Крылатый образ Перми

В новом терминале аэропорта Перми бюро Асадова не только добилось баланса между технологичностью, безопасностью, комфортом и имиджевой составляющей, но и предложило новый символ для всего Прикамья.

author pht

Автор текста:
Елена Петухова

13 Февраля 2018
mainImg

Возрождение внутренних линий
Статистика свидетельствует, что россияне стали больше путешествовать внутри страны. В этой ситуации у компаний, управляющих инфраструктурой аэропортов, наконец, появилась возможность инвестировать в нее средства. Хотя ее было бы правильнее назвать «необходимостью», поскольку подавляющее большинство аэропортов все еще существует в архаичном формате советских «стекляшек». В течение последних 15 лет лишь московские и питерские аэропорты были реконструированы с участием ведущих российских и иностранных архитекторов и с результатом разной степени актуальности и выразительности. К разряду экспериментов можно отнести Терминал D в «Шереметьево-2» спроектированный командой Дмитрия Пшеничникова с явным предпочтением бионических форм. Более спокойное решение терминала «Внуково» от «Метрогипротранс» принесло ему признание в профессиональных кругах и премию «Хрустальный Дедал». Некоторые, наиболее значимые объекты проводились через конкурсную систему. Так, Николас Гримшо в 2007 году выиграл конкурс на реконструкцию аэропорта «Пулково». В 2016 году стало известно, что победу в конкурсе на интерьеры нового, строящегося терминала B аэропорта «Шереметьево-2» одержало бюро RMJM. Темпы и география реконструкций аэропортов существенно возросли после объявления списка городов, которые будут принимать у себя матчи чемпионата мира по футболу 2018 года. Это событие стало катализатором обновления городских инфраструктурных объектов, и, в первую очередь терминалов аэропортов, выполняющих роль «лица города», обязанного представить его в наиболее выигрышном свете и продемонстрировать местные достопримечательности. Благодаря ЧМ'18 обновились аэропорты в Самаре и Нижнем Новгороде, на очереди Саратов и Ростов-на-Дону. Параллельно реконструируются аэропорты и в других российских городах, имеющих высокий туристический потенциал, к примеру в Симферополе и Перми.
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми © Андрей Асадов
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми © Андрей Асадов
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми © Андрей Асадов

Пермская сага
История реконструкции аэропорта «Большое Савино» в Перми достаточно драматична. В ней нашлось место и для публичных скандалов, и заморозки проекта из-за смены региональных властей, и борьбе за контракт между ведущими российскими холдингами. Результаты нескольких архитектурных конкурсов то утверждались, то отменялись. В общей сложности между решением о реконструкции бывшего военного аэродрома и окончанием строительства на его месте современного аэропорта прошло больше 15 лет.

Предсказать, какой проект выйдет в финал и получит шанс быть реализованным, было невозможно. Все решило счастливое стечение обстоятельств, благодаря которому инвестор проекта – компания «Новапорт» остановила свой выбор на концепции, предложенной архитектурным бюро Асадова и компанией «Спектрум». В ней архитекторы смогли соединить уже апробированную в Саратове и хорошо себя зарекомендовавшую в России функционально-планировочную и логистическую схему, разработанную немецкими специалистами по проектированию аэропортов WP ARC, и яркий архитектурно-художественный образ, в котором угадывается широкий диапазон ассоциаций с различными культурными и историческими достопримечательностями Перми.
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Ситуационный план © Архитектурное бюро Асадова

Схема терминала проста и логична. Основное здание представляет собой квадрат со стороной чуть меньше 140 метров. Со стороны летного поля к нему пристраивается галерея с расширением и перпендикулярными блоками, к которым стыкуются посадочные трапы. Внутри основного объема с немецкой точностью скомпонованы все основные функциональные блоки служб аэропорта, от стоек регистрации до магазинов и кафе, от таможни до ряда багажных транспортеров. Конструктивная схема здания также достаточно стандартна – монолитный каркас с шагом 9х9 метров, в отдельных зонах переходящий либо на удвоенный шаг, либо заменяемый на большепролетные конструкции, если нужно, например, перекрыть огромный двусветной зал в зоне вылета.
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. План 1 этажа © Архитектурное бюро Асадова
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. План 2 этажа © Архитектурное бюро Асадова
zooming
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Разрез © Архитектурное бюро Асадова
zooming
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Разрез © Архитектурное бюро Асадова

Архитектурная задача заключалась в поиске объемно-пространственного решения, способного придать этой «машине» для обслуживания пассажиров и самолетов индивидуальный и эффектный облик. Прилагающийся к этому образу огромный комплекс технических и инжиниринговых проблем редко принимают во внимание. А жаль. Именно решение этих задач и отличает высококлассных проектировщиков. До недавнего времени в этой роли выступали преимущественно иностранные специалисты, но сейчас ситуация начинает меняться. Во всяком случае, на проекте терминала в Перми собралась команда, имеющая опыт разработки и реализации аналогичных проектов. Помимо бюро Асадова в команду проекта вошли: генпроектировшик компания «Спектрум», пермский архитектор Сергей Шамарин, занимавшийся генпланом и вопросами, связанными с архитектурными деталями концепции терминала, а также бюро UNK project, выигравшее конкурс на дизайн интерьеров терминала, и многие другие компании, благодаря которым Пермь получила новый супер-современный терминал с авторской архитектурой и уникальным образом.​
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми © Андрей Асадов

Формы и образы
Архитектурное бюро Асадова стремиться вкладывать в свои проекты сверхидею, которая переводит на понятный и привлекательный для заказчика и общественности язык характерные для бюро экспрессивные объемно-пространственные и оригинальные технологические решения. Александр Асадов комментирует идею, которая оказалась решающим аргументом в пользу предложенного проекта, так: «Когда-то мы проектировали мост для Киева и придумали, что он должен стать своего рода ангелом-хранителем для всего города, но проект так и остался на бумаге. А здесь в Перми, у нас, наконец, появился шанс создать ангела-хранителя с еще большим размахом крыльев, распростертыми по бокам огромной буквы «П». Словно сам город обрел крылья. И этот образ неразрывно связан со знаменитой коллекцией деревянной резной скульптуры, которая хранится в пермской художественной галерее. Там есть удивительный херувим, который и вдохновил нас на развитие крылатой темы, органично продолжающей идею с белым порталом, напоминающим букву «П».
zooming
Деревянная резная скульптура херувима. Художник Никон Кирьянов. 1906 г.
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми, 2013-2017 © АБ Асадова

Образное «деревянное крыло» на самом деле представляет собой огромную конструкцию, облицованную металлическими панелями золотистого цвета, нависающую над витражным периметром основного объема терминала. Впечатление распростертых крыльев создается за счет пластической игры криволинейных и прямых плоскостей. Конструкция то изгибается, нависая плавной дугой над входным порталом, то образует острые, словно срезанные гигантским лезвием, грани по углам здания, выступающие больше чем на 10 метров. За счет контраста между материальностью насыщенного по цвету и фактуре металла и прозрачностью витражей под ним создается ощущение, что вся конструкция парит над периметром здания, своим золотым сиянием защищая и охраняя все, что происходит под ней.
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми © Андрей Асадов
zooming
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Фасад © Архитектурное бюро Асадова
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Интерьер © Андрей Асадов
zooming
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Фасад © Архитектурное бюро Асадова

По словам Андрея Асадова, поиск материалов и технологий для создания «крыла» потребовал от архитекторов немало усилий, но они того стоили: «Поверхность конструкции воспринимается как золотистое дерево. Особенно вечером, с декоративной подсветкой. Мы долго подбирали оттенок металла и способ создания фактуры, чтобы добиться этого эффекта. Мы разработали индивидуальную комбинацию из П-образного профиля, который незаметным способом крепился на изогнутый металлический лист. Таким образом получалась объемная шершавая передняя сторона. А на боковых вылетах конструкции мы использовали гладкие листы, чтобы создать впечатление идеально ровного среза. С точки зрения качества исполнения и производимого эффекта эта конструкция стала для меня хорошим примером возможностей российских производителей. Подрядная компания «Альфа-Строй» из Екатеринбурга очень ответственно подошла к делу, скрупулезно реализовала наше решение».
zooming
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Конструктивные узлы крепления оболочки «крыла» © Архитектурное бюро Асадова

Главный и боковые фасады терминала выполнены преимущественно из стекла. На витражи нанесены декоративные изображения, характерные для пермского звериного стиля (так называются бронзовые артефакты III–XII в. н.э.), а также стилизованные изображения окаменелостей и ископаемых, относящихся к так называемому «пермскому периоду» – последнему геологическому периоду палеозойской эры. Эти мотивы для оформления терминала предложил архитектор Сергей Шамарин, чтобы придать больший колорит новому зданию и представить гостям города самые яркие образы, ассоциирующиеся с историей и наследием всего Прикамья.
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми © Андрей Асадов

На боковых фасадах, с внешней стороны, в качестве дополнительных декоративных элементов используются горизонтальные импосты в виде прямоугольных ламелей. Они закрывают витражи в тех местах, где расположены вспомогательные и технические помещения, которым не требуются большие площади остекления. А там, где расположены кабинеты, они разорваны стеклянными лентами окон.
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми © Андрей Асадов

В расчете на обзор нового аэропорта с борта подлетающих и улетающих самолетов, архитекторы оформили кровлю как пятый фасад, включив в него ту же комбинацию отделочных материалов и введя, в качестве акцента, криволинейные фонари, продолжающие пластическую игру металлических и стеклянных плоскостей, начатую на главном фасаде. Эти фонари и естественный свет, который проникает через них, задают тон и характер всему внутреннему пространству терминала.
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми © Архитектурное бюро Асадова
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми © Архитектурное бюро Асадова

Внутренняя геология
Авторское архитектурное решение терминала задало высокую планку качества и художественной выразительности, которому должен был соответствовать и интерьерный дизайн. Для поиска лучшей концепции и команды разработчиков инвестор проекта провел конкурс, в котором победило бюро UNK project, предложившее интересное развитие архитектурной темы в оформлении общественных пространств терминала. Юлия Тряскина, партнер UNK project, так описывает найденное решение: «Для нас образ, который использовали Асадовы в архитектуре терминала, ассоциировался не с крылом или волной, а с осенним листом, упавшем с дерева и слегка скрученным от мороза. На этом образе мы построили наше конкурсное предложение, которое родилось буквально на одном дыхании, легко и естественно. Например, мы использовали силуэты растений для оформления декоративного фриза, идущего под крышей вдоль поперечной стены, отделяющей двусветное пространство главного зала от зоны вылета на втором ярусе. В то же время изображения на панно напоминают отпечатки ископаемых растений, которые часто обнаруживают палеонтологи. У аэропорта появился запоминающийся образ. Кто-то знает про пермский период, кто-то – нет. Но если скажешь знакомому «встречаемся под листом» – он поймет тебя. В интерьере должны быть такие знаки, не столько красивые, сколько цепляющие. В наших интерьерах мы всегда выделяем главное, то, что запомнится, а все остальное подтягиваем к этому».
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Интерьер © Андрей Асадов
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми, 2016-2017. Интерьер © АБ Асадова

Геологическую тему продолжают серые полосы на боковых стенах и парапетах антресольного этажа. Неровные изломанные линии нескольких серо-бежевых оттенков напоминают слои разных геологических пластов на раскопках. Но в целом интерьер терминала развивает скорее хайтековскую, нежели археологическо-геологическую тематику. Лаконичная колористическая гамма с доминирующим белым цветом, конструктивные элементы простых форм без намека на декор, графичность и ритмичная четкость подвесных потолочных систем с акцентированными световыми приборами – все это гармонично дополняет общее архитектурное решение, не вступая в конфликт с доминирующим элементом интерьера – огромным дугообразным световым фонарем, пересекающим зал и обнажающим сложносочиненную сеть из тонких стальных подконструкций, поддерживающих оболочку «крыла».
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Интерьер © Андрей Асадов
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Интерьер © Андрей Асадов

До этого проекта у бюро UNK project не было опыта работы в аэропортах, но законченные незадолго до этого интерьеры «Детского мира» подготовили команду к наиболее сложной части проекта – поиску баланса между эстетикой, экономикой и безопасностью. «Аэропорт – это, прежде всего, функция, где должно быть комфортно, уютно и понятно, куда идти. В большей части помещений, люди, как правило, не замечают дизайна. Эмоциональная, визуально-активная составляющая проекта сосредотачивается лишь в трех местах: общем зале и в зоне ожидания вылета. В остальных местах во главу угла ставилась безопасность пассажиров, в первую очередь, пожарная», – так характеризует специфику работы в аэропорту Юлия Тряскина.
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Интерьер © Андрей Асадов
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Интерьер © Андрей Асадов

Архитекторы при разработке интерьеров могли использовать очень ограниченный перечень материалов, подходящих под необходимый класс огнестойкости (К0) и при этом укладывавшихся в заданный бюджет. Каждое решение и узел проверяли на соответствие требованиям безопасности, оно также должно было быть функциональным, легким в обслуживании и, при необходимости, легко заменяемым или восстанавливаемым. Так что в приоритете были не столько художественные задачи, сколько условия эксплуатации и удобство пассажиров, контроль за соблюдением которых осуществлял генеральный проектировщик – компания «Спектрум».

Командная работа
Залог успеха крупных инфраструктурных проектов – слаженная работа всех участников, решающих творческие, технические и административные проблемы. В данном случае функции генпроектировщика были доверены компании «Спектрум», с которой у бюро Асадова сложился успешный тандем еще на проекте саратовского аэропорта. Сергей Фролов, директор по управлению проектами «Спектрум» считает, что «задача генерального проектировщика – сбалансировать интересы всех участников проекта и найти компромиссные технические решения, сохраняющие исходную архитектурную идею при соблюдении интересов оператора аэропорта и ограничениях строительства. При этом нельзя забывать об обеспечении комфорта пассажиров, необходимом уровне безопасности, технологиях и логистической схеме, обеспечивающей требуемый пассажиропоток и при достаточном объеме пригодных для аренды площадей. Реализовывать такой подход «Спектруму» помогают управленческие стандарты и широко применяемые современные инструменты поддержки проектирования – информационное моделирование (BIM) и облачные технологии, создающие единую информационную среду для всех участников проекта».

Помимо собственно терминала в состав проекта вошла концепция развития прилегающей территории, включавшая традиционные для аэропортов отель и многоэтажную парковку. Эти объекты пока не реализованы, но вся инфраструктура рассчитывалась с их учетом. Также был разработан проект благоустройства площади перед терминалом, в котором также, как и в архитектуре аэропорта, обыграны местные особенности. «Вместо банальной парковки или чисто функциональной площади перед терминалом мы решили сделать экскурс в специфику края для гостей нашего города, – рассказывает архитектор Сергей Шамарин. – Наш регион называется Прикамье и река Кама – это основа, костяк города. Чтобы подчеркнуть значимость воды, мы предложили сделать посередине площади плоский бассейн или сухой фонтан, который будет функционировать в летнее время. Внутри фонтана мы запланировали арт-объекты в виде огромных светящихся кубов, на которых могут быть запечатлены какие-то символические изображения из истории Перми».

Кроме отеля, паркинга и фонтана, в рамках реконструкции предстоит закончить один из ключевых элементов инфраструктуры аэропорта – покрытие перрона за терминалом, который позволяет самолетам подъезжать непосредственно к зданию, чтобы пассажиры могли подниматься на борт, не выходя на улицу. Эта часть строительства должна финансироваться из регионального бюджета и, согласно планам, все работы будут закончены в 2019 году. Именно тогда жители и гости Перми смогут в полной мере оценить удобство и совершенство нового комплекса, созданного усилиями большой интернациональной команды.
 

Поставщики, технологии

13 Февраля 2018

author pht

Автор текста:

Елена Петухова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.

Сейчас на главной

Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.