«Энергоэффективные постройки легче всего возвести из дерева»

Латвийский архитектор Петерис Баярс — об эко-архитектуре, нормативах и моде на исторические деревянные дома.

Нина Фролова

Беседовала:
Нина Фролова

mainImg
0 Петерис Баярс – участник прошедшего в московском Центральном доме архитектора фестиваля Nordic Wood, организованного проектом АРХИWOOD при поддержке Союза московских архитекторов (СМА), журнала «Проект Балтия», а также при партнерском участии HONKA, Посольства Королевства Норвегия в России, компании «Вельский лес» и агентства «Правила Общения».

Архи.ру: Насколько я знаю, вы не только один из создателей латвийской премии деревянной архитектуры Latvijas koka arhitektūras gada balva, но и практикующий архитектор, работающий с деревом?

Петерис Баярс: Да, у нашего бюро INDIA Architects есть постройки из дерева, но мы работаем не только с этим материалом. Что же касается деревянной архитектуры, то наша ниша – это реставрация исторических построек, очень актуальная для Латвии тема. Эти старые дома обычно находятся в очень плохом состоянии, многие из них в советское время несколько раз перестраивались, и эти модификации были невысокого качества как с точки зрения проекта, так и технологии: не все материалы можно сочетать с деревом, а тогда на это не обращали внимания. Кроме собственно реставрации, мы также приспосабливаем эти дома под современные стандарты, порой – новые функции, иногда делаем новую планировку и т. д.
Петерис Баярс
Реконструкция усадьбы 1835 года в Юрмале © INDIA Architects

Архи.ру: Постройки какого времени вы реставрируете?

П.Б.: Наш последний проект – здание 1835 года, маленькая усадьба в стиле классицизма, которую перестроили в эпоху модерна: добавили террасы и декор в этом стиле, затем еще перестраивали. Все эти изменения только испортили эту классицистическую постройку: например, дополнения в стиле модерн сделали ее асимметричной. Конечно, убрать их не разрешили, но нам все же удалось восстановить необходимую для классицизма уравновешенность, добавив с противоположной от террасы рубежа веков стороны две новые галереи. Они вполне современны по форме, но там выдержано то же качество материала и уровень детальности, что и в исторической части усадьбы.
Реконструкция усадьбы 1835 года в Юрмале © INDIA Architects

Архи.ру: Как вы знаете, в России старая деревянная застройка нередко уничтожается, а одна из главных претензий к ней – высокий риск пожара. Как в Латвии сочетают современные требования к пожаробезопасности с деревянным строительством?

П.Б.: Схожие с российскими проблемы существуют и у нас: от исторических деревянных домов стараются избавиться, подстраивают пожары, оставляют их открытыми на долгое время, чтобы все ценные детали там спилили… И с требованиями к пожарной безопасности у нас точно такая же ситуация: мы не можем строить здания из дерева выше 2 этажей. Первыми латвийскими нормативами был просто перевод советских СНИП, но скоро стало понятно, что они очень сильно отстают от времени, и тогда начался переходный период, когда мы могли пользоваться нормативами любой из стран Евросоюза. Мы выбрали финские нормы, самые либеральные из всех, и тогда у нас получилось согласовать проект 6-этажного дома с деревянным фасадом. Но очень скоро утвердили новый кодекс, и такие проекты опять перестали согласовывать. Главный аргумент в поддержку такого подхода я услышал от начальника пожарной охраны: «Может, у финнов пожарники и приедут за 5 минут, а у нас они появятся через полчаса.»
Реконструкция усадьбы 1835 года в Юрмале © INDIA Architects

Архи.ру: Кто ваши заказчики? Чтобы реставрировать старые дома нужен большой бюджет и много сил и времени, вероятно, это люди, которые интересуются историей и обладают немалыми средствами, чтобы свой интерес реализовать?

П.Б.: В последнее время в Латвии можно наблюдать позитивную тенденцию: жить в отреставрированном старом деревянном доме считается очень престижным. В самом центре Риги, посередине реки есть остров Кипсала, где очень много исторических домов из дерева, причем даже 17 в., и вот их и начали реставрировать, причем эти дома на острове быстро превратились в знак большого жизненного успеха их нынешних владельцев. После того, как были отреставрированы все дома на Кипсала, туда стали свозить деревянные дома из других частей города, что вызвало много споров. С одной стороны, как будто там создавался искусственный ансамбль – музей или заповедник деревянной архитектуры, с другой – это шанс сохранить такие здания, и они все же не музейные экспонаты, так как в них живут люди.  Кипсала был первым примером такого подхода, а сейчас есть еще очень известный Калнциема-квартал (Kalnciema kvartals). Он находится практически на окраине, на левобережье, где исторически располагались разные предприятия, и составляющие его деревянные дома – это бараки для рабочих, построенные в период промышленной революции, в конце 19 – начале 20 века. И в этом квартале два брата-девелопера начали реставрировать дома и устраивать там квартиры и офисы. Это очень живое место, во дворах каждую неделю проводят концерты и ярмарки, там есть хороший ресторан, занимающий маленький жилой домик, и новое здание, где находится офис самих братьев, а рядом с ним – бывший гараж, превращенный в мастерскую архитектора, с которым они все время работают.
Дом стандарта low-energy house в Скривери © INDIA Architects

Архи.ру: Сейчас Латвия проходит достаточно сложный для деревянной архитектуры период, возможно, схожий с российским, но есть ли положительная динамика?

П.Б.: Да, конечно, есть! Здесь на выставке показаны объекты, получившие Латвийскую премию деревянной архитектуры 6 лет назад, но за прошедшие с тех пор годы практика строительства из дерева шагнула далеко вперед: сейчас появилось много новых отличных зданий, в том числе даже общественных. Например, сейчас в городке Салдус строится школа искусств и музыки: у нее стеклянный фасад, но все несущие элементы сделаны из массива дерева (бюро MADE www.made.lv). Есть дизайнерский, эксклюзивный сборный дом ESCLICE. Его первый прототип был сделан на деревянном каркасе, но потом авторы решили поэкспериментировать с традиционными приемами, ориентировались на бревенчатые дома, и последний вариант был уже выполнен в массиве дерева.
Также позитивные изменения в последние годы связаны с эко-строительством и стандартом PassivHaus. Энергоэффективные постройки легче всего возвести из дерева, и у нашего бюро тоже есть два таких проекта, причем один из этих деревянных домов уже строится. Изначально не стояла задача привести их к какому-либо эко-стандарту, но когда мы начали изучать возможности деревянной архитектуры в сочетании с другими экологичными материалами, выяснилось, что один дом сам получился очень эффективным, а второй — даже попал в категорию low-energy house: его теплопотери так низки, что до стандарта PassivHaus было рукой подать, но клиент не пошел на связанные с этим дополнительные затраты.
Дом стандарта low-energy house в Скривери © INDIA Architects

Архи.ру: Как в Латвии развивается экологическое строительство? Поддерживают ли его нынешние нормативы, влияют ли все более «зеленые» нормы ЕС?

П.Б.: Наши нормативы в плане энергоэффективности довольно неэффективны: можно им строго следовать, но в результате получить не слишком эффективное здание. Наши нормативы пока не соответствуют планам Евросоюза свести к 2030 году выброс СО2 к нулю, но люди сами поняли: зачем много платить за отопление, если можно, немного увеличив бюджет строительства, сделать себе эффективный дом. Как я говорил, один наш проект – маленького, компактного дома из дерева – немного не дотянул до уровня PassivHaus. Но трудность в том, что последний шаг до этого стандарта требовал вложить туда довольно много сил и средств. Но до достигнутого нами уровня low-energy house довести проект очень легко, и это получается ничуть не дороже, чем обычный дом. Но важно отметить: этот дом вышел таким эффективным потому, что до него мы занимались реставрацией и приобрели большой опыт работы с традиционными материалами, которые способны служить по несколько веков и прекрасно сочетаются с деревом. Если в Латвии есть проблемы с деревообрабатывающей промышленностью, и многие продукты приходится привозить из Эстонии, Швеции или Швейцарии (хотя у нас есть свое сырье), то как раз все эти традиционные материалы, утеплители производятся в самой Латвии и уже приобрели там популярность. Это утепление из целлюлозы – вторично переработанная бумага, это портландцемент с щепой, и т. д. И, как мы доказываем своими проектами, можно получить здание с прекрасными показателями энергоэффективности, используя традиционные материалы — и зачем тогда нужно применять что-либо другое, более сложное в производстве?

Петерис Баярс (Peteris Bajars) родился в 1975 году. Окончил Рижский технический университет в 2002. С 1997 работал в различных архитектурных бюро: AKA, KUBS, ACG (в том числе, в офисе в Москве). Открыл свою собственную мастерскую INDIA Architects в 2004.


За помощь в проведении интервью благодарим журнал «Проект Балтия» и лично Александру Аникину.
Дом стандарта low-energy house в Скривери © INDIA Architects
Дом стандарта low-energy house в Скривери © INDIA Architects
zooming
Библиотека Парвента в городе Вентспилс © INDIA Architects
zooming
Библиотека Парвента в городе Вентспилс © INDIA Architects
zooming
Реконструкция фабрики Carl Zeiss в Риге © INDIA Architects
zooming
Реконструкция фабрики Carl Zeiss в Риге © INDIA Architects
zooming
Проект морского музея в Лиепае Mare Nostrum © INDIA Architects
zooming
Застройка промзоны близ протоки Зундс в Риге © INDIA Architects

30 Апреля 2013

Нина Фролова

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Характер нордический
До 27 марта в Центральном доме архитектора проходит фотовыставка Nordic Wood, представляющая объекты, удостоенные национальных премий в области деревянной архитектуры стран Скандинавии, Балтии и России.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Сарай, огород и очаг
Ищем национальную идею российской архитектуры среди проектов финалистов конкурса на разработку многоквартирного жилья для поселка Соловецкий. В первом выпуске: Мастерская деревянной архитектуры Евгения Макаренко + NORMA, Александр Бродский и бюро Katarsis.
На крутом берегу
После вручения премии АрхиWOOD 2021 начинаем вспоминать о победителях прошлого года и проектах шорт-листа этого года. Жизнь показывает, что один из основных трендов – черный или серый цвет фасадов.
Дача от архитектора
Дом.рф подводит промежуточные итоги конкурса на лучшие типовые проекты с использованием деревянных конструкций. Публикуем некоторые из проектов-победителей первой номинации конкурса, благодаря которой уже в следующем году любой желающий сможет построить загородный дом по проекту от мастерской Тотана Кузембаева и десятка других талантливых бюро.
Поговорим о дереве: грани реставрации и современности
Гран-при, второй раз за историю премии АрхиWOOD, дали за реставрацию. Среди общественных пространств победили два фанерных скейт-парка – с их гибкой формой сложно спорить другим сооружениям; победитель номинации интерьеры – музей расстрельного полигона в Коммунарке. Вашему вниманию рассказ о проектах-победителях и репортаж с церемонии награждения.
Длинный дом
Общественный центр по проекту бюро smartvoll должен вернуть оживление в сердце австрийской деревни Гросвайкердорф.
Дерево живет и регулярно побеждает
Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Дерево с удостоверением
Объявлены финалисты премии за постройки из сертифицированной древесины WAF 2021. Среди них: самое крупное CLT-здание в США, микро-библиотека в Индонезии, офисный комплекс в Сиднее и киоск в Гонконге.
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Технологии и материалы
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Сейчас на главной
Удар крученым
Тотан Кузембаев спроектировал дом из CLT-панелей в Пирогово. Он называется СЛАЙС. Предполагается, что проект стандартизированный и будет тиражироваться.
Урбанизированное междуречье
Проект-победитель конкурса Малых городов для Сызрани от творческой мастерской ТМ продолжает развитие кремлевской набережной, раскрывает живописные панорамы и способствует очищению рек.
Ажурный XX-конструктив
Во дворе Музея архитектуры на Воздвиженке установлена инсталляция группы DNK ag. Она приурочена к 20-летнему юбилею бюро, и впервые была показана на Арх Москве. Предполагается, что объект простоит во дворе музея один год и послужит началом для новой традиции – регулярно обновляемого выставочного проекта «Современная архитектура во дворе МУАРа».
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Город, дружелюбный к детям
Вместе с организаторами и кураторами фестиваля «Детская Платформа», который прошел в Нальчике, разбираемся, как привить детям чувство причастности к городу, какие практики позволят вовлечь их в городские процессы и почему важно учить детей работать с материалами.
Линия сердца
Проект-победитель конкурса Малых городов помогает связать скверы и парки Можги, сделать транзитные территории более безопасными и насытить центр города новыми сценариями и объектами – например, многофункциональным центром «Гаражи»
Белее белого
Публикуем последние четыре работы, вошедшие в короткий список конкурса на жилую застройку поселка Соловецкий: DNK.ag, .ket, «План Б» и АБ «Белое».
Ток и торф
Проект-победитель конкурса Малых городов от бюро SOTA: спокойный парк вокруг Стахановского озера в подмосковном Электрогорске
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Променад на тракте
Проект-победитель конкурса Малых городов для Клина: длинный променад с точками притяжения, смотровыми площадками и всесезонно активными пространствами.
Школа особого режима
Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO.
Дача от архитектора
Дом.рф подводит промежуточные итоги конкурса на лучшие типовые проекты с использованием деревянных конструкций. Публикуем некоторые из проектов-победителей первой номинации конкурса, благодаря которой уже в следующем году любой желающий сможет построить загородный дом по проекту от мастерской Тотана Кузембаева и десятка других талантливых бюро.
Соль земли
Проект-победитель конкурса Малых городов для Усолья от АБ «Вещь!»: восстановление планировочной структуры посадской части и деликатное включение объектов благоустройства по соседству с памятниками строгановского барокко.
Сарай, огород и очаг
Ищем национальную идею российской архитектуры среди проектов финалистов конкурса на разработку многоквартирного жилья для поселка Соловецкий. В первом выпуске: Мастерская деревянной архитектуры Евгения Макаренко + NORMA, Александр Бродский и бюро Katarsis.