«Энергоэффективные постройки легче всего возвести из дерева»

Латвийский архитектор Петерис Баярс — об эко-архитектуре, нормативах и моде на исторические деревянные дома.

mainImg
Петерис Баярс – участник прошедшего в московском Центральном доме архитектора фестиваля Nordic Wood, организованного проектом АРХИWOOD при поддержке Союза московских архитекторов (СМА), журнала «Проект Балтия», а также при партнерском участии HONKA, Посольства Королевства Норвегия в России, компании «Вельский лес» и агентства «Правила Общения».

Архи.ру: Насколько я знаю, вы не только один из создателей латвийской премии деревянной архитектуры Latvijas koka arhitektūras gada balva, но и практикующий архитектор, работающий с деревом?

Петерис Баярс: Да, у нашего бюро INDIA Architects есть постройки из дерева, но мы работаем не только с этим материалом. Что же касается деревянной архитектуры, то наша ниша – это реставрация исторических построек, очень актуальная для Латвии тема. Эти старые дома обычно находятся в очень плохом состоянии, многие из них в советское время несколько раз перестраивались, и эти модификации были невысокого качества как с точки зрения проекта, так и технологии: не все материалы можно сочетать с деревом, а тогда на это не обращали внимания. Кроме собственно реставрации, мы также приспосабливаем эти дома под современные стандарты, порой – новые функции, иногда делаем новую планировку и т. д.
Петерис Баярс
Реконструкция усадьбы 1835 года в Юрмале © INDIA Architects

Архи.ру: Постройки какого времени вы реставрируете?

П.Б.: Наш последний проект – здание 1835 года, маленькая усадьба в стиле классицизма, которую перестроили в эпоху модерна: добавили террасы и декор в этом стиле, затем еще перестраивали. Все эти изменения только испортили эту классицистическую постройку: например, дополнения в стиле модерн сделали ее асимметричной. Конечно, убрать их не разрешили, но нам все же удалось восстановить необходимую для классицизма уравновешенность, добавив с противоположной от террасы рубежа веков стороны две новые галереи. Они вполне современны по форме, но там выдержано то же качество материала и уровень детальности, что и в исторической части усадьбы.
Реконструкция усадьбы 1835 года в Юрмале © INDIA Architects

Архи.ру: Как вы знаете, в России старая деревянная застройка нередко уничтожается, а одна из главных претензий к ней – высокий риск пожара. Как в Латвии сочетают современные требования к пожаробезопасности с деревянным строительством?

П.Б.: Схожие с российскими проблемы существуют и у нас: от исторических деревянных домов стараются избавиться, подстраивают пожары, оставляют их открытыми на долгое время, чтобы все ценные детали там спилили… И с требованиями к пожарной безопасности у нас точно такая же ситуация: мы не можем строить здания из дерева выше 2 этажей. Первыми латвийскими нормативами был просто перевод советских СНИП, но скоро стало понятно, что они очень сильно отстают от времени, и тогда начался переходный период, когда мы могли пользоваться нормативами любой из стран Евросоюза. Мы выбрали финские нормы, самые либеральные из всех, и тогда у нас получилось согласовать проект 6-этажного дома с деревянным фасадом. Но очень скоро утвердили новый кодекс, и такие проекты опять перестали согласовывать. Главный аргумент в поддержку такого подхода я услышал от начальника пожарной охраны: «Может, у финнов пожарники и приедут за 5 минут, а у нас они появятся через полчаса.»
Реконструкция усадьбы 1835 года в Юрмале © INDIA Architects

Архи.ру: Кто ваши заказчики? Чтобы реставрировать старые дома нужен большой бюджет и много сил и времени, вероятно, это люди, которые интересуются историей и обладают немалыми средствами, чтобы свой интерес реализовать?

П.Б.: В последнее время в Латвии можно наблюдать позитивную тенденцию: жить в отреставрированном старом деревянном доме считается очень престижным. В самом центре Риги, посередине реки есть остров Кипсала, где очень много исторических домов из дерева, причем даже 17 в., и вот их и начали реставрировать, причем эти дома на острове быстро превратились в знак большого жизненного успеха их нынешних владельцев. После того, как были отреставрированы все дома на Кипсала, туда стали свозить деревянные дома из других частей города, что вызвало много споров. С одной стороны, как будто там создавался искусственный ансамбль – музей или заповедник деревянной архитектуры, с другой – это шанс сохранить такие здания, и они все же не музейные экспонаты, так как в них живут люди.  Кипсала был первым примером такого подхода, а сейчас есть еще очень известный Калнциема-квартал (Kalnciema kvartals). Он находится практически на окраине, на левобережье, где исторически располагались разные предприятия, и составляющие его деревянные дома – это бараки для рабочих, построенные в период промышленной революции, в конце 19 – начале 20 века. И в этом квартале два брата-девелопера начали реставрировать дома и устраивать там квартиры и офисы. Это очень живое место, во дворах каждую неделю проводят концерты и ярмарки, там есть хороший ресторан, занимающий маленький жилой домик, и новое здание, где находится офис самих братьев, а рядом с ним – бывший гараж, превращенный в мастерскую архитектора, с которым они все время работают.
Дом стандарта low-energy house в Скривери © INDIA Architects

Архи.ру: Сейчас Латвия проходит достаточно сложный для деревянной архитектуры период, возможно, схожий с российским, но есть ли положительная динамика?

П.Б.: Да, конечно, есть! Здесь на выставке показаны объекты, получившие Латвийскую премию деревянной архитектуры 6 лет назад, но за прошедшие с тех пор годы практика строительства из дерева шагнула далеко вперед: сейчас появилось много новых отличных зданий, в том числе даже общественных. Например, сейчас в городке Салдус строится школа искусств и музыки: у нее стеклянный фасад, но все несущие элементы сделаны из массива дерева (бюро MADE www.made.lv). Есть дизайнерский, эксклюзивный сборный дом ESCLICE. Его первый прототип был сделан на деревянном каркасе, но потом авторы решили поэкспериментировать с традиционными приемами, ориентировались на бревенчатые дома, и последний вариант был уже выполнен в массиве дерева.
Также позитивные изменения в последние годы связаны с эко-строительством и стандартом PassivHaus. Энергоэффективные постройки легче всего возвести из дерева, и у нашего бюро тоже есть два таких проекта, причем один из этих деревянных домов уже строится. Изначально не стояла задача привести их к какому-либо эко-стандарту, но когда мы начали изучать возможности деревянной архитектуры в сочетании с другими экологичными материалами, выяснилось, что один дом сам получился очень эффективным, а второй — даже попал в категорию low-energy house: его теплопотери так низки, что до стандарта PassivHaus было рукой подать, но клиент не пошел на связанные с этим дополнительные затраты.
Дом стандарта low-energy house в Скривери © INDIA Architects

Архи.ру: Как в Латвии развивается экологическое строительство? Поддерживают ли его нынешние нормативы, влияют ли все более «зеленые» нормы ЕС?

П.Б.: Наши нормативы в плане энергоэффективности довольно неэффективны: можно им строго следовать, но в результате получить не слишком эффективное здание. Наши нормативы пока не соответствуют планам Евросоюза свести к 2030 году выброс СО2 к нулю, но люди сами поняли: зачем много платить за отопление, если можно, немного увеличив бюджет строительства, сделать себе эффективный дом. Как я говорил, один наш проект – маленького, компактного дома из дерева – немного не дотянул до уровня PassivHaus. Но трудность в том, что последний шаг до этого стандарта требовал вложить туда довольно много сил и средств. Но до достигнутого нами уровня low-energy house довести проект очень легко, и это получается ничуть не дороже, чем обычный дом. Но важно отметить: этот дом вышел таким эффективным потому, что до него мы занимались реставрацией и приобрели большой опыт работы с традиционными материалами, которые способны служить по несколько веков и прекрасно сочетаются с деревом. Если в Латвии есть проблемы с деревообрабатывающей промышленностью, и многие продукты приходится привозить из Эстонии, Швеции или Швейцарии (хотя у нас есть свое сырье), то как раз все эти традиционные материалы, утеплители производятся в самой Латвии и уже приобрели там популярность. Это утепление из целлюлозы – вторично переработанная бумага, это портландцемент с щепой, и т. д. И, как мы доказываем своими проектами, можно получить здание с прекрасными показателями энергоэффективности, используя традиционные материалы — и зачем тогда нужно применять что-либо другое, более сложное в производстве?

Петерис Баярс (Peteris Bajars) родился в 1975 году. Окончил Рижский технический университет в 2002. С 1997 работал в различных архитектурных бюро: AKA, KUBS, ACG (в том числе, в офисе в Москве). Открыл свою собственную мастерскую INDIA Architects в 2004.


За помощь в проведении интервью благодарим журнал «Проект Балтия» и лично Александру Аникину.
Дом стандарта low-energy house в Скривери © INDIA Architects
Дом стандарта low-energy house в Скривери © INDIA Architects
zooming
Библиотека Парвента в городе Вентспилс © INDIA Architects
zooming
Библиотека Парвента в городе Вентспилс © INDIA Architects
zooming
Реконструкция фабрики Carl Zeiss в Риге © INDIA Architects
zooming
Реконструкция фабрики Carl Zeiss в Риге © INDIA Architects
zooming
Проект морского музея в Лиепае Mare Nostrum © INDIA Architects
zooming
Застройка промзоны близ протоки Зундс в Риге © INDIA Architects

30 Апреля 2013

Характер нордический
До 27 марта в Центральном доме архитектора проходит фотовыставка Nordic Wood, представляющая объекты, удостоенные национальных премий в области деревянной архитектуры стран Скандинавии, Балтии и России.
В центре – пустота
В Лондоне открывается очередной летний павильон галереи «Серпентайн». В этом году южнокорейский архитектор Минсок Чо и его бюро Mass Studies сместили фокус внимания с сооружения на свободное пространство вокруг и внутри него.
Новая жизнь гиганта
Zaha Hadid Architects выиграли конкурс на разработку проекта нового паромного терминала в Риге. Под него реконструируют старый портовый склад.
Молодежное соревнование
Объявлены лауреаты главной архитектурной награды Евросоюза – Премии Мис ван дер Роэ. Обладатели «взрослой» гран-при за учебный корпус в Брауншвейге оказались заметно моложе коллег, отмеченных специальной премией «для начинающих архитекторов» за библиотеку в Барселоне.
Энергетически нейтральный квадрат
На территории кампуса Университета Тилбуга открылся новый учебный корпус имени государственной деятельницы, первой женщины-министра Нидерландов Марги Кломпе. Авторы проекта – Powerhouse Company.
На нулевом уровне
Кэнго Кума построил в префектуре Эхиме небольшой отель Itomachi 0 с нулевым уровнем потребления энергии из внешних источников. Это первый подобный объект на территории Японии.
Павильон – солнечные часы
Представлен публике проект летнего павильона-2024 галереи «Серпентайн» в Лондоне. В этот раз авторами стали южнокорейский архитектор Минсок Чо и его бюро Mass Studies.
Деревянная ратуша
Cobe и Lundén Architecture Company выиграли конкурс на проект нового здания городской администрации Эспоо, второго по величине города Финляндии.
Школы замкнутого цикла
Архитекторы OMA разработали деревянную модульную систему для сборных школьных зданий в Амстердаме: это позволит оперативно ликвидировать недостачу образовательных учреждений, оставшись при этом в рамках экономики замкнутого цикла.
Деревянный треугольник
Новая штаб-квартира чешской деревообрабатывающей компании Kloboucká lesní от бюро Mjölk наглядно демонстрирует экологически безопасный подход к ведению подобного рода бизнеса в современном мире.
Дом-диплом
Студенты-магистры Каталонского института прогрессивной архитектуры (IAAC) в качестве дипломной работы спроектировали и реализовали павильон из инженерного дерева для наблюдения за фауной в барселонском природном парке Кольсерола.
Спасительное гнездо
Словацкое бюро Archekta за один день возвело на территории госпиталя AZ Zeno в Бельгии центр помощи онкобольным. Архитекторам удалось реализовать нейробиологический подход к формированию среды.
Фанера над Парижем
Небольшой корпус социального жилья, построенный бюро Mobile Architectural Office в 10-м округе Парижа, выполнен из панелей клеёной древесины. Проект получился недорогим, экологичным и был реализован в кратчайшие сроки.
Ослепляющий камуфляж
Электростанция на биотопливе Powerbarn по проекту Giovanni Vaccarini Architetti недалеко от Равенны – часть плана по превращению промзоны в центр производства «зеленой» энергии.
Технологии и материалы
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Жилой комплекс «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Сейчас на главной
Яхты-лайнеры
Максим Рымарь построил для футбольной команды Сергея Галицкого, с которым работает уже давно, спортивно-оздоровительный комплекс в окрестностях Краснодара. Типология отеля-лайнера, растущего лентами террас на берегу озера – яркое и емкое пластическое высказывание. В плане как три эллиптических лепестка, нанизанных на продольную ось.
Тетрис в порту
Смотровая башня, спроектированная для Старого порта Монреаля бюро Provencher_Roy, и общественная зеленая зона вокруг нее от ландшафтного бюро NIPPAYSAGE вобрали в себя множество элементов местной идентичности.
Стержни и лепестки
Для московского района Преображенское бюро GAFA спроектировало камерный комплекс Artel, который состоит всего из двух корпусов по 12 этажей. Отсылки к ар-деко и его ответвлению – стримлайну – мы нашли не только в архитектуре, но и в благоустройстве, напоминающем поглощенную природой железнодорожную эстакаду.
Закулисная история
В Грозном по проекту Alexey Podkidyshev studio преобразился Театр юного зрителя. Авторы не только разделили исторические объемы и более поздние пристройки, но и превратили невзрачный объект в востребованное общественное пространство.
Место силлы
В Петропавловске-Камчатском прошел конкурс на создание общественно-культурного центра. В финал вышли три бюро, о работе каждого мы считаем важным рассказать. Начнем с победителя – консорциума во главе с Wowhaus.
Памяти Марии Зубовой
Мария Зубова преподавала историю искусства и архитектуры нескольким поколениям студентов МАРХИ. Художник, иконописец, искусствовед, автор учебников, книги о графике Матисса, инициатор переиздания книг Василия Зубова по истории и теории архитектуры, реставрации и христианской философии.
Баланс желтого
Архитекторы АБ ATRIUM, используя свои навыки и знания в области проектирования школ нового поколения, в которых само пространство и пластика – так задумано – работают на развитие ребенка, оживили крупный, хотя и среднеэтажный, жилой комплекс New Питер проектом, где сквозь темный кирпич прорываются лучи желтого цвета, актового зала нет, зато есть четыре амфитеатра, две открытые террасы, парк и возможность использовать возможности школы не только ученикам, но и, по вечерам, горожанам.
Очередной оазис
Stefano Boeri Architetti выиграли конкурс на проект жилого комплекса в Братиславе. Здесь не обошлось без их «фирменных» висячих садов.
Маршрут на выбор
После реновации парк культуры и отдыха Белорецка предлагает посетителям больше сценариев для досуга: на его территории появились экотропа, лестница со смотровой площадкой, музей в водонапорной башне и другие объекты.
Кампус за день
Кто-то в теремочке живет? Рассказываем о том, чем занимались участники хакатона Института Генплана на стенде МКА на Арх Москве. Кто выиграл приз и почему, и что можно сделать с территорией маленького вуза на краю Москвы.
Не-стирание. Памяти Николая Лызлова
Николай Лызлов умер три дня назад, 7 июня. Вспоминаем его архитектуру, старые и новые проекты, построенное и не построенное, принципы и метод, отношение к среде и контексту. Светлая память. Прощание завтра в ЦДА.
Пресса: Город, сделанный из древнерусского
Суздаль: совместное предприятие интеллигенции и власти. Рассказ о Суздале принято начинать, продолжать и заканчивать описанием его средневекового наследия. Слов нет, оно величественно. Три памятника в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО говорят сами за себя. Однако исключительность города все же не в них.
Игра в «Тезисы»
Спецпроект АРХ Москвы «Тезисы» в 2024 году – результат и демонстрация профессиональной игры, которая создает условия для рефлексии. По мнению кураторов, времени на нее в современном мире ни у кого не хватает, при этом рефлексия – необходимое условие для роста архитектора. Объясняем правила и пытаемся распутать ход мыслей участников.
Трое и башня
Офисный центр Neuer Kanzlerplatz, построенный в Бонне по проекту бюро JSWD, улучшает связанность городской ткани и интригует объемными фасадами из архитектурного бетона.
Марина Егорова: «Мы привыкли мыслить не квадратными...
Карьерная траектория архитектора Марины Егоровой внушает уважение: МАРХИ, SPEECH, Москомархитектура и Институт Генплана Москвы, а затем и собственное бюро. Название Empate, которое апеллирует к словам «чертить» и «сопереживать», не должно вводить в заблуждение своей мягкостью, поскольку бюро свободно работает в разных масштабах, включая КРТ. Поговорили с Мариной о разном: градостроительном опыте, женском стиле руководства и даже любви архитекторов к яхтингу.
Вертикальный «парк»
Бывшая фабрика электроники в Шэньчжэне превращена по проекту JC DESIGN в многоярусное общественное пространство и офисы для «креативных индустрий».
Зубцами к Неве
Градсовет Петербурга рассмотрел проект жилого комплекса на Матисовом острове, предложенный бюро Intercolumnium. Эксперты отметили ряд проблем, которые касаются композиции, фасадов и сценария жизни в окружении промышленных предприятий.
В центре – пустота
В Лондоне открывается очередной летний павильон галереи «Серпентайн». В этом году южнокорейский архитектор Минсок Чо и его бюро Mass Studies сместили фокус внимания с сооружения на свободное пространство вокруг и внутри него.
Андрей Чуйков: «Баланс достигается через экономику»
Екатеринбургское бюро CNTR находится в стадии зрелости: кристаллизация принципов, системность и стандартизация помогли сделать качественный скачок, нарастить компетенции и получать крупные заказы, не принося в жертву эстетику. Руководитель бюро Андрей Чуйков рассказал нам о выстраивании бизнес-модели и бонусах, которые дает архитектору дополнительное образование в сфере управления финансами.
«Почвенная» архитектура
Медицинский центр в Провансе – землебитное сооружение без дополнительного каркаса: материал для него «добыли» непосредственно на стройплощадке. Авторы проекта – бюро Combas.
Антипольза побеждает
Десять участников спецпроекта NEXT на АРХ Москве представили свои работы-размышления на тему пользы. Молодое поколение демонстрирует усталость от эффективного менеджмента и декларирует: польза есть там, где за зданиями виден город и человек.
«Рынок неистово хочет общаться»
Арх Москва уже много лет – не только выставка, но и форум, а в этом году количество разговоров рекордное – 200. Человек, который уже пять лет успешно управляет потоком суждений и амбиций – программный директор деловой программы выставки Оксана Надыкто – проанализировала свой опыт для наших читателей. Строго рекомендовано всем, кто хочет быть «спикером Арх Москвы». А таких все больше... Так что и конкуренция растет.
Капли воды
Блестящие диски, грибовидные колонны, текучесть круглящихся форм – dot.bureau в конкурсном проекте для аэропорта Омска трактуют здание терминала как своего рода «водоворот», погружающий пассажира в метафору разных форм воды, от льда до пара через капли на воде.
Экстремальное гостеприимство
Клубный отель посреди лесов Камчатки, построенный по проекту Fantalis Group, далеко ушел от бревенчатых туристических баз. Из-за труднодоступности он автономен и напоминает полярную станцию, а помимо знакомства с суровым краем предлагает и элементы роскоши – самобытную архитектуру, комфортную спальню с панорамными окнами, авторский ресторан с изысканным интерьером.
IAD Awards 2024
В нескольких номинациях премии International Architecture & Design Awards награды получили проекты российских бюро – рассказываем и показываем.