English version

Единство в разнообразии

Олег Карлсон построил в Подмосковье три деревянных дома с похожими планировками, основанными на общем модуле. Несмотря на подобие планов и сходство размеров дома очень разные – можно даже сказать, что каждый из них представляет собой одну эпоху в истории архитектуры.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

14 Апреля 2011
mainImg
Архитектор:
Олег Карлсон
Мастерская:
АСБ Карлсон & К
0 Все три дома были построены в Подмосковье. Они сравнительно невелики: чуть больше, или чуть меньше 200 квадратных метров – для среднестатистического загородного дома нашего времени это самый распространенный размер; в таком доме одна семья размещается с комфортом, но без избытка пространства. Их строят и каменными, и деревянными – в последнее время на рынке появилось достаточно много разнообразных брусяных и бревенчатых домов похожего масштаба. Правда, в большинстве своем они напоминают гибрид русской избы из книжки детских сказок, альпийского шале и финского дома. Олег Карлсон поступил иначе: он сделал дома с похожими (хотя не одинаковыми) планами, но решил их в очень разных стилях.  

Представьте себе квадрат, разделенный на 9 равных клеток, каждая со стороной 5 метров. Все три плана нарисованы в рамках этой простой и ясной сетки, лишь изредка выходя за пределы основного квадрата. Пять клеток, включая центральную, образуют равносторонний крест, который становится ядром композиции каждого дома, делая ее строго-центрической и группируя все квадраты вокруг центрального. Это вечная и очень классическая тема, до того, как Палладио построил виллу «Ротонда», она была исключительно храмовой, а затем с полным правом перебралась и в жилье, придав ему толику строгой репрезентативности. Тем более интересно рассматривать то разнообразие решений, которое получилось у Олега Карлсона.

В «модернистском» доме в Хлюпине центростремительность планировки снаружи не подчеркивается, а скорее нивелируется. Сразу несколькими способами. Во-первых, один квадрат из девяти вынесен за пределы общего контура, что делает композицию асимметричной. Во-вторых, не все три квадрата заполнены – два угловых отданы террасе: основной, жилой объем дома таким образом отступает от линии главного фасада вглубь. И наконец, хотя на плане крест выражен очень отчетливо, снаружи акцент сделан не на повышении его центра, а на пересечении двух объемов.

Представим себе финский дом с пологой двускатной кровлей. Вот только посередине, там где у традиционного дома был бы конек, объем разорван – и на место «обычного» конька помещен другой двухскатный объем, только узкий и развернутый на 90 градусов относительно основного. Один скат перпендикулярного объема длиннее другого, его короткий конек сдвинут к лесу, а длинный скат застеклен. В центре – вместо деревенского крыльца или усадебного портика, – оказывается длинная стеклянная «горка», которая внутри освещает светлое протяженное пространство, стрежень всего дома, похожее на атриум. Мы привыкли к атриумам в торговых центрах; к высоким, освещенным сверху, галереям. А здесь его миниатюрный вариант направляет свет очень необычно: не с потолка, как в обычных атриумах, и не сбоку, как он шел бы из окон, а по косой – стены расступаются, и обитатели дома уже не под крышей, а прямо-таки под небом. Что и требуется от загородного дома.

С другой стороны, стеклянную «горку» можно понять как смелую и необычную, но узнаваемую разновидность веранды. Большинство дачных домов состоит из двух частей: половина дома обычная, со стенами и окнами, это спальни. Другая половина забрана большими решетчатыми стеклами; это веранда, на ней пьют чай и любуются природой. Здесь дом не дачный, более серьезный, но все равно – на природе. Его веранда стала более импозантной, двусветной, эффектно-наклонной. Но от этого не перестала быть собой: стеклянный «нос» заканчивается в центре открытой террасы и люди, сидящие в креслах с видом на лес, оказываются одновременно и дома под крышей, и отчасти на террасе. Это пространство между «внутри» и «снаружи», по смыслу – типичная веранда, но только ее невозможно закрыть кружевными занавесками для большего уюта (как это делает большинство дачников).

Словом, несложно понять, почему этот дом – модернистский, хотя у него важного для узнавания признака этого направления, плоской крыши. Принадлежность к модернизму в данном случае обозначена глубже – через архитектурную игру с объемами и пространством. Дом, главный фасад которого перестал быть стеной, а состоит из террас, балконов и наклонного стекла; дом, улавливающий свет «по косой плоскости»; дом, впускающий в себя окрестную природу и спроектированный как «смотровая площадка» для созерцания ближайших елей – это, определенно, модернистский дом. Говоря точнее, модернистское размышление на тему традиционного деревянного дома. А плоские кровли Олег Карлсон не любит, и совершенно справедливо: для нашего климата этот прием (подсмотренный Ле Корбюзье во время путешествия по Ближнему Востоку) подходит плохо, и сделать правильный водоотвод для него, особенно если дом небольшой, – достаточно сложно.
 
Второй дом из описываемых трех был построен вскоре после первого и неподалеку от него; между поселками Хлюпино и Захарово всего каких-то 10 километров по прямой. Захарово – место известное, здесь стоит дом бабушки Пушкина Марии Алексеевны Ганнибал. Пушкин бывал там в детстве, из-за чего теперь через бывшее имение проходит несколько туристических маршрутов. Дом, правда, уже не тот: в 1991 году его полностью построили заново. Однако старый дом или новый, а пушкинский дом это главная достопримечательность Захарова. Так что, строя дом для заказчика в поселке к северо-западу от имения Ганнибал, Олег Карлсон воспользовался той же плановой схемой, но стилизовал дом в духе классицизма.

Сравнивая этот дом с его предшественником из Хлюпина, несложно заметить, что здесь многое сделано с точностью наоборот. Главный фасад не отступает и не прячется за террасами; здесь он – стена с отчетливым центром, твердо отмеченным четырехколонным портиком с треугольным фронтоном. Терраса имеется, но она, как и полагается в классическом усадебном доме, расположена сзади и образует парковый фасад. И веранда тоже имеется, но она встроена в противоположный портик (все его интерколумнии застеклены по дачному «в сеточку»).

Таким образом, если модернистский дом отодвигается от зрителя во двор, прикрывая свое отступление балконами и террасами, то классический – напротив, выдвигается вперед, как заправский александровский генерал, всех встречает гордо и уверенно. Зато план у дома не столь центричен: крест в нем не читается и квадраты видны не так отчетливо; план спокоен и прост, вытянут продольно, как (опять же) и полагается усадебному дому.

Надо сказать, что эта стилизация не отсылает нас напрямую к пушкинскому времени. Дом не слишком похож на жилище Ганнибал с его толстыми круглыми колоннами и глухими ставнями; хотя цитаты имеются – например, окна, примыкающие верхними сандриками прямо к карнизам. В доме Олега Карлсона можно разглядеть и «пушкинскую» классику, и неоклассику, и дачи начала XX века, а в чем-то даже и сталинские санатории. Плюс совсем немного неизбежного в наше время англицизма; камин и лестница в гостиной, например. У дома нет жесткой стилевой привязанности, это  скорее собирательный образ русского усадебного дома. Сравнительно небольшого и уютного. Что, вероятно, в нем главное: умиротворенное спокойствие, сетка солнечных бликов внутри портика-веранды, заставляющая вспомнить что-то то ли про тургеневских барышень, то ли про старый кинематограф.

Третий дом был построен еще позднее в парке «усадьбы Модерн». Это «китайский домик» для дочери хозяев. Здесь центрическая тема плана разыграна полностью: пять квадратов складываются на плане в равноконечный крест, в центре устроена высокая двусветная гостиная с открытым очагом посередине. Хорошее место, чтобы посидеть у костра, но под крышей (вспоминаем дом в Хлюпине, там было похожее решение, место посидеть на террасе, но под стеклом). Дом получается выстроенным вокруг очага – тема классическая до архетипичного. Надо, правда оговориться, что гостиная несколько шире центрального квадрата, т.е. схема плана не слишком жестко влияет на объем.

То, что это китайский дом, угадывается с первого взгляда: яркий, окруженный балконами с ажурными деревянными сетками, с загнутой на углах массивной кровлей; в окружении красных китайских мостика, ворот и беседки (у всех трех есть аутентичные прототипы) – дом издалека можно с легкостью опознать как «китайский». Однако стилизация «под Китай» в данном случае тоже не стремится к буквализму: сам автор признается, что специфические китайские консоли воспроизводить не стали, сделали похожие. Скорее, мы здесь имеем дело с разновидностью «шинуазри», или «китайщины». Увлечение восточными мотивами расцвело в Европе в XVIII веке, и в России конца этого столетия оно тоже было модным. В китайском стиле оформляли интерьеры, строили парковые павильоны – а в конце XIX века на Мясницкой архитектор Роман Клейн (тот самый, который построил ГМИИ им. Пушкина) построил чайный магазин с очень китайским фасадом. Китайский домик в усадьбе Модерн, построенный Олегом Карлсоном – типичное усадебное шинуазри, яркое, узнаваемое, но намеренно неточное в деталях – в конце концов, это «парковая затея», а не ученый трактат. Поэтому он особенно уместен в «усадьбе»: наличие китайского домика делает ее парк завершенным. 

Строго говоря, глядя на эти дома снаружи, сложно предположить, что их планировки основаны на одном модуле: один дом срастается с природой, другой с губернской гордостью несет портики и фронтоны, третий нанизан на очаг и снаружи весь огненно-красный: огонь-цвет, огонь-орнамент. Дома разные не только стилистически (иначе можно было бы построить одинаковые дома и по-разному их орнаментировать), стилевые различия проникают глубоко, меняют сущность каждого дома, оставляя неизменными только основы планового конструктора. И, что важно – ощущения людей, входящих в эти дома, будут совершенно разными. Все это очень похоже на архитектурную штудию; но дома вполне реальны, построены и обитаемы, хотя и не чужды архитектурных размышлений. В наше время, отдавшее себя «концепциям многофункциональных комплексов» такая архитектурная практика кажется какой-то очень исконной, старо-режимной. И по-человечески правильной, потому что ничья фантазия в данном случае не оторвана от реальности: архитектору придется построить, а заказчику жить в построенном доме. Даже приятно, что в этом процессе находится место для архитектурного размышления над сущностью каждого из воспроизводимых стилей.
Дома из клееного бруса на одном модуле
Боковой фасад
План 2 этажа
Жилой дом в Захарово. Реализация, 2010 © Архитектурное бюро «АСБ Карлсон & К»
Жилой дом в Захарово. Реализация, 2010 © Архитектурное бюро «АСБ Карлсон & К»
Жилой дом в Захарово. Реализация, 2010 © Архитектурное бюро «АСБ Карлсон & К»
Жилой дом в Захарово. План 1 этажа. Реализация, 2010 © Архитектурное бюро «АСБ Карлсон & К»
Китайский домик
Интерьер
Разрез
План 2 этажа
Архитектор:
Олег Карлсон
Мастерская:
АСБ Карлсон & К

14 Апреля 2011

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
АСБ Карлсон & К: другие проекты
Импровизация в рамках палладианства
Представляем проект «английского дома» – дворца, построенного Олегом Карлсоном для заказчика в Подмосковье. Его фасады, тщательно стилизующие образ британского загородного дворца, скрывают за собой сложное и эффектно интригующее многоярусное пространство.
Искусная пластика
Этот дом с необычной кровлей в московском поселке художников «Сокол» несколько лет назад построил архитектор Владислав Платонов (АСБ «Карлсон и К»).
Дом ручной работы
В знаменитом поселке художников «Сокол» архитектор Владислав Платонов (АСБ «Карлсон и К») построил черно-белый дом. Наделенный запоминающимся силуэтом и яркой внешностью, особняк, который сам автор называет «Инь-Янь», творчески развивает традиции застройки этого уникального для мегаполиса района.
Джинсовая рапсодия
В подмосковном поселке Снегири архитектор Владислав Платонов (АСБ «Карлсон и К») построил очень необычный коттедж, композиция которого полностью подчинена сложному рельефу участка.
Качество историзма
Наша новейшая история знает множество некачественных стилизаций. Эта же, напротив – качественная, добросовестная как в целом, так и в частностях.
Похожие статьи
Безудержный оптимизм
MVRDV совместно с индийским бюро StudioPOD превратили заброшенные пространства под одной из эстакад перенаселенного мегаполиса Мумбаи в завлекательную зеленую площадку для всех жителей района.
Алюминий и бронза
KAAN Architecten спроектировали две башни в комплексе De Zalmhaven в гавани Роттердама: они дополняют расположенное там же самое высокое здание Нидерландов.
Рамы для города
UNStudio победили в конкурсе на проект жилого комплекса в центре города Яссы на северо-востоке Румынии.
Уникальность — норма жизни
Жилой дом UNIC в Париже, построенный по проекту пекинского бюро MAD, предлагает действительно уникальный, качественно иной уровень взаимодействия между человеком, архитектурным объемом, природой и городом.
Культура отдыха
В новом корпусе санатория «Клязьма», проект которого выполнило бюро «Крупный план», эстетика советского модернизма соединяется с современными представлениями об отдыхе.
Блеск металла
В Чэнду завершен ансамбль Спортивного парка Дунъаньху по проекту gmp: в 2023 там пройдет 31-я Всемирная летняя универсиада.
Эхо будущих поколений
Новый корпус «Эхо», только что открывшийся на территории кампуса Делфтского технического университета, генерирует дополнительную энергию как в буквальном, так и в переносном смысле — и электрическую, и творческую
Дуализм на фасаде
В Лозанне музеи фотографии и дизайна переехали в одно новое здание на двоих. Его архитекторы – португальцы Aires Mateus.
Деревянные новации
Консорциум во главе с BIG победил в конкурсе на проект нового пирса аэропорта Цюриха. Большую часть сооружения выстроят из дерева.
По волнам Желтой реки
Здание Большого театра Чжэнчжоу объединяет в себе сразу четыре вместительных зала, предоставляя идеальные площадки для любой формы современного исполнительского искусства.
Инновации продолжаются
На месте выставочного комплекса Экспо-2015 в Милане строится район MIND. Одной из ключевых его точек станет Центр инноваций по проекту бюро OBR.
Функция треугольника
Экстравагантная форма расширяющейся кверху тонкой пластины – не формальный жест, а отклик архитекторов UNK на требования участка и ТЭПы. Решения по-модернистски рациональны, экономны и функциональны. Дом галерейный, торцы подчеркнуты «пластинчатым» сдвигом, а широкие фасады составлены из треугольных эркеров.
Дом для школы
При проектировании школы во французской деревушке бюро HEMAA и Hesters-Oyon использовали в качестве прототипа традиционный для Бретани и Нормандии тип длинного сельского дома.
Чувство ритма
Новое здание Института Леонардо да Винчи в парижском деловом квартале Дефанс по проекту бюро LAN.
Своевольные стены
XRANGE Architects использовали сложный природный и социальный контекст участка на побережье Тайваня как основу для экспрессивного проекта бутик-отеля.
Приют цифрового кочевника
Апарт-гостиница, спроектированная бюро GAFA для центрального округа Москвы, предлагает гостям проживать привычную рутину через новый пространственный опыт, а также претендует на статус художественной доминанты.
Формула жилья
Гигантский квартал социального жилья «Байцзывань» по соседству с Центральным деловым районом Пекина для звездного китайского бюро MAD стал первым проектом подобного типа.
Вторая, лучшая жизнь
Бюро Powerhouse Company, Atelier Oslo и Lundhagem выиграли конкурс на проект реконструкции Центральной библиотеки в Роттердаме. Они планируют не только приспособить ее к современным требованиям, но и ликвидировать последствия экономии бюджета во время изначального строительства.
Множество террас
Музей Циньтай по проекту бюро Atelier Deshaus вписался в прибрежный ландшафт, имитируя плавную неровность рельефа.
Белый пароход
Лицей Ла-Провиданс в бретонском Сен-Мало по проекту бюро ALTA соединил местные традиции и ресурсоэффективность.
Взлет многофункционального подхода
Бюро ASADOV представило концепцию развития территории старого аэропорта Ростова-на-Дону. Четырехкилометровый бульвар на месте взлетно-посадочной полосы и квартальная застройка, помноженные на широкий диапазон общественно-деловых функций, включая, может быть, даже правительственную, позволят району претендовать на роль новой точки притяжения с высоким уровнем самодостаточности.
Черные ступени
Храм Баладжи по проекту Sameep Padora & Associates на юго-востоке Индии служит также для восстановления экологического равновесия в окружающей местности.
Технологии и материалы
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Преодолевая стены
Дом Skarnu apartamentai строился в самом сердце Старой Риги. Реализовать ключевые для архитектурного образа решения – наклонную и рельефную кладку – удалось с помощью системы BAUT.
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Сейчас на главной
Островок тишины
На курорте Циньхуандао открылся еще один музей – теперь по проекту Wutopia Lab. Он служит «островком тишины» на оживленном морском побережье.
Паркинг – ворота
Пекинское бюро MAD спроектировало «перехватывающий» гараж на 1500 машин для инновационного района Милана. Строительство начнется в этом сентябре.
Голова героя
В центре Тираны началось строительство жилой башни в форме бюста национального героя Албании Скандерберга. Авторы проекта – MVRDV.
Высотный конструктор
Один из проектов заказного конкурса для ЖК на севере Москвы. Архитекторы АБ «Крупный план» предложили простую стереометрическую пару 100-метровых башен, объединенных общим пластическим сюжетом, простым, построенном на лаконичном контрасте, но в то же время фактурном. Интересен и овал внутреннего двора, «вырезанный» на кровле стилобата.
Безудержный оптимизм
MVRDV совместно с индийским бюро StudioPOD превратили заброшенные пространства под одной из эстакад перенаселенного мегаполиса Мумбаи в завлекательную зеленую площадку для всех жителей района.
Аспекты счастья
Архстояние 2022 с девизом «Счастье есть?» получилось как всегда веселым фестивалем, но самые заметные объекты какие-то иронические, критичные и грустные, – зато все остальные, окружающие их, сосредоточились на том, чтобы наделить посетителей простой человеческой радостью. Выступили Тотан Кузембаев, Александр Бродский и другие.
Алюминий и бронза
KAAN Architecten спроектировали две башни в комплексе De Zalmhaven в гавани Роттердама: они дополняют расположенное там же самое высокое здание Нидерландов.
Рамы для города
UNStudio победили в конкурсе на проект жилого комплекса в центре города Яссы на северо-востоке Румынии.
Платок Марьям
Специальный приз международного конкурса на эскизный проект соборной мечети в Казани, посвященной 1100-летию принятия ислама в Волжской Булгарии, получили студенты Казанского архитектурно-строительного университета. Их предложение отсылает к традиционной татарской архитектуре.
Уникальность — норма жизни
Жилой дом UNIC в Париже, построенный по проекту пекинского бюро MAD, предлагает действительно уникальный, качественно иной уровень взаимодействия между человеком, архитектурным объемом, природой и городом.
Градсовет Петербурга 27.07.2022
Градсовет обсудил «средневековый» жилой квартал у Пулковского водохранилища, гостиницу а-ля рюс в деревне Шуваловка, а также гостиницу напротив Финляндского вокзала, которая восстанавливает структуру утраченной части доходного дома Павла Сюзора.
Учеба и жизнь
Представлены финалисты Премии Стерлинга-2022 – главной архитектурной награды Великобритании.
Блеск металла
В Чэнду завершен ансамбль Спортивного парка Дунъаньху по проекту gmp: в 2023 там пройдет 31-я Всемирная летняя универсиада.
Архсовет Москвы–76
Архитектурный совет Москвы горячо поддержал новый проект Юрия Григоряна для ТПУ Парк Победы, в котором измененные высотные ограничения позволили предложить тонкую стройную башню 300-метровой высоты. После обсуждения некоторых нюансов как эксперты, так и МКА единодушно пожелали проекту качественной реализации, пообещали следить за ней и поддерживать.
Архстояние 2022: четыре главных проекта
Фестиваль ландшафтных объектов «Архстояние» в этом году пройдет в Никола-Ленивце с 29 по 31 июля. Все три дня художники, архитекторы, перформеры и музыканты будут рассуждать на тему «Счастье есть?», а зрители смогут стать соавторами этого процесса.
Культура отдыха
В новом корпусе санатория «Клязьма», проект которого выполнило бюро «Крупный план», эстетика советского модернизма соединяется с современными представлениями об отдыхе.
Пещера горного короля
Офис в особняке Глазовского переулка соединяет серьезность горнодобывающей компании и креативный настрой команды: камень, дубовые столы и кожаные кресла соседствуют с невесомыми светильниками, зеленью и стеллажами для коллекций.
Химия цвета
Отель, построенный по проекту Григория Дайнова рядом с Ареной-2000 на въезде в Ярославль из Москвы, строился так долго, что истории замысла сейчас приблизительно 15 лет. По словам архитектора, именно эта работа позволила основать собственное бюро. Но здание не выглядит устаревшим, вероятно, потому что сочетает простоту объемов с яркими тщательно просчитанными «прослойками» цветного света.
Эхо будущих поколений
Новый корпус «Эхо», только что открывшийся на территории кампуса Делфтского технического университета, генерирует дополнительную энергию как в буквальном, так и в переносном смысле — и электрическую, и творческую
Ешь, танцуй, слушай
Пиццерия с кабинками для прослушивания музыки с винила, акустическим потолком, краской-шубой и мебелью из шпона корня тиса.
Ковчег из космоса
Рассказываем о втором проекте, победившем в международном конкурсе на эскизный проект соборной мечети в Казани, посвященной 1100-летию принятия ислама в Волжской Булгарии. Проект архитектора Айвара Саттарова вдохновлен образом ковчега Нуха.
От стула до жилого дома
Учебный год для студентов профиля «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна завершился традиционной итоговой выставкой.