Николай Лызлов: «Леонид Павлов – человек смыслов»

Известный мастер современного минимализма и поклонник архитектуры советского модернизма Николай Лызлов – о книге «Леонид Павлов» и классицизме в музее Ленина в Горках.

Юлия Тарабарина

Беседовала:
Юлия Тарабарина

29 Февраля 2016
mainImg
Недавно увидевший свет альбом-монография «Леонид Павлов», выпущенный миланским издательством Electa Architecture при поддержке бюро «Проект Меганом» Юрия Григоряна, стал первым масштабным исследованием творчества одного из лучших, если не самого интересного и бескомпромиссного, архитектора послевоенного советского модернизма. И с другой стороны – данью памяти дочери архитектора, Александры Павловой, соосновательницы «Меганома», которая в 2010 году была одним из главных организаторов большой выставки, посвященной творчеству её отца, в Музее архитектуры. Авторы коллективной монографии: Лия Павлова, Ольга Казакова, Анна Броновицкая – рассказали о своих впечатлениях о работе над книгой и о результате журналу «Стрелки», мы же задали несколько вопросов Николаю Лызлову, архитектору, который известен своим интересом к архитектуре советского модернизма.
Книга «Леонид Павлов». Редактор-составитель: Анна Броновицкая. Фотография © «Проект Меганом»
Разворот книги «Леонид Павлов». Главный вычислительный центр Госплана СССР. 1966-1974. Редактор-составитель: Анна Броновицкая. Фотография © «Проект Меганом»

Архи.ру:
– Это хорошая книга?

Николай Лызлов: 
– Вы знаете, как Владимир Ильич Ленин сказал про книгу Горького «Мать» – это очень своевременная книга. Очень хорошая книга, нужная книга, первая ласточка. Правильный формат, правильное издание. Странно, что она вышла только сейчас, а не десять лет назад. Но лучше поздно, чем никогда, потому что это больше, чем просто книга о Павлове. Это, наконец-то – нормальная, хорошая книга обо всем, что касается целого пласта советского модернизма, этого самого СовМода. И правильно, наверное, что начали с Павлова, потому что он идеальная фигура, идеальный представитель стиля. В хорошем смысле – монохромный такой архитектор, и к тому же он весь, без остатка укладывается в период. Мы недавно отметили ровно шестьдесят лет постановлению, которое открыло, образно говоря, ворота для советского модернизма. Весь этот период до заката, до конца советской эпохи, покрыт творчеством Павлова.

А его последнее здание стало своего рода памятником всей советской архитектуре – его замечательный «Парфенон», музей Ленина в Горках. Так что книга правильная, она такой и должна была быть. Жалко, что как всегда, осознание приходит к нам на шаг позднее, чем надо. Так было и с русским авангардом – всё как-то мы потом, позже, чем надо. Не ценим, что имеем.
Разворот книги «Леонид Павлов». Конкурсный проект центрального здания района Дефанс в Париже. 1982. Редактор-составитель: Анна Броновицкая. Фотография © «Проект Меганом»

– То есть Павлов – ключевая фигура советского модернизма.

– Знаковая фигура; вообще говоря, их очень много. Там огромное количество героев, прекрасных совершенно. Нельзя говорить – «лучших, худших» – или «первый, второй».

Но Павлов в этом смысле универсален. В нём нет ничего, на что надо закрывать глаза. Так счастливо сложилась его судьба, что он учился у Леонидова, а потом, в момент нашей странной «Культуры два», он просто опять пошёл учиться. И снова учился, но не работал в этом жанре. И он так легко его пролетел – как вот Аденауэр просидел в своем имении всю гитлеровскую эпоху, не испортив себе биографии. Так же и Павлов. В результате он абсолютно искренен, абсолютно целен, и это очень важно. И фигура сама по себе великая. Важно и то, что он был один из немногих думающих, пишущих архитекторов, говорящих.

– А помните, была выставка в музее архитектуры в 2010 году?

– Тогда и книга должна была бы выйти. Впрочем нельзя сказать, что она опоздала, мы же говорим о вечности, а для неё пять-десять лет не имеют значения...

– Какое ваше любимое здание Павлова?

– Я очень люблю Горки Ленинские. Музей Ленина выбивается из его творчества, как сам Павлов говорил: дожил, построил Парфенон. Это очень многозначное здание. Павлов вообще – человек смыслов, очень литературный, помимо всего прочего. В каждое своё произведение он вкладывал большое количество каких-то зашифрованных идей. Для него это было важно. В здании музея Ленина таких смыслов, наверное, больше всего. Как сам Павлов – знаковая фигура в истории советского модернизма, так и само здание – знаковое в истории творчества самого Павлова. Когда он вдруг, будучи модернистом, сделал такое вот оправдание неоклассицизма. И это удивительно, как на модернистской почве вырастают такие цветы.

– Как же Вы, убежденный модернист, хвалите неоклассицизм. Как по-вашему, можно модернисту такие цветы выращивать?

– Получается, что можно. Получается, что если талантливо, то не бывает плохих и хороших направлений, как, впрочем и в других видах искусств.
Разворот книги «Леонид Павлов». Мемориальный музей В.И. Ленина в Горках. 1974-1987. Редактор-составитель: Анна Броновицкая. Фотография © «Проект Меганом»
Разворот книги «Леонид Павлов». Конкурсные проекты памятников героям стратосферы. 1940. Редактор-составитель: Анна Броновицкая. Фотография © «Проект Меганом»
Разворот книги «Леонид Павлов». Редактор-составитель: Анна Броновицкая. Фотография © «Проект Меганом»
Разворот книги «Леонид Павлов». Рукописный отрывок, связанный с замыслом книги «Вопросы гармонизации архитектурных сооружений». Редактор-составитель: Анна Броновицкая. Фотография © «Проект Меганом»
Книга «Леонид Павлов». Редактор-составитель: Анна Броновицкая. Фотография © «Проект Меганом»
Книга «Леонид Павлов». Редактор-составитель: Анна Броновицкая. Фотография © «Проект Меганом»

29 Февраля 2016

Юлия Тарабарина

Беседовала:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Советский регионализм
В книге итальянских фотографов Роберто Конте и Стефано Перего «Советская Азия» собраны постройки 1950-х–1980-х в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане и Таджикистане. Цель авторов – показать разнообразие послевоенной советской архитектуры и ее связь с контекстом – историческим и климатическим.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Пресса: Ленинградский модернизм. Ветер перемен
Советский модернизм – явление, которое только ещё предстоит открыть общественности. Даже сам термин появился только в середине 2000-х, не говоря уже о сколько-нибудь последовательной рефлексии и теоретической инвентаризации зданий, построенных в период после ХХ съезда КПСС до Перестройки.
Музей «Пресня»
Пример «средового брутализма» музей «Пресня» в историческом центре Москвы – в фотографиях Дениса Есакова с детальным рассказом историка архитектуры Дениса Ромодина.
Технологии и материалы
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.