«Энергоэффективные постройки легче всего возвести из дерева»

Латвийский архитектор Петерис Баярс — об эко-архитектуре, нормативах и моде на исторические деревянные дома.

Нина Фролова

Беседовала:
Нина Фролова

mainImg
Петерис Баярс – участник прошедшего в московском Центральном доме архитектора фестиваля Nordic Wood, организованного проектом АРХИWOOD при поддержке Союза московских архитекторов (СМА), журнала «Проект Балтия», а также при партнерском участии HONKA, Посольства Королевства Норвегия в России, компании «Вельский лес» и агентства «Правила Общения».

Архи.ру: Насколько я знаю, вы не только один из создателей латвийской премии деревянной архитектуры Latvijas koka arhitektūras gada balva, но и практикующий архитектор, работающий с деревом?

Петерис Баярс: Да, у нашего бюро INDIA Architects есть постройки из дерева, но мы работаем не только с этим материалом. Что же касается деревянной архитектуры, то наша ниша – это реставрация исторических построек, очень актуальная для Латвии тема. Эти старые дома обычно находятся в очень плохом состоянии, многие из них в советское время несколько раз перестраивались, и эти модификации были невысокого качества как с точки зрения проекта, так и технологии: не все материалы можно сочетать с деревом, а тогда на это не обращали внимания. Кроме собственно реставрации, мы также приспосабливаем эти дома под современные стандарты, порой – новые функции, иногда делаем новую планировку и т. д.
Петерис Баярс
Реконструкция усадьбы 1835 года в Юрмале © INDIA Architects

Архи.ру: Постройки какого времени вы реставрируете?

П.Б.: Наш последний проект – здание 1835 года, маленькая усадьба в стиле классицизма, которую перестроили в эпоху модерна: добавили террасы и декор в этом стиле, затем еще перестраивали. Все эти изменения только испортили эту классицистическую постройку: например, дополнения в стиле модерн сделали ее асимметричной. Конечно, убрать их не разрешили, но нам все же удалось восстановить необходимую для классицизма уравновешенность, добавив с противоположной от террасы рубежа веков стороны две новые галереи. Они вполне современны по форме, но там выдержано то же качество материала и уровень детальности, что и в исторической части усадьбы.
Реконструкция усадьбы 1835 года в Юрмале © INDIA Architects

Архи.ру: Как вы знаете, в России старая деревянная застройка нередко уничтожается, а одна из главных претензий к ней – высокий риск пожара. Как в Латвии сочетают современные требования к пожаробезопасности с деревянным строительством?

П.Б.: Схожие с российскими проблемы существуют и у нас: от исторических деревянных домов стараются избавиться, подстраивают пожары, оставляют их открытыми на долгое время, чтобы все ценные детали там спилили… И с требованиями к пожарной безопасности у нас точно такая же ситуация: мы не можем строить здания из дерева выше 2 этажей. Первыми латвийскими нормативами был просто перевод советских СНИП, но скоро стало понятно, что они очень сильно отстают от времени, и тогда начался переходный период, когда мы могли пользоваться нормативами любой из стран Евросоюза. Мы выбрали финские нормы, самые либеральные из всех, и тогда у нас получилось согласовать проект 6-этажного дома с деревянным фасадом. Но очень скоро утвердили новый кодекс, и такие проекты опять перестали согласовывать. Главный аргумент в поддержку такого подхода я услышал от начальника пожарной охраны: «Может, у финнов пожарники и приедут за 5 минут, а у нас они появятся через полчаса.»
Реконструкция усадьбы 1835 года в Юрмале © INDIA Architects

Архи.ру: Кто ваши заказчики? Чтобы реставрировать старые дома нужен большой бюджет и много сил и времени, вероятно, это люди, которые интересуются историей и обладают немалыми средствами, чтобы свой интерес реализовать?

П.Б.: В последнее время в Латвии можно наблюдать позитивную тенденцию: жить в отреставрированном старом деревянном доме считается очень престижным. В самом центре Риги, посередине реки есть остров Кипсала, где очень много исторических домов из дерева, причем даже 17 в., и вот их и начали реставрировать, причем эти дома на острове быстро превратились в знак большого жизненного успеха их нынешних владельцев. После того, как были отреставрированы все дома на Кипсала, туда стали свозить деревянные дома из других частей города, что вызвало много споров. С одной стороны, как будто там создавался искусственный ансамбль – музей или заповедник деревянной архитектуры, с другой – это шанс сохранить такие здания, и они все же не музейные экспонаты, так как в них живут люди.  Кипсала был первым примером такого подхода, а сейчас есть еще очень известный Калнциема-квартал (Kalnciema kvartals). Он находится практически на окраине, на левобережье, где исторически располагались разные предприятия, и составляющие его деревянные дома – это бараки для рабочих, построенные в период промышленной революции, в конце 19 – начале 20 века. И в этом квартале два брата-девелопера начали реставрировать дома и устраивать там квартиры и офисы. Это очень живое место, во дворах каждую неделю проводят концерты и ярмарки, там есть хороший ресторан, занимающий маленький жилой домик, и новое здание, где находится офис самих братьев, а рядом с ним – бывший гараж, превращенный в мастерскую архитектора, с которым они все время работают.
Дом стандарта low-energy house в Скривери © INDIA Architects

Архи.ру: Сейчас Латвия проходит достаточно сложный для деревянной архитектуры период, возможно, схожий с российским, но есть ли положительная динамика?

П.Б.: Да, конечно, есть! Здесь на выставке показаны объекты, получившие Латвийскую премию деревянной архитектуры 6 лет назад, но за прошедшие с тех пор годы практика строительства из дерева шагнула далеко вперед: сейчас появилось много новых отличных зданий, в том числе даже общественных. Например, сейчас в городке Салдус строится школа искусств и музыки: у нее стеклянный фасад, но все несущие элементы сделаны из массива дерева (бюро MADE www.made.lv). Есть дизайнерский, эксклюзивный сборный дом ESCLICE. Его первый прототип был сделан на деревянном каркасе, но потом авторы решили поэкспериментировать с традиционными приемами, ориентировались на бревенчатые дома, и последний вариант был уже выполнен в массиве дерева.
Также позитивные изменения в последние годы связаны с эко-строительством и стандартом PassivHaus. Энергоэффективные постройки легче всего возвести из дерева, и у нашего бюро тоже есть два таких проекта, причем один из этих деревянных домов уже строится. Изначально не стояла задача привести их к какому-либо эко-стандарту, но когда мы начали изучать возможности деревянной архитектуры в сочетании с другими экологичными материалами, выяснилось, что один дом сам получился очень эффективным, а второй — даже попал в категорию low-energy house: его теплопотери так низки, что до стандарта PassivHaus было рукой подать, но клиент не пошел на связанные с этим дополнительные затраты.
Дом стандарта low-energy house в Скривери © INDIA Architects

Архи.ру: Как в Латвии развивается экологическое строительство? Поддерживают ли его нынешние нормативы, влияют ли все более «зеленые» нормы ЕС?

П.Б.: Наши нормативы в плане энергоэффективности довольно неэффективны: можно им строго следовать, но в результате получить не слишком эффективное здание. Наши нормативы пока не соответствуют планам Евросоюза свести к 2030 году выброс СО2 к нулю, но люди сами поняли: зачем много платить за отопление, если можно, немного увеличив бюджет строительства, сделать себе эффективный дом. Как я говорил, один наш проект – маленького, компактного дома из дерева – немного не дотянул до уровня PassivHaus. Но трудность в том, что последний шаг до этого стандарта требовал вложить туда довольно много сил и средств. Но до достигнутого нами уровня low-energy house довести проект очень легко, и это получается ничуть не дороже, чем обычный дом. Но важно отметить: этот дом вышел таким эффективным потому, что до него мы занимались реставрацией и приобрели большой опыт работы с традиционными материалами, которые способны служить по несколько веков и прекрасно сочетаются с деревом. Если в Латвии есть проблемы с деревообрабатывающей промышленностью, и многие продукты приходится привозить из Эстонии, Швеции или Швейцарии (хотя у нас есть свое сырье), то как раз все эти традиционные материалы, утеплители производятся в самой Латвии и уже приобрели там популярность. Это утепление из целлюлозы – вторично переработанная бумага, это портландцемент с щепой, и т. д. И, как мы доказываем своими проектами, можно получить здание с прекрасными показателями энергоэффективности, используя традиционные материалы — и зачем тогда нужно применять что-либо другое, более сложное в производстве?

Петерис Баярс (Peteris Bajars) родился в 1975 году. Окончил Рижский технический университет в 2002. С 1997 работал в различных архитектурных бюро: AKA, KUBS, ACG (в том числе, в офисе в Москве). Открыл свою собственную мастерскую INDIA Architects в 2004.


За помощь в проведении интервью благодарим журнал «Проект Балтия» и лично Александру Аникину.
Дом стандарта low-energy house в Скривери © INDIA Architects
Дом стандарта low-energy house в Скривери © INDIA Architects
zooming
Библиотека Парвента в городе Вентспилс © INDIA Architects
zooming
Библиотека Парвента в городе Вентспилс © INDIA Architects
zooming
Реконструкция фабрики Carl Zeiss в Риге © INDIA Architects
zooming
Реконструкция фабрики Carl Zeiss в Риге © INDIA Architects
zooming
Проект морского музея в Лиепае Mare Nostrum © INDIA Architects
zooming
Застройка промзоны близ протоки Зундс в Риге © INDIA Architects

30 Апреля 2013

Нина Фролова

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Характер нордический
До 27 марта в Центральном доме архитектора проходит фотовыставка Nordic Wood, представляющая объекты, удостоенные национальных премий в области деревянной архитектуры стран Скандинавии, Балтии и России.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
Деревянное королевство Швеция
Накануне Нобелевской недели в Стокгольме вручили премию за лучшую архитектуру из дерева – Swedish Wood Award. Из-за пандемии церемонию в итоге провели онлайн, однако трансляцию посмотрело беспрецедентное число зрителей.
И овцы сыты
Дом четы архитекторов, Каспера и Лесли Морк-Ульнес, в горах Норвегии использует традиционные методы строительства из дерева и служит также убежищем для овец.
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Город на самообеспечении
Бюро Висенте Гуайарта выиграло конкурс на план застройки для Нового города Сюнъань с проектом «пост-ковидного» жилого массива, рассчитанного на самообеспечение в случае карантина.
Технологии и материалы
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Пресса: «Важно сохранять здания разных периодов». Суперзвезда...
У Сергея Чобана необычный профессиональный путь: в девяностые годы он добился признания на Западе и только потом стал востребованным в России. И сейчас его гонорары чуть не дотягивают до уровня мировых легенд вроде Нормана Фостера.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.