BIG Architects: экспериментаторы из Копенгагена

В составе лекционной программы, организованной Бартом Голдхорном на московской архитектурной биеннале BIG architects – одно из самых известных бюро. В бюро входит 85 архитекторов и дизайнеров, работающих в области архитектуры и урбанизма, и ведущих собственные исследования, результатом которых становятся смелые эксперименты с формообразованием и структурой зданий, в том числе и жилых. Бюро представлял Андреас Педерсен (Andreas Pedersen)

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

mainImg

Мастерская:

BIG

Тема нынешней биеннале, завязанная вокруг проблемы массового жилья, многих вначале обескуражила. И сам куратор Барт Голдхорн, по его собственным словам, слышал от коллег, что в сфере социального жилья архитектору нечего делать. Это скучно и с архитектурной точки зрения малоинтересно. Однако сам куратор убежден, что все как раз наоборот.

Андреас Педерсен
zooming
The Clover Block, Копенгаген

Андреас Педерсен из датского бюро BIG Architects на вчерашней лекции показал, каким образом эту проблему можно решить инновационно и творчески. Лекция получилась самой зрелищной из всех, остальные были в большей степени теоретическими, демонстрировали диаграммы, графики, цифры, а Андреас Педерсен показывал потрясающие визуализации и оригинальные здания. Говорил он, правда, не только о жилье, в лекцию уместился и краткий отчет о ряде общественных зданий, большинство из которых выстроено в Дании и близлежащей Швеции, а что-то и на арабском Востоке.   

zooming
The Clover Block, Копенгаген

В Копенгагене, как и в любом другом крупном городе, есть свои проблемы с жильем, в связи с чем мэр города, по словам Андреаса Педерсена, пообещала построить 5 тысяч доступных домов для жителей. И BIG Architects должны были сделать проект огромного жилого комплекса The Clover Block – где-то на 3 тысячи квартир. Социальное жилье по понятным экономическим причинам как правило строят на окраинах, но в данном случае под застройку было отведено небольшое зеленое поле, расположенное почти рядом с центром города. Раньше здесь располагался копенгагенский аэропорт, в войну его застроили бараками для беженцев, а сейчас там тренировочные поля футбольных клубов. Все это окружено промышленными предприятиями, так что совсем не хотелось отбирать этот зеленый островок у жителей. Вот что придумали BIG Architects.

zooming
Lego Towers, Копенгаген

Андреас Педерсен:
– «Мы решили, что это политическое самоубийство – застраивать столь важную для города зеленую зону. Мы подумали – если выкупить полоску земли шириной в 20 метров, обойти зданием все существующие постройки, то это был бы неплохой выход. Мы могли играть с высотой, как это делает линия горизонта самого города с домами различной типологии.  И в итоге у нас получилось 3-хкилометровое здание-полоска, в котором размещены 3 тысячи новых квартир в центре города. И как в «датском варианте» Китайской стены, все это здание можно было бы обойти по крыше. Причем здание не замыкалось, оставляя доступной территорию полей внутри. Когда мы озвучили нашу идею, началась огромная свара в прессе между сторонниками и противниками этого проекта. Развернулись акции протеста, а мы решили в свою очередь организовать свой контрпротест в защиту здания, открыли страничку в Интернете, и статистика показала, что большинство жителей все-таки были за нас. Я, вообще говоря, сторонник такой активной позиции архитекторов, которые сами отстаивают и продвигают свой проект, а не ждут окончания дискуссий».

zooming
Lego Towers, Копенгаген

Еще один проект в центральной части Копенгагена – Lego Towers, изначально был ограничен тем, что находился непосредственно в историческом окружении. Естественно встраивать стандартную высотку BIG Architects не собирались, они придумали разновысотную композицию из обтекаемых «башен», напоминающих по силуэту песчаные замки, которые своими пиками повторяют многочисленные башни и башенки исторического Копенгагена.

zooming
Lego Towers, Копенгаген

Андреас Педерсен:
– «Наша площадка – это бывшая промзона. Нам нужно было построить здесь большой жилой комплекс с паркингом. Мы решили сделать модульное развитие территории. И компенсировать при помощи различных высот нашего здания уже существующую здесь высокую плотность застройки. Обычно в жилых зданиях самые популярные – это угловые квартиры. При подобном решении объема здесь все квартиры – угловые. Мы нашли, как уйти от типичного обвинения, что высокие здания не соответствуют масштабу человека, разбив наше здание на составляющие, каждая из которых вполне воспринимается в нужном небольшом масштабе. Линии здания, его пики абсолютно соответствуют линии горизонта и застройки старого Копенгагена. Мы даже сделали его модель из детского набора лего, и сейчас она экспонируется на выставке в Лондоне». 

zooming
VM Houses, Копенгаген

Недавно BIG Architects начали работу над своим самым большим жилым зданием в Копенгагене – The Big House. По размерам это уже целый городской квартал. Идея проекта отталкивается от оригинальной концепции функционального зонирования – «слоями», которые образуют протяженный прямоугольный объем, а потом происходит его деформация, эта форма как бы перекрещивается, наподобие восьмерки. Андреас Педерсен показал, как все это происходит, и прокомментировал видео. 

zooming
VM Houses, Копенгаген

Андреас Педерсен:
– «Мы не стали делить здание на кусочки исходя из разных функций, а нашли «послойное» решение: один слой – офис, следующий – жилье и.т.д. А потом, когда мы наложили их друг на друга, мы начали смещать эту форму, варьируя высоту, наклоны крыши. В итоговом варианте из крыши образуется променад или прогулочная галерея, где можно даже на велосипеде кататься». 

zooming
VM Houses, Копенгаген

Андреас Педерсен показал и еще несколько жилых домов в Копенгагене, каждый из которых сделан по индивидуальному проекту. Например, VM Houses, дом из двух корпусов, в плане напоминающих латинские V и M. Визуальный образ дома сформирован острыми «носами» металлических треугольных балконов, выезжающих из стеклянной стены наподобие лодок. Андреас Педерсен сравнил их почему-то с носами «кабриолетов». Или – еще один жилой дом недалеко от предыдущего представляет собой комбинацию из многоярусного паркинга, который из-за высоты почти в 40 м архитекторы называют не иначе как «собор автомобильной культуры», с 70 квартирами. Его изюминка – в оформлении фасада, на котором архитекторы разместили высокочастотное изображение Гималайских гор, сделанное японским фотографом.

zooming
The Big House, Копенгаген

BIG Architects работают также и над оформлением общественных пространств города, одним из которых стал, например, парк в средней части копенгагенского порта.

The Big House, Копенгаген

BIG проектирует и крупные общественные здания, о которых архитектор также рассазал на своей лекции, хотя это и вышло из рамок темы биеннале. Андреас Педерсен привел один любопытный пример использования идеи, не принятой одним заказчиком, для другого (при условии внесения небольших изменений, разумеется). Ren building, отель с конференц-залом, вначале проектировался для Дании, а потом был отдан в Китай. Это как бы два здания, слитые в одно. Они воплощают, с одной стороны, тело, а с другой дух. Первое из них вырастает прямо из воды – это дворец водного спорта, второе из земли, здесь располагается конференц-центр. Оба здания «встречаются» и объединяются в башне отеля. Когда BIG Architects впервые продемонстрировали проект на выставке, датские заказчик посчитал, что он более типичен для Азии, нежели Дании и жюри с ним согласилось. Зато потом оказалось, что форма здания похожа на китайский иероглиф, обозначающий слово «народ», в связи с чем проектом заинтересовались шанхайские власти. Как рассказал Андреас Педерсен, в итоге они решили «поднять здание на 200 метров и предложить его для шанхайской ЭКСПО 2010».

zooming
The Big House, Копенгаген

В проекте под названием SCA в Копенгагене BIG Architects пересмотрели принципы формообразования традиционного высотного здания с тем, чтобы максимально вписать его в исторический центр города. Башня плавно вырастает из основания, скручиваясь таким образом, как будто бы форма вылеплена из мягкого пластилина. Структура ее трехчастная – внизу библиотека, над ней офисы, еще выше отель, а на самом верху – обширная общественная зона.

zooming
Ren building, Шанхай

Андреас Педерсен:
– «У нас в центре ничего высокого строить нельзя, но башни характерны для силуэта Копенгагена. Поэтому мы взяли за основу идею копенгагенской башни, у которой есть основание, привязанное к масштабу окружающих зданий, и сама стройная башня, становящаяся частью линии горизонта. В нашем проекте обе эти части слиты воедино в спиралевидную форму с каскадом ступеней, ведущих к плазе и открытой площади для публики наверху, откуда открывается прекрасный вид на город. Вот так мы нашли способ, как сочетать современное здание со старой застройкой».

zooming
Ren building, Шанхай

Под конец лекции Андреас Педерсен показал два проекта бюро BIG за границей. Первый был заказан шведским правительством, это отель с конференц-центром для аэропорта Арланда (Arlanda). Чтобы отойти от стандартной схемы в виде перевернутой Т, где в основании находится конференц-зал, а над ним отель, BIG Architects решили поиграть с этой типологией, перевернув ее верх ногами.

zooming
Башня SCA, Копенгаген

Андреас Педерсен:
– «Мы решили перенести все общественные функции наверх, чтобы оттуда открывался прекрасный вид, а отель разместить под ними. Проблема была в том, чтобы наверх смогли добираться автобусы. Мы сделали это в виде одной большой рампы. Получилось как римская вилла, которая находится на вершине холма. Но идея, которую мы обозвали «мостик на броненосце» клиенту не понравилась. Он захотел стандартный вариант – конференц-зал внизу, отель наверху. Тогда мы решили переосмыслить фасад. Немножко изменив классическую сетку оконных рам, мы создали здание с портретом принцессы Виктории, а на другом фасаде – портрет ее младшей сестры Мадлен. Внутри этого треугольного в плане здания находится атриум, в котором прямо над вами нависают конструкции конференц-комнат». 

zooming
Башня SCA, Копенгаген

Решение получилось настолько эффектным, что спустя некоторое время архитекторов попросили сделать подобное здание в зоне Персидского залива, только уже с портретами шейхов Муххамеда и Халифа. По словам Андреаса Педерсена, те современные здания, что строятся сейчас в этом регионе, «это то, что уже было сделано в США в начале 1970-хх. Такого типа архитектура в условиях местного климата становится ненадежной из-за огромной массы кондиционеров, в то время как традиционная архитектура этих мест функционирует вообще без электричества». Поэтому когда BIG Architects начали работу над одним крупным азиатским проектом, они решили создать некий вариант традиционной архитектуры. В его основе – 5 перевернутых башен, напоминающих сталактиты, под которыми располагается свободное пространство для движения транспорта. Под зданием, как под навесом BIG Architects сделали небольшую башенку – мечеть.

zooming
Башня SCA, Копенгаген

Андреас Педерсен:
– «Таким образом мы вернулись к изначальной диаграмме здания для шведского правительства в виде буквы Т и переработали его с учетом фактора климата. Это типичный американский небоскреб, перевернутый вверх ногами. Общественная зона спрятана под землю. Из верхних помещений открывается прекрасный вид, и нет прямого попадания солнца. Внутренние атриумы работают как естественные вентиляционные трубы».

zooming
Arlanda Airoport, Швеция

BIG Architects строят, как показал Андреас Педерсен, в условиях разного архитектурного окружения, разного климата и даже разной культуры. И везде у них получается находить какие-то нестандартные решения, играть с формообразованием. Не беря в расчет дорогие проекты общественных зданий, даже то, что они делают в области жилой застройки Копенгагена достойно пристального внимания, и здесь архитекторам как раз есть, над чем поразмыслить.

zooming
Arlanda Airoport, Швеция
zooming
Arlanda Airoport, Швеция


Мастерская:

BIG

29 Мая 2008

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.

Сейчас на главной

Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.