English version

Арма: благоустройство

Что и как благоустроено на территории «Армы» и рядом.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Архитектор:
Игорь Шварцман
Алексей Медведев
Владимир Лабутин
За последние лет пять само по себе слово «благоустройство» успело прочно завязнуть в зубах, попутно убедив всех и каждого в своей важности. Представление о коммерческой ценности архитектуры проросло наконец изнутри – наружу, от красивого интерьера девяностых через красивой фасад 2000-х – к пониманию ценности обустроенного городского пространства. В данном случае проектов два: благоустройство территории бывшего завода архитекторы АМ СКиП разработали в 2012 и реализовали в 2014–2015, а прилегающим Нижним Сусальным архитекторы занимались в 2015 году, в целом закончив работы к Дню города в сентябре. Проектов два, а цель одна: привести в порядок пространство бывшего завода и его ближайшее окружение, так что всё провоцирует к тому, чтобы взглянуть на благоустройство «Армы» в целом.

У него – как минимум две особенности. Во-первых, средства сравнительно экономны и минималистичны, без претензии как на модернистскую роскошь материалов, так и на бидермайер с изогнутыми спинками скамеек, которые мы так любим на московских бульварах. Возможно дело в том, что кластер креативный и его обитатели по определению должны бы с иронией относиться к любым изыскам; а не исключено, что причиной стали убеждения главного архитектора обоих проектов благоустройства, Алексея Медведева, убеждённого минималиста, но благоустройство получилось в суровом «фабричном» стиле. И то правда: рядом с вырастающей из земли кирпичной трубой и вырастающим из стены газовым вентилем финтифлюшки неуместны: само место диктует подход. В то же время по сравнению к соседними арт-кластерами Винзаводом и Артплеем, где благоустройство вообще если есть, то едва ли заметно, здесь усилий вложено на порядок больше.
Арма: пешеходный бульвар между 4 и 3 корпусами © Сергей Киселев и Партнеры. Фотография © Юлия Тарабарина, 2016
Арма: благоустройство территории. Вид с высоты птичьего полёта. Визуализация, 2012 © Сергей Киселёв и Партнёры
Арма: благоустройство территории © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина

Элементы благоустройства сгущаются к центру и разрежаются по краям, отыскивая внутри территории уют пешеходного «ядра» и отдавая внешние контуры машинам. Главный герой – пешеходный бульвар между 3 и 4 корпусами, с теми самыми трубой и вентилем. Здесь использована кортеновая сталь – материал брутальный, но вовсе не дешевый, как раз из ряда артистических. Ею облицованы клумбы приподнятые до уровня колена, обрамляющие деревянные скамейки. Напротив – ряд фонарей-трубок молочного стекла, задающих тот же невысокий человеческий масштаб. Это бульвар для посиделок и разговоров, для того, чтобы на нём остановиться, перевести дух.
Арма: благоустройство территории © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина
Арма: благоустройство территории © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина
Арма: благоустройство территории © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина

Второй бульвар совпадает с главной осью и он, наоборот, подвижен и разделён продольно между машинами, въезжающими через КПП №1 с Нижнего Сусального переулка, и пешеходами. Водораздел проводит ряд фонарей, хороших современных фонарей, смотрящих на две стороны. Пешеходшая часть, следуя перепаду высот, а она на территории «Армы» больше двух метров, тоже делится на две: верхнюю и нижнюю, первая примыкает к автомобильной части и по ней можно пробежаться вглубь или даже насквозь, вторая ниже метра на полтора, сюда мы спускаемся по ступенькам и отсюда попадаем в корпуса 4-5, здесь движение замедляется и мини-бульвар превращается в мини-площадь.
Арма: благоустройство территории © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина
Арма: благоустройство территории © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина

Два бульвара – ось пространства и внутренней жизни, но у неё намечаются также и ответвления: сквер с памятником ВОВ между 3 и 1 корпусами, по-видимому, после завершения всех работ продолжится пешеходно-автомобильной улочкой; пространство между газгольдерами и 5 корпусом уже превратилось в сквер с круглыми газонами, где московские девушки охотно устраивают фотосессии, одну за другой.
Арма: благоустройство территории © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина
Арма: благоустройство территории © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина
Арма: благоустройство территории © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина
Арма: благоустройство территории © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина
Арма: благоустройство пешеходной зоны © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина

Вторая особенность – открытость территории, та самая, к которой в Москве стремится каждая реконструкция промзоны на словах, но в конечном счёте закрывается либо полностью, либо эмоционально, выставляя наружу такие КПП, куда с праздной целью и не сунешься. Здесь не совсем так: насквозь свободно проходят люди, внутри тоже можно находиться довольно спокойно. Получился внутригородской район, хорошо ощущается, что эта территория именно что добавилась к городу, и имеет потенциал развиваться дальше. Немалое значение для эффекта открытости имеет, безусловно, создание четырёх входов: двух с Нижнего Сусального переулка, одного с Мрузовского и четвертого входа-въезда для тех, кто знает, из безымянного переулка на северо-восточном углу.

Нижний Сусальный переулок, прежде затеснённый перепадом высот и ларьками, был расчищен, благоустроен и подарен городу. Все перепады были осмыслены и использованы для создания «ступенчатого» пространства, с приподнятыми газонами и широким маршем лестниц – дышаться в нём стало заметно легче, ощущение ущелья сменилось восторгом перед непредсказуемостью московского рельефа, то отвесного, то пологого.
Арма: благоустройство пешеходной зоны © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина
Арма: главный въезд. Вариант 1. Визуализация, 2015 © Сергей Киселев и Партнеры

Арма: благоустройство территории

где:Россия, Москва. Нижний Сусальный переулок, д. 5
функция:Градостроительство / Проект благоустройства
мастерская:АМ Сергей Киселев и Партнеры / http://www.sk-p.ru/
архитектор:Владимир Лабутин,Алексей Медведев
Территория для московского центра большая, 5,5 гектара. Заходя внутрь через КПП №1 с Нижнего Сусального переулка, понимаешь, что работы по её переустройству не вполне закончены, или точнее говоря, не имеют явственных границ. Для креативного кластера с лофтовым дизайном это вполне нормально и даже хорошо, поскольку создает ощущение естественного врастания в жизнь или вырастания из неё. Мы входим по оси здания старого завода, которая позднее стала пространственной осью территории; справа – обустроенная южная часть, слева – ждущая своей очереди северная. Но строения, выходящие к оси – это ещё участок «Армы», их планируется переоборудовать, пока же они выглядят естественно-лохмато и даже романтично. Где-то в глубине нагромождения высокой башни хочется заподозрить остатки левого крыла старого заводского здания, которое сохранялось дольше правого крыла. Но историки говорят, что оно полностью переделано в XX веке. Кроме того, на горизонте, помимо пустоты, маячат советские строения, тот же «Мосгаз» – словом, территория ощущается как отрытая, более того, из-за соседства стадионов Института физкультуры в усадьбе графа Разумовского изнутри «Армы» временами кажется, что за её границей – какой-нибудь край света или большое поле.

Здесь многое устроено просто, но со смыслом. Территория большая, и проездов для машин довольно много; для них – асфальтовые проезды, для пешеходов – едва приподнятые тротуары с вымосткой серыми кубиками и множеством газонов, каждый из которых, как правило, обрамляет одно или несколько деревьев. Деревьев не то чтобы очень много, но они разных пород: длинноигольчатые кедры чередуются с простыми на вид ёлками и берёзами – фирменным знаком современных ландшафтников. Местами среди ёлок и берёз возникают какие-то вполне садовые кусты.

В Москве бывают редкие участки, отделанные с особым тщанием – такие микро-парадизы, которые как будто вырезали ножницами и вклеили в наше пока ещё дикое городское пространство. Эти участки неплохи, но граница между прекрасным и ужасным немного шокирует. На «Арме» такого резкого перепада нет: она и в город выходит, распространяя влияние своего благоустройства в переулок, не то чтобы навязчиво, и внутри пространство как-то очень равномерно устроено в демократическом смысле мирного сосуществования людей и машин, ёлок и садовых растений. Поэтому внутри чувствуешь себя спокойно: не только потому, что охранники не интересуются каждые 20 минут, кто ты такой и что здесь делаешь, но и потому, что машины ездят медленно, но не изгнаны полностью; или оттого, что здесь не пусто, люди задерживаются, стоят, сидят, идут – даже в выходной день. Приятность обустроенного пространства растворяется в окружении и не кажется слишком уж насаждённой. Она проста, и люди к ней тянутся.
  • zooming
    1 / 7
    Арма: благоустройство территории © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина
  • zooming
    2 / 7
    Арма: благоустройство территории © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина
  • zooming
    3 / 7
    Арма: благоустройство территории © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина
  • zooming
    4 / 7
    Арма: благоустройство территории. Визуализация, 2012 © Сергей Киселёв и Партнёры
  • zooming
    5 / 7
    Арма: благоустройство территории. Визуализация, 2012 © Сергей Киселёв и Партнёры
  • zooming
    6 / 7
    Арма: благоустройство территории © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина
  • zooming
    7 / 7
    Арма: благоустройство территории © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина

Арма: благоустройство пешеходной зоны Нижнего Сусального переулка

где:Россия, Москва. Нижний Сусальный переулок, владение 5, корпуса 1 и 2
функция:Градостроительство / Проект благоустройства
мастерская:АМ Сергей Киселев и Партнеры / http://www.sk-p.ru/
архитектор:Алексей Медведев
Проект 2014 года реализован в летом 2015 и торжественно подарен инвесторами муниципалитету на праздник дня города в сентябре. Это один из последних, но важных частей замысла заказчиков и архитекторов, поскольку заметен со стороны города – множество людей ежедневно проходит этим маршрутом.

Нижний Сусальный переулок, о котором историки Москвы говорят, что его трасса совпадает с одной из дорог, известных с XVI века, отпочковывается от улицы Казакова и затем раздваивается: слева его тротуар превращается в пешеходную улицу, ведущую в туннель под насыпью горьковской железной дороги – к Курскому вокзалу и одноимённой станции метро; справа проезжая часть благополучно упирается в тупик насыпи. Пешеходная улица на два метра ниже проезжей – ещё один перепад уровней – высокая подпорная стенка и тропа становится преддверием к туннелю – идя по ней, мы постепенно снижаемся, чтобы затем нырнуть под землю. Заметим, что этот приём: распараллеливания улицы на автомобильную и пешеходную, который в Нижнем Сусальном возник исторически и был лишь оформлен архитекторами, они повторили внутри территории, на главной оси, – осмыслили и усилили тему перепада как особенность контекста.

До недавнего времени пешеходная часть Нижнего Сусального переулка выглядела оживленно, но привокзально: спешащий к метро человек оказывался в узком пространстве между выкрашенными грязно-розовой краской заводскими корпусами с обильным набором несложных магазинов разлива девяностых, и вереницей чуть более новых ларьков разного калибра. Город оставался где-то вверху, как остаток неба над головой, а выходов из ущелья было немного (см. фотографии на mapillary).

Работа по благоустройству «Армы», прежде всего, позволила архитекторам открыть проходы на её территорию для всех и освободить склеенные между собой воротами и пристройками два корпуса Фёдора Дмитриева вдоль пешеходной тропы Нижнего Сусального. Справа от выхода из тоннеля появилась пологая лестница внутрь территории. На мой взгляд это едва ли не главное достижение данного проекта: туннель перестал быть единственным путём из ущелья улицы, как будто погасла условная табличка «нет выхода». Стало светлее и намного воздушнее, а всё из-за этого альтернативного пути. Можно нырять в метро – а можно не нырять.

Ворота между корпусами, которые раньше частенько открывались-закрывались, пропуская заводской транспорт и пугая прохожих, превратились в открытый для пешеходов и вдвое более просторный КПП – главный вход на территорию, ведущий на её основную, осевую внутреннюю улицу – когда-то бывшую осью симметрии старого, разобранного главного заводского здания 1860-х. Над КПП планируется сдержанно-черный парадный портал, возможно с подсветкой, но заказчик пока выбирает варианты и проект не реализован. Так что восточная сторона стала более открытой.

Также и западная. Ларьки постепенно убрали – перестав продлевать сроки договоров, а не бульдозером. Остался один с «Французской выпечкой», договор не истёк. Я не сторонник сноса ларьков, от них много пользы, но в данном случае их исчезновение сказалось на городском пространстве довольно удачно: дорога стала шире, а подпорную стенку архитекторы укрепили, сделав её ступенчато двухъярусной, с газоном на уровне глаз прохожего. Эффект ущелья почти пропал, пространство раскрылось, тем более что ближе к туннелю наверху, там, где проезжая часть переулка уже заканчивается, посадили некоторое количество деревьев и травы, получив наверху мини-сквер, прекрасный ещё и потому, что дом рядом – деревянный, один из теперь уже редких сохранившихся в Москве фрагментов сто лет назад банальной жилой застройки. Раньше к нему нельзя было подойти, а теперь может быть и можно будет.

Крутую, узкую и тёмную лестницу вверх заменили на пологую двухмаршевую продольную, развернув её вдоль улицы и превратив в часть пространственной игры входа-выхода. Да и автомобильный трафик на территорию «Армы» в Нижнего Сусального переулка заметно ослаб то ли из-за смены функции, то ли из-за появившихся въездов с других сторон; теперь главный въезд – со стороны Яузы, а пешеходную тропу машины переезжают ощутимо реже.

Ставший тише и чище пешеходный переулок дополнен минимумом городской мебели, без лишнего: простые урны и довольно эффектные металлические фонари, такие же, как на территории «Армы». Всё сделано минимальными средствами, вовсе без эффектов. Вымостка приведена к сливу во избежание луж, но она из простых серых блоков, немного оживлённых чередованием полос, составленных из элементов покрупнее и помельче; подпорная стенка – из серого неполированного гранита. Скамеек нет (они есть внутри квартала). Кустики на газонах сейчас не разглядеть, но тоже ощущается, что они приличны, но без ландшафтных разносолов. Единственная заметная деталь – размещённая по решению заказчика крупная надпись «Арма» в углублении газона. Словом, спокойная архитектурная работа без лишнего пафоса. Предполагается, что с более плотным заселением нижних этажей продольных корпусов на пешеходной улочке появятся и летние столики кафе.
  • zooming
    1 / 7
    Арма: благоустройство пешеходной зоны © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина
  • zooming
    2 / 7
    Арма: благоустройство пешеходной зоны © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина
  • zooming
    3 / 7
    Арма: благоустройство пешеходной зоны. Визуализация, 2014 © Сергей Киселёв и Партнёры
  • zooming
    4 / 7
    Арма: благоустройство пешеходной зоны. Визуализация, 2014 © Сергей Киселёв и Партнёры
  • zooming
    5 / 7
    Арма: благоустройство пешеходной зоны © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина
  • zooming
    6 / 7
    Арма: благоустройство пешеходной зоны © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина
  • zooming
    7 / 7
    Арма: благоустройство пешеходной зоны © Сергей Киселёв и Партнёры. Фотография © Юлия Тарабарина
Архитектор:
Игорь Шварцман
Алексей Медведев
Владимир Лабутин

08 Апреля 2016

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Похожие статьи
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Древность, дроны и кортен
Руины средневекового замка Гельфштын на востоке Чехии благодаря реконструкции по проекту бюро atelier-r не только избежали обрушения, но и стали доступней туристам.
Подвижность модульного
В ЖК Discovery ADM architects предложили современную версию структурализма: форма основана на модульных ячейках, которые, плавно выдвигаясь и углубляясь, придают контурам объемов сдержанную гибкость, «дифференцированную» поэлементно. Пластично-ступенчатые фасады «прошиты» золотистыми нитями – они объединяют объемы, подчеркивая рельефность решения.
Традиции энергетики
В Порсгрунне на юге Норвегии по проекту архитекторов Snøhetta построено четвертое здание из их ресурсоэффективной серии Powerhouse: как и три предыдущих, оно произведет за время эксплуатации (минимум 60 лет) больше энергии, чем потратит, включая периоды строительства и демонтажа и даже процесс производства стройматериалов.
Наследники трамвая
Офисный комплекс Five в пражском районе Смихов «вырастает» из исторического здания трамвайного депо. Авторы проекта – бюро Qarta Architektura.
Забег по петле
Образовательный центр и информационный павильон нового района в окрестностях Чэнду связаны красной лентой – эксплуатируемой кровлей с беговой дорожкой по проекту Powerhouse Company.
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Верх деликатности
Музей архитектуры объявил о планах по реставрации дома Мельникова. Проектом реставрации займется Наринэ Тютчева и АБ «Рождественка», Группа ЛСР финансирует работу как меценат, не вмешиваясь в процесс. Похоже, в Москве, где недавно отреставрирован дом Наркомфина, намечается еще один образцовый пример работы с памятником авангарда. Рассматриваем подробности и вспоминаем историю.
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.