АРХИWOOD подводит итоги года и еще семи лет

Премия АРХИWOOD выпала в этом году из привычного графика, а также из места. Тем не менее, голосование за победителей продолжается. О номинантах этого года и о книге «Современное деревянное» рассказывает бессменный куратор премии Николай Малинин.

Николай Малинин

Автор текста:
Николай Малинин

mainImg
Первым делом АРХИWOOD должен извиниться перед всеми ценителями деревянной архитектуры, кто не нашел у входа в ЦДХ привычной выставки номинантов на премию, а в программе «АрхМосквы» – привычной же церемонии награждения победителей. Павильона «Периптер», где 5 лет размещались работы номинантов, больше нет, поэтому и выставку развернуть не получилось. А вот подведение итогов премии пришлось лишь перенести (о том, почему это произошло, и чем мы компенсируем виртуализацию проекта – см. ниже). Тем не менее, при всех издержках, процесс идет: интернет-голосование завершится 20 июня, параллельно свой выбор сделает профессиональное жюри. В него в этом году вошли обладатели премии АРХИWOOD 2016 года Ксения Харитонова и Александр Рябский (бюро FAS(t)), Ольга Алексакова и Юлия Бурдова (BUROMOSCOW), генеральный директор Ассоциации деревянного домостроения Олег Панитков, куратор фестиваля «АрхСтояние» Антон Кочуркин и архитектор Роман Леонидов. Объявлены результаты будут 6 июля.

Продолжая делать хорошую мину, напомним, что в этом году АРХИWOOD снова побил рекорд по количеству заявок: в этом году лонг-лист премии собрал 177 объектов. Лидером не только по числу заявок, но и по количеству финалистов стал Татарстан, где уже третий год под чутким руководством Наталии Фишман, помощника президента Республики, реализуется программа по обновлению городской (и не только городской) среды. Начавшись со скромных лавочек, проект (при содействии МАРШ-лаб) вырос в красивую историю, развивая новые территории и поражая разнообразием архитектурных жанров. Тут и новая деревянная набережная, и амфитеатр, и эко-центр, и арт-объекты: в шорт-листе целых 6 работ! Почти все они сделаны командой «Архитектурного десанта» во главе с Дарьей Толовёнковой, при этом не только в Казани, но и в районных центрах, что, конечно, особенно отрадно.
zooming
Набережная реки Нурминка в Кукморе. Мастерская «Архитектурный десант». Фотография © Даниил Шведов

Всего на 1 объект отстал Владивосток, который долго скромничал и скрывал свои достижения – хотя и там городская среда активно преображается деревом (правда, без такой мощной господдержки). Более того, все эти 5 объектов-финалистов тоже сделаны в одной мастерской («Конкрит Джангл»), и тут мы тоже видим и целый ворох типологий, и разнообразие решений. Кафе: по-японски изысканный волнистый фасад из белых рек. Ресторан: терраса в виде фанерной аркады. Выставочный павильон: эффектный купол с мерцающей поверхностью. Библиотека: столы уезжают под подиум, посреди стеллажей всплывает экран – читальный зал становится лекторием. Благоустройство территории фабрики: из деревянных подиумов выстреливают одни скамейки, другие стелятся зигзагами, спинки третьих превращаются в стены. В общем, запомните новое имя: Феликс Машков.
Фасад кафе «Сказка» в Уссурийске. Архитектор Феликс Машков (Конкрит Джангл). Фотография © Владислав Кочетков

Всякий раз, публикуя лонг-лист, мы искренне радуемся тому, как много в нем молодых архитекторов – но уже в финал выходят не по возрасту, а по качеству. Поэтому особенно приятно, когда новые имена появляются именно в шорт-листе: сегодня это Елена Макарова («Утиная Венеция» на «БолотовДаче»), Иван и Дмитрий Кожины (загадочный хозобъект в форме цилиндра), Николай Новичков и Григорий Соломин («Светёлка»). Но тягаться новичкам придется с хэдлайнерами, которые уверенно держат планку качества: это Сергей Чобан (офис продаж), Григорий Дайнов (элегантная пристройка к дому под Ярославлем), Сергей Колчин (стильный загородный комплекс в Шатуре, где дерево остроумно сочетается с камнем), Стас Горшунов (лесной комплекс под Нижним), Иван Овчинников (оказывается, «Дубль-дом» может быть не только жильем). А помимо не устающего удивлять фантазией Тотана Кузембаева (черная баня не по-черному), в шорт-лист прошел и «Кубоед» Кузембаева Олжаса: эффектная беседка из бруса и воздуха, полная метафизических смыслов.
zooming
Extention #1. Архитектор Григорий Дайнов (DK architects)
Баня. Архитектор Тотан Кузембаев. Фотография © Илья Иванов
zooming
Cuboed. Архитектор Олжас Кузембаев. Фотография © Олжас Кузембаев

«Кубоед» был построен в рамках фестиваля «Эко_тектоника» в экопарке «Ясно-Поле» под Тарусой. Это еще одно важное новое место – и, судя по последним новостям, именно оно станет главным поставщиком номинантов на премию 2018 года. Впрочем, целой флотилией плотов грозит фестиваль «Арт-Овраг» в Выксе, а «АрхСтояние» обещает массу разнообразных ответов на вопрос «Как жить дальше» – в том числе, от таких энтузиастов дерева, как бюро А-ГА и «Хвоя». Много ожиданий связано и с фестивалем «Древолюция». Первый, прошедший в Питере в 2015 году, стал настоящим триумфом. Чуткое и вдохновляющее руководство Николая Белоусова, поддержка Ассоциации деревянного домостроения, волшебное место (Таврический сад) и азарт неофитов – все это дало отменный результат, а два объекта стали победителями АРХИWOODа. Однако в этот раз «древолюционеры» пробились в шорт-лист лишь с 2 объектами: это «Татами» и «Обратная перспектива» (последний объект сделан как раз прошлогодними чемпионками, авторами волшебной «Руины» – командой «А»). Впрочем, у молодых архитекторов все впереди: третья «Древолюция» уже совсем скоро – на этот раз в подмосковном «Суханово».

Столица Казахстана вошла в шорт-лист с кафе по проекту Gikalo Kuptsov Architects – и это, пожалуй, лучшая архитектура, которая есть на пафосной эспланаде Астаны. В Сатке открылся чудесный музей «Магнезит», где бюро KONTORA развивает ходы, сделанные в московском музее ГУЛАГа: экспозиционные модули из фанеры трансформируются в стулья, скамейки и выставочные тумбы. Впервые в шорт-листе АРХИWOODа – Йошкар-Ола («Лестница в небо» Олега Ермакова) и Нью-Йорк (квартира-трансформер Петра Костелова). Но самым экзотическим адресом на карте премии стала Гватемала: Михаил и Елизавета Шишины отделали клинику в Момостенанго разноцветными деревянными дощечками, символизирующими главный плод страны – кукурузу.

В этой номинации («Общественное сооружение») есть мощный лидер: «Городская ферма» на ВДНХ бюро WOWHAUS. Ее архитектура отсылает к предшественнице ВДНХ – сельскохозяйственной выставке 1923 года (ВСХВ), которая стала первым триумфом авангарда. Ее герои революционно уходили от архетипа деревянного сооружения: вместо бревна использовали каркас, меняли привычные пропорции, всячески отрывались от земли – и вырвали-таки архитектуру в будущее. Но у них не было тех технических возможностей, которые есть сегодня – пользуясь ими, авторы Фермы вводят большое количество стекла (оно позволяет наблюдать за животными снаружи). Сохраняя привычный образ двускатной кровли, перекрывают «Хлев» двумя разновысокими коньками (современная инженерия позволяет не бояться возникающего «снегового кармана»). Не смущаются, как и зодчие 1923 года, изобразительности, накладывая на стеклянный фасад «Оранжереи» ромбообразную сетку, которая вторит конструктиву, но при этом и намекает на ананасы (которые внутри). Наконец, решают павильон «Мастерские» как три двусветных пространства параболической формы – идя уже вслед за конструкторами ВСХВ, которые проложили дорогу использованию клееной древесины. И таким же оммажем арке Жолтовского с той же выставки 1923 года глядит арка им. Сергея Курехина, поставленная Алексеем Комовым на фестивале «Зодчество».
zooming
Городская ферма на ВДНХ (2-я очередь). Архитекторы: Олег Шапиро, Дмитрий Ликин, Алена Зайцева, Анастасия Измакова и др. (WOWHAUS). Фотография © Митя Чебаненко

Еще одна симпатичная московская история – в парке Тропарево: Роману Ковенскому и Валерии Пестеревой пришлось разработать деревянный конструктор (бруски 40 х 100), из которого собирались и скамейки, и инфо-стенды, и лежаки. Но единое стилевое решение тут же стало визитной карточкой парка. Другой московский объект – бар PARKA на Пятницкой (бюро Archpoint), забавно стилизованный под сауну. Это уже интерьер, каковых было очень много в лонг-листе этого года (30), и в финал тоже вышло больше, чем в других номинациях – 9. Здесь – абсолютный чемпион премии Алексей Розенберг (квартира NagatinSky) и сразу с тремя сильными объектами – бюро RueTemple, которое долго сочиняло увлекательные пространства для детей, но не сумело расстаться с юношеским задором и в интерьерах для взрослых.
zooming
Мастерская архитектора. Архитекторы: Александр Кудимов, Дарья Бутахина (Ruetemple)

Но самая серьезная борьба разворачивается в самой главной номинации премии – это «Загородный дом». В этом году в финале 5 объектов – и все это очень разные дома как по размерам и бюджетам, так и по стилистике. Зимний дом с баней (Денис Чернов и Татьяна Панченко) неожиданно выглядит как протестантская часовня, в сторону Ф.Л. Райта глядит дом Иосифа Бельмана и Владимира Шорохова («Росса Ракенне СПб» (HONKA)), оригинально работает с архетипом избы «Дом художников» (Николай Калошин и Владимир Кузьмин). Особняком (а точнее – «жилым павильоном») стоит необычный объект Дмитрия Овчарова (nefa architects).

А в «Доме у моря» бюро «Хвоя» все, конечно, сразу увидели прообраз – первый в мире образчик постмодернизма: дом, который Роберт Вентури построил для собственной мамы (1964). Георгий Снежкин тоже строил этот дом для родителей – но это не единственное, что их объединяет. Есть еще «фасад как срез», отсутствие свесов и точки схода скатов, подобие двух квадратных окон, элементы панорамного остекления, сдвижные ставни... При этом очевидно, что эти «цитаты» ничего не определяют в объекте бюро «Хвоя»: образы домов слишком разные. Один открытый, другой закрытый, один «рваный», другой – цельный, тот – приплюснут, этот – возвышен, у Вентури – намеренная усложненность, у «Хвои» – столь же декларативная простота (что особенно очевидно в планах: у последнего это крест 10 х 10 с ровными квадратами комнат). При этом Вентури всячески отбрыкивается от звания «отца постмодернизма», говоря, что его не так поняли: он-то боролся с обезличивающей индустриальностью «коробок» модернизма, а его последователи стали приляпывать арки и колонны куда ни попадя. Снежкин тоже уверяет, что «сначала дом выглядел совершенно иначе – длинная палка поперек участка с видом на море. Но когда проект был готов, автора посетил образ дома-башни-маяка с фонарем мастерской». То есть, он тоже боролся с модернизмом (в себе), но одолел все «сложности и противоречия» и выстроил очень цельный, ясный и гармоничный дом-маяк. Который радостно поблескивает в панораме не только прибрежного поселка, но и всей русской архитектуры. Но при этом вряд ли укажет ей ложный курс.
zooming
Дом у моря. Бюро «ХВОЯ». Фотография © Дмитрий Цыренщиков

Наконец, в номинации «Реставрация» за победу будут соревноваться два очень разных объекта, которые объединяет то, что высокий результат – следствие частной инициативы (и частных же бюджетов). При этом оба они, скорее, общественные: что стоящий на улице Вологды дом Черноглазова, что затерянный в костромской глубинке Асташовский терем (ставший, тем не менее, самым узнаваемым деревянным объектом современной России). Оба случая по-своему уникальны: как редкая в принципе реставрация городского дома начала ХХ века (заказчик – Герман Якимов, архитектор – Владимир Лукин), так и героическая борьба не только с бездорожьем Андрея Павличенкова. Его чухломской терем реставрировали лучшие архитекторы России (Александр Попов, Антон Мальцев), за работами следила вся страна, и вот, наконец, они завершены, и летом терем ждет торжественное открытие.
Асташевский терем. Архитекторы: Александр Попов (РЦАПО), Антон Мальцев, Антон Бабичев; заказчики: Андрей Павличенков, Ольга Головичер

И наконец, о том, почему АРХИWOOD так задержался. Мы уже давно мечтали подвести итоги премии не за один год, а за все время ее существования – тем более что последние два года ежегодных каталогов не выходило. И вот, наконец, это случилось: в свет выходит книга «Современное деревянное. АРХИWOOD: лучшее. 2009-2017» (работа над которой и задержала вручение премии). В книгу вошло 130 объектов, которые были представлены на премию за 8 лет – причем это не только победители. Ведь, как известно, победителей в каждой номинации может быть только двое, а интересных работ всегда гораздо больше. То есть, книга не является механическим суммированием лауреатов – отбирались объекты на основе мнений членов Экспертного совета премии и жюри. В результате в нее попали не все победители – особенно, конечно, это касается победителей «по версии народа». Издержки этой процедуры очевидны, однако мы упрямо настаиваем на сохранении этой части премии. И не только потому, что она успешно служит популяризации деревянной архитектуры среди новых поколений и привлечению внимания непрофессионалов. Но еще и потому, что в шорт-лист попадают работы, прошедшие строгий отбор Экспертного совета: то есть, кто бы ни оказался победителем в результате «народного голосования» – это в любом случае качественный объект. Однако в книгу, которая претендует на статус «истории деревянной архитектуры», отбор неизбежно еще более строг.

Открывает книгу «Краткая история современной русской деревянной архитектуры» – попытка систематизации основных направлений и стилей за последние 20 лет. «Лирический экспрессионизм», «Дачный пассеизм», «Олонецкий брутализм» – их названия достаточно условны и отсылают как к искусствоведческим канонам, так и к PR-практике нынешних риэлтеров. Но еще более вызывающе выглядит попытка возвести эти тренды к древним архетипам: избе, сараю, амбару, мельнице. Возможно, Николай Белоусов действительно пытается модернизировать избу, а Алексей Розенберг вдохновляется сараями, но полагать амбар предвестником минимализма – это уже, конечно, возмутительно. Впрочем, куда больше на современную русскую деревянную архитектуру повлиял модернизм ХХ века – недаром ее «Генеалогическое древо», представленное в книге, пытается пунктирно прочертить те линии, которые – при почти полном отсутствии дерева в советской архитектуре – все же были. Поэтому здесь и «Махорка» Мельникова, и клубы 1930-х годов, и цирк в Иваново, и пионерлагерь «Прометей» 1976 года…

В обзоре же фигурируют не только объекты, вошедшие в книгу, но и построенные в предыдущее десятилетие – то есть, он охватывает всю историю новейшей деревянной архитектуры в России. И книга фактически является вторым томом сборника «Новое деревянное» (издательство TATLIN, 2010), который был каталогом одноименной выставки в Музее архитектуры (2009), организованной АРХИWOODом в преддверии премии. Но то, что тогда казалось «новым», сегодня превратилось в мощное полнокровное явление, которому следовало подобрать и новое определение – им логично стало слово «современное».

Бессменным генеральным спонсором и организатором премии остается компания «Росса Ракенне СПб» (HONKA).

15 Июня 2017

Николай Малинин

Автор текста:

Николай Малинин
comments powered by HyperComments
АрхиWOOD отчетный
Вручили второй в истории гран-при, подвели итоги 8 лет, добавили в число достижений основательную книгу о деревянной архитектуре и ничего не сказали про будущее.
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
Деревянное королевство Швеция
Накануне Нобелевской недели в Стокгольме вручили премию за лучшую архитектуру из дерева – Swedish Wood Award. Из-за пандемии церемонию в итоге провели онлайн, однако трансляцию посмотрело беспрецедентное число зрителей.
И овцы сыты
Дом четы архитекторов, Каспера и Лесли Морк-Ульнес, в горах Норвегии использует традиционные методы строительства из дерева и служит также убежищем для овец.
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Лицо производства
«Тепличное хозяйство Ботаника» доверила архитекторам ту область, где они, как правило, востребованы наименьшим образом – территорию современного производственного комплекса, где обычно царят утилитарные, нормативные и недорогие решения.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.