«Энергоэффективные постройки легче всего возвести из дерева»

Латвийский архитектор Петерис Баярс — об эко-архитектуре, нормативах и моде на исторические деревянные дома.

author pht

Беседовала:
Нина Фролова

mainImg
Петерис Баярс – участник прошедшего в московском Центральном доме архитектора фестиваля Nordic Wood, организованного проектом АРХИWOOD при поддержке Союза московских архитекторов (СМА), журнала «Проект Балтия», а также при партнерском участии HONKA, Посольства Королевства Норвегия в России, компании «Вельский лес» и агентства «Правила Общения».

Архи.ру: Насколько я знаю, вы не только один из создателей латвийской премии деревянной архитектуры Latvijas koka arhitektūras gada balva, но и практикующий архитектор, работающий с деревом?

Петерис Баярс: Да, у нашего бюро INDIA Architects есть постройки из дерева, но мы работаем не только с этим материалом. Что же касается деревянной архитектуры, то наша ниша – это реставрация исторических построек, очень актуальная для Латвии тема. Эти старые дома обычно находятся в очень плохом состоянии, многие из них в советское время несколько раз перестраивались, и эти модификации были невысокого качества как с точки зрения проекта, так и технологии: не все материалы можно сочетать с деревом, а тогда на это не обращали внимания. Кроме собственно реставрации, мы также приспосабливаем эти дома под современные стандарты, порой – новые функции, иногда делаем новую планировку и т. д.
Петерис Баярс
Реконструкция усадьбы 1835 года в Юрмале © INDIA Architects

Архи.ру: Постройки какого времени вы реставрируете?

П.Б.: Наш последний проект – здание 1835 года, маленькая усадьба в стиле классицизма, которую перестроили в эпоху модерна: добавили террасы и декор в этом стиле, затем еще перестраивали. Все эти изменения только испортили эту классицистическую постройку: например, дополнения в стиле модерн сделали ее асимметричной. Конечно, убрать их не разрешили, но нам все же удалось восстановить необходимую для классицизма уравновешенность, добавив с противоположной от террасы рубежа веков стороны две новые галереи. Они вполне современны по форме, но там выдержано то же качество материала и уровень детальности, что и в исторической части усадьбы.
Реконструкция усадьбы 1835 года в Юрмале © INDIA Architects

Архи.ру: Как вы знаете, в России старая деревянная застройка нередко уничтожается, а одна из главных претензий к ней – высокий риск пожара. Как в Латвии сочетают современные требования к пожаробезопасности с деревянным строительством?

П.Б.: Схожие с российскими проблемы существуют и у нас: от исторических деревянных домов стараются избавиться, подстраивают пожары, оставляют их открытыми на долгое время, чтобы все ценные детали там спилили… И с требованиями к пожарной безопасности у нас точно такая же ситуация: мы не можем строить здания из дерева выше 2 этажей. Первыми латвийскими нормативами был просто перевод советских СНИП, но скоро стало понятно, что они очень сильно отстают от времени, и тогда начался переходный период, когда мы могли пользоваться нормативами любой из стран Евросоюза. Мы выбрали финские нормы, самые либеральные из всех, и тогда у нас получилось согласовать проект 6-этажного дома с деревянным фасадом. Но очень скоро утвердили новый кодекс, и такие проекты опять перестали согласовывать. Главный аргумент в поддержку такого подхода я услышал от начальника пожарной охраны: «Может, у финнов пожарники и приедут за 5 минут, а у нас они появятся через полчаса.»
Реконструкция усадьбы 1835 года в Юрмале © INDIA Architects

Архи.ру: Кто ваши заказчики? Чтобы реставрировать старые дома нужен большой бюджет и много сил и времени, вероятно, это люди, которые интересуются историей и обладают немалыми средствами, чтобы свой интерес реализовать?

П.Б.: В последнее время в Латвии можно наблюдать позитивную тенденцию: жить в отреставрированном старом деревянном доме считается очень престижным. В самом центре Риги, посередине реки есть остров Кипсала, где очень много исторических домов из дерева, причем даже 17 в., и вот их и начали реставрировать, причем эти дома на острове быстро превратились в знак большого жизненного успеха их нынешних владельцев. После того, как были отреставрированы все дома на Кипсала, туда стали свозить деревянные дома из других частей города, что вызвало много споров. С одной стороны, как будто там создавался искусственный ансамбль – музей или заповедник деревянной архитектуры, с другой – это шанс сохранить такие здания, и они все же не музейные экспонаты, так как в них живут люди.  Кипсала был первым примером такого подхода, а сейчас есть еще очень известный Калнциема-квартал (Kalnciema kvartals). Он находится практически на окраине, на левобережье, где исторически располагались разные предприятия, и составляющие его деревянные дома – это бараки для рабочих, построенные в период промышленной революции, в конце 19 – начале 20 века. И в этом квартале два брата-девелопера начали реставрировать дома и устраивать там квартиры и офисы. Это очень живое место, во дворах каждую неделю проводят концерты и ярмарки, там есть хороший ресторан, занимающий маленький жилой домик, и новое здание, где находится офис самих братьев, а рядом с ним – бывший гараж, превращенный в мастерскую архитектора, с которым они все время работают.
Дом стандарта low-energy house в Скривери © INDIA Architects

Архи.ру: Сейчас Латвия проходит достаточно сложный для деревянной архитектуры период, возможно, схожий с российским, но есть ли положительная динамика?

П.Б.: Да, конечно, есть! Здесь на выставке показаны объекты, получившие Латвийскую премию деревянной архитектуры 6 лет назад, но за прошедшие с тех пор годы практика строительства из дерева шагнула далеко вперед: сейчас появилось много новых отличных зданий, в том числе даже общественных. Например, сейчас в городке Салдус строится школа искусств и музыки: у нее стеклянный фасад, но все несущие элементы сделаны из массива дерева (бюро MADE www.made.lv). Есть дизайнерский, эксклюзивный сборный дом ESCLICE. Его первый прототип был сделан на деревянном каркасе, но потом авторы решили поэкспериментировать с традиционными приемами, ориентировались на бревенчатые дома, и последний вариант был уже выполнен в массиве дерева.
Также позитивные изменения в последние годы связаны с эко-строительством и стандартом PassivHaus. Энергоэффективные постройки легче всего возвести из дерева, и у нашего бюро тоже есть два таких проекта, причем один из этих деревянных домов уже строится. Изначально не стояла задача привести их к какому-либо эко-стандарту, но когда мы начали изучать возможности деревянной архитектуры в сочетании с другими экологичными материалами, выяснилось, что один дом сам получился очень эффективным, а второй — даже попал в категорию low-energy house: его теплопотери так низки, что до стандарта PassivHaus было рукой подать, но клиент не пошел на связанные с этим дополнительные затраты.
Дом стандарта low-energy house в Скривери © INDIA Architects

Архи.ру: Как в Латвии развивается экологическое строительство? Поддерживают ли его нынешние нормативы, влияют ли все более «зеленые» нормы ЕС?

П.Б.: Наши нормативы в плане энергоэффективности довольно неэффективны: можно им строго следовать, но в результате получить не слишком эффективное здание. Наши нормативы пока не соответствуют планам Евросоюза свести к 2030 году выброс СО2 к нулю, но люди сами поняли: зачем много платить за отопление, если можно, немного увеличив бюджет строительства, сделать себе эффективный дом. Как я говорил, один наш проект – маленького, компактного дома из дерева – немного не дотянул до уровня PassivHaus. Но трудность в том, что последний шаг до этого стандарта требовал вложить туда довольно много сил и средств. Но до достигнутого нами уровня low-energy house довести проект очень легко, и это получается ничуть не дороже, чем обычный дом. Но важно отметить: этот дом вышел таким эффективным потому, что до него мы занимались реставрацией и приобрели большой опыт работы с традиционными материалами, которые способны служить по несколько веков и прекрасно сочетаются с деревом. Если в Латвии есть проблемы с деревообрабатывающей промышленностью, и многие продукты приходится привозить из Эстонии, Швеции или Швейцарии (хотя у нас есть свое сырье), то как раз все эти традиционные материалы, утеплители производятся в самой Латвии и уже приобрели там популярность. Это утепление из целлюлозы – вторично переработанная бумага, это портландцемент с щепой, и т. д. И, как мы доказываем своими проектами, можно получить здание с прекрасными показателями энергоэффективности, используя традиционные материалы — и зачем тогда нужно применять что-либо другое, более сложное в производстве?

Петерис Баярс (Peteris Bajars) родился в 1975 году. Окончил Рижский технический университет в 2002. С 1997 работал в различных архитектурных бюро: AKA, KUBS, ACG (в том числе, в офисе в Москве). Открыл свою собственную мастерскую INDIA Architects в 2004.


За помощь в проведении интервью благодарим журнал «Проект Балтия» и лично Александру Аникину.
Дом стандарта low-energy house в Скривери © INDIA Architects
Дом стандарта low-energy house в Скривери © INDIA Architects
zooming
Библиотека Парвента в городе Вентспилс © INDIA Architects
zooming
Библиотека Парвента в городе Вентспилс © INDIA Architects
zooming
Реконструкция фабрики Carl Zeiss в Риге © INDIA Architects
zooming
Реконструкция фабрики Carl Zeiss в Риге © INDIA Architects
zooming
Проект морского музея в Лиепае Mare Nostrum © INDIA Architects
zooming
Застройка промзоны близ протоки Зундс в Риге © INDIA Architects


0

30 Апреля 2013

author pht

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Дерево в современной архитектуре

Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Дом на склоне
Комплекс доступного жилья в Винтертуре в кантоне Цюрих по проекту бюро Weberbrunner Architekten и Soppelsa Architekten получил гибридную деревянно-бетонную конструкцию.
Деревянные волны
Trahan Architects, чтобы сделать театральный зал в Атланте более удобным и демократичным по планировке как ответ на историю расовой сегрегации, использовали гнутые деревянные конструкции, изготовленные с помощью цифровых методов и пара.

Технологии и материалы

Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.
Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Дюны, кварц и атом
Проект-победитель конкурса Малых городов для Соснового Бора: благоустройство парка и пляжа, вдохновленное северным ландшафтом, зеркалами и ядерной энергетикой.
Стеклянный ларец
Пражские архитекторы OV-A спроектировали штаб-квартиру производителя дизайнерского богемского стекла Lasvit в Нови-Боре: главную роль там играет корпус с фасадами из специально изобретенной стеклянной плитки.
Пресса: Как мир перенесет прививку от изоляционизма
«Мне странно теперь представить себе,— пишет Илья Эренбург в начале 1960-х, вспоминая 1914-й,— что можно было отправиться в другую страну, не заполнив анкеты, не проводя недели в ожидании — впустят или не впустят; но слово "виза" я услышал впервые во время войны; прежде не спрашивали даже паспорта».
Красный акцент
Коммерческое здание Stellar по проекту Sanjay Puri Architects в новом районе Ахмадабада привлекает внимание офисным «пентхаусом» из красного металла.
Течение линий
Пять домов квартала «Свобода» ЖК «Символ» – пример комплексной работы архитекторов над целостным фрагментом города, который стал воплощением того подхода к архитектуре, который в Москве ранее не встречался: все подчинено пластическому потоку – своего рода течению, подчеркнутому энергичным рисунком фасадов сродни «суперграфике».
Каркас по донцу
Проект-победитель конкурса Малых городов для Городца: комплексная программа обновления общественных пространств с углубленным анализом истории и культурных кодов места.
Зеркальная иллюзия на работе
Атриум офисного здания в центре Сеула превращен архитекторами OBBA в визуальный аттракцион, чтобы спасти сотрудников от рутины. При этом эффективность использования площадей достигает максимума, разрешенного СНиПами.
Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.