Крылатый образ Перми

В новом терминале аэропорта Перми бюро Асадова не только добилось баланса между технологичностью, безопасностью, комфортом и имиджевой составляющей, но и предложило новый символ для всего Прикамья.

Елена Петухова

Автор текста:
Елена Петухова

13 Февраля 2018
mainImg
Компaния:
представительство компании AGC Glass Russia на Архи.ру
Контакты:
AGC Russia
г. Москва, ул. Горбунова, д. 2, Бизнес-центр «Гранд Сетунь Плаза», оф. B 504
Т: +7 (495) 411 65 65

Возрождение внутренних линий
Статистика свидетельствует, что россияне стали больше путешествовать внутри страны. В этой ситуации у компаний, управляющих инфраструктурой аэропортов, наконец, появилась возможность инвестировать в нее средства. Хотя ее было бы правильнее назвать «необходимостью», поскольку подавляющее большинство аэропортов все еще существует в архаичном формате советских «стекляшек». В течение последних 15 лет лишь московские и питерские аэропорты были реконструированы с участием ведущих российских и иностранных архитекторов и с результатом разной степени актуальности и выразительности. К разряду экспериментов можно отнести Терминал D в «Шереметьево-2» спроектированный командой Дмитрия Пшеничникова с явным предпочтением бионических форм. Более спокойное решение терминала «Внуково» от «Метрогипротранс» принесло ему признание в профессиональных кругах и премию «Хрустальный Дедал». Некоторые, наиболее значимые объекты проводились через конкурсную систему. Так, Николас Гримшо в 2007 году выиграл конкурс на реконструкцию аэропорта «Пулково». В 2016 году стало известно, что победу в конкурсе на интерьеры нового, строящегося терминала B аэропорта «Шереметьево-2» одержало бюро RMJM. Темпы и география реконструкций аэропортов существенно возросли после объявления списка городов, которые будут принимать у себя матчи чемпионата мира по футболу 2018 года. Это событие стало катализатором обновления городских инфраструктурных объектов, и, в первую очередь терминалов аэропортов, выполняющих роль «лица города», обязанного представить его в наиболее выигрышном свете и продемонстрировать местные достопримечательности. Благодаря ЧМ'18 обновились аэропорты в Самаре и Нижнем Новгороде, на очереди Саратов и Ростов-на-Дону. Параллельно реконструируются аэропорты и в других российских городах, имеющих высокий туристический потенциал, к примеру в Симферополе и Перми.
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми © Андрей Асадов
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми © Андрей Асадов
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми © Андрей Асадов

Пермская сага
История реконструкции аэропорта «Большое Савино» в Перми достаточно драматична. В ней нашлось место и для публичных скандалов, и заморозки проекта из-за смены региональных властей, и борьбе за контракт между ведущими российскими холдингами. Результаты нескольких архитектурных конкурсов то утверждались, то отменялись. В общей сложности между решением о реконструкции бывшего военного аэродрома и окончанием строительства на его месте современного аэропорта прошло больше 15 лет.

Предсказать, какой проект выйдет в финал и получит шанс быть реализованным, было невозможно. Все решило счастливое стечение обстоятельств, благодаря которому инвестор проекта – компания «Новапорт» остановила свой выбор на концепции, предложенной архитектурным бюро Асадова и компанией «Спектрум». В ней архитекторы смогли соединить уже апробированную в Саратове и хорошо себя зарекомендовавшую в России функционально-планировочную и логистическую схему, разработанную немецкими специалистами по проектированию аэропортов WP ARC, и яркий архитектурно-художественный образ, в котором угадывается широкий диапазон ассоциаций с различными культурными и историческими достопримечательностями Перми.
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Ситуационный план © Архитектурное бюро Асадова

Схема терминала проста и логична. Основное здание представляет собой квадрат со стороной чуть меньше 140 метров. Со стороны летного поля к нему пристраивается галерея с расширением и перпендикулярными блоками, к которым стыкуются посадочные трапы. Внутри основного объема с немецкой точностью скомпонованы все основные функциональные блоки служб аэропорта, от стоек регистрации до магазинов и кафе, от таможни до ряда багажных транспортеров. Конструктивная схема здания также достаточно стандартна – монолитный каркас с шагом 9х9 метров, в отдельных зонах переходящий либо на удвоенный шаг, либо заменяемый на большепролетные конструкции, если нужно, например, перекрыть огромный двусветной зал в зоне вылета.
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. План 1 этажа © Архитектурное бюро Асадова
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. План 2 этажа © Архитектурное бюро Асадова
zooming
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Разрез © Архитектурное бюро Асадова
zooming
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Разрез © Архитектурное бюро Асадова

Архитектурная задача заключалась в поиске объемно-пространственного решения, способного придать этой «машине» для обслуживания пассажиров и самолетов индивидуальный и эффектный облик. Прилагающийся к этому образу огромный комплекс технических и инжиниринговых проблем редко принимают во внимание. А жаль. Именно решение этих задач и отличает высококлассных проектировщиков. До недавнего времени в этой роли выступали преимущественно иностранные специалисты, но сейчас ситуация начинает меняться. Во всяком случае, на проекте терминала в Перми собралась команда, имеющая опыт разработки и реализации аналогичных проектов. Помимо бюро Асадова в команду проекта вошли: генпроектировшик компания «Спектрум», пермский архитектор Сергей Шамарин, занимавшийся генпланом и вопросами, связанными с архитектурными деталями концепции терминала, а также бюро UNK project, выигравшее конкурс на дизайн интерьеров терминала, и многие другие компании, благодаря которым Пермь получила новый супер-современный терминал с авторской архитектурой и уникальным образом.​
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми © Андрей Асадов

Формы и образы
Архитектурное бюро Асадова стремиться вкладывать в свои проекты сверхидею, которая переводит на понятный и привлекательный для заказчика и общественности язык характерные для бюро экспрессивные объемно-пространственные и оригинальные технологические решения. Александр Асадов комментирует идею, которая оказалась решающим аргументом в пользу предложенного проекта, так: «Когда-то мы проектировали мост для Киева и придумали, что он должен стать своего рода ангелом-хранителем для всего города, но проект так и остался на бумаге. А здесь в Перми, у нас, наконец, появился шанс создать ангела-хранителя с еще большим размахом крыльев, распростертыми по бокам огромной буквы «П». Словно сам город обрел крылья. И этот образ неразрывно связан со знаменитой коллекцией деревянной резной скульптуры, которая хранится в пермской художественной галерее. Там есть удивительный херувим, который и вдохновил нас на развитие крылатой темы, органично продолжающей идею с белым порталом, напоминающим букву «П».
zooming
Деревянная резная скульптура херувима. Художник Никон Кирьянов. 1906 г.
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми, 2013-2017 © АБ Асадова

Образное «деревянное крыло» на самом деле представляет собой огромную конструкцию, облицованную металлическими панелями золотистого цвета, нависающую над витражным периметром основного объема терминала. Впечатление распростертых крыльев создается за счет пластической игры криволинейных и прямых плоскостей. Конструкция то изгибается, нависая плавной дугой над входным порталом, то образует острые, словно срезанные гигантским лезвием, грани по углам здания, выступающие больше чем на 10 метров. За счет контраста между материальностью насыщенного по цвету и фактуре металла и прозрачностью витражей под ним создается ощущение, что вся конструкция парит над периметром здания, своим золотым сиянием защищая и охраняя все, что происходит под ней.
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми © Андрей Асадов
zooming
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Фасад © Архитектурное бюро Асадова
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Интерьер © Андрей Асадов
zooming
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Фасад © Архитектурное бюро Асадова

По словам Андрея Асадова, поиск материалов и технологий для создания «крыла» потребовал от архитекторов немало усилий, но они того стоили: «Поверхность конструкции воспринимается как золотистое дерево. Особенно вечером, с декоративной подсветкой. Мы долго подбирали оттенок металла и способ создания фактуры, чтобы добиться этого эффекта. Мы разработали индивидуальную комбинацию из П-образного профиля, который незаметным способом крепился на изогнутый металлический лист. Таким образом получалась объемная шершавая передняя сторона. А на боковых вылетах конструкции мы использовали гладкие листы, чтобы создать впечатление идеально ровного среза. С точки зрения качества исполнения и производимого эффекта эта конструкция стала для меня хорошим примером возможностей российских производителей. Подрядная компания «Альфа-Строй» из Екатеринбурга очень ответственно подошла к делу, скрупулезно реализовала наше решение».
zooming
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Конструктивные узлы крепления оболочки «крыла» © Архитектурное бюро Асадова

Главный и боковые фасады терминала выполнены преимущественно из стекла. На витражи нанесены декоративные изображения, характерные для пермского звериного стиля (так называются бронзовые артефакты III–XII в. н.э.), а также стилизованные изображения окаменелостей и ископаемых, относящихся к так называемому «пермскому периоду» – последнему геологическому периоду палеозойской эры. Эти мотивы для оформления терминала предложил архитектор Сергей Шамарин, чтобы придать больший колорит новому зданию и представить гостям города самые яркие образы, ассоциирующиеся с историей и наследием всего Прикамья.
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми © Андрей Асадов

На боковых фасадах, с внешней стороны, в качестве дополнительных декоративных элементов используются горизонтальные импосты в виде прямоугольных ламелей. Они закрывают витражи в тех местах, где расположены вспомогательные и технические помещения, которым не требуются большие площади остекления. А там, где расположены кабинеты, они разорваны стеклянными лентами окон.
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми © Андрей Асадов

В расчете на обзор нового аэропорта с борта подлетающих и улетающих самолетов, архитекторы оформили кровлю как пятый фасад, включив в него ту же комбинацию отделочных материалов и введя, в качестве акцента, криволинейные фонари, продолжающие пластическую игру металлических и стеклянных плоскостей, начатую на главном фасаде. Эти фонари и естественный свет, который проникает через них, задают тон и характер всему внутреннему пространству терминала.
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми © Архитектурное бюро Асадова
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми © Архитектурное бюро Асадова

Внутренняя геология
Авторское архитектурное решение терминала задало высокую планку качества и художественной выразительности, которому должен был соответствовать и интерьерный дизайн. Для поиска лучшей концепции и команды разработчиков инвестор проекта провел конкурс, в котором победило бюро UNK project, предложившее интересное развитие архитектурной темы в оформлении общественных пространств терминала. Юлия Тряскина, партнер UNK project, так описывает найденное решение: «Для нас образ, который использовали Асадовы в архитектуре терминала, ассоциировался не с крылом или волной, а с осенним листом, упавшем с дерева и слегка скрученным от мороза. На этом образе мы построили наше конкурсное предложение, которое родилось буквально на одном дыхании, легко и естественно. Например, мы использовали силуэты растений для оформления декоративного фриза, идущего под крышей вдоль поперечной стены, отделяющей двусветное пространство главного зала от зоны вылета на втором ярусе. В то же время изображения на панно напоминают отпечатки ископаемых растений, которые часто обнаруживают палеонтологи. У аэропорта появился запоминающийся образ. Кто-то знает про пермский период, кто-то – нет. Но если скажешь знакомому «встречаемся под листом» – он поймет тебя. В интерьере должны быть такие знаки, не столько красивые, сколько цепляющие. В наших интерьерах мы всегда выделяем главное, то, что запомнится, а все остальное подтягиваем к этому».
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Интерьер © Андрей Асадов
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми, 2016-2017. Интерьер © АБ Асадова

Геологическую тему продолжают серые полосы на боковых стенах и парапетах антресольного этажа. Неровные изломанные линии нескольких серо-бежевых оттенков напоминают слои разных геологических пластов на раскопках. Но в целом интерьер терминала развивает скорее хайтековскую, нежели археологическо-геологическую тематику. Лаконичная колористическая гамма с доминирующим белым цветом, конструктивные элементы простых форм без намека на декор, графичность и ритмичная четкость подвесных потолочных систем с акцентированными световыми приборами – все это гармонично дополняет общее архитектурное решение, не вступая в конфликт с доминирующим элементом интерьера – огромным дугообразным световым фонарем, пересекающим зал и обнажающим сложносочиненную сеть из тонких стальных подконструкций, поддерживающих оболочку «крыла».
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Интерьер © Андрей Асадов
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Интерьер © Андрей Асадов

До этого проекта у бюро UNK project не было опыта работы в аэропортах, но законченные незадолго до этого интерьеры «Детского мира» подготовили команду к наиболее сложной части проекта – поиску баланса между эстетикой, экономикой и безопасностью. «Аэропорт – это, прежде всего, функция, где должно быть комфортно, уютно и понятно, куда идти. В большей части помещений, люди, как правило, не замечают дизайна. Эмоциональная, визуально-активная составляющая проекта сосредотачивается лишь в трех местах: общем зале и в зоне ожидания вылета. В остальных местах во главу угла ставилась безопасность пассажиров, в первую очередь, пожарная», – так характеризует специфику работы в аэропорту Юлия Тряскина.
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Интерьер © Андрей Асадов
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Интерьер © Андрей Асадов

Архитекторы при разработке интерьеров могли использовать очень ограниченный перечень материалов, подходящих под необходимый класс огнестойкости (К0) и при этом укладывавшихся в заданный бюджет. Каждое решение и узел проверяли на соответствие требованиям безопасности, оно также должно было быть функциональным, легким в обслуживании и, при необходимости, легко заменяемым или восстанавливаемым. Так что в приоритете были не столько художественные задачи, сколько условия эксплуатации и удобство пассажиров, контроль за соблюдением которых осуществлял генеральный проектировщик – компания «Спектрум».

Командная работа
Залог успеха крупных инфраструктурных проектов – слаженная работа всех участников, решающих творческие, технические и административные проблемы. В данном случае функции генпроектировщика были доверены компании «Спектрум», с которой у бюро Асадова сложился успешный тандем еще на проекте саратовского аэропорта. Сергей Фролов, директор по управлению проектами «Спектрум» считает, что «задача генерального проектировщика – сбалансировать интересы всех участников проекта и найти компромиссные технические решения, сохраняющие исходную архитектурную идею при соблюдении интересов оператора аэропорта и ограничениях строительства. При этом нельзя забывать об обеспечении комфорта пассажиров, необходимом уровне безопасности, технологиях и логистической схеме, обеспечивающей требуемый пассажиропоток и при достаточном объеме пригодных для аренды площадей. Реализовывать такой подход «Спектруму» помогают управленческие стандарты и широко применяемые современные инструменты поддержки проектирования – информационное моделирование (BIM) и облачные технологии, создающие единую информационную среду для всех участников проекта».

Помимо собственно терминала в состав проекта вошла концепция развития прилегающей территории, включавшая традиционные для аэропортов отель и многоэтажную парковку. Эти объекты пока не реализованы, но вся инфраструктура рассчитывалась с их учетом. Также был разработан проект благоустройства площади перед терминалом, в котором также, как и в архитектуре аэропорта, обыграны местные особенности. «Вместо банальной парковки или чисто функциональной площади перед терминалом мы решили сделать экскурс в специфику края для гостей нашего города, – рассказывает архитектор Сергей Шамарин. – Наш регион называется Прикамье и река Кама – это основа, костяк города. Чтобы подчеркнуть значимость воды, мы предложили сделать посередине площади плоский бассейн или сухой фонтан, который будет функционировать в летнее время. Внутри фонтана мы запланировали арт-объекты в виде огромных светящихся кубов, на которых могут быть запечатлены какие-то символические изображения из истории Перми».

Кроме отеля, паркинга и фонтана, в рамках реконструкции предстоит закончить один из ключевых элементов инфраструктуры аэропорта – покрытие перрона за терминалом, который позволяет самолетам подъезжать непосредственно к зданию, чтобы пассажиры могли подниматься на борт, не выходя на улицу. Эта часть строительства должна финансироваться из регионального бюджета и, согласно планам, все работы будут закончены в 2019 году. Именно тогда жители и гости Перми смогут в полной мере оценить удобство и совершенство нового комплекса, созданного усилиями большой интернациональной команды.
 

Поставщики, технологии

представительство компании SEVALCON  на Архи.ру Яркий архитектурно-художественный образ нового терминала аэропорта Большое Савино удалось реализовать с помощью алюминиевых панелей SEVALCON золотистого цвета. По словам Андрея Асадова, поиск материалов и технологий для создания «крыльев» потребовал от архитекторов немало усилий, но они того стоили: «Поверхность конструкции воспринимается как золотистое дерево. Особенно вечером, с декоративной подсветкой. Мы долго подбирали оттенок металла и способ создания фактуры, чтобы добиться этого эффекта».

13 Февраля 2018

Елена Петухова

Автор текста:

Елена Петухова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.