«Работа с деревом требует отличной подготовки, иначе ничего не выйдет»

Олави Копонен, мастер финской деревянной архитектуры, рассказал Архи.ру о своих домах и школах, а также о том, почему в ЕС построек из дерева скоро станет намного больше.

author pht

Беседовала:
Нина Фролова

mainImg
Олави Копонен – участник прошедшего в московском Центральном доме архитектора фестиваля Nordic Wood, организованного проектом АРХИWOOD при поддержке Союза московских архитекторов (СМА), журнала «Проект Балтия», а также при партнерском участии HONKA, Посольства Королевства Норвегия в России, компании «Вельский лес» и агентства «Правила Общения».

Архи.ру: До того, как получить архитектурное образование, вы изучали политологию в СССР. Почему вы решили учиться в Москве? Вы были коммунистом?


Олави Копонен: Да, был – когда был молод. Я увлекся этим еще лет в 14–15, в 1960-е годы, когда по всей Европе усилилось левое движение, в первую очередь, студенческое. В Финляндии в 1970-е оно слилось с существовавшими партиями, часть участников ушла к социал-демократам, а самые радикальные примкнули к компартии. Я пробыл в Москве с 1979 по 1981 годы, когда учился в Институте общественных наук при ЦК КПСС – это была специальная партийная школа для коммунистов из западных стран.

Вы уже тогда хотели стать архитектором?

Нет, вначале я даже собирался остаться в СССР подольше, закончить Академию общественных наук при ЦК КПСС, но потом решил вернуться в Финляндию и поступить в архитектурный вуз. Я уже тогда занимался живописью и рисовал, в партийной школе написал большой портрет Отто Куусинена [крупный финский и советский политический деятель, участник международного коммунистического движения – прим. Архи.ру], а еще изобразил советских лидеров, играющих панк-рок – картинку для песенника, который выпустили в школе. Потом кто-то со стороны это увидел, и весь тираж конфисковали.

Неужели в партийной школе была такая либеральная атмосфера?

Да, например, наша преподавательница философии, у которой была докторская диссертация о культе личности и которая ходила в православную церковь, шутила: «С 1960-х они больше не казнят инакомыслящих, у них есть два варианта, куда их деть – сибирское отделение Академии наук и партийная школа». Другой преподаватель философии, который одновременно работал в школе КГБ, тоже придерживался весьма радикальных взглядов. Это были люди, которые хорошо представляли себе реальное положение вещей в стране, им не было нужды лгать. Например, перед возвращением в Финляндию у меня был долгий разговор с нашим профессором экономики. Это был уже немолодой человек, ведущий сотрудник Института СЭВ, советник А.Н. Косыгина [председателя Совмина СССР в 1964–80 – прим. Архи.ру], он сказал мне, что Советский Союз и все социалистические страны через несколько лет ждут большие изменения, революция крупнее, чем в 1917, и тогда им всем наступит конец. Он и подобные ему люди знали настоящие статистические данные и понимали, что все рушится.
zooming
Олави Копонен. Фото предоставлено организаторами фестиваля Nordic Wood
Вилла Langbo. Фото © Jussi Tiainen

Давайте теперь обратимся к архитектуре. В Финляндии вы строили из дерева небольшие дома, а во Франции – крупные общественные сооружения, школы, спорткомплексы. В чем причина такой разницы между вашей практикой в двух странах?

Сейчас я работаю почти исключительно во Франции, и переезд туда был вызван случаем. Большую парижскую выставку об «устойчивой» архитектуре «Жить экологично», куда вошел мой «идеальный» проект жилья нового типа для столичного пригорода Булонь-Бийанкур, весной 2010 показали в Гренобле, и после этого я получил оттуда предложение о сотрудничестве от Вероники Климин (Véronique Klimine), основательницы бюро R2K Architectes. Ей очень понравился мой проект, и, так как она знала, что раньше я не занимался общественными зданиями, она предложила мне поработать над такими проектами в партнерстве с ее мастерской. И в октябре 2010 я насовсем перебрался в Гренобль. Это альпийский регион, где много лесов. Сейчас бюро R2K Architectes уже 16 лет, и они постоянно строят из дерева, причем они были среди первых архитекторов, кто продвигал этот материал в общественных проектах.

Вероятно, разница между виллами – «объектами в ландшафте» и крупными, почти утилитарными сооружениями была очень большой …

Да, это совершенно другое явление. Они как минимум в 10 раз больше, чем привычный для меня масштаб. Во-вторых, с крупными проектами невозможно удержать в своих руках весь процесс, а до того я практически всегда работал один. В начале сотрудничества с R2K Architecte я был почти в отчаянии: оставляешь кому-нибудь проект утром, а днем ты уже не можешь его узнать. Сейчас, впрочем, стало легче. Кроме того, надо соблюдать более жесткий график.
Вилла Langbo. Фото © Jussi Tiainen

В Финляндии тоже есть общественные здания из дерева. Но вы делали только проекты частных домов – это был ваш выбор?

Нет, у меня просто не было возможности заниматься чем-то другим. Я пытался переломить ситуацию, но ничего не выходило. Я приобрел авторитет, я получал награды, я получил эту почетную должность «профессор-художник» (Artist Professor), но реальные проекты я получить не мог.
Вилла Langbo. Фото © Jussi Tiainen

Какова сейчас ситуация во французском деревянном строительстве?

В последние годы во Франции строится много государственных объектов из дерева – по инициативе властей. В стране высокая безработица, поэтому в лесистых районах – в горах, а также в Бретани и Нормандии – политики таким образом поддерживают местную лесозаготовительную промышленность. Мы реализовали в ноябре 2012 проект группы из 5 школ в Лимей-Бреванне близ Парижа, и построить эти школы из дерева хотел именно местный мэр, человек, кстати, коммунистических взглядов. Существуют специальные государственные субсидии для сооружений из дерева, потому что они примерно на 20% дороже, чем бетонные. Дороги именно крупные, многоэтажные сооружения, т. к. достигнуть требуемых акустических и других стандартов в дереве труднее.

А живы ли там традиционные методы деревянной архитектуры?

Во Франции строительство из дерева тесно связано с германской традицией. Например, инженеры-специалисты по дереву, которые всегда с нами работают, в большинстве своем учились в Швейцарии. Это выражается в предпочтении определенных типов врубки и т. д., это сильно отличается от скандинавской традиции. В то же время, шведские и финские деревообрабатывающие компании – Stora Enso, UPM, Metsä – успешно работают во Франции.

Такие строения скорее можно назвать «деревянным хай-теком», а виллы в Финляндии вы строили согласно национальным традициям?

На самом деле, никакого хай-тека нет: есть технологичные материалы типа CLT (клеенная древесина с перекрестным расположением слоев) и клеено-ламинированного бруса (gluelam beam), но все остальное в деревянной архитектуре – лоу-тек. Мне повезло, что я строил все свои виллы с одним и тем же инженером, очень практичным человеком, не любящим сложных приемов. Я ему сразу сказал, что нужна самая простая конструкция, чтобы я мог построить дом самостоятельно. До вуза я работал плотником, и первые дома я возвел своими руками. Причем долгое время я сам был своим основным заказчиком, но сегодня могу сказать, что большинство вилл я все же построил для других.
Вилла Langbo. Фото © Jussi Tiainen
Вилла Langbo. План. Предоставлено Олави Копоненом

На круглом столе Nordic Wood архитектурный критик Лара Копылова подняла вопрос об уровне мастерства, необходимом для строителя деревянного дома. Так как вы прекрасно знакомы с практической стороной дела, что вы можете сказать на эту тему?


Разница в мастерстве заметна и при работе с бетоном, к примеру, между Францией и Германией она огромна. Немцы добиваются большой точности, а во Франции это просто катастрофа. В Финляндии же, когда работают с бетоном, не делают никаких допусков, 5 см максимум. Но при работе с деревом ты обязательно должен быть отлично подготовлен, иначе ничего не выйдет. Кроме того, необходимо очень хорошо организовать строительную площадку, потому что все деревянные материалы нужно надежно защищать от влаги и т. д., иначе их придется выбросить. И это одна из причин нежелания строительных компаний работать с деревом, потому что к такой аккуратности они не привыкли. Но во Франции в последние годы крупнейшие компании поглощают маленькие, специализирующиеся на дереве, чтобы взять их ноу-хау. Ведь иначе им не выжить: по всему Евросоюзу эко-нормативы становятся все более жесткими, подсчитывается углеродный след строительства объекта, а за дерево при этом дают льготы. Поэтому если хочешь строить из бетона – «покупай» это право, используя дерево.

Какие архитекторы, работающие с деревом, повлияли на ваше творчество?

Когда я учился, мне были интересны работы австралийского архитектора Глена Мерката, также назову Сверре Фена, хотя оба они не так много построили из дерева. Кроме того, я постоянно смотрел каталоги норвежской премии за деревянную архитектуру Treprisen. А для меня самого выбор дерева как материала был самим собой разумеющимся: я знал плотницкое дело и был уверен, что смогу спроектировать и построить дом сам, с нуля.
Школьная группа «Пастер» (Groupe Scolaire Pasteur) в Лимей-Бреванне. 2012. Фото © Jussi Tiainen

Олави Копонен (Olavi Koponen) родился в Туусниеми в 1951, изучал политологию в Москве (1979–81), закончил Технический университет Тампере (1983–1993). С 1986 работает как архитектор. Представлял Финляндию на Венецианской биеннале архитектуры в 2004 и 2006 и получил Finnish Wood Award (национальную премию в области деревянного строительства) в 2007. С 2010 работает во Франции в составе бюро R2K Architectes.

За помощь в проведении интервью благодарим журнал «Проект Балтия» и лично Владимира Фролова и Александру Аникину.
Школьная группа «Пастер» (Groupe Scolaire Pasteur) в Лимей-Бреванне. 2012. Фото © Jussi Tiainen
Школьная группа «Пастер» (Groupe Scolaire Pasteur) в Лимей-Бреванне. 2012. Фото © Jussi Tiainen
Школьная группа «Пастер» (Groupe Scolaire Pasteur) в Лимей-Бреванне. 2012. Фото © Jussi Tiainen
Школьная группа «Пастер» (Groupe Scolaire Pasteur) в Лимей-Бреванне. 2012. Фото © Jussi Tiainen
Школьная группа «Пастер» (Groupe Scolaire Pasteur) в Лимей-Бреванне. 2012. Фото © Jussi Tiainen
Сауна Tuuliniemi. Фото © Jussi Tiainen
Сауна Tuuliniemi. Фото © Jussi Tiainen
Сауна Tuuliniemi. Фото © Jussi Tiainen
Сауна Tuuliniemi. Фото © Jussi Tiainen
zooming
Вилла Lena. Фото © Jussi Tiainen
zooming
Вилла Lena. Фото © Jussi Tiainen
zooming
Вилла Kari. Фото © Jussi Tiainen
zooming
Вилла Kari. Фото © Jussi Tiainen
zooming
Вилла Kari. Фото © Jussi Tiainen
zooming
Вилла Kari. Фото © Jussi Tiainen
zooming
Вилла Kari. Фото © Jussi Tiainen
zooming
Вилла Kotilo («Улитка»). Фото © Jussi Tiainen
zooming
Вилла Kotilo («Улитка»). Фото © Jussi Tiainen
zooming
Вилла Kotilo («Улитка»). Фото © Jussi Tiainen
zooming
Вилла Kotilo («Улитка»). Фото © Jussi Tiainen
zooming
Вилла Kotilo («Улитка»). Фото © Jussi Tiainen
zooming
Вилла Kotilo («Улитка»). Фото © Jussi Tiainen


27 Марта 2013

author pht

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Характер нордический
До 27 марта в Центральном доме архитектора проходит фотовыставка Nordic Wood, представляющая объекты, удостоенные национальных премий в области деревянной архитектуры стран Скандинавии, Балтии и России.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Город на самообеспечении
Бюро Висенте Гуайарта выиграло конкурс на план застройки для Нового города Сюнъань с проектом «пост-ковидного» жилого массива, рассчитанного на самообеспечение в случае карантина.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Технологии и материалы
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Питеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Сейчас на главной
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Деревянный рай
Один из кварталов в составе крупного и очень передового по многим параметрам района Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства нового муниципалитета по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе. Сохраняется только один корпус 1965 года, который будет служить «входным порталом» нового комплекса.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.