«Энергоэффективные постройки легче всего возвести из дерева»

Латвийский архитектор Петерис Баярс — об эко-архитектуре, нормативах и моде на исторические деревянные дома.

author pht

Беседовала:
Нина Фролова

mainImg
Петерис Баярс – участник прошедшего в московском Центральном доме архитектора фестиваля Nordic Wood, организованного проектом АРХИWOOD при поддержке Союза московских архитекторов (СМА), журнала «Проект Балтия», а также при партнерском участии HONKA, Посольства Королевства Норвегия в России, компании «Вельский лес» и агентства «Правила Общения».

Архи.ру: Насколько я знаю, вы не только один из создателей латвийской премии деревянной архитектуры Latvijas koka arhitektūras gada balva, но и практикующий архитектор, работающий с деревом?

Петерис Баярс: Да, у нашего бюро INDIA Architects есть постройки из дерева, но мы работаем не только с этим материалом. Что же касается деревянной архитектуры, то наша ниша – это реставрация исторических построек, очень актуальная для Латвии тема. Эти старые дома обычно находятся в очень плохом состоянии, многие из них в советское время несколько раз перестраивались, и эти модификации были невысокого качества как с точки зрения проекта, так и технологии: не все материалы можно сочетать с деревом, а тогда на это не обращали внимания. Кроме собственно реставрации, мы также приспосабливаем эти дома под современные стандарты, порой – новые функции, иногда делаем новую планировку и т. д.
Петерис Баярс
Реконструкция усадьбы 1835 года в Юрмале © INDIA Architects

Архи.ру: Постройки какого времени вы реставрируете?

П.Б.: Наш последний проект – здание 1835 года, маленькая усадьба в стиле классицизма, которую перестроили в эпоху модерна: добавили террасы и декор в этом стиле, затем еще перестраивали. Все эти изменения только испортили эту классицистическую постройку: например, дополнения в стиле модерн сделали ее асимметричной. Конечно, убрать их не разрешили, но нам все же удалось восстановить необходимую для классицизма уравновешенность, добавив с противоположной от террасы рубежа веков стороны две новые галереи. Они вполне современны по форме, но там выдержано то же качество материала и уровень детальности, что и в исторической части усадьбы.
Реконструкция усадьбы 1835 года в Юрмале © INDIA Architects

Архи.ру: Как вы знаете, в России старая деревянная застройка нередко уничтожается, а одна из главных претензий к ней – высокий риск пожара. Как в Латвии сочетают современные требования к пожаробезопасности с деревянным строительством?

П.Б.: Схожие с российскими проблемы существуют и у нас: от исторических деревянных домов стараются избавиться, подстраивают пожары, оставляют их открытыми на долгое время, чтобы все ценные детали там спилили… И с требованиями к пожарной безопасности у нас точно такая же ситуация: мы не можем строить здания из дерева выше 2 этажей. Первыми латвийскими нормативами был просто перевод советских СНИП, но скоро стало понятно, что они очень сильно отстают от времени, и тогда начался переходный период, когда мы могли пользоваться нормативами любой из стран Евросоюза. Мы выбрали финские нормы, самые либеральные из всех, и тогда у нас получилось согласовать проект 6-этажного дома с деревянным фасадом. Но очень скоро утвердили новый кодекс, и такие проекты опять перестали согласовывать. Главный аргумент в поддержку такого подхода я услышал от начальника пожарной охраны: «Может, у финнов пожарники и приедут за 5 минут, а у нас они появятся через полчаса.»
Реконструкция усадьбы 1835 года в Юрмале © INDIA Architects

Архи.ру: Кто ваши заказчики? Чтобы реставрировать старые дома нужен большой бюджет и много сил и времени, вероятно, это люди, которые интересуются историей и обладают немалыми средствами, чтобы свой интерес реализовать?

П.Б.: В последнее время в Латвии можно наблюдать позитивную тенденцию: жить в отреставрированном старом деревянном доме считается очень престижным. В самом центре Риги, посередине реки есть остров Кипсала, где очень много исторических домов из дерева, причем даже 17 в., и вот их и начали реставрировать, причем эти дома на острове быстро превратились в знак большого жизненного успеха их нынешних владельцев. После того, как были отреставрированы все дома на Кипсала, туда стали свозить деревянные дома из других частей города, что вызвало много споров. С одной стороны, как будто там создавался искусственный ансамбль – музей или заповедник деревянной архитектуры, с другой – это шанс сохранить такие здания, и они все же не музейные экспонаты, так как в них живут люди.  Кипсала был первым примером такого подхода, а сейчас есть еще очень известный Калнциема-квартал (Kalnciema kvartals). Он находится практически на окраине, на левобережье, где исторически располагались разные предприятия, и составляющие его деревянные дома – это бараки для рабочих, построенные в период промышленной революции, в конце 19 – начале 20 века. И в этом квартале два брата-девелопера начали реставрировать дома и устраивать там квартиры и офисы. Это очень живое место, во дворах каждую неделю проводят концерты и ярмарки, там есть хороший ресторан, занимающий маленький жилой домик, и новое здание, где находится офис самих братьев, а рядом с ним – бывший гараж, превращенный в мастерскую архитектора, с которым они все время работают.
Дом стандарта low-energy house в Скривери © INDIA Architects

Архи.ру: Сейчас Латвия проходит достаточно сложный для деревянной архитектуры период, возможно, схожий с российским, но есть ли положительная динамика?

П.Б.: Да, конечно, есть! Здесь на выставке показаны объекты, получившие Латвийскую премию деревянной архитектуры 6 лет назад, но за прошедшие с тех пор годы практика строительства из дерева шагнула далеко вперед: сейчас появилось много новых отличных зданий, в том числе даже общественных. Например, сейчас в городке Салдус строится школа искусств и музыки: у нее стеклянный фасад, но все несущие элементы сделаны из массива дерева (бюро MADE www.made.lv). Есть дизайнерский, эксклюзивный сборный дом ESCLICE. Его первый прототип был сделан на деревянном каркасе, но потом авторы решили поэкспериментировать с традиционными приемами, ориентировались на бревенчатые дома, и последний вариант был уже выполнен в массиве дерева.
Также позитивные изменения в последние годы связаны с эко-строительством и стандартом PassivHaus. Энергоэффективные постройки легче всего возвести из дерева, и у нашего бюро тоже есть два таких проекта, причем один из этих деревянных домов уже строится. Изначально не стояла задача привести их к какому-либо эко-стандарту, но когда мы начали изучать возможности деревянной архитектуры в сочетании с другими экологичными материалами, выяснилось, что один дом сам получился очень эффективным, а второй — даже попал в категорию low-energy house: его теплопотери так низки, что до стандарта PassivHaus было рукой подать, но клиент не пошел на связанные с этим дополнительные затраты.
Дом стандарта low-energy house в Скривери © INDIA Architects

Архи.ру: Как в Латвии развивается экологическое строительство? Поддерживают ли его нынешние нормативы, влияют ли все более «зеленые» нормы ЕС?

П.Б.: Наши нормативы в плане энергоэффективности довольно неэффективны: можно им строго следовать, но в результате получить не слишком эффективное здание. Наши нормативы пока не соответствуют планам Евросоюза свести к 2030 году выброс СО2 к нулю, но люди сами поняли: зачем много платить за отопление, если можно, немного увеличив бюджет строительства, сделать себе эффективный дом. Как я говорил, один наш проект – маленького, компактного дома из дерева – немного не дотянул до уровня PassivHaus. Но трудность в том, что последний шаг до этого стандарта требовал вложить туда довольно много сил и средств. Но до достигнутого нами уровня low-energy house довести проект очень легко, и это получается ничуть не дороже, чем обычный дом. Но важно отметить: этот дом вышел таким эффективным потому, что до него мы занимались реставрацией и приобрели большой опыт работы с традиционными материалами, которые способны служить по несколько веков и прекрасно сочетаются с деревом. Если в Латвии есть проблемы с деревообрабатывающей промышленностью, и многие продукты приходится привозить из Эстонии, Швеции или Швейцарии (хотя у нас есть свое сырье), то как раз все эти традиционные материалы, утеплители производятся в самой Латвии и уже приобрели там популярность. Это утепление из целлюлозы – вторично переработанная бумага, это портландцемент с щепой, и т. д. И, как мы доказываем своими проектами, можно получить здание с прекрасными показателями энергоэффективности, используя традиционные материалы — и зачем тогда нужно применять что-либо другое, более сложное в производстве?

Петерис Баярс (Peteris Bajars) родился в 1975 году. Окончил Рижский технический университет в 2002. С 1997 работал в различных архитектурных бюро: AKA, KUBS, ACG (в том числе, в офисе в Москве). Открыл свою собственную мастерскую INDIA Architects в 2004.


За помощь в проведении интервью благодарим журнал «Проект Балтия» и лично Александру Аникину.
Дом стандарта low-energy house в Скривери © INDIA Architects
Дом стандарта low-energy house в Скривери © INDIA Architects
zooming
Библиотека Парвента в городе Вентспилс © INDIA Architects
zooming
Библиотека Парвента в городе Вентспилс © INDIA Architects
zooming
Реконструкция фабрики Carl Zeiss в Риге © INDIA Architects
zooming
Реконструкция фабрики Carl Zeiss в Риге © INDIA Architects
zooming
Проект морского музея в Лиепае Mare Nostrum © INDIA Architects
zooming
Застройка промзоны близ протоки Зундс в Риге © INDIA Architects


30 Апреля 2013

author pht

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Дом на склоне
Комплекс доступного жилья в Винтертуре в кантоне Цюрих по проекту бюро Weberbrunner Architekten и Soppelsa Architekten получил гибридную деревянно-бетонную конструкцию.
Деревянные волны
Trahan Architects, чтобы сделать театральный зал в Атланте более удобным и демократичным по планировке как ответ на историю расовой сегрегации, использовали гнутые деревянные конструкции, изготовленные с помощью цифровых методов и пара.
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.