Джинсовая рапсодия

В подмосковном поселке Снегири архитектор Владислав Платонов (АСБ «Карлсон и К») построил очень необычный коттедж, композиция которого полностью подчинена сложному рельефу участка.

author pht

Автор текста:
Анна Мартовицкая

10 Февраля 2011
mainImg

Архитектор:

Владислав Платонов
Олег Карлсон

Мастерская:

АСБ Карлсон & К

Проект:

вилла «Дрова»
Россия, Москва, поселок Снегири

Авторский коллектив:
Владислав Платонов, Илья Литвинов

2010

Команда строителей-краснодеревщиков: Александр Дойников,Олег Бренце, Станислав Федоров, Алексей Петрушенков, Алексей Солонин
Знаменитые Снегири расположены неподалеку от Истры, на холмистой и лесистой местности. Участок, приобретенный под строительство частного дома, не стал исключением: на нем растет много сосен, а рельеф имеет сильный перепад. С одной стороны, это создало проектировщикам дополнительные трудности, но с другой большая площадь территории и наличие на ней естественной ограды в виде деревьев надежно защитили будущее жилище дом от глаз посторонних. И именно поэтому архитекторы смогли сделать дом максимально открытым природе и миру. Стелящийся по земле, он повторяет пластику рельефа участка и становится его неотъемлемой частью. Архитекторы признаются, что проектировали дом таким образом, чтобы он максимально отличался от традиционного городского жилья. В частности, практически из каждого его помещения, будь то гостиная на первом этаже или спальни на втором, можно выйти прямо на участок.

«В основу планировки дома положен принцип перетекающего пространства, открытый Мисом ван дер Роэ, – рассказывает автор проекта Владислав Платонов. – Но если у знаменитого архитектора «перетекающим» было внутреннее пространство дома, то в данном случае по этому принципу развивается как интерьер объекта, так и его экстерьер». В существующие склоны дом врезается многочисленными террасами, так, что складывается ощущение, будто он «рассыпался» по холмистой территории на отдельные, но похожие друг на друга элементы. Это впечатление усиливает необычная конструкция кровли: традиционная двускатная крыша словно разорвана на несколько сегментов, «растащенные» в разные концы вытянутого жилого объема. А для того, чтобы максимально вписать здание в рельеф, на эксплуатируемой кровле (в частности, гаража) архитекторы не только разбили газоны, но и посадили кусты и даже деревья. «Наш дом собран из отдельных мизансцен, каждая из которых не похожа на остальные, поскольку «скроена» точно по месту. Кстати, во время строительства не было срублено ни одно дерево, дом «вписывался» между ними. Всякий раз какое-то движение рельефа, растительность диктовали свои законы, и благодаря индивидуальному набору деталей ландшафта рождалась очередная деталь», – рассказывает автор проекта.

Архитектурный образ дома складывается из сочетания натурального дерева и светлого камня. В частности, его цоколь сложен из пористого пенобетона, причем этот материал, с успехом заменивший традиционный для белокаменной Москвы известняк, архитекторы не стали ни оштукатуривать, ни как-либо отделывать, а лишь кое-где украсили резьбой или обточили под скалистую поверхность. Специальные пропитки защищают поверхность пеноблоков от воздействия влаги, но при этом не мешают им пропускать воздух, благодаря чему стены дома настолько эффективно «дышат», что ему даже не понадобилась система кондиционирования.

Основным материалом несущего каркаса дома был выбран особо прочный сосновый брус LVL, а для отделки дома термообработанная сосновая доска. Интересно, что все деревянные детали были покрыты маслами без УФ-фильтра, благодаря чему цвет дерева постоянно меняется, постепенно размывается. Например, на солнечной стороне оно уже так выгорело, что по цвету практически не отличается от пеноблоков. Авторы проекта именно на такой эффект и рассчитывали – дом, цоколь которого зарастает мхом, а стены выцветают, постепенно мимикрирует под окружающий ландшафт. «Такой дом не требует ухода, его не нужно подкрашивать или реставрировать, – говорит Владислав Платонов. – Я сам называю этот прием «джинсовой архитектурой». Как постепенно вытирающиеся от активной носки джинсы выглядят гораздо привлекательнее, чем новые, так и живой, «линяющий» дом с одной стороны приобретает свой яркий индивидуальный характер, а с другой становится неотъемлемой частью участка».

Внутренняя планировка дома, как уже говорилось, также подчинена принципу перетекающих друг в друга пространств. Центральное ядро общественной зоны состоит из бильярдной, каминной и библиотеки, гостиная плавно переходит в зону кухни, столовой и вспомогательных хозяйственных помещений. В левом крыле расположены гостевые спальни и блок сауны, на втором этаже – спальни хозяев, гардеробные и ванные комнаты. Дизайн интерьера развивает идеи, заложенные архитектурной концепцией. Входная зона акцентирована скалистой поверхностью стены из натурального камня, а основной темой оформления внутреннего пространства становятся балки из клееной сосны, чья богатая природная текстура подчеркнута с помощью пропиток разного цвета – от медового и светло-зеленого до шоколадного и винно-бордового. На фоне клинообразного окна размещен подвесной камин, напоминающий космический корабль, и в этом необычном сочетании как в капле воды отразилась суть концепции дома, весь образ которого построен на контрасте форм и материалов. 


Архитектор:

Владислав Платонов
Олег Карлсон

Мастерская:

АСБ Карлсон & К

Проект:

вилла «Дрова»
Россия, Москва, поселок Снегири

Авторский коллектив:
Владислав Платонов, Илья Литвинов

2010

Команда строителей-краснодеревщиков: Александр Дойников,Олег Бренце, Станислав Федоров, Алексей Петрушенков, Алексей Солонин

10 Февраля 2011

author pht

Автор текста:

Анна Мартовицкая

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.