English version

Арма: благоустройство

Что и как благоустроено на территории «Армы» и рядом.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Архитектор:
Игорь Шварцман
Алексей Медведев
Владимир Лабутин
За последние лет пять само по себе слово «благоустройство» успело прочно завязнуть в зубах, попутно убедив всех и каждого в своей важности. Представление о коммерческой ценности архитектуры проросло наконец изнутри – наружу, от красивого интерьера девяностых через красивой фасад 2000-х – к пониманию ценности обустроенного городского пространства. В данном случае проектов два: благоустройство территории бывшего завода архитекторы АМ СКиП разработали в 2012 и реализовали в 2014–2015, а прилегающим Нижним Сусальным архитекторы занимались в 2015 году, в целом закончив работы к Дню города в сентябре. Проектов два, а цель одна: привести в порядок пространство бывшего завода и его ближайшее окружение, так что всё провоцирует к тому, чтобы взглянуть на благоустройство «Армы» в целом.

У него – как минимум две особенности. Во-первых, средства сравнительно экономны и минималистичны, без претензии как на модернистскую роскошь материалов, так и на бидермайер с изогнутыми спинками скамеек, которые мы так любим на московских бульварах. Возможно дело в том, что кластер креативный и его обитатели по определению должны бы с иронией относиться к любым изыскам; а не исключено, что причиной стали убеждения главного архитектора обоих проектов благоустройства, Алексея Медведева, убеждённого минималиста, но благоустройство получилось в суровом «фабричном» стиле. И то правда: рядом с вырастающей из земли кирпичной трубой и вырастающим из стены газовым вентилем финтифлюшки неуместны: само место диктует подход. В то же время по сравнению к соседними арт-кластерами Винзаводом и Артплеем, где благоустройство вообще если есть, то едва ли заметно, здесь усилий вложено на порядок больше.
Арма: пешеходный бульвар между 4 и 3 корпусами © Сергей Киселев и Партнеры. Фотография © Юлия Тарабарина, 2016
Арма: благоустройство территории. Вид с высоты птичьего полёта. Визуализация, 2012 © Сергей Киселёв и Партнёры
Арма: благоустройство территории © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина

Элементы благоустройства сгущаются к центру и разрежаются по краям, отыскивая внутри территории уют пешеходного «ядра» и отдавая внешние контуры машинам. Главный герой – пешеходный бульвар между 3 и 4 корпусами, с теми самыми трубой и вентилем. Здесь использована кортеновая сталь – материал брутальный, но вовсе не дешевый, как раз из ряда артистических. Ею облицованы клумбы приподнятые до уровня колена, обрамляющие деревянные скамейки. Напротив – ряд фонарей-трубок молочного стекла, задающих тот же невысокий человеческий масштаб. Это бульвар для посиделок и разговоров, для того, чтобы на нём остановиться, перевести дух.
Арма: благоустройство территории © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина
Арма: благоустройство территории © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина
Арма: благоустройство территории © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина

Второй бульвар совпадает с главной осью и он, наоборот, подвижен и разделён продольно между машинами, въезжающими через КПП №1 с Нижнего Сусального переулка, и пешеходами. Водораздел проводит ряд фонарей, хороших современных фонарей, смотрящих на две стороны. Пешеходшая часть, следуя перепаду высот, а она на территории «Армы» больше двух метров, тоже делится на две: верхнюю и нижнюю, первая примыкает к автомобильной части и по ней можно пробежаться вглубь или даже насквозь, вторая ниже метра на полтора, сюда мы спускаемся по ступенькам и отсюда попадаем в корпуса 4-5, здесь движение замедляется и мини-бульвар превращается в мини-площадь.
Арма: благоустройство территории © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина
Арма: благоустройство территории © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина

Два бульвара – ось пространства и внутренней жизни, но у неё намечаются также и ответвления: сквер с памятником ВОВ между 3 и 1 корпусами, по-видимому, после завершения всех работ продолжится пешеходно-автомобильной улочкой; пространство между газгольдерами и 5 корпусом уже превратилось в сквер с круглыми газонами, где московские девушки охотно устраивают фотосессии, одну за другой.
Арма: благоустройство территории © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина
Арма: благоустройство территории © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина
Арма: благоустройство территории © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина
Арма: благоустройство территории © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина
Арма: благоустройство пешеходной зоны © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина

Вторая особенность – открытость территории, та самая, к которой в Москве стремится каждая реконструкция промзоны на словах, но в конечном счёте закрывается либо полностью, либо эмоционально, выставляя наружу такие КПП, куда с праздной целью и не сунешься. Здесь не совсем так: насквозь свободно проходят люди, внутри тоже можно находиться довольно спокойно. Получился внутригородской район, хорошо ощущается, что эта территория именно что добавилась к городу, и имеет потенциал развиваться дальше. Немалое значение для эффекта открытости имеет, безусловно, создание четырёх входов: двух с Нижнего Сусального переулка, одного с Мрузовского и четвертого входа-въезда для тех, кто знает, из безымянного переулка на северо-восточном углу.

Нижний Сусальный переулок, прежде затеснённый перепадом высот и ларьками, был расчищен, благоустроен и подарен городу. Все перепады были осмыслены и использованы для создания «ступенчатого» пространства, с приподнятыми газонами и широким маршем лестниц – дышаться в нём стало заметно легче, ощущение ущелья сменилось восторгом перед непредсказуемостью московского рельефа, то отвесного, то пологого.
Арма: благоустройство пешеходной зоны © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина
Арма: главный въезд. Вариант 1. Визуализация, 2015 © Сергей Киселев и Партнеры

Арма: благоустройство территории

где:Россия, Москва. Нижний Сусальный переулок, д. 5
функция:Градостроительство / Проект благоустройства
мастерская:АМ Сергей Киселев и Партнеры / http://www.sk-p.ru/
архитектор:Владимир Лабутин Алексей Медведев
Территория для московского центра большая, 5,5 гектара. Заходя внутрь через КПП №1 с Нижнего Сусального переулка, понимаешь, что работы по её переустройству не вполне закончены, или точнее говоря, не имеют явственных границ. Для креативного кластера с лофтовым дизайном это вполне нормально и даже хорошо, поскольку создает ощущение естественного врастания в жизнь или вырастания из неё. Мы входим по оси здания старого завода, которая позднее стала пространственной осью территории; справа – обустроенная южная часть, слева – ждущая своей очереди северная. Но строения, выходящие к оси – это ещё участок «Армы», их планируется переоборудовать, пока же они выглядят естественно-лохмато и даже романтично. Где-то в глубине нагромождения высокой башни хочется заподозрить остатки левого крыла старого заводского здания, которое сохранялось дольше правого крыла. Но историки говорят, что оно полностью переделано в XX веке. Кроме того, на горизонте, помимо пустоты, маячат советские строения, тот же «Мосгаз» – словом, территория ощущается как отрытая, более того, из-за соседства стадионов Института физкультуры в усадьбе графа Разумовского изнутри «Армы» временами кажется, что за её границей – какой-нибудь край света или большое поле.

Здесь многое устроено просто, но со смыслом. Территория большая, и проездов для машин довольно много; для них – асфальтовые проезды, для пешеходов – едва приподнятые тротуары с вымосткой серыми кубиками и множеством газонов, каждый из которых, как правило, обрамляет одно или несколько деревьев. Деревьев не то чтобы очень много, но они разных пород: длинноигольчатые кедры чередуются с простыми на вид ёлками и берёзами – фирменным знаком современных ландшафтников. Местами среди ёлок и берёз возникают какие-то вполне садовые кусты.

В Москве бывают редкие участки, отделанные с особым тщанием – такие микро-парадизы, которые как будто вырезали ножницами и вклеили в наше пока ещё дикое городское пространство. Эти участки неплохи, но граница между прекрасным и ужасным немного шокирует. На «Арме» такого резкого перепада нет: она и в город выходит, распространяя влияние своего благоустройства в переулок, не то чтобы навязчиво, и внутри пространство как-то очень равномерно устроено в демократическом смысле мирного сосуществования людей и машин, ёлок и садовых растений. Поэтому внутри чувствуешь себя спокойно: не только потому, что охранники не интересуются каждые 20 минут, кто ты такой и что здесь делаешь, но и потому, что машины ездят медленно, но не изгнаны полностью; или оттого, что здесь не пусто, люди задерживаются, стоят, сидят, идут – даже в выходной день. Приятность обустроенного пространства растворяется в окружении и не кажется слишком уж насаждённой. Она проста, и люди к ней тянутся.
  • zooming
    1 / 7
    Арма: благоустройство территории © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина
  • zooming
    2 / 7
    Арма: благоустройство территории © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина
  • zooming
    3 / 7
    Арма: благоустройство территории © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина
  • zooming
    4 / 7
    Арма: благоустройство территории. Визуализация, 2012 © Сергей Киселёв и Партнёры
  • zooming
    5 / 7
    Арма: благоустройство территории. Визуализация, 2012 © Сергей Киселёв и Партнёры
  • zooming
    6 / 7
    Арма: благоустройство территории © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина
  • zooming
    7 / 7
    Арма: благоустройство территории © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина

Арма: благоустройство пешеходной зоны Нижнего Сусального переулка

где:Россия, Москва. Нижний Сусальный переулок, владение 5, корпуса 1 и 2
функция:Градостроительство / Проект благоустройства
мастерская:АМ Сергей Киселев и Партнеры / http://www.sk-p.ru/
архитектор:Алексей Медведев
Проект 2014 года реализован в летом 2015 и торжественно подарен инвесторами муниципалитету на праздник дня города в сентябре. Это один из последних, но важных частей замысла заказчиков и архитекторов, поскольку заметен со стороны города – множество людей ежедневно проходит этим маршрутом.

Нижний Сусальный переулок, о котором историки Москвы говорят, что его трасса совпадает с одной из дорог, известных с XVI века, отпочковывается от улицы Казакова и затем раздваивается: слева его тротуар превращается в пешеходную улицу, ведущую в туннель под насыпью горьковской железной дороги – к Курскому вокзалу и одноимённой станции метро; справа проезжая часть благополучно упирается в тупик насыпи. Пешеходная улица на два метра ниже проезжей – ещё один перепад уровней – высокая подпорная стенка и тропа становится преддверием к туннелю – идя по ней, мы постепенно снижаемся, чтобы затем нырнуть под землю. Заметим, что этот приём: распараллеливания улицы на автомобильную и пешеходную, который в Нижнем Сусальном возник исторически и был лишь оформлен архитекторами, они повторили внутри территории, на главной оси, – осмыслили и усилили тему перепада как особенность контекста.

До недавнего времени пешеходная часть Нижнего Сусального переулка выглядела оживленно, но привокзально: спешащий к метро человек оказывался в узком пространстве между выкрашенными грязно-розовой краской заводскими корпусами с обильным набором несложных магазинов разлива девяностых, и вереницей чуть более новых ларьков разного калибра. Город оставался где-то вверху, как остаток неба над головой, а выходов из ущелья было немного (см. фотографии на mapillary).

Работа по благоустройству «Армы», прежде всего, позволила архитекторам открыть проходы на её территорию для всех и освободить склеенные между собой воротами и пристройками два корпуса Фёдора Дмитриева вдоль пешеходной тропы Нижнего Сусального. Справа от выхода из тоннеля появилась пологая лестница внутрь территории. На мой взгляд это едва ли не главное достижение данного проекта: туннель перестал быть единственным путём из ущелья улицы, как будто погасла условная табличка «нет выхода». Стало светлее и намного воздушнее, а всё из-за этого альтернативного пути. Можно нырять в метро – а можно не нырять.

Ворота между корпусами, которые раньше частенько открывались-закрывались, пропуская заводской транспорт и пугая прохожих, превратились в открытый для пешеходов и вдвое более просторный КПП – главный вход на территорию, ведущий на её основную, осевую внутреннюю улицу – когда-то бывшую осью симметрии старого, разобранного главного заводского здания 1860-х. Над КПП планируется сдержанно-черный парадный портал, возможно с подсветкой, но заказчик пока выбирает варианты и проект не реализован. Так что восточная сторона стала более открытой.

Также и западная. Ларьки постепенно убрали – перестав продлевать сроки договоров, а не бульдозером. Остался один с «Французской выпечкой», договор не истёк. Я не сторонник сноса ларьков, от них много пользы, но в данном случае их исчезновение сказалось на городском пространстве довольно удачно: дорога стала шире, а подпорную стенку архитекторы укрепили, сделав её ступенчато двухъярусной, с газоном на уровне глаз прохожего. Эффект ущелья почти пропал, пространство раскрылось, тем более что ближе к туннелю наверху, там, где проезжая часть переулка уже заканчивается, посадили некоторое количество деревьев и травы, получив наверху мини-сквер, прекрасный ещё и потому, что дом рядом – деревянный, один из теперь уже редких сохранившихся в Москве фрагментов сто лет назад банальной жилой застройки. Раньше к нему нельзя было подойти, а теперь может быть и можно будет.

Крутую, узкую и тёмную лестницу вверх заменили на пологую двухмаршевую продольную, развернув её вдоль улицы и превратив в часть пространственной игры входа-выхода. Да и автомобильный трафик на территорию «Армы» в Нижнего Сусального переулка заметно ослаб то ли из-за смены функции, то ли из-за появившихся въездов с других сторон; теперь главный въезд – со стороны Яузы, а пешеходную тропу машины переезжают ощутимо реже.

Ставший тише и чище пешеходный переулок дополнен минимумом городской мебели, без лишнего: простые урны и довольно эффектные металлические фонари, такие же, как на территории «Армы». Всё сделано минимальными средствами, вовсе без эффектов. Вымостка приведена к сливу во избежание луж, но она из простых серых блоков, немного оживлённых чередованием полос, составленных из элементов покрупнее и помельче; подпорная стенка – из серого неполированного гранита. Скамеек нет (они есть внутри квартала). Кустики на газонах сейчас не разглядеть, но тоже ощущается, что они приличны, но без ландшафтных разносолов. Единственная заметная деталь – размещённая по решению заказчика крупная надпись «Арма» в углублении газона. Словом, спокойная архитектурная работа без лишнего пафоса. Предполагается, что с более плотным заселением нижних этажей продольных корпусов на пешеходной улочке появятся и летние столики кафе.
  • zooming
    1 / 7
    Арма: благоустройство пешеходной зоны © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина
  • zooming
    2 / 7
    Арма: благоустройство пешеходной зоны © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина
  • zooming
    3 / 7
    Арма: благоустройство пешеходной зоны. Визуализация, 2014 © Сергей Киселёв и Партнёры
  • zooming
    4 / 7
    Арма: благоустройство пешеходной зоны. Визуализация, 2014 © Сергей Киселёв и Партнёры
  • zooming
    5 / 7
    Арма: благоустройство пешеходной зоны © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина
  • zooming
    6 / 7
    Арма: благоустройство пешеходной зоны © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина
  • zooming
    7 / 7
    Арма: благоустройство пешеходной зоны © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина
Архитектор:
Игорь Шварцман
Алексей Медведев
Владимир Лабутин

08 Апреля 2016

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Похожие статьи
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Бинарная оппозиция
Рассматриваем довольно редкий случай – две постройки Евгения Герасимова на одной улице с разницей в пять лет, на примере которых удобно рассуждать об общих подходах и принципах мастерской.
Возвышение двора
Жилой комплекс «Реноме» состоит из двух корпусов: современного каменного дома и краснокирпичного фабричного здания конца XIX века, реконструированного по обмерам и чертежам. Их соединяет двор-горка – редкий для Москвы вариант геопластики, плавно поднимающейся на кровлю магазинов, выстроенных вдоль пешеходной улицы.
Поликарбонат над рекой
Студенческий центр Powerhouse для Белойтского колледжа в штате Висконсин – реконструированная по проекту Studio Gang историческая электростанция.
Расслышать мелодию прошлого
Храм Усекновения главы Иоанна Предтечи в сквере у Новодевичьего монастыря задуман в 2012 году в честь 200-летия победы над Наполеоном. Однако вместо декламационного размаха и «фанфар» архитектором Ильей Уткиным предъявлен сосредоточенно-молитвенный настрой и деликатное отношение к архитектуре ордерного шатрового храма. В подвальном этаже – музей раскопок, проведенных на месте церкви.
Новое внутри старого
В ходе реконструкции Королевского музея изящных искусств в Антверпене KAAN Architecten полностью скрыли современное крыло внутри исторического здания, чтобы не нарушать его облик.
Мост на 14 000 «лампочек»
Пешеходный мост близ Штутгарта получил эффектный облик благодаря единству пролетного строения и опорной конструкции. Проект разработан инженерами schlaich bergermann partner.
Водная стихия
Плавучий павильон Teahouse Ø по проекту бюро PAN- PROJECTS «обживает» каналы Копенгагена как общественное пространство.
Семантический разлом
Клубный дом STORY, расположенный рядом с метро Автозаводская и территорией ЗИЛа, деликатно вписан в контрастное окружение, а его форма, сочетающая регулярную сетку и эффектно срежиссированный «разлом» главного фасада, как кажется, откликается на драматичную историю места, хотя и не допускает однозначных интерпретаций.
Дуэт в Филях
Вторая очередь жилого комплекса Filicity, спроектированная бюро ADM, основана на контрасте стеклянного 57-этажного 200-метрового небоскреба и 11-этажного кирпичного дома. Высотка утверждает футуристичный вектор в московской жилой архитектуре.
Дворы и башни: самарский эксперимент
Конкурсный проект «Самара Арена Парка», предложенный Сергеем Скуратовым, занял на конкурсе 2 место. Его суть – эксперимент с типологией жилых домов, галерейных и коридорных планировок кварталов в сочетании с башнями – наряду с чуткостью реакции на окружение и стремлением создать внутри комплекса полноценное пространство мини-города с градиентом ощущений и значительным набором функций.
Стена и башня
Архитекторы ОСА в поисках решений, которые можно противопоставить среде малоэтажной застройки в центре Хабаровска, а также возможности вставить новое слово в разговор о массовом жилье.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Крупицы золота
В Дома архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни