Результат – в процессе, процесс – в результате

Бюро Michael Green Architecture построило в канадском городе Принс-Джордж самое высокое в мире офисное здание из композитной древесины.

Автор текста:
Екатерина Ровнова

mainImg
Майкл Грин, канадский архитектор и самый «медийный» популяризатор идеи высотного строительства из дерева, возвел 29,5-метровое офисное здание в городе Принс-Джордж в провинции Британская Колумбия. В проектирование и реализацию объекта были вовлечено 250 человек – от специалистов по лесозаготовкам и экологов до столяров, инженеров и дизайнеров.
Центр инновационного проектирования из дерева. Фото: Ema Peter
Центр инновационного проектирования из дерева. Фото: Ema Peter

Получившийся в итоге 8-этажный Центр инновационного проектирования из дерева (Wood Innovation Design Centre) – это пространство именно для такой совместной работы; здесь собираются исследователи, проектировщики и инженеры, работающие над использованием строительного потенциала древесины. На 4820 м2 нового здания на нижних этажах располагается образовательный центр, где занимаются магистранты факультета интегрированного проектирования в древесине Университета Северной Британской Колумбии: на первом этаже находится открытое публике выставочное пространство, университетские исследовательские лаборатории, лекционный зал, на втором – учебные аудитории и терраса. Верхние этажи занимают офисы компаний, работающих в разных областях «древесной» индустрии.
Центр инновационного проектирования из дерева. Фото: Ema Peter

Так, новое здание одновременно вмещает в себя «процесс», где сливаются теоретические и прикладные исследования, обучение, практика и непосредственная работа с материалом, и являет собой «результат» этого процесса, демонстрируя эстетические и конструктивные возможности многоэтажного строительства из древесины.
Центр инновационного проектирования из дерева. Фото: Ema Peter

Несущий каркас здания – стоечно-балочная конструкция из клееной древесины (glued laminated timber), ядро жесткости, лестнично-лифтовые шахты – перекрестно-клееные панели (cross laminated timber), лестницы, навес над входом в здание и перекрытия – панели из клееного шпона (laminated veneer lumber) и брус из параллельно уложенных стружек (laminated strand lumber), ограждающие конструкции – сэндвич-панели из ориентированно-стружечной плиты (oriented strand board). Такая конструкция помогает достичь две основные цели проекта: она обладает необходимой несущей способностью и устойчивостью по отношению к боковым нагрузкам, а по сравнению с другими строительными материалами имеет необычайно долгий жизненный цикл: из-за отсутствия железобетона в наземной части здания деревянные элементы могут быть легко разобраны и использованы в других объектах.
Центр инновационного проектирования из дерева. Фото: MGA

Все колонны и основная доля балок – клееные, кроме балок над атриумом первого этажа, несущих основную нагрузку: они выполнены из PSL-бруса из параллельно уложенных стружек (parallel strand lumber). Крепление «ласточкиным хвостом» балки к колонне осуществляется специальным алюминиевым коннектором, вмонтированным заранее в заводских условиях: так упрощается процесс монтажа на строительном участке, а соединение получает огнезащиту за счет толщины деревянного элемента, со всех сторон окружающего металл.
Центр инновационного проектирования из дерева. Фото: Ema Peter

Одна из сложностей, с которыми пришлось столкнуться в процессе реализации проекта, – это местный строительный кодекс, запрещающий строительство жилых зданий с деревянным каркасом выше 6-ти этажей и общественных – выше 4-х. Но для этого проекта было сделано исключение, когда во время проведения реальных испытаний авторы смогли доказать двум государственным комиссиям разных юрисдикций (города Принс-Джонс и провинции Британская Колумбия), что соединения CLT-панелей обладают необходимой огнестойкостью.



Традиционно древесину защищают методом полной или частичной инкапсуляции – покрытием деревянных элементов негорючими материалами, например, гипсовым штукатурным слоем, однако в этом здании было необходимо оставить деревянные поверхности открытыми, поэтому ради огнезащиты были увеличены все сечения: они стали намного превышать необходимые конструктивные размеры, зато появившийся дополнительный слой увеличил время сохранения целостности структуры при горении.
Центр инновационного проектирования из дерева. Изображение: MGA

Визуально здание становится все более проницаемым по мере разворота к югу: от полностью непрозрачной стены на севере до сплошного остекления на южной. В условиях северного климата такой подход оптимизирует поступление естественного света и улучшает инсоляцию внутренних помещений. Наружные ограждающие конструкции – энергоэффективные сэндвич-панели из ориентированно-стружечных плит с теплоизоляционным слоем в сердцевине. Облицовка выполнена из кедрового сайдинга, большая часть которого была предварительно обуглена, за счет чего и получила свой черный цвет. Метод обугливания древесины – традиционная практика огне- и биозащиты в Финляндии, Японии и Швейцарии: теперь и в Северной Америке появилось здание, демонстрирующее эту технологию.
Центр инновационного проектирования из дерева. Изображение: MGA

Прозрачные навесные стены выполнены из 3-слойного стекла, а для рам вместо привычного алюминия использован LVL-брус: специалисты утверждают, что это первая практика использования древесины при таких больших поверхностях остекления.
Центр инновационного проектирования из дерева. Изображение: MGA

В сторону улицы здание раскрывается массивным навесом, поддерживаемым желтыми кедровыми колоннами. По словам Майкла Грина, задачей архитекторов было сделать здание не только технически инновационным, но и обладающим простой красотой, которая проистекает от естественности дерева и искусно выполненных деталей.
Центр инновационного проектирования из дерева. Изображение: MGA

Современные высотные конструкции выполняются преимущественно из бетона и стали – материалов, с которыми, по словам Майкла Грина, связано около 8% всех выбросов парникового газа. Однако использование «ответственно» собранной древесины, секвестирующей углерод (подробнее об этом смотрите в нашем обзоре многоэтажных деревянных домов здесь), сокращает выбросы и является одним из самых эффективных методов сохранения экосистемы планеты, считает Грин. Что касается «ответственности», в рамках проекта специалисты в лесном хозяйстве и экологи выращивали в теплицах посадочный материал и высадили несколько гектаров саженцев, чтобы компенсировать использованную в строительстве древесину, ускоряя естественный процесс регенерации лесов.
Центр инновационного проектирования из дерева. Изображение: MGA

Задачей Майкла Грина было вдохновить чиновников, девелоперов и строителей: «Мы хотели показать миру будущее деревянного строительства», – говорит архитектор. Однако идейные противники не поддаются его обаянию, и утверждают, что Центр дерева – это результат активности «древесного лобби» канадской лесной индустрии, так как проект поддерживался правительством провинции Британская Колумбия и, соответственно, реализовался на средства налогоплательщиков. Замечание, достойное обсуждения: строительство коммерческого здания за счет государственного бюджета – предприятие несколько сомнительное. Однако, судя по профессиональной принадлежности критиков, можно утверждать, что позиции «железобетонного лобби» несколько пошатнулись, и Ассоциация железобетона (BC Ready-Mixed Concrete Association) предчувствует возможность расширения государственных инвестиций в деревянное строительство.

09 Июня 2015

Автор текста:

Екатерина Ровнова
comments powered by HyperComments
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Город на самообеспечении
Бюро Висенте Гуайарта выиграло конкурс на план застройки для Нового города Сюнъань с проектом «пост-ковидного» жилого массива, рассчитанного на самообеспечение в случае карантина.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Технологии и материалы
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Сейчас на главной
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства нового муниципалитета по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе. Сохраняется только один корпус 1965 года, который будет служить «входным порталом» нового комплекса.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.