадлежность к модернизму в данном случае обозначена глубже – через архитектурную игру с объемами и пространством. Дом, главный фасад которого перестал быть стеной, а состоит из террас, балконов и наклонного стекла; дом, улавливающий свет «по косой плоскости»; дом, впускающий в себя окрестную природу и спроектированный как «смотровая площадка» для созерцания ближайших елей – это, определенно, модернистский дом. Говоря точнее, модернистское размышление на тему традиционного деревянного дома. А плоские кровли Олег Карлсон не любит, и совершенно справедливо: для нашего климата этот прием (подсмотренный Ле Корбюзье во время путешествия по Ближнему Востоку) подходит плохо, и сделать правильный водоотвод для него, особенно если дом небольшой, – достаточно сложно.
 
Второй дом из описываемых трех был построен вскоре после первого и неподалеку от него; между поселками Хлюпино и Захарово всего каких-то 10 километров по прямой. Захарово – место известное, здесь стоит дом бабушки Пушкина Марии Алексеевны Ганнибал. Пушкин бывал там в детстве, из-за чего теперь через бывшее имение проходит несколько туристических маршрутов. Дом, правда, уже не тот: в 1991 году его полностью построили заново. Однако старый дом или новый, а пушкинский дом это главная достопримечательность Захарова. Так что, строя дом для заказчика в поселке к северо-западу от имения Ганнибал, Олег Карлсон воспользовался той же плановой схемой, но стилизовал дом в духе классицизма.

Сравнивая этот дом с его предшественником из Хлюпина, несложно заметить, что здесь многое сделано с точностью наоборот. Главный фасад не отступает и не прячется за террасами; здесь он – стена с отчетливым центром, твердо отмеченным четырехколонным портиком с треугольным фронтоном. Терраса имеется, но она, как и полагается в классическом усадебном доме, расположена сзади и образует парковый фасад. И веранда тоже имеется, но она встроена в противоположный портик (все его интерколумнии застеклены по дачному «в сеточку»).

Таким образом, если модернистский дом отодвигается от зрителя во двор, прикрывая свое отступление балконами и террасами, то классический – напротив, выдвигается вперед, как заправский александровский генерал, всех встречает гордо и уверенно. Зато план у дома не столь центричен: крест в нем не читается и квадраты видны не так отчетливо; план спокоен и прост, вытянут продольно, как (опять же) и полагается усадебному дому.

Надо сказать, что эта стилизация не отсылает нас напрямую к пушкинскому времени. Дом не слишком похож на жилище Ганнибал с его толстыми круглыми колоннами и глухими ставнями; хотя цитаты имеются – например, окна, примыкающие верхними сандриками прямо к карнизам. В доме Олега Карлсона можно разглядеть и «пушкинскую» классику, и неоклассику, и дачи начала XX века, а в чем-то даже и сталинские санатории. Плюс совсем немного неизбежного в наше время англицизма; камин и лестница в гостиной, например. У дома нет жесткой стилевой привязанности, это  скорее собирательный образ русского усадебного дома. Сравнительно небольшого и уютного. Что, вероятно, в нем главное: умиротворенное спокойствие, сетка солнечных бликов внутри портика-веранды, заставляющая вспомнить что-то то ли про тургеневских барышень, то ли про старый кинематограф.

Третий дом был построен еще позднее в парке «усадьбы Модерн». Это «китайский домик» для дочери хозяев. Здесь центрическая тема плана разыграна полностью: пять квадратов складываются на плане в равноконечный крест, в центре устроена высокая двусветная гостиная с открытым очагом посередине. Хорошее место, чтобы посидеть у костра, но под крышей (вспоминаем дом в Хлюпине, там было похожее решение, место посидеть на террасе, но под стеклом). Дом получается выстроенным вокруг очага – тема классическая до архетипичного. Надо, правда оговориться, что гостиная несколько шире центрального квадрата, т.е. схема плана не слишком жестко влияет на объем.

То, что это китайский дом, угадывается с первого взгляда: яркий, окруженный балконами с ажурными деревянными сетками, с загнутой на углах массивной кровлей; в окружении красных китайских мостика, ворот и беседки (у всех трех есть аутентичные прототипы) – дом издалека можно с легкостью опознать как «китайский». Однако стилизация «под Китай» в данном случае тоже не стремится к буквализму: сам автор признается, что специфические китайские консоли воспроизводить не стали, сделали похожие. Скорее, мы здесь имеем дело с разновидностью «шинуазри», или «китайщины». Увлечение восточными мотивами расцвело в Европе в XVIII веке, и в России конца этого столетия оно тоже было модным. В китайском стиле оформляли интерьеры, строили парковые павильоны – а в конце XIX века на Мясницкой архитектор Роман Клейн (тот самый, который построил ГМИИ им. Пушкина) построил чайный магазин с очень китайским фасадом. Китайский домик в усадьбе Модерн, построенный Олегом Карлсоном – типичное усадебное шинуазри, яркое, узнаваемое, но намеренно неточное в деталях – в конце концов, это «парковая затея», а не ученый трактат. Поэтому он особенно уместен в «усадьбе»: наличие китайского домика делает ее парк завершенным. 

Строго говоря, глядя на эти дома снаружи, сложно предположить, что их планировки основаны на одном модуле: один дом срастается с природой, другой с губернской гордостью несет портики и фронтоны, третий нанизан на очаг и снаружи весь огненно-красный: огонь-цвет, огонь-орнамент. Дома разные не только стилистически (иначе можно было бы построить одинаковые дома и по-разному их орнаментировать), стилевые различия проникают глубоко, меняют сущность каждого дома, оставляя неизменными только основы планового конструктора. И, что важно – ощущения людей, входящих в эти дома, будут совершенно разными. Все это очень похоже на архитектурную штудию; но дома вполне реальны, построены и обитаемы, хотя и не чужды архитектурных размышлений. В наше время, отдавшее себя «концепциям многофункциональных комплексов» такая архитектурная практика кажется какой-то очень исконной, старо-режимной. И по-человечески правильной, потому что ничья фантазия в данном случае не оторвана от реальности: архитектору придется построить, а заказчику жить в построенном доме. Даже приятно, что в этом процессе находится место для архитектурного размышления над сущностью каждого из воспроизводимых стилей.
Дома из клееного бруса на одном модуле
Боковой фасад
План 2 этажа
Жилой дом в Захарово. Реализация, 2010 © Архитектурное бюро «АСБ Карлсон & К»
Жилой дом в Захарово. Реализация, 2010 © Архитектурное бюро «АСБ Карлсон & К»
Жилой дом в Захарово. Реализация, 2010 © Архитектурное бюро «АСБ Карлсон & К»
Жилой дом в Захарово. План 1 этажа. Реализация, 2010 © Архитектурное бюро «АСБ Карлсон & К»
Китайский домик
Интерьер
Разрез
План 2 этажа
Архитектор:
Олег Карлсон
Мастерская:
АСБ Карлсон & К

14 Апреля 2011

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
АСБ Карлсон & К: другие проекты
Импровизация в рамках палладианства
Представляем проект «английского дома» – дворца, построенного Олегом Карлсоном для заказчика в Подмосковье. Его фасады, тщательно стилизующие образ британского загородного дворца, скрывают за собой сложное и эффектно интригующее многоярусное пространство.
Искусная пластика
Этот дом с необычной кровлей в московском поселке художников «Сокол» несколько лет назад построил архитектор Владислав Платонов (АСБ «Карлсон и К»).
Дом ручной работы
В знаменитом поселке художников «Сокол» архитектор Владислав Платонов (АСБ «Карлсон и К») построил черно-белый дом. Наделенный запоминающимся силуэтом и яркой внешностью, особняк, который сам автор называет «Инь-Янь», творчески развивает традиции застройки этого уникального для мегаполиса района.
Джинсовая рапсодия
В подмосковном поселке Снегири архитектор Владислав Платонов (АСБ «Карлсон и К») построил очень необычный коттедж, композиция которого полностью подчинена сложному рельефу участка.
Качество историзма
Наша новейшая история знает множество некачественных стилизаций. Эта же, напротив – качественная, добросовестная как в целом, так и в частностях.
Похожие статьи
Длинный дом
Общественный центр по проекту бюро smartvoll должен вернуть оживление в сердце австрийской деревни Гросвайкердорф.
Печатные, но наполовину
В Техасе выставили на продажу дома, возведенные при помощи 3D-принтера. Приобрести высокотехнологичное жилище можно за 745 000 долларов.
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Диалектический манифест
Высотный ЖК MOD, строительство которого начато в Марьиной роще рядом с территорией, на которой запланирована штаб-квартира РЖД, откликается на «центральный» контекст будущего городского окружения и в то же время позиционируется авторами как «манифест модернистских минималистичных принципов в архитектуре».
Околоземное пространство
Новый терминал аэропорта в Кемерово «Леонов» построен в «космические» сроки, несмотря на пандемию. Он стал одним из важных элементов стремительного развития города и зримо отразил свое посвящение первому выходу человека в открытый космос, как в интерьерах, так и на фасадах. Его главные «фишки»: эффект звездного неба и открытость.
В дуэте с ареной
Жилой комплекс West Half по проекту ODA в Вашингтоне построен рядом с бейсбольным стадионом и учитывает все аспекты такого соседства, включая свою «роль» в телетрансляциях матчей.
Высотная дактилоскопия
Ламели на фасадах высотного жилого комплекса Arté MK в Куала-Лумпуре по проекту SPARK обеспечивают защиту от солнца днем и декоративную подсветку ночью, а также повторяют узор отпечатка пальца заказчика.
Скелет суккулента
Сотрудники и студенты Штутгартского университета построили павильон с несущей конструкцией из льняного волокна, которая повторяет строение кактуса.
Старое и новое с коммерческим интересом
Реставрация и реконструкция исторического универмага La Samaritaine в центре Парижа повысила его «ценовую категорию», но дополнила его 96 социальными квартирами и яслями на 80 малышей. Новую часть комплекса спроектировало бюро SANAA.
Код пяти столетий
Старейшее существующее социальное жилье в мире, квартал Фуггерай в Аугсбурге, отмечает 500-летие: бюро MVRDV спроектировало для него юбилейный павильон и займется поисками «кода Фуггерай» для доступного жилья будущего.
Острые профили
На фасадах жилого дома в Иокогаме тонкие панели из преднапряженного бетона защищают интерьер от солнца, разделяют балконы соседних квартир и кадрируют виды города. Авторы проекта – Akira Koyama + Key Operation Inc. / Architects.
«Любимый пациент»
В Берлине открывается после реконструкции и реставрации по проекту David Chipperfield Architects Новая национальная галерея – позднее творение Людвига Мис ван дер Роэ.
Спиральный подход
Здание школы в Нурсултане, выполненное Верой Бутко и Антоном Надточим полностью, от концепции до стадии РД, стало воплощением авторской методики по созданию современной образовательной среды, над которой архитекторы ATRIUM работают много лет. Среди основных ее принципов – создание вдохновляющего пространства, мотивирующего к созидательной творческой деятельности. Поэтому новая школа получила форму орнаментированной золотистой спирали, которая символизирует восхождение к знаниям, а внутри здание представляет собой сложно организованный многофункциональный «город в городе» с многоярусными атриумами, амфитеатрами и вариативными маршрутами.
Стальные грани
В музее Ордрупгор в пригороде Копенгагена открылось для публики подземное крыло по проекту бюро Snøhetta: его перекрытия покрыты многогранным стальным «кожухом», который преломляет и отражает свет.
Кортеновая спираль
Смотровая башня Marsk Tower по проекту BIG открывает любителям природы виды датского национального парка «Ваттовое море».
Архитектурная реабилитация
Исправительное учреждение Anstalten в Гренландии по проекту бюро Schmidt Hammer Lassen и Friis & Moltke расположено на берегу моря; окна – без решеток, и из них открываются виды фьорда.
Экологичный поворот
История о том, как планы прокладки дороги по границе парка превратились в планы по сохранению экосистемы и благоустройства прогулочных маршрутов.
Обтекаемые формы
В Германии сдан в эксплуатацию первый дом, напечатанный на 3D-принтере. Авторы проекта – MENSE-KORTE ingenieure+architekten, за печать отвечали PERI AG.
Казимир из Кемерова
Проект филиала Русского музея для Сибирского кластера искусств основан на идеях супрематизма: первофигурах, динамизме цвета и формы.
Технологии и материалы
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Золотисто-медное обрамление
Откосы окон и входные порталы, обрамленные панелями из алюминия Sevalcon, завершают и дополняют архитектурный образ клубного дома «Долгоруковская 25», построенного в неорусском стиле рядом с колокольней Николая Чудотворца.
Как защитить деревянную мебель в доме и на улице: разновидности...
Деревянные изделия ручной работы не выходят из моды, а потому деревянную мебель используют как в интерьерах, так и для оборудования уличных зон отдыха. В этой статье расскажем, как подобрать оптимальный защитный состав для деревянных изделий.
Русское высотное
Последние несколько лет в России отмечены новой волной интереса к высотному строительству, не просто высокоплотному, а именно башням. Об одной из них известно, что ее высота будет 703 м, что вновь претендует на европейский рекорд. Но дело, конечно, не только в высоте – происходит освоение нового формата: башен на стилобате, их уже достаточно много. Делаем попытку систематизировать самые новые из построенных небоскребов и актуальные проекты.
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Сейчас на главной
Зодчество: 16 истин
Где архитектору искать истину? Участники «Зодчества» предложат сразу 16 вариантов. Рассказываем о спецпроектах фестиваля, который пройдет в Гостином дворе с 1 по 3 октября.
Поговорим о дереве: грани реставрации и современности
Гран-при, второй раз за историю премии АрхиWOOD, дали за реставрацию. Среди общественных пространств победили два фанерных скейт-парка – с их гибкой формой сложно спорить другим сооружениям; победитель номинации интерьеры – музей расстрельного полигона в Коммунарке. Вашему вниманию рассказ о проектах-победителях и репортаж с церемонии награждения.
СГТУ им. Юрия Гагарина: бакалавры 2021
Семь выпускных работ бакалавров Саратовского государственного технического университета и участников Клуба Молодых Архитекторов: крематорий, экополис, завод по переработке мусора, развитие прибрежных и лунных территорий.
Камертон озера
Новый жилой комплекс в Тюмени спроектирован при участии французских архитекторов, сочетает башню с таунхаусами и домиками на крыше, но прежде всего настроен на озеро, которое способно подарить ощущение загородной жизни.
В кольцах пандусов
Словенские архитекторы ENOTA и косовское бюро OUD+ Architects выиграли конкурс на проект спортивного центра в Приштине.
Градостроительные опыты
Этим летом Институт Генплана Москвы при поддержке Москомархитектуры провел стажировку-воркшоп для студентов и молодых архитекторов в новом расширенном формате. Задачей было предложить свежий взгляд на несколько территорий города, рассматриваемых сейчас специалистами института. Дипломами наградили четыре проекта, гран-при получил «самый запоминающийся».
Выставки больших надежд
В Strelka Press выпущено русскоязычное издание книги Ника Монтфорта «Будущее. Принципы и практики созидания». Публикуем отрывок о Всемирных выставках в Нью-Йорке 1939/40 и 1964 годов, где экспозиция General Motors «Футурама» представляла эффектную картину ближайшего будущего.
Длинный дом
Общественный центр по проекту бюро smartvoll должен вернуть оживление в сердце австрийской деревни Гросвайкердорф.
Архитектура СССР: измерение общее и личное
Новая книга Феликса Новикова «Образы советской архитектуры» представляет собой подборку из 247 зданий, построенных в СССР, которые автор считает ключевыми. Коллекция сопровождается цитатами из текстов Новикова и других исследователей, а также очерками истории трех периодов советской архитектуры, написанными в жанре эссе и сочетающими объективность с воспоминаниями, личный взглядом и предположениями.
От импрессионизма до фотореализма
В галерее Catacomba в Малом Власьевском переулке до 29 сентября открыта выставка рисунков студентов МАРХИ. Преподаватели отбирали неформальные креативные работы разных направлений. Публикуем несколько рисунков с выставки.
Контекст и детали
Финалистов премии Стерлинга-2021, британского «здания года», объединяет внимание к деталям и контексту – как и претендентов на награды RIBA за лучшие жилье и малый проект начинающего архитектора. Публикуем все три «коротких списка».
От ЗИМа до -изма
В Самаре 13 сентября торжественно, в сопровождении перформанса, спонсированного Сбербанком, была презентована общественности реставрация здания фабрики-кухни, нового филиала Третьяковской галереи. Вашему вниманию – репортаж о промежуточных, но уже вполне значительных, результатах реставрации памятника авангарда.
Печатные, но наполовину
В Техасе выставили на продажу дома, возведенные при помощи 3D-принтера. Приобрести высокотехнологичное жилище можно за 745 000 долларов.
Шкала времени Кумертау
Проект-победитель конкурса Малых городов: с помощью малых форм архитекторы рассказывают историю возникшего на буроугольном разрезе поселения, активируют центральную улицу и готовят почву для насыщенной социальной жизни.
Дерево живет и регулярно побеждает
Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Градсовет Петербурга 8.09.2021
Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм.
Медовая горка
Проект-победитель конкурса Малых городов для города Куртамыш: террасированный парк, который дает возможность по-новому проводить досуг
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.