Крылатый образ Перми

В новом терминале аэропорта Перми бюро Асадова не только добилось баланса между технологичностью, безопасностью, комфортом и имиджевой составляющей, но и предложило новый символ для всего Прикамья.

Елена Петухова

Автор текста:
Елена Петухова

13 Февраля 2018
mainImg
0

Возрождение внутренних линий
Статистика свидетельствует, что россияне стали больше путешествовать внутри страны. В этой ситуации у компаний, управляющих инфраструктурой аэропортов, наконец, появилась возможность инвестировать в нее средства. Хотя ее было бы правильнее назвать «необходимостью», поскольку подавляющее большинство аэропортов все еще существует в архаичном формате советских «стекляшек». В течение последних 15 лет лишь московские и питерские аэропорты были реконструированы с участием ведущих российских и иностранных архитекторов и с результатом разной степени актуальности и выразительности. К разряду экспериментов можно отнести Терминал D в «Шереметьево-2» спроектированный командой Дмитрия Пшеничникова с явным предпочтением бионических форм. Более спокойное решение терминала «Внуково» от «Метрогипротранс» принесло ему признание в профессиональных кругах и премию «Хрустальный Дедал». Некоторые, наиболее значимые объекты проводились через конкурсную систему. Так, Николас Гримшо в 2007 году выиграл конкурс на реконструкцию аэропорта «Пулково». В 2016 году стало известно, что победу в конкурсе на интерьеры нового, строящегося терминала B аэропорта «Шереметьево-2» одержало бюро RMJM. Темпы и география реконструкций аэропортов существенно возросли после объявления списка городов, которые будут принимать у себя матчи чемпионата мира по футболу 2018 года. Это событие стало катализатором обновления городских инфраструктурных объектов, и, в первую очередь терминалов аэропортов, выполняющих роль «лица города», обязанного представить его в наиболее выигрышном свете и продемонстрировать местные достопримечательности. Благодаря ЧМ'18 обновились аэропорты в Самаре и Нижнем Новгороде, на очереди Саратов и Ростов-на-Дону. Параллельно реконструируются аэропорты и в других российских городах, имеющих высокий туристический потенциал, к примеру в Симферополе и Перми.
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми
© Андрей Асадов
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми
© Андрей Асадов
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми
© Андрей Асадов

Пермская сага
История реконструкции аэропорта «Большое Савино» в Перми достаточно драматична. В ней нашлось место и для публичных скандалов, и заморозки проекта из-за смены региональных властей, и борьбе за контракт между ведущими российскими холдингами. Результаты нескольких архитектурных конкурсов то утверждались, то отменялись. В общей сложности между решением о реконструкции бывшего военного аэродрома и окончанием строительства на его месте современного аэропорта прошло больше 15 лет.

Предсказать, какой проект выйдет в финал и получит шанс быть реализованным, было невозможно. Все решило счастливое стечение обстоятельств, благодаря которому инвестор проекта – компания «Новапорт» остановила свой выбор на концепции, предложенной архитектурным бюро Асадова и компанией «Спектрум». В ней архитекторы смогли соединить уже апробированную в Саратове и хорошо себя зарекомендовавшую в России функционально-планировочную и логистическую схему, разработанную немецкими специалистами по проектированию аэропортов WP ARC, и яркий архитектурно-художественный образ, в котором угадывается широкий диапазон ассоциаций с различными культурными и историческими достопримечательностями Перми.
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Ситуационный план
© Архитектурное бюро Асадова

Схема терминала проста и логична. Основное здание представляет собой квадрат со стороной чуть меньше 140 метров. Со стороны летного поля к нему пристраивается галерея с расширением и перпендикулярными блоками, к которым стыкуются посадочные трапы. Внутри основного объема с немецкой точностью скомпонованы все основные функциональные блоки служб аэропорта, от стоек регистрации до магазинов и кафе, от таможни до ряда багажных транспортеров. Конструктивная схема здания также достаточно стандартна – монолитный каркас с шагом 9х9 метров, в отдельных зонах переходящий либо на удвоенный шаг, либо заменяемый на большепролетные конструкции, если нужно, например, перекрыть огромный двусветной зал в зоне вылета.
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. План 1 этажа
© Архитектурное бюро Асадова
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. План 2 этажа
© Архитектурное бюро Асадова
zooming
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Разрез
© Архитектурное бюро Асадова
zooming
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Разрез
© Архитектурное бюро Асадова

Архитектурная задача заключалась в поиске объемно-пространственного решения, способного придать этой «машине» для обслуживания пассажиров и самолетов индивидуальный и эффектный облик. Прилагающийся к этому образу огромный комплекс технических и инжиниринговых проблем редко принимают во внимание. А жаль. Именно решение этих задач и отличает высококлассных проектировщиков. До недавнего времени в этой роли выступали преимущественно иностранные специалисты, но сейчас ситуация начинает меняться. Во всяком случае, на проекте терминала в Перми собралась команда, имеющая опыт разработки и реализации аналогичных проектов. Помимо бюро Асадова в команду проекта вошли: генпроектировшик компания «Спектрум», пермский архитектор Сергей Шамарин, занимавшийся генпланом и вопросами, связанными с архитектурными деталями концепции терминала, а также бюро UNK project, выигравшее конкурс на дизайн интерьеров терминала, и многие другие компании, благодаря которым Пермь получила новый супер-современный терминал с авторской архитектурой и уникальным образом.​
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми
© Андрей Асадов

Формы и образы
Архитектурное бюро Асадова стремиться вкладывать в свои проекты сверхидею, которая переводит на понятный и привлекательный для заказчика и общественности язык характерные для бюро экспрессивные объемно-пространственные и оригинальные технологические решения. Александр Асадов комментирует идею, которая оказалась решающим аргументом в пользу предложенного проекта, так: «Когда-то мы проектировали мост для Киева и придумали, что он должен стать своего рода ангелом-хранителем для всего города, но проект так и остался на бумаге. А здесь в Перми, у нас, наконец, появился шанс создать ангела-хранителя с еще большим размахом крыльев, распростертыми по бокам огромной буквы «П». Словно сам город обрел крылья. И этот образ неразрывно связан со знаменитой коллекцией деревянной резной скульптуры, которая хранится в пермской художественной галерее. Там есть удивительный херувим, который и вдохновил нас на развитие крылатой темы, органично продолжающей идею с белым порталом, напоминающим букву «П».
zooming
Деревянная резная скульптура херувима. Художник Никон Кирьянов. 1906 г.
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми, 2013-2017
© АБ Асадова

Образное «деревянное крыло» на самом деле представляет собой огромную конструкцию, облицованную металлическими панелями золотистого цвета, нависающую над витражным периметром основного объема терминала. Впечатление распростертых крыльев создается за счет пластической игры криволинейных и прямых плоскостей. Конструкция то изгибается, нависая плавной дугой над входным порталом, то образует острые, словно срезанные гигантским лезвием, грани по углам здания, выступающие больше чем на 10 метров. За счет контраста между материальностью насыщенного по цвету и фактуре металла и прозрачностью витражей под ним создается ощущение, что вся конструкция парит над периметром здания, своим золотым сиянием защищая и охраняя все, что происходит под ней.
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми
© Андрей Асадов
zooming
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Фасад
© Архитектурное бюро Асадова
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Интерьер
© Андрей Асадов
zooming
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Фасад ©
Архитектурное бюро Асадова

По словам Андрея Асадова, поиск материалов и технологий для создания «крыла» потребовал от архитекторов немало усилий, но они того стоили: «Поверхность конструкции воспринимается как золотистое дерево. Особенно вечером, с декоративной подсветкой. Мы долго подбирали оттенок металла и способ создания фактуры, чтобы добиться этого эффекта. Мы разработали индивидуальную комбинацию из П-образного профиля, который незаметным способом крепился на изогнутый металлический лист. Таким образом получалась объемная шершавая передняя сторона. А на боковых вылетах конструкции мы использовали гладкие листы, чтобы создать впечатление идеально ровного среза. С точки зрения качества исполнения и производимого эффекта эта конструкция стала для меня хорошим примером возможностей российских производителей. Подрядная компания «Альфа-Строй» из Екатеринбурга очень ответственно подошла к делу, скрупулезно реализовала наше решение».
zooming
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Конструктивные узлы крепления оболочки «крыла»
© Архитектурное бюро Асадова

Главный и боковые фасады терминала выполнены преимущественно из стекла. На витражи нанесены декоративные изображения, характерные для пермского звериного стиля (так называются бронзовые артефакты III–XII в. н.э.), а также стилизованные изображения окаменелостей и ископаемых, относящихся к так называемому «пермскому периоду» – последнему геологическому периоду палеозойской эры. Эти мотивы для оформления терминала предложил архитектор Сергей Шамарин, чтобы придать больший колорит новому зданию и представить гостям города самые яркие образы, ассоциирующиеся с историей и наследием всего Прикамья.
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми
© Андрей Асадов

На боковых фасадах, с внешней стороны, в качестве дополнительных декоративных элементов используются горизонтальные импосты в виде прямоугольных ламелей. Они закрывают витражи в тех местах, где расположены вспомогательные и технические помещения, которым не требуются большие площади остекления. А там, где расположены кабинеты, они разорваны стеклянными лентами окон.
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми
© Андрей Асадов

В расчете на обзор нового аэропорта с борта подлетающих и улетающих самолетов, архитекторы оформили кровлю как пятый фасад, включив в него ту же комбинацию отделочных материалов и введя, в качестве акцента, криволинейные фонари, продолжающие пластическую игру металлических и стеклянных плоскостей, начатую на главном фасаде. Эти фонари и естественный свет, который проникает через них, задают тон и характер всему внутреннему пространству терминала.
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми
© Архитектурное бюро Асадова
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми
© Архитектурное бюро Асадова

Внутренняя геология
Авторское архитектурное решение терминала задало высокую планку качества и художественной выразительности, которому должен был соответствовать и интерьерный дизайн. Для поиска лучшей концепции и команды разработчиков инвестор проекта провел конкурс, в котором победило бюро UNK project, предложившее интересное развитие архитектурной темы в оформлении общественных пространств терминала. Юлия Тряскина, партнер UNK project, так описывает найденное решение: «Для нас образ, который использовали Асадовы в архитектуре терминала, ассоциировался не с крылом или волной, а с осенним листом, упавшем с дерева и слегка скрученным от мороза. На этом образе мы построили наше конкурсное предложение, которое родилось буквально на одном дыхании, легко и естественно. Например, мы использовали силуэты растений для оформления декоративного фриза, идущего под крышей вдоль поперечной стены, отделяющей двусветное пространство главного зала от зоны вылета на втором ярусе. В то же время изображения на панно напоминают отпечатки ископаемых растений, которые часто обнаруживают палеонтологи. У аэропорта появился запоминающийся образ. Кто-то знает про пермский период, кто-то – нет. Но если скажешь знакомому «встречаемся под листом» – он поймет тебя. В интерьере должны быть такие знаки, не столько красивые, сколько цепляющие. В наших интерьерах мы всегда выделяем главное, то, что запомнится, а все остальное подтягиваем к этому».
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Интерьер
© Андрей Асадов
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми, 2016-2017. Интерьер
© АБ Асадова

Геологическую тему продолжают серые полосы на боковых стенах и парапетах антресольного этажа. Неровные изломанные линии нескольких серо-бежевых оттенков напоминают слои разных геологических пластов на раскопках. Но в целом интерьер терминала развивает скорее хайтековскую, нежели археологическо-геологическую тематику. Лаконичная колористическая гамма с доминирующим белым цветом, конструктивные элементы простых форм без намека на декор, графичность и ритмичная четкость подвесных потолочных систем с акцентированными световыми приборами – все это гармонично дополняет общее архитектурное решение, не вступая в конфликт с доминирующим элементом интерьера – огромным дугообразным световым фонарем, пересекающим зал и обнажающим сложносочиненную сеть из тонких стальных подконструкций, поддерживающих оболочку «крыла».
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Интерьер
© Андрей Асадов
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Интерьер
© Андрей Асадов

До этого проекта у бюро UNK project не было опыта работы в аэропортах, но законченные незадолго до этого интерьеры «Детского мира» подготовили команду к наиболее сложной части проекта – поиску баланса между эстетикой, экономикой и безопасностью. «Аэропорт – это, прежде всего, функция, где должно быть комфортно, уютно и понятно, куда идти. В большей части помещений, люди, как правило, не замечают дизайна. Эмоциональная, визуально-активная составляющая проекта сосредотачивается лишь в трех местах: общем зале и в зоне ожидания вылета. В остальных местах во главу угла ставилась безопасность пассажиров, в первую очередь, пожарная», – так характеризует специфику работы в аэропорту Юлия Тряскина.
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Интерьер
© Андрей Асадов
Новый пассажирский терминал аэропорта в Перми. Интерьер
© Андрей Асадов

Архитекторы при разработке интерьеров могли использовать очень ограниченный перечень материалов, подходящих под необходимый класс огнестойкости (К0) и при этом укладывавшихся в заданный бюджет. Каждое решение и узел проверяли на соответствие требованиям безопасности, оно также должно было быть функциональным, легким в обслуживании и, при необходимости, легко заменяемым или восстанавливаемым. Так что в приоритете были не столько художественные задачи, сколько условия эксплуатации и удобство пассажиров, контроль за соблюдением которых осуществлял генеральный проектировщик – компания «Спектрум».

Командная работа
Залог успеха крупных инфраструктурных проектов – слаженная работа всех участников, решающих творческие, технические и административные проблемы. В данном случае функции генпроектировщика были доверены компании «Спектрум», с которой у бюро Асадова сложился успешный тандем еще на проекте саратовского аэропорта. Сергей Фролов, директор по управлению проектами «Спектрум» считает, что «задача генерального проектировщика – сбалансировать интересы всех участников проекта и найти компромиссные технические решения, сохраняющие исходную архитектурную идею при соблюдении интересов оператора аэропорта и ограничениях строительства. При этом нельзя забывать об обеспечении комфорта пассажиров, необходимом уровне безопасности, технологиях и логистической схеме, обеспечивающей требуемый пассажиропоток и при достаточном объеме пригодных для аренды площадей. Реализовывать такой подход «Спектруму» помогают управленческие стандарты и широко применяемые современные инструменты поддержки проектирования – информационное моделирование (BIM) и облачные технологии, создающие единую информационную среду для всех участников проекта».

Помимо собственно терминала в состав проекта вошла концепция развития прилегающей территории, включавшая традиционные для аэропортов отель и многоэтажную парковку. Эти объекты пока не реализованы, но вся инфраструктура рассчитывалась с их учетом. Также был разработан проект благоустройства площади перед терминалом, в котором также, как и в архитектуре аэропорта, обыграны местные особенности. «Вместо банальной парковки или чисто функциональной площади перед терминалом мы решили сделать экскурс в специфику края для гостей нашего города, – рассказывает архитектор Сергей Шамарин. – Наш регион называется Прикамье и река Кама – это основа, костяк города. Чтобы подчеркнуть значимость воды, мы предложили сделать посередине площади плоский бассейн или сухой фонтан, который будет функционировать в летнее время. Внутри фонтана мы запланировали арт-объекты в виде огромных светящихся кубов, на которых могут быть запечатлены какие-то символические изображения из истории Перми».

Кроме отеля, паркинга и фонтана, в рамках реконструкции предстоит закончить один из ключевых элементов инфраструктуры аэропорта – покрытие перрона за терминалом, который позволяет самолетам подъезжать непосредственно к зданию, чтобы пассажиры могли подниматься на борт, не выходя на улицу. Эта часть строительства должна финансироваться из регионального бюджета и, согласно планам, все работы будут закончены в 2019 году. Именно тогда жители и гости Перми смогут в полной мере оценить удобство и совершенство нового комплекса, созданного усилиями большой интернациональной команды.
 

Поставщики, технологии

представительство компании SEVALCON  на Архи.ру Яркий архитектурно-художественный образ нового терминала аэропорта Большое Савино удалось реализовать с помощью алюминиевых панелей SEVALCON золотистого цвета. По словам Андрея Асадова, поиск материалов и технологий для создания «крыльев» потребовал от архитекторов немало усилий, но они того стоили: «Поверхность конструкции воспринимается как золотистое дерево. Особенно вечером, с декоративной подсветкой. Мы долго подбирали оттенок металла и способ создания фактуры, чтобы добиться этого эффекта».

13 Февраля 2018

Елена Петухова

Автор текста:

Елена Петухова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Надежда на историю будущего
В конце декабря была презентована научно обоснованная 3D и AR модель палат Ван дер Гульстов, известных как «дом Анны Монс», последнего, если не считать дворца Лефорта, сохранившегося каменного дома Немецкой слободы конца XVII века. Рассказываем о модели, судьбе и значении дома, также как и о надеждах открыть его для обозрения и отреставрировать.
Доминион на Шарикоподшипниковской: детали
Банк «Траст» продал Dominion Tower. Его реализовывали больше года, строили тоже очень долго и первое построенное здание бюро Захи Хадид в Москве, помнится, многих разочаровало. Вашему вниманию – небольшой фоторепортаж о здании, сделанный в 2020 году.
Смелый выбор
Куратором следующей, 18-й биеннале архитектуры в Венеции назначена Лесли Локко, исследовательница и преподавательница архитектуры, а также успешная писательница.
Злободневное
Megabudka опубликовали в инстаграме собственный «проект капитального ремонта здания ТАСС» – в виде небоскреба. Такого рода полезные шутки становятся распространенными; но в данном случае ироническое предложение перекликается не только с актуальной московской повесткой, но и с историей места.
Культ цикличности
На плато Гиза в рамках биеннале современного искусства в Египте 2021 реализована инсталляция Александра Пономарева Уроборос.
Ажурный XX-конструктив
Во дворе Музея архитектуры на Воздвиженке установлена инсталляция группы DNK ag. Она приурочена к 20-летнему юбилею бюро, и впервые была показана на Арх Москве. Предполагается, что объект простоит во дворе музея один год и послужит началом для новой традиции – регулярно обновляемого выставочного проекта «Современная архитектура во дворе МУАРа».
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
Дело роботов
В Амстердаме установили первый в мире стальной мост, напечатанный на 3D-принтере. Собственно производством занимались четыре робота.
Галька на берегу
Проект аэропорта в Геленджике от АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры» стал единственным российским победителем премии Architizer A+Awards 2021 года.
Игра в кубе
В Minecraft создана виртуальная копия двух зданий Дарвиновского музея: модернистского и постмодернистского, типично-«лужковского». Можно гулять как снаружи, так и по залам.
Пять нелинейных
Вчера на МУФ анонсировали новый масштабный проект Zaha Hadid architects для Москвы – многофункциональный ЖК Union towers, спроектированный в 82 квартале Хорошево-Мневников по заказу концерна КРОСТ.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
Не только Алёнка
Музей Cтрит-арта запускает он-лайн курс по паблик-арту, который поможет архитекторам актуализировать свои проекты при помощи современного искусства.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
«Ориентация на неудачу»
Foster + Partners и Zaha Hadid Architects вышли из-за идеологических разногласий из архитектурного объединения Architects Declare, созданного для борьбы с изменением климата и сохранения биоразнообразия.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.
От фундамента до ложки
Ориентируясь на вкус друзей-заказчиков, архитекторы Ольга Буденная и Роман Леонидов задумали и осуществили дом в ближнем Подмосковье как игру в ар-нуво. А заодно обогатили типологию частного жилья современными функциями гаражного лофта и детской художественной студии-мастерской.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Проектируя себя
В марте в МАРШ стартуют два интенсива, которые помогут архитекторам выстроить бизнес-стратегию, а также найти и сформулировать миссию. Подробности от куратора курса.
Технологии и материалы
Связь сквозь века
Новый бизнес-центр встраивается в среду московского переулка благодаря фасадам, облицованным HPL-панелями Fundermax с фактурой древесины. Наличники окон, разработанные по историческим аналогам из различных регионов России, дополняют образ.
Wienerberger поздравляет с наступившим Новом Годом и подводит...
керамика Porotherm в 2021г – спрос превысил предложение!
новая керамическая плитка Terca Slips,
новый онлайн-курс «Школа проектировщиков»,
керамика Wienerberger – для Open Village,
канал Porotherm на Youtube,
работаем дальше для вас и – к новым победам на рынке!
Инновационная сантехника. Новинки подвесных монолитных...
Последняя революция в сантехнике произошла недавно, когда оборудование для ванных комнат приобрело монолитную форму. Следуя мировым трендам, специалисты Cersanit создали новые модели подвесных унитазов CREA SQUARE и CITY OVAL. Спрятали крепления и колено под корпус, добились ещё большей эстетики, гигиеничности и простоты в уходе. Что ещё нужно знать дизайнеру о новинках?
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
3D-узоры из кирпича
Объемная кладка – один из способов переосмыслить традиционный кирпич и сделать здание современным и контекстуальным одновременно. Разбираемся, что такое 3D-кладка и как ее возможно реализовать.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Знак качества
Регулярно в мире проходят тысячи архитектурных конкурсов, но не более десятка являются авторитетными площадками демонстрации или проводниками новых идей. В их числе – A+Awards, которую присуждает архитектурный портал Architizer. Среди лауреатов Девятой премии – сразу два проекта, в которых используются фиброцементные панели EQUITONE.
Андрей Кузьменков, Digital Guru: «С общественным мнением...
Агентство Digital Guru занимается управлением репутацией и исследованиями пользовательских мнений в социальных медиа – так называемым social listening, а также геоаналитическими исследованиями. О том, как эти методы могут использоваться архитекторами и застройщиками на стадии подготовки и планирования общественно значимых проектов, мы поговорили с директором Digital Guru – Андреем Кузьменковым.
Клинкер Hagemeister – ведущая партия в проекте
Для строительства ЖК «Ривер парк», спроектированного архитектурным бюро ADM, использовалась клинкерная плитка Hagemeister в специально созданных для этого комплекса сортировках и миксах – эксклюзивных и неповторяющихся ни в одном другом проекте.
Коллекция светодиодного искусства
Выбрать идеальный светильник под определенный интерьер легко! Главное, влюбиться в светильник с первого взгляда и представить его в интерьере своей гостиной, кухни, спальни или офиса.
Потолки-фрагменты – ключ к адаптивным пространствам
Они позволяют ощутить проницаемость поверхности и высоту пространства, сохраняя звукоизолирующие свойства, и гибко зонировать помещение, что сейчас особенно актуально. Потолки-фрагменты Armstrong от Knauf Ceiling Solutions – адаптивное и современное решение.
Игра света расширяет пространство
Даже самые маленькие помещения обретают очарование, когда в них появляются мансардные окна VELUX и образуются пересекающиеся световые потоки. Хижины выходного дня в Австрии, Италии, Швеции и Дании, равно как и модульный Скаут-хаус в Казани красноречиво подтверждают этот закон.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Графика трехмерного фасада
В предместье немецкого Саарбрюкена, на ведущей в город автостраде появился новый объект ─ столь примечательный, что его невозможно не заметить. Масштабная постройка торгового центра MÖBEL MARTIN сохраняет характерные для больших моллов лаконичные модернистские формы, однако его фасады получили необычную объемную пластическую разработку. Пространственная оболочка фасада создана посредством алюминиевых композитных панелей ALUCOBOND® A2.
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Сейчас на главной
Грани Вестника
В ЦДА открылась юбилейная выставка старейшего из современных архитектурных изданий, выстаивающего связи между «Архитектурой СССР» и постсоветской профессиональной журналистикой, также как и между теорией и историей архитектуры. В сухом остатке – мы находимся где-то рядом с точкой сингулярности.
Двор для «Неба»
Проект двора ЖК «Небо» разработала британская компания Gillespies. Авторы сделали акцент на равномерном сочетании развитого озеленения и строгих выгородок, что вполне соответствует духу самого комплекса.
Космические амбиции
Бюро MVRDV обнародовало концепцию эко-долины вокруг поселка «Гагарин» в Армении. Вини Маас уверен — самому первому космонавту их проект бы наверняка понравился.
Горизонт Венеции
В Музее архитектуры открыта выставка панорам Венеции от XV до XX века. В наше время она приобретает неожиданный привкус ностальгии по городу, который теперь не так просто посетить.
Проницаемые структуры
В башне Zuiderzicht в Антверпене по проекту архитекторов KCAP и evr-architecten жильцы сами решают, что будет в выбранной квартире: балкон, остекленная или открытая терраса.
Москва зеленая и тихая
Разрабатывая концепцию малоэтажной застройки в Новой Москве, бюро GAFA попыталось сформулировать новую для России типологию загородного жилья: с разноформатными домами, развитой инфраструктурой и привлекательными сценариями повседневной жизни.
Большая волна в Гаосюне
В Тайване открылся центр поп-музыки стоимостью более 100 млн евро. Автор проекта, испанский архитектор Мануэль Монтесерин Лаос, эксплуатирует морские мотивы и сотовую структуру детской мозаики.
Промежуточная типология
В норвежском Ульвике по проекту мастерской Rever & Drage построили гостевой дом-«сарай». Этим минималистичным коттеджем архитекторы попытались выразить свою признательность «архитектуре проселочных дорог».
Арктический код
Опубликован дизайн-код арктических поселений – комплекс стандартов и сводов правил, регулирующих внешний облик городской среды в Арктике. Он доступен как в виде книги, так и в сети.
Архсовет Москвы – 73
Архсовет поддержал проект здания ресторанного комплекса на Тверском бульваре рядом с бывшей Некрасовской библиотекой, высоко оценив архитектурное решение, но рекомендовав расширить тротуары и, если это будет возможно, добавить открытых галерей со стороны улиц. Отдельно обсудили рекламные конструкции, которые Сергей Чобан предложил резко ограничить.
Балтийский эскапизм
Успевший стать знаменитым спа-комплекс в Янтарном расширяется – рядом появятся гостевые домики, придуманные в коллаборации с норвежцем Рейульфом Рамстадом.
Русско-советский Палладио. Мифы и реальность
Публикуем рецензию на книгу Ильи Печенкина и Ольги Шурыгиной «Иван Жолтовский. Жизнь и творчество» , а также сокращенную главу «Лиловый кардинал. И.В. Жолтовский и борьба течений в советской архитектуре», любезно предоставленную авторами и «Издательским домом Руденцовых».
Мечта мальчика Кая
Архитекторы Zone of Utopia и Mathieu Forest Architecte вспомнили детскую игру и сложили культурно-выставочный центр в китайском Синьсяне из девяти полностью стеклянных «замороженных» кубов.
Буян и суд
Новость об отмене парка Тучков буян уже неделю занимает умы петербуржцев. В отсутствие каких-либо серьезных подробностей, мы поговорили о ситуации с архитекторами парка и судебного квартала: Никитой Явейном и Евгением Герасимовым.
Надежда на историю будущего
В конце декабря была презентована научно обоснованная 3D и AR модель палат Ван дер Гульстов, известных как «дом Анны Монс», последнего, если не считать дворца Лефорта, сохранившегося каменного дома Немецкой слободы конца XVII века. Рассказываем о модели, судьбе и значении дома, также как и о надеждах открыть его для обозрения и отреставрировать.
Градсовет Петербурга 14.01.2022
На днях состоялся первый после смены председателя КГА и главного архитектора Петербурга градостроительный совет. На нем рассматривались: доработанный вариант реконструкции «Фрунзенской», жилой комлпекс на месте «Ленэкспо» и очередная LEGENDA Евгения Герасимова. Также были представлены новые лица в составе совета.
Возможность полета
Проект аэропорта, разработанный АБ ASADOV для Тобольска и победивший в архитектурном конкурсе, не был реализован. Однако он интересен как пример работы со зданием аэропорта очень небольшого масштаба, где целью становится оптимальная организация пространства и инфраструктуры без потери образной составляющей.
Умер Рикардо Бофилл
Безусловная звезда современной архитектуры, автор, сменивший несколько направлений и тем самым примиривший в своем творчестве постмодернизм, национальные мотивы, неоклассику и интернациональный стиль, умер в возрасте 82 лет от последствий ковида в больнице Барселоны.
Поднимаясь над окружением
Бюро А4 придумало новую типологию благоустройства – городской балкон. Небольшая смотровая площадка позволяет по-новому взглянуть на привычные городские панорамы. Первые три балкона появились на московских набережных напротив Кремля и Зарядья.
Длина волны
ЖК «Тургенева 13» в Пушкино, встраиваясь в масштаб окружающей застройки, отличается от нее ритмичной строгостью парной композиции, легкой волной фасада и колористикой, в которой можно разглядеть два образа: один летний, другой зимний, – оба «прорастают» из особенностей места.
Зеленая ДНК лыжника
Супертехнологичный жилой комплекс «Тао Чжу Инь Юань», построенный Vincent Callebaut Architectures в Тайбэе, не просто безопасен для экологии планеты, он поглощает углекислый газ и борется с глобальным потеплением.
Приятный вид
Небольшая смотровая площадка в Красноярске стала новой точкой притяжения: панорамы города, Енисея и тайги дополнили минималистичные дорожки, амфитеатр и удобная парковка.
Стряхнуть пыль
Реконструкция доходного дома в Краснодаре от бюро ARD: творческое переосмысление не только сохранило обаяние старой постройки, но и позволило ей уверенно занять свое место на улице современного города.
Зеркало супрематиста
Рассматриваем парк Малевича на Рублевке: проект, осуществленный в 2020 году, и реальность через год после открытия. Общий вердикт – метафизическая основа пополнилась цветом, также как и непосредственно-нарративными элементами. То есть он развивается как сам Малевич, от абстракции к фигуративности. Впрочем, парк по-прежнему свеж.
Ближе к лету
Две центральные набережные Сочи, обновленные по проекту архитекторов ab2.0, меняют образ курорта, переключая фокус с торговых точек и кафе на любование морем и небом.
Ракушка у моря
Проектируя дворец спорта, который определит развитие всей северной части Дербента, бюро ASADOV обращается к архитектурному наследию Дагестана, местным материалам и древним пластам истории.