English version

Дом ручной работы

В знаменитом поселке художников «Сокол» архитектор Владислав Платонов (АСБ «Карлсон и К») построил черно-белый дом. Наделенный запоминающимся силуэтом и яркой внешностью, особняк, который сам автор называет «Инь-Янь», творчески развивает традиции застройки этого уникального для мегаполиса района.

Анна Мартовицкая

Автор текста:
Анна Мартовицкая

mainImg
Архитектор:
Владислав Платонов
Мастерская:
АСБ Карлсон & К http://www.karlson.pro
Проект:
Частный жилой дом в поселке «Сокол»
Россия, Москва

2007
0 К участию в проекте Владислав Платонов был приглашен для того, чтобы увеличить площадь уже имевшегося на участке коттеджа. Его реконструкцию владельцы затеяли после того, как в семье появились дети, и на прежней площади стало ощутимо тесно. Чтобы не перестраивать коттедж несколько раз, хозяйка сразу поставила перед архитектором задачу-максимум: увеличить площадь имеющегося объема в три раза. Наверно, в любом другом поселке такая операция прошла бы как по маслу, но на территории «Сокола» действуют жесткие градостроительные регламенты, поэтому Платонову пришлось изрядно поломать голову над тем, как «прирастить» желаемые метры максимально тактично по отношению к сложившемуся окружению.

Прежде всего, Владислав Платонов задал сразу два направления развития существующего объема: к дому был пристроен гараж с жилым помещением на втором этаже, а двускатная кровля поднята на высокие стропила. При этом последняя сохранила прежний угол наклона скатов – архитектор сознательно не стал «растягивать» стропила на весь увеличенный объем, с тем, чтобы подросший дом сохранил свой прежний силуэт и не выглядел в поселке гигантом среди лилипутов.

Таким образом, реконструированный дом уподоблен комбинации нескольких разрозненных элементов: это основной жилой объем, который архитектор облицевал черным камнем, гараж, который выкрашен в белый цвет, и высокая пирамида кровли с остроугольным прозрачными фронтонами. На первый взгляд, эта комбинация кажется сложившейся совершенно произвольно, по воле случая, и подобная «необязательность» композиции придает довольно крупному объему визуальную легкость и динамизм. Впрочем, более внимательно изучая дом, быстро обнаруживаешь множество мелких архитектурных деталей, которые, словно незаметные стежки искусного портного, связывают разрозненные элементы в единое полотно. Это и пергола над эксплуатируемой кровлей белого объема, и элегантный «конструктивистский» балкончик, и узкая стеклянная «перемычка» между двумя параллелепипедами, и вынесенная тонкая наклонная опора из черного металла.

Заявленная на фасадах игра материалов в полной мере реализуется и в интерьере дома. Во входной зоне светлый деревянный пол комбинируется с черными стенами, выложенным той же каменной плиткой, что и наружные стены, а образ гостиной построен на взаимопроникновении черных и белых плоскостей, раскрывающих традиционную антитезу «инь и янь» в совершенно неожиданных с точки зрения пластики и геометрии сочетаниях. Жилое пространство второго этажа также разделено на «белую» (детскую) и «черную» (взрослую) половины, а границей между ними служит узкий коридор с темным потолком и светлым полом – на фасад он выходит как раз той самой стеклянной вертикальной «перемычкой».

Впрочем, тему взаимопроникновения внешнего и внутреннего архитектор развивает не только с помощью диалога белого и черного. Так, например, к дому пристроена терраса-помост: она выполнена в японском стиле, и в нем же оформлены интерьеры спальни родителей. И если внизу архитектор ограничился использованием характерных решетчатых перегородок, то на втором этаже атмосфера японского дома воссоздана им с потрясающей точностью и полнотой. Особенно эффектны здесь циновка, покрывающая пол и частично переходящая на стены, и изогнутые гофрированные листы, которыми отделаны стены и потолок.  Сам Владислав Платонов признается, что с помощью подобных пластических композиций стремился подчеркнуть интимность и замкнутость пространства спальни, превратить ее в своего рода кокон, уютный и безопасный.

Но, пожалуй, едва ли не самым интересным пространством в этом доме стала мансарда, площадь которой в ходе реконструкции увеличилась вдвое. Высоко поднятые стропила, остекленные проемы между ними и большие окна в торцах сделали это помещение более чем светлым и просторным, однако в нем требовалось найти место для душевой и санузла. Архитектор очень не хотел «дробить» получившееся пространство, наполненное светом, каким-либо перегородками, поэтому предложил заказчикам… предусмотреть еще один уровень. А для того, чтобы мансардный этаж остался таким же светлым, пол четвертого этажа сделали стеклянным. Прозрачные панели положили на массивные поперечные балки, требуемые  сантехнические кабины обнесли стенками из матового стекла, а лестницу, ведущую наверх, сделали максимально прозрачной и легкой: черные деревянные бруски, нанизанные на тонкие металлические стержни, кажутся подвешенными в воздухе.

Главная отличительная особенность этого дома – высочайшее качество проработки архитектурного образа в целом и всех деталей, вплоть до самых мельчайших, из которых складываются и интерьер и фасады. Подчеркнем, что подобная обстоятельность архитектора начинается задолго до реализации проекта: Владислав Платонов сам разрабатывает все узлы и элементы интерьера своих домов, вручную выполняет все чертежи, а затем строго следит за подбором материалов и ходом строительных и отделочных работ. Подобные «дома ручной работы» были чем-то само собой разумеющимся для эпохи мастеров и артелей, но сегодня они воспринимаются как исключение из правила, и тем удивительнее, что одно из таких счастливых исключений находится практически в самом центре Москвы.
Фотографии Зинура Разутдинова
Архитектор:
Владислав Платонов
Мастерская:
АСБ Карлсон & К http://www.karlson.pro
Проект:
Частный жилой дом в поселке «Сокол»
Россия, Москва

2007

28 Июня 2011

Анна Мартовицкая

Автор текста:

Анна Мартовицкая
АСБ Карлсон & К: другие проекты
Импровизация в рамках палладианства
Представляем проект «английского дома» – дворца, построенного Олегом Карлсоном для заказчика в Подмосковье. Его фасады, тщательно стилизующие образ британского загородного дворца, скрывают за собой сложное и эффектно интригующее многоярусное пространство.
Искусная пластика
Этот дом с необычной кровлей в московском поселке художников «Сокол» несколько лет назад построил архитектор Владислав Платонов (АСБ «Карлсон и К»).
Единство в разнообразии
Олег Карлсон построил в Подмосковье три деревянных дома с похожими планировками, основанными на общем модуле. Несмотря на подобие планов и сходство размеров дома очень разные – можно даже сказать, что каждый из них представляет собой одну эпоху в истории архитектуры.
Джинсовая рапсодия
В подмосковном поселке Снегири архитектор Владислав Платонов (АСБ «Карлсон и К») построил очень необычный коттедж, композиция которого полностью подчинена сложному рельефу участка.
Качество историзма
Наша новейшая история знает множество некачественных стилизаций. Эта же, напротив – качественная, добросовестная как в целом, так и в частностях.
Похожие статьи
Рядом с Лидвалем и Нобелем
Жилой комплекс по проекту мастерской Анатолия Столярчука в Нейшлотском переулке: аккуратная смена масштаба, дань памяти места, финские дополнения к функциональной типологии – в частности, сауны в квартирах, и планы получения сертификата BREEAM.
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.
За кулисами музейной жизни
Открывшееся в Роттердаме фондохранилище Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV полностью доступно посетителям – первое и пока единственное в мире. Это поможет сохранить музей для публики во время длительной реконструкции его основного здания.
Тонкая материя
Дом Медный 3.14 составлен из двух фактур, каждая из которых по-своему похожа на драгоценную ткань, и из трех корпусов, каждый из которых смотрит на одну из сторон света. Архитектура дома впитывает нюансы контекста, суммирует их и превращает в цельное ритмичное построение. Рассматриваем новый, только что завершенный дом Сергея Скуратова на Донской улице.
«Восьмерка» над метро
Штаб-квартира компании Infinitus по проекту Zaha Hadid Architects талией своего объема-«восьмерки» перекинута через тоннель метро в Гуанчжоу.
Супер-пергола
Новый бизнес-центр на Пресне, в 1-м Земельном переулке, совмещает технологичность и эко-ориентированность. Его обтекаемые формы и белая диагональная решетка фасадов сочетаются с новой версией вертикального озеленения: отстоящей от фасада зеленью дикого винограда, которая не спорит с решеткой-«перголой», но лишь оттеняет ее.
Тает кубик льда
Офисное здание в центре Фукуоки по проекту OMA должно вписаться в городскую среду с помощью пиксельных «тающих» углов.
Легкость бытия
Цветет сакура, у костра завязалась беседа, в бассейне шумно возятся дети – это не отпускные картинки, а повседневная жизнь дворов киевского ЖК «Файна Таун». Разбираемся, из чего состоит придуманная архитекторами утопия, и каким образом ее удалось воплотить.
Чувство ритма на фасаде
Студенческое общежитие по проекту Макса Дудлера отмечает въезд в Ганновер с севера и начало нового района – преображенной промзоны.
Треугольно-складчатая структура
Проект нового терминала аэропорта имени Муравьева-Амурского в Благовещенске предлагает архитектуру, решенную посредством модульной формы, – наделенная особой символикой, она становится основой как для несущих конструкций здания, так и для пластики его фасада, и отзывается в декоративных фрагментах интерьера.
Дыхание востока
Проектируя жилой комплекс для Ташкента, GENPRO обращается к традиционной архитектуре и современным тенденциям, стремясь к эмоциональности и эффектности: решетки панжара и мишрабии соседствуют с вертикальным озеленением и параметрическим орнаментом, а тематические корпуса домов – с хлопковой аллеей и восточным базаром.
По каменной дуге
Арт-объект студий Sans façon и KHBT в шотландском городе Инвернесс позволяет жителям заново оценить знакомый ландшафт.
Красный двор
В жилом комплексе Ilot Queyries в Бордо по проекту MVRDV соединены человеческий масштаб и разнообразие традиционного города с экологичностью, высокой инсоляцией и комфортом современной застройки.
Тундра на крыше
Комплекс Living Landscape по проекту бюро Jakob+MacFarlane задуман как самое большое деревянное сооружение Исландии и «инструмент» для регенерации ее экосистем.
Минус дает плюс
«Углеродно негативный» культурный центр в Шеллефтео на севере Швеции построен из местного дерева, включая 20-этажный гостиничный корпус. Авторы проекта – бюро White.
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Технологии и материалы
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Графика трехмерного фасада
В предместье немецкого Саарбрюкена, на ведущей в город автостраде появился новый объект ─ столь примечательный, что его невозможно не заметить. Масштабная постройка торгового центра MÖBEL MARTIN сохраняет характерные для больших моллов лаконичные модернистские формы, однако его фасады получили необычную объемную пластическую разработку. Пространственная оболочка фасада создана посредством алюминиевых композитных панелей ALUCOBOND® A2.
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Сейчас на главной
По образцу шапито
Культурный центр по проекту K architectures рядом с городом Безье на юге Франции заключен в трех напоминающих цирковые шатры павильонах.
Свет изнутри
Премия WAF INSIDE подвела итоги: рассказываем подробнее о победителе, а также проекте от российского бюро FABER group, получившем высокую оценку жюри.
Парадное построение
Три кирпичных квартала жилого комплекса «Ривер Парк» раскрываются на воду террасами. Каждый квартал образует задник и две кулисы, а дворы на подиумах, предназначенные только для жителей, становятся как бы сценами, воспринимаемыми с реки. Благоустроенная набережная, доступная всем горожанам, дополняет выстроенную здесь иерархию приватной, полуприватной и публичной городской жизни.
Помпиду наизнанку
Ренцо Пьяно и ГЭС-2 уже сравнивали с Аристотелем Фиораванти и Успенским собором. И правда, она тоже поражает высотой и светлостию, но в конечном счете оказывается самой богатой коллекцией узнаваемых мотивов стартового шедевра Ренцо Пьяно и Ричарда Роджерса, Центра Жоржа Помпиду в Париже. Мотивы вплавлены в сетку шуховских конструкций, покрашенных в белый цвет, и выстраивают диалог между 1910, 1971 и 2021 годом, построенный на не лишенных плакатности отсылок к главному шедевру. Базиликальное пространство бывшей электростанции десакрализуется практически как сам музей согласно концепции Терезы Мавики.
В поисках устойчивости
На прошлой неделе стали известны итоги Всемирного фестиваля архитектуры WAF-2021. Главные призы получили проекты, которые вносят выдающийся вклад в устойчивое развитие городов, фокусируясь на чистой энергии, повторном использовании и биоразнообразии. Рассказываем о работах, взявших гран-при, и победителях основных номинаций.
«Открытый город»: Мечты о городе
Следующий проект воркшопа «Открытого города» создан под руководством Kleinewelt Architekten. В основу проектов положены фоны византийской и древнерусской живописи, однако их формы применены к более чем современной типологии.
Игра в архетипы
Бюро ОСА предложило Нур-Султану жилой комплекс, в котором брутальные башни соседствуют с высокоплотной квартальной застройкой. Рассказываем, как концепция встраивается в череду мега-проектов новой столицы Казахстана.
Первый шаг
Бюро OMA завершило первую из четырех фаз реконструкции легендарного универмага KaDeWe в Берлине. Центром обновленного пространства стала отделанная темным деревом «воронка» атриума с веером эскалаторов.
Нечто особенное
В ожидании главных итогов Всемирного фестиваля архитектуры, рассказываем о победителях в специальных номинациях, которые демонстрируют самые разные аспекты архитектурного процесса: от инженерных решений или использования цвета до эффектной подачи.
Архсовет Москвы–71
Высотный – 105 м в верхних отметках – многофункциональный комплекс «ТПУ «Парк Победы», расположенный на границе между «сталинской» и «парковой» Москвой, был доброжелательно принят архитектурным советом Москвы, но все же получил такое количество замечаний и комментариев, что проект было решено отложить и доработать, придерживаясь, однако, выбранного направления поисков.
Праздник, который всегда с тобой
Двор в петербургских Никольских рядах снова открывается на зимний сезон. Рассказываем, как архитекторам из бюро KATARSIS удалось создать круглогодичную атмосферу праздника: катальная горка, посвящение Хаяо Миядзаки, трдельники и виды на Коломну.
Рядом с Лидвалем и Нобелем
Жилой комплекс по проекту мастерской Анатолия Столярчука в Нейшлотском переулке: аккуратная смена масштаба, дань памяти места, финские дополнения к функциональной типологии – в частности, сауны в квартирах, и планы получения сертификата BREEAM.
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.