English version

Made in ABD

Эта наша статья не совсем обычна – она посвящена не результатам работы архитектурной мастерской, не проекту или постройке, а рассказывает об устройстве творческого и рабочего процесса. Архитекторы компании ABD, чьи постройки давно стали эталоном качественной коммерческой архитектуры, согласились поделиться секретами организации работы бюро.

Анна Мартовицкая

Автор текста:
Анна Мартовицкая

29 Декабря 2009
mainImg
Архитектор:
Борис Левянт
Борис Стучебрюков
Мастерская:
ABD architects
ABD Architects очень сильно отличается от подавляющего большинства работающих на российском рынке проектных бюро – как структурой организации офиса, так и подходом к творческому процессу. Не секрет, что строительное проектирование – это мультидисциплинарный процесс, в который вовлечено множество участников различных специальностей. В проектных институтах, созданных в советское время и существующих поныне, большинство дисциплин, как правило, представлены в штате: архитекторы, инженеры различных профилей (конструкторы, механики, электрики и пр.), разработчики смежных разделов, экономисты и пр. Роль основного координатора проекта в них, по традиции, выполняет ГИП, и многие частные проектные бюро, появившиеся за 20 лет существования архитектурного рынка в России, пошли по тому же пути: именно ГИП по-прежнему управляет процессом проектирования везде,  где есть штатные инженеры. Именно из ГИПов, к слову, вышли многие директора современных коммерческих проектных организаций.

Борис Левянт поступил иначе, и основанное им бюро ABD Architects – один из первых примеров специализированного строго архитектурного офиса. Сказалось, очевидно, раннее знакомство с зарубежным опытом – хотя сам Борис Левянт уверен, что ноу-хау лежит на поверхности: узкая специализация в разы повышает эффективность. «И является конкурентным преимуществом – добавляет он – поскольку нам нет нужды продавать клиенту своих штатных смежников. Мы привлекаем специалистов экстра-класса в сложных случаях, не вызывая при этом простоя собственных сотрудников, и экономим деньги клиента, используя более дешевого субподрядчика, если высший пилотаж не нужен». При этом ABD Architects всегда старается выступить в роли генерального проектировщика. Возникает закономерный вопрос: кто же координирует всю работу? Тем более, что приходится управлять не собственным персоналом, а несколькими компаниями-субпроектировщиками!

Для этого в компании Бориса Левянта существуют менеджеры проектов, отвечающие за всю административную часть работы над объектом. Впервые эта позиция была введена в штат бюро около 10 лет назад, а в теперешнем виде схема взаимодействия ГАПа и менеджера с субпроектировщиками и заказчиком была отработана в период проектирования комплекса «Крылатские холмы», включающего бизнес-парк и медицинский центр. ABD Architects разрабатывало проект совместно с иностранными партнерами (NBBJ и Korda-Nemeth Engineering), что потребовало дополнительных усилий по координации.

И если специализированные архитектурные офисы сегодня уже не редкость среди частных московских бюро, то столь развитый институт управления проектами все-таки есть только в АБД. В большинстве небольших мастерских, отказавшихся от инженерного персонала, профессиональные управленцы так и не появились, и вся административная часть бизнеса ложится на плечи главного архитектора бюро и/или его ГАПов. Что не может не сказаться негативно на творческом аспекте работы, так как банально отнимает время и силы. «Когда у проекта есть менеджер, у ГАПа появляется гораздо больше времени на творческую работу, и он может вести 3-4 больших объекта одновременно, – поясняет Алла Феоктистова, главный архитектор проектов департамента архитектуры ABD Architects. – Из административных обязательств у ГАПа остается только необходимость ходить на рабочие совещания по каждому из объектов, однако готовит их именно менеджер, начиная с составления документов и заканчивая приглашениями всех нужных на данном этапе специалистов». Однако не стоит думать, что менеджер – это просто секретарь ГАПа, взваливший на себя всю скучную нетворческую работу. «ГАП участвует наравне с менеджером в составлении коммерческого предложения и договора с заказчиком, в части определения объемов и сроков выполнения работ, – добавляет Борис Стучебрюков, – менеджер без ГАПа вряд ли способен спланировать загрузку архитектурной бригады. Поэтому, как на этапе составления договора, так и в дальнейшем, ГАП и менеджер совместно формируют график и контролируют его выполнение. А вот всякие внешние сношения – субпроектировщики, заказчики, согласующие инстанции – это у нас в бюро, действительно, полностью в компетенции менеджеров». И это является существенным подспорьем. «Мы помогаем архитекторам не думать о бухгалтерии, а бухгалтеру – об архитектуре, – шутит Ник Барабанов, заместитель генерального директора по управлению проектами, руководящий в ABD Architects менеджерами. – Но в итоге, цель не столько в том, чтобы разгрузить ГАПа, сколько в том, чтобы повысить качество взаимодействия всех участников проекта, включая заказчика». «Мы много работаем с иностранными заказчиками, а для них профессиональный менеджмент – важный фактор бизнес-культуры, и залог того, что они останутся довольны. А значит, придут снова, или рекомендуют нас другим заказчикам», - говорит Борис Левянт.

«Справедливости ради следует отметить, что штатный ГИП у нас тоже есть. Он, конечно, сам особо не проектирует, но незаменим для координации работы партнеров-инженеров,  – отмечает Сергей Крючков, ГАП и заместитель генерального директора по развитию проектов. – Мы пытались выстроить такие отношения с основным субподрядчиком по инженерным разделам, чтобы он выполнял функции ГИПа, но после ряда неудач поняли, что управление на аутсорсинге – нерабочая схема. А еще наш ГИП участвует в разработке концепции – стадии проектирования, на которой участие инженера, по советской традиции, практически не предусмотрено. Это позволяет избежать многих переделок в дальнейшем».

Другой важный фактор отличия ABD Architects от многих других бюро – подход к творческому процессу. Не секрет, что очень многие современные архитектурные мастерские успешно существуют за счет харизмы и творческой манеры своего руководителя, а работающие в них архитекторы занимаются преимущественно тем, что оттачивают стиль фронтмена. «Наш продукт, безусловно, не относится к категории signature architecture. Я стараюсь чаще напоминать, – говорит Борис Левянт, –  что ABD Architects не является «бюро Левянта» в творческом смысле. Я считаю себя постановщиком начальной задачи и оценщиком получившегося результата. Если результат мне вдруг сильно не нравится, я пытаюсь проанализировать истоки своей негативной реакции и подсказать коллегам возможные пути корректировки проекта, но всю основную творческую работу архитекторы всегда делают сами. Правильнее рассматривать наше бюро как творческое объединение архитекторов, каждый из которых имеет право голоса. Именно это подчеркивает употребление в нашем названии слова «архитекторы», во множественном числе: ABD ArchitectS – ВСЕ архитекторы ABD».

При этом любой архитектурный критик с уверенностью скажет, что архитектура ABD Architects очень узнаваема. И секрет этого прост. В бюро работают яркие индивидуальности, сумевшие выработать общий художественный язык: вне зависимости от того, кто из ГАПов ведет проект, на выходе получается качественный и стильный объект деловой архитектуры, безошибочно идентифицируемый как творение ABD Architects. «Мы не отрицаем творческой и социальной сверхзадач, но главная задача, которая стоит перед каждым из нас – это грамотный ответ на сформулированное заказчиком задание, – говорит Сергей Крючков. – Как правило, мы проектируем здания, предназначенные для коммерческого использования, и вопрос экономической эффективности объекта для нас является одним из важнейших приоритетов. Можно сказать, что в бюро выработаны определенные унифицированные ответы на возможные запросы заказчиков, наши внутренние ноу-хау, которые мы сами называем грамотой. Так вот, грамотой в ABD Architects владеет каждый, и именно это и есть тот уровень качества и тот сервис, которые бюро предлагает на рынке. Это, если угодно, и есть наше основное творческое кредо: мы всерьез считаем, что этический аспект нашей работы (то есть выполнение функциональной задачи) имеет приоритет перед эстетическим. Это не значит, что мы не думаем об эстетической составляющей, но мы точно не готовы поступиться функцией ради формы. Например, не станем проектировать башню, если ради набора высоты объекта нужно уменьшить площадь этажа, и он станет неэффективным».

Одним из ключевых средств повышения качества проектирования в ABD Architects считают внутренние конкурсы. Сейчас, когда по причине кризиса общее число заказов снизилось, их проводят даже на небольшие объекты, и участвуют в таких состязаниях все бригады. Кроме того, собственный проект может подготовить любой из архитекторов компании. «В нашем бюро не существует разделения на непререкаемых авторитетов и подмастерьев, от любого из наших сотрудников мы ожидаем постоянного творческого роста и рады, когда эти ожидания оправдываются, – говорит Сергей Крючков. – Вообще, у нас иерархия отличается от традиционно советской. Наш архитектурный персонал делится на техников-архитекторов, ведущих архитекторов и ГАПов, причем последние 2 категории различаются только тем, что ГАП несет персональную юридическую ответственность за проект. А разработка архитектурных решений может быть выполнена абсолютно каждым, кто на это способен, в любом объеме. Если рядовой сотрудник выдвигает хорошую идею, и может ее развить – он берет и делает проект от начала до конца, при минимальном вмешательстве старших коллег».

Еще одно средство серьезно повысить конкурентоспособность – расширить ассортимент оказываемых услуг. Исторически так сложилось, что сотрудники ABD Architects всегда выполняли большой объем градостроительных работ. «Мы были одними из первых, кому Москомархитектура поручала выполнение ландшафтно-визуального анализа, разработку градостроительных обоснований размещения объектов и другую планировочную документацию, – вспоминает Борис Стучебрюков. – В последствии исключительное право предоставлять эти услуги были оставлены за специализированными отделами МКА и НИИПИ Генплана. Однако качество их работы далеко от идеального, видимо, в силу большой загрузки. Так что старые навыки оказываются очень полезны: мы всегда можем обосновать свое решение и компетентно сопровождать выпуск градостроительной документации. Это важно для клиента, так как позволяет контролировать качество предоставляемых городом исходных данных».

Архитекторы ABD Architects разрабатывают и проекты планировки и межевания территории. Это сегодня тоже очень востребовано, так как с наступлением кризиса стоимость содержания участка неожиданно стала заметной в общей затратной части бизнеса, а межевание позволяет вывести дороги и другие участки инфраструктуры из  площади, за которую нужно платить аренду и налоги. «От развития отдельных участков застройки мы в своей работе переходим к комплексному развитию территорий, поскольку только это способно обеспечить максимально гармоничное существование новых объектов в городской среде, – добавляет Сергей Крючков. – Фактически кризис вынудил нас заняться девелопментом, только не коммерческим, а техническим. Правда, в Москве это чрезвычайно сложно, поэтому куда успешнее наши проекты комплексного освоения территорий развиваются в регионах – например, Томске и Липецке».
Алла Феоктистова, ГАП Департамента архитектуры ABD Architects
Сергей Крючков, ГАП и заместитель генерального директора по развитию проектов ABD Architects
Леонид Микишев, ГАП Департамента архитектуры ABD Architects
Всеволод Шабанов, ГАП Департамента архитектуры ABD Architects
Саид Джабраилов, ГАП Департамента архитектуры ABD Architects
Ник Барабанов, заместитель генерального директора по управлению проектами
Анна Корзенкова, менеджер проектов Департамента архитектуры
Борис Живоченков, менеджер проектов Департамента архитектуры
Архитектор:
Борис Левянт
Борис Стучебрюков
Мастерская:
ABD architects

29 Декабря 2009

Анна Мартовицкая

Автор текста:

Анна Мартовицкая
Похожие статьи
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.