Мастер вычисления

8 июня в Музее архитектуры открылась выставка Леонида Павлова. Экспозиция, в которую вошли работы из собрания Музея архитектуры и семьи зодчего, впервые представляет широкой аудитории все грани творчества этого одного из самых известных и значимых архитекторов советской эпохи.

author pht

Автор текста:
Анна Мартовицкая

mainImg
Сегодня имя Павлова у поклонников советской архитектуры ассоциируется, прежде всего, с такими постройками, как Центральный экономико-математический институт (ЦЭМИ), технический центр «Жигули» на Варшавском шоссе, Главный вычислительный центр Госплана СССР на проспекте Сахарова. Все это, бесспорно, знаковые произведения модернизма, своего рода иконы и символы данного стиля, но их известность порой затмевает масштаб личности их автора и многогранность его таланта. Даже в анонсах нынешней выставки, то и дело встречавшихся на просторах сети Интернет, ее герой фигурировал как «архитектор «второй волны» советского модернизма», но, к счастью, сама экспозиция исчерпывающе представляет все этапы творчества Леонида Николаевича. Реализованные и конкурсные проекты, живописные работы, эскизы и чертежи – материалов оказалось так много, что выставка еле поместилась в анфиладу Музея архитектуры. И, несмотря на то, что развернутая экспозиция приурочена к столетию Павлова, которое отмечалось в 2009 году, куратор Анна Броновицкая решила организовать ее не по хронологическому, а по тематическому принципу. Подобный подход себя всецело оправдывает: все самые значимые для архитектора сюжеты структурированы и проиллюстрированы, а сложенные вместе, они образуют удивительно яркий пазл, имя которому – счастливая творческая судьба.

Самый первый зал экспозиции посвящен самому Павлову и городу, в котором мастер жил и работал. Здесь представлены его автопортрет, биографические документы, планшеты с цитатами из знаменитых «Экстрем архитектуры», а также предложения архитектора 1960-1970-х годов по преобразованию столицы советского государства. Эти работы потрясают своим масштабом, модернистским размахом, свободой в обращении с существующей застройкой. В частности, Павлова чрезвычайно беспокоил вопрос транспортной инфраструктуры, хорошо понимая, какие темпы приобретает автомобилизация населения, он ставил строительство дорог едва ли не выше всех остальных аспектов развития города. Именно из этих соображений архитектор решительно разрезает Москву по оси север-юг многополосной магистралью (в районах наиболее плотной застройки ее предполагалось поднять на опоры), а в восточной половине города проектирует новый широкий проспект – зеркальное повторение Нового Арбата. Замоскворечье же Павлов предлагал освободить от застройки вовсе (сохраняются только некоторые из наиболее значимых памятников) и превратить в гигантский парк, в котором будут расположены всего несколько крупных комплексов. И хотя сегодня подобный проект немало шокирует своей радикальностью, кажется очень правильным, что выставка начинается именно с него – масштаб личности Павлова сразу очевиден. И этот масштаб завораживает.

Композиционным центром экспозиции является зал «Информация», посвященный проектам различных хранилищ данных, от библиотек и редакции газеты «Известия» (конкурсный проект  1967 года), до научных институтов и вычислительных центров. Павлов стал первым в СССР архитектором, проектировавшим здания для работы с ЭВМ, и нашел для этого самого загадочного и «перспективного» устройства своего времени очень зримый архитектурный образ. Пластическим аналогом компьютера стал куб, размещенный на гигантских треугольных опорах (сам автор в шутку называл их «адимарипы», читая наоборот слово «пирамида») и «обернутый» узкими полосами окон, имитирующими строки цифр и символов. Этот прием разрабатывался и «доводился» архитектором в проектах всех вычислительных центров, которые он выполнял по заказу Госплана, ЦСУ и Госбанка СССР. На выставке представлены многочисленные эскизы, наглядно иллюстрирующие процесс поиска образа, ставшего каноническим, живописные полотна Павлова, посвященные вычислительным центрам, фотографии реализованных объектов, сделанные специально для этой экспозиции замечательным архитектурным фотографом Юрием Пальминым. В этом же зале размещен весь корпус материалов, посвященных ЦЭМИ: планы, разрезы, фотографии. Имеется и выполненный специально для выставки макет этого здания, будто сложенного из двух пластин-половин: он помогает хотя бы в миниатюре оценить всю поэтичность пластического замысла Павлова (в реальности увидеть ЦЭМИ таким, каким его задумывал автор, теперь практически невозможно – с обеих сторон практически вплотную построены высотные жилые дома). А знаменитое «ухо» на макете, кстати, куда больше похоже на ленту Мёбиуса (как, собственно, и задумывалось), чем в натуральную величину.

«Информация» разместилась в самом большом зале Анфилады, от которого в разные стороны разбегаются крылья экспозиции – другие, не менее значимые, но менее реализованные на практике темы творчества Павлова. С парадной лестницей и первым биографическим залом его соединяют «Театр», «Транспорт» и «Дворец», а с противоположной стороны расположились «Память» и «Ленин».

Тема транспорта в творчестве Павлова возникала дважды – в конце 1940-х он проектировал станции метро («Добрынинская», позже – «Серпуховская» и «Нагатинская»), в 1960-е – первые в Москве станции технического обслуживания автомобилей. И если вычислительные центры сделали Павлова «главным по науке», то знаменитый «треугольник» СТОА на Варшавском шоссе и техцентр «Кунцево» обеспечили ему статус  творца красивого мифа о народном автомобиле и его доступности. Конечно, на открытии выставки много говорилось о том, что сегодня парящая над стилобатом треугольная призма находится под угрозой полного уничтожения (на пересечении МКАД и Варшавского шоссе город намерен построить торгово-развлекательный центр). Вызывают тревогу за судьбу этого объекта и его фотографии – «треугольник» наглухо заколочен рекламными щитами разного калибра, и в полную силу, конечно, не звучит.

«Дворцы» и «Театры» – собрание проектов, которым, увы, было не суждено стать реализованными. Впрочем, это отнюдь не умаляет их значения для истории советской архитектуры – многие идеи и предложения Павлова были активно подхвачены его коллегами по цеху и разошлись по Союзу. Самым ярким примером проекта, с легкой руки Павлова шагнувшего в массы, пожалуй, следует считать двухзальный кинотеатр на 4 тысячи мест. На выставке он представлен не только в эскизах, но и в макете, благодаря которому этот проект с легкостью узнает даже тот, кто мало интересуется Леонидом Николаевичем и его временем. Прозрачный объем накрыт дугообразной кровлей, выступающей над входом в виде сильно вынесенного и эффектно выгнутого козырька. В этом чистом и звонком решении для конца 1950-х почти все было неслыханной вольностью – и взаимосвязь интерьера с внешним окружением, и вынесенный на боковые фасады разрез, – но подобная образная смелость с легкостью преодолела барьеры условностей и предубеждений. Уже в 1961 году в Москве был построен кинотеатр «Россия» (теперь «Пушкинский») – практически полная копия павловского проекта. А уж сколько «вариаций на тему» было реализовано в других городах страны, наверно, не сможет подсчитать ни один архитектуровед.

И хотя экспозиция выстроена не по хронологическому принципу, залы «Память» и «Ленин» вполне логично оказываются заключительными. В 1970-е, в связи со столетием вождя, лениниана становится ведущей темой в творчестве Леонида Павлова, а музей в Горках – его последней крупной реализованной постройкой. Объект, которому по монументальности, выразительности и парадоксальности в музейном зодчестве XX века вряд ли найдется достойная пара, сам архитектор называл «мой Парфенон». Воплотив под конец жизни свою страстную мечту построить здание в исключительно природном окружении, Леонид Павлов одновременно умудрился создать одно из первых произведений советского постмодернизма. Ему было в тот момент чуть больше 70 лет, но он, не задумываясь, взялся за освоение художественного языка нового стиля и преуспел. Думается, в этой открытости и легкости и заключался главный творческий секрет архитектора Леонида Павлова, запечатлевшего в своих работах не только образ эпохи, но и ее главные достижения и надежды.


0

10 Июня 2010

author pht

Автор текста:

Анна Мартовицкая
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.
Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Зеркальная иллюзия на работе
Атриум офисного здания в центре Сеула превращен архитекторами OBBA в визуальный аттракцион, чтобы спасти сотрудников от рутины. При этом эффективность использования площадей достигает максимума, разрешенного СНиПами.
Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.