Восемь памятников XX века в кризисе и после него

Санаторий в Паймио Алвара Аалто выставлен на продажу, лондонский комплекс Economist четы Смитсон отреставрирован, к ранней постройке Жана Пруве в Большом Париже пристраивают стометровую башню – а также новости из Детройта, Нью-Йорка и шотландской деревни Кардросс.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

25 Июня 2018
mainImg
Санаторий в Паймио пойдет с молотка
 
zooming
Санаторий в Паймио. Фото: LeonL via flickr.com. Лицензия Attribution 2.0 Generic (CC BY 2.0)

Ключевая постройка «классического» модернизма, туберкулезный санаторий в Паймио (1929–1933), выставлен на продажу. Это сооружение Алвара Аалто в 1960-е было превращено в обычную больницу, в наши дни оно функционировало как детский реабилитационный центр, а теперь, в ходе идущей в финской системе здравоохранения приватизации, оно будет продано; заявки возможных покупателей принимаются до 23 августа 2018. Уникальный с формальной и функциональной точки зрения памятник охраняется государством, однако перемены, которые принесет возможная смена функции, вызывают беспокойство.


Реставрация комплекса Economist в Лондоне
 
Комплекс Economist в Лондоне. Фото: Neil MacWilliams via flickr.com. Лицензия Attribution-NoDerivs 2.0 Generic (CC BY-ND 2.0)

Редакция журнала Economist, построенная по проекту Элисон и Питера Смитсонов в 1964, – известный образец брутализма. В отличие от жилого массива «Робин Гуд Гарденс» тех же авторов, от которого в ближайшее время останется лишь купленный музеем Виктории и Альберта кусок, в комплексе Economist сейчас завершилась первая очередь тщательной реставрации. Заказчик – девелопер Tishman Speyer, купивший здания в 2016, когда журнал покинул свою «резиденцию». Исполнители – бюро DSDHA. Теперь комплекс переименован в честь своих архитекторов Smithson Plaza. В ходе реновации первые этажи приобретают общественные функции: уже открылось кафе, в будущем планируется также найти арендатора-галерею. Все три корпуса, высотой 15, восемь и пять этажей, соответственно, будут более ресурсоэффективными. Фотографии результата реставрации – здесь.


Культурный центр Саутбэнк в Лондоне не станет памятником
 
Галерея Хэйвард в составе Центра Саутбэнк в Лондоне. Фото: ClemRutter via Wikimedia Commons. Лицензия Creative Commons Attribution-Share Alike 4.0 International

Власти в четвертый раз отказались включить в список памятников Центр Саутбэнк, часть знаменитого ансамбля послевоенного модернизма на берегу Темзы. Центр, возможно, первый «полноценный» пример брутализма, состоит из галереи Хэйвард, концертного зала королевы Елизаветы и зала Перселла. Он был построен в 1963–1968 архитекторами из городского проектного отдела. Центр находится между уже получившими охранный статус «современниками» – Национальным театром и залом Ройял-Фестивал-холл. Однако, в отличие от них, он раз за разом оказывается отвергнутым Департаментом культуры, СМИ и спорта, который утверждает государственный список памятников. Первый раз заявку подавали еще в 1992; в этот раз отказ означает, что вновь просить о статусе можно только через пять лет. Занимающееся этой проблемой «Общество XX века» выразило свое возмущение решением чиновников, так как оно ставит под угрозу цельность комплекса. Несмотря на его хорошую сохранность и успешную реставрацию 2013 года, несколько лет назад не без труда удалось избежать его надстройки стеклянным объемом, и неизвестно, что ждет центр Саутбэнк без защиты государства в будущем.


Небоскреб AT&T в Нью-Йорке памятником станет
 
Здание AT&T на Манхэттене
David Shankbone via Wikimedia Commons. Лицензия CC BY 2.5

Знаменитый пример постмодернизма с напоминающим шкаф Чиппендейла завершением и облицовкой из розового гранита, постройка Филипа Джонсона и Джона Берджи на Мэдисон-авеню, 550 (1984), оказался в центре борьбы девелоперов и защитников наследия в конце прошлого года. Тогда международную общественность возмутил проект нью-йоркского филиала Snøhetta, предполагающий замену существующей «базы» башни с вестибюлем на новый объем с остекленным главным фасадом. С тех пор интерьер фойе все же был демонтирован, но экстерьер не тронули, и именно он станет предметом охраны. В поддержку статуса памятника официально высказались видные деятели, включая, к примеру, Ричарда Роджерса. Не возражают против такого поворота и владельцы здания, которые значительно ограничили свои планы.


Народный дом 1930-х в Большом Париже может пострадать от высотной пристройки
 
zooming
Народный дом в Клиши. Фото: Lolo92110 via Wikimedia Commons. Лицензия Creative Commons Attribution-Share Alike 4.0 International

Французское отделение Docomomo опубликовало открытое письмо, где Жан-Луи Коэн, Марио Ботта, Кенго Кума, Кеннет Фремптон и другие призывают защитить памятник раннего модернизма от катастрофического проекта реконструкции. Главная ценность Народного дома (1936–1939) – его сборный навесной фасад, один из первых таких фасадов во Франции, созданный Жаном Пруве и Владимиром Бодянским; также Пруве придумал для дома раздвижную крышу. Однако, несмотря на реставрацию на рубеже тысячелетий, памятнику никак не могли найти новую функцию, и поэтому мэр пригорода Клиши, где он находится, включил его в число объектов для реконструкции в ходе масштабного конкурса, охватившего Большой Париж – по типу проведенного чуть ранее конкурса для «малого» Парижа. Конкурс-тендер на реновацию Народного дома выиграли Руди Риччотти и девелопер Duval (рендеры их проекта можно посмотреть тут и тут), их соперниками были архитекторы Atelier Herbez Architectes и Сигэру Бан. Все три финалиста предлагали добавить к внесенной в список памятников в 1983 постройке башню. Вариант Риччотти, с «плетеным» фасадом, должен достигнуть 96 метров в высоту: в нижней части разместят гостиницу группы Hyatt (известного своей поддержкой архитектуры организатора Притцкеровской премии), выше – квартиры класса «люкс». В собственно Народном доме устроят рынок-фудкорт и мини-филиал Центра Помпиду, под ним – подземный гараж. Проблему для модернистской постройки представляет не только визуальное нарушение ее целостности, но и разрушение уникального фасада со стороны башни, которое неизбежно при закладке фундамента; кроме того, это крайне опасный прецедент. Тем не менее, проект Риччотти уже преодолел первый этап согласования. Печальная деталь: Народный дом включен в экспозицию текущей венецианской биеннале как важный пример общественного «свободного пространства».


Автовокзал в Престоне на севере Англии не снесли, а отреставрировали
 
zooming
Автовокзал в Престоне. Фото: Dr Greg via Wikimedia Commons. Лицензия Creative Commons Attribution 3.0 Unported

Автовокзал – яркая постройка брутализма, работа бюро BDP 1969 года. Благодаря длине в 170 метров на момент строительства он оказался самым крупным в Европе. Элегантное сооружение к 2013 было приговорено к сносу, но «Обществу XX века» удалось добиться для него статуса памятника, и в 2015 RIBA провел конкурс на его реновацию и на строительство рядом молодежного центра (оно должно вскоре начаться). В ходе реставрации были очищены наливные полы производства Pirelli, оказавшиеся в прекрасном состоянии – как и скамьи и другие части здания из древесины ироко, а также белая плитка. Первоначальные надписи шрифтом Helvetica пришлось, однако, восстановить. Проектом занимаются архитекторы John Puttick Associates, фотографии обновленного здания можно посмотреть здесь.


Семинария святого Петра в Кардроссе лишилась своих покровителей
 
zooming
Семинария святого Петра в Кардроссе. Сентябрь 2017. Фото: Magnus Hagdorn via flickr.com. Лицензия Attribution-ShareAlike 2.0 Generic (CC BY-SA 2.0)

Еще один памятник британского брутализма, католическая семинария святого Петра в деревне Кардросс близ Глазго, – одна из самых неудачливых построек Объединенного королевства. Она открылась в 1966; ее архитекторы, Gillespie, Kidd & Coia, специализировались на культовой архитектуре, однако не всегда их эффектные сооружения были функциональны (и потому часть их, несмотря на сравнительную молодость, не дожила до наших дней). Так случилось и с семинарией, которая закрылась через 13 лет после начала работы – частью из-за проблем со зданием, но также и из-за недобора студентов. В 1980-е постройку использовали как центр реабилитации наркоманов, но с 1990-х она была оставлена, хотя в 1992 приобрела статус памятника. Довольно быстро семинария превратилась в руину, однако разговоры о необходимости ее спасения велись постоянно. Фотографии здания в разные периоды его существования можно посмотреть здесь.
zooming
Семинария святого Петра в Кардроссе. Сентябрь 2017. Фото: Magnus Hagdorn via flickr.com. Лицензия Attribution-ShareAlike 2.0 Generic (CC BY-SA 2.0)
zooming
Семинария святого Петра в Кардроссе. Сентябрь 2017. Фото: Magnus Hagdorn via flickr.com. Лицензия Attribution-ShareAlike 2.0 Generic (CC BY-SA 2.0)

С начала 2010-х им занялся коллектив NVA, автор и организатор крупных проектов в области современного искусства и музыки. Семинария стала пространством для его работ, там стали проводиться экскурсии. Конструкции укрепили, здание очистили от захвативших его кустов и асбеста, в планах было превращение его в постоянную арт-площадку. Однако NVA не получил в этом году привычной поддержки от государства и был вынужден закрыться, что вновь поставило под угрозу судьбу семинарии.


Ford купил заброшенный Мичиганский вокзал в Детройте и поручил его реконструкцию Snøhetta
 
zooming
Мичиганский вокзал в Детройте. Фото: Albert duce via Wikimedia Commons. Лицензия Creative Commons Attribution-Share Alike 3.0 Unported

Вокзал в Детройте, включающий 70-метровый офисный корпус, открылся в конце 1913-го (архитекторы Reed & Stem и Warren & Wetmore), получил охранный статус в 1975, а последние поезда ушли с него в 1988. С тех пор масштабная постройка постепенно ветшала, однако сейчас у нее появились новые перспективы. Компания Ford, один из тесно связанных с Детройтом, его взлетом и упадком автомобилестроителей, купила здание площадью почти 50 тыс. м2 и планирует превратить его в центр исследований и развития будущих транспортных средств – для себя и для фирм схожего профиля. Проект приспособления здания разрабатывает Snøhetta; оно войдет в состав кампуса Ford Корктаун общей площадью более 110 тыс. м2. Его открытие назначено на 2022 год.

25 Июня 2018

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Курортный комплекс Прора на острове Рюген
Нацистский курорт Прора сейчас перестраивается под жилье и гостиницы. Фотосерия Дениса Есакова и комментарий архитектора, преподавателя TU München Елены Маркус посвящены проблеме существования архитектурного наследия тоталитаризма в современном мире и опасности аполитичного, прагматичного к нему подхода.
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Сейчас на главной
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.
Бранденбургские колоннады
На этих выходных открывается долгожданный для жителей и посетителей немецкой столицы аэропорт Берлин-Бранденбург – BER. Его архитекторы – бюро gmp, авторы закрывающегося с открытием BER Тегеля.
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.