Новая сцена «Таганки»

Немецкий архитектор Юрген Виллен, глава мастерской Виллен Ассошиейтс, представил проект новой сцены театра на Таганке, сделанный по заказу Rose group. Проект напоминает гигантскую витрину, внутри которой спрятан золотой самородок

mainImg

Новую сцену театра на Таганке собираются построить за существующими зданиями, во дворах вдоль Нижнего Таганского тупика, между Садовым кольцом и двухэтажным домом, где сейчас находится музей Владимира Высоцкого. После строительства новой сцены все здания театра объединят в «Международный экспериментальный театральный комплекс», создание которого санкционировано московским мэром. Нижний Таганский тупик превратится в театральный бульвар и будет закрыт для машин.

Новое здание, спроектированное Юргеном Вилленом – это стеклянная призма восьмиэтажной высоты, внутри которой скрывается сердце театра – позолоченное помещение сцены и зрительного зала на 1000 мест. Снаружи объем помещения зрительного зала покрывает разнородная золотая оболочка. Воздушная прослойка между «золотым самородком» и стеклянной оболочкой играет роль фойе. Входя, посетитель сразу же попадает в необычное пространство, гигантское, прозрачное и цельное – поразительное – сразу погружающее зрителя в обстановку театральных эффектов. Предвкушение спектакля, таким образом, начинается с ощущения пространства, с архитектуры, которая включается в театральную игру, используя для этого максимум современных возможностей – например, структурное остекление, позволяющее создавать нерасчлененные стеклянные поверхности и превращающее стену в гигантскую витрину. 

Смысл архитектуры новой сцены «Таганки» от Юргена Виллена – в том, чтобы срежиссировать отношения между прохожими, зрителями и дальше – между посетителями театра внутри фойе. «Увидеть и быть увиденным» - так архитектор выражает основную идею здания. Это подготовительный этап к спектаклю, работу над которым берет на себя само здание: все смотрят друг на друга и волей-неволей становятся актерами «экспериментального комплекса». Между людьми внутри и снаружи – тонкая преграда остекления, но она уже вносит эффект «остранения»: все что с другой стороны, воспринимается  как картина. Для усиления эффекта и улучшения функциональности за стеклянными стенами предусмотрены шторы-занавес на всю высоту. На плоской стеклянной крыше – кристаллическая пленка, которая посредством поляризации может делать потолок по желанию устроителей либо прозрачным, либо превращать его в экран и проецировать туда изображения. 

Второй этап подготовки зрителей к спектаклю – подъем театралов к ложам по спирали пандуса, расположенного вокруг основного объема театра. Перед посетителями разворачивается  представление: кадры различных видов из разных видовых точек последовательно сменяют друг друга, а архитектура здания направляет взгляды.

Сам автор, рассуждая о своем замысле, превращающем посетителей театра - отчасти - в актеров, вспоминает театральные перформансы лондонского художника Брюса МакЛина: когда зрителей рассаживали в двух сторон закрытого занавеса, и они так сидели минут по сорок, потом занавес наконец открывали и одна половина зала видела другую – вместо актеров, которые на представлении не появлялись.

Вход в театр располагается со стороны Садового кольца, куда выходит главный фасад новой таганской сцены. Ее стеклянная стена контрастно соседствует с когда-то культовым бруталистским зданием «Таганки» 1970-х: там – красно-кирпичная масса, здесь стен вообще не будет – одна сплошная витрина, которую, как сцену, можно будет закрывать темно-малиновым занавесом.

За зданием театра в глубине дворов – три корпуса «инвестиционного строительства» (девелопер проекта – Rose group). В данном случае они оказываются логичным продолжением театра – здесь планируется разместить несколько кинозалов, книжных магазинов, галереи, много кафе и несколько псевдолофтов – просторных помещений «для жизни и для работы». Сверху и по бокам корпуса покрыты гибкими полосами каменной материи, а широкие «главные» стены – стеклянные и вторят зданию театра.

Композиция трех корпусов, по замыслу автора, отражает градостроительную динамику района Таганки: здания выстроены в ряд, одно за другим углубляясь вглубь квартала. При этом каждое следующее немного меньше предыдущего. Фактически, эти три похожих здания встраиваются в городскую среду в виде луча, который расширяется в сторону Садового кольца. Вторя домам из соседних дворов, корпуса поставлены не строго параллельно, а под разными углами – первый вторит зданию сцены, два других – поставлены перпендикулярно Нижнему Таганскому тупику.

Навесные галереи, связывающие корпуса между собой, также пересекаются под разными углами. Они проходят сквозь корпуса и связывают их между собой на разных уровнях. Внутри переходы закрытые, остекленные – в расчете на зимнее время, а на их кровлях устроены озелененные скверы, которые архитектор называет «пьяццо» – площади. Здесь летом могут работать кафе, и главное – из некоторых мест, несмотря на небольшую высоту, открываются хорошие виды, кое-где даже на Кремль, а где-то на золотистую оболочку новой сцены.
Ниже, под переходами, в уровне первого этажа образуется два внутренних двора – архитектор их называет «мультикультурными площадками» - это места для перформансов, представлений под открытым небом, встреч и разного рода «тусовок». Автор видит в этих площадках смесь Ковент Гарден в Лондоне и Хакешен Хоф в Берлине.

Теперь – парадоксы.
Сложившийся в этом проекте архитектурный образ навеян поисками модернистского или экспериментального театра, выходами актеров в зрительный зал и попытками вторжения в обыденную жизнь. Самый яркий и уже хрестоматийный пример таких инноваций в России – это «Таганка» семидесятых. Немецкий архитектор Юрген Виллен с местным культурным феноменом не знаком, зато он ничего не знает о последующих расколах и ссорах. Проектируя третью «Таганку», архитектор исходил из первичного европейского опыта, не будил воспоминаний, а только стремился создать инновационный образ театра. И удивительным образом попал почти в десятку. Потому что эмоциональная, «артистическая» активность, выход «на улицу» и отточенность простых  форм до максимального эффекта – это все черты старой «Таганки», про которую с одной стороны сейчас вроде бы помнят, но с другой стороны вроде бы уже и начали забывать.



05.7.2007

comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.
Tejas Borja. Революция в керамической черепице
Уникальность производства керамики Tejas Borja – в применении технологии цифровой струйной печати на поверхности черепицы, которая позволяет получить полную имитацию природных материалов: сланца, камня, дерева, цемента, мрамора и других.
Свет и тень
Панели из фиброцемента EQUITONE [linea] – современный материал, который способен вдохновить на творческий эксперимент. Он создан архитекторами, и его главные свойства: контрастная фактура, тактильность и долговечность.
Ключевой элемент
Специально для ЖК «Садовые кварталы» компания «ОртОст-Фасад» разработала материал, сочетающий силу стеклофибробетона и эстетику кирпича. Рассказываем о его особенностях и достоинствах на примере трех новых реализованных корпусов.
Живой дизайн для фасадов
Скучные однообразные фасадные решения уходят в прошлое с появлением новых дизайнерских решений от RHEINZINK: с разнообразием привлекательных вариантов дизайна любая поверхность теперь становится многомерным, несомненно, привлекающим внимание, зрелищем.
Baumit Klima: чистый воздух в вашем доме
Продукты линейки Baumit Klima на натуральной известковой основе очищают воздух в помещении, не содержат вредных примесей и поддерживают влажность на оптимальном уровне.

Сейчас на главной

МАРШ: Fuck Context
Под руководством Наринэ Тютчевой и Екатерины Ровновой студенты 2018/2019 учебного года формируют свое отношение к контексту, исследуя Трехгорную мануфактуру.
И вновь о прожиточном минимуме
«Экономичное», но качественное жилье во Франкфурте-на-Майне по образцовому проекту schneider+schumacher рассчитано на арендную плату на треть ниже среднерыночной ставки в этом городе.
Наследие, экология и очень, очень плохие архитекторы
Рассматриваем восемь работ воркшопов, проведенных на «Открытом городе» и один особенно понравившийся дипломный проект студии Евгения Асса. Многие проекты затрагивают актуальные и болезненные темы современности.
Семь рецептов успеха
Участники марафона «Свое бюро» в рамках «Открытого города» рассказали/умолчали о своих удачах/неудачах. На основе их выступлений мы сформулировали семь рецептов, которые точно помогут начать карьеру.
«Скромный шедевр»
Социальный малоэтажный комплекс на сотню семей в Норидже по проекту бюро Mikhail Riches и Кэти Холи получил премию Стерлинга как лучшее здание Британии 2019 года, уникальный дом из пробки награжден как лучший небольшой проект, а национальная железнодорожная компания – как лучший заказчик.
Видный дом
Art View House на открыточном «перекрестке» Мойки и Крюкова канала – еще один эксперимент бюро «Евгений Герасимов и партнеры» с неоклассикой, а также аккуратное завершение архитектурной панорамы в центре города.
Внимание деталям
Почти 150 идей для улучшения городской среды предложили дизайнеры-участники конкурса в рамках выставки «Город: детали», которая прошла в Москве на прошлой неделе. Представляем лучшие из них.
Пресса: Как все превратится в курорт
Если вы посмотрите на мировые проекты благоустройства, то увидите: все составляющие остроту города элементы — канализация, отопление, водопровод, метро, миллионы километров проводов, автомобили, грузовики, склады, больницы, морги, милиция, военные, — все это спрятано ...
Внутренний город
Два дома на территории бывшего завода «Рассвет» – пример тонкой работы с контекстом, формой и, главное, внутренней структурой апартаментов, которая стала, без преувеличения, уникальной для современной Москвы. Они уже неплохо известны профессиональной общественности. Рассматриваем подробно.
«Оптимистическая профессия»
Дублинское бюро Grafton награждено Золотой медалью RIBA. Его основательницы, Шелли МакНамара и Ивонн Фаррелл, курировали венецианскую биеннале архитектуры-2018, а в 2008 стали первыми лауреатами гран-при WAF.
Юбилейное ожерелье
Главная площадь Якутска будет преобразована по проекту консорциума под лидерством ТПО «Резерв». Представляем проекты победителя и призеров недавно завершившегося конкурса.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Экстравертный интроверт
Построив в Люблино фитнес-клуб La Salute (в переводе с итальянского «здоровье»), архитекторы бюро ASADOV оздоровили жизнь района, принесли в стандартное окружение авторскую архитектуру и полезные функции. Выразительная тектоника здания подчеркнула спортивную устремленность.
Архи-события: 30 сентября–6 октября
Интерактивная выставка-презентация «Город: детали», два новых лекционных курса в Музее архитектуры, ежегодная конференция об архитектурном образовании и карьере «Открытый город».
Пресса: Последний из главных
Президент Российской академии архитектуры и строительных наук Александр Кузьмин скончался в больнице в ночь на пятницу на 69-м году жизни. О нем — Григорий Ревзин.
Умер Александр Кузьмин
Сегодня ночью не стало Александра Викторовича Кузьмина, президента Российской академии архитектуры и строительных наук, с 1996 по 2012 годы – главного архитектора города Москвы.
Миллионы к миллионам
В Пекине открылся новый аэропорт Дасин по проекту Zaha Hadid Architects и ADP Ingénierie: стартовая «мощность» – 45 млн человек в год, в 2025 – 72 млн, затем – все сто.
Разворот к красоте
Первый приз конкурса Таллинской биеннале на концепцию ревитализации промышленной зоны получила команда российских архитекторов. Авторы разработали генплан, вдохновляясь железнодорожным поворотным кругом, и предложили застройку с «градиентом» приватных и общественных пространств.
Дорога к парку
«Братеевские телепортеры» – навес, который позволил оформить и защитить вход в одноименный парк, и получил недавно спецприз жюри АРХИWOOD. Рассматриваем проект и отчасти – дискуссию экспертов премии вокруг него.
Дом для друзей
Юбилейная, десяти лет от роду, премия АРХИWOOD присудила гран-при Николаю Белоусову за достижения, предложила одну нестандартную номинацию, а главная премия досталась Сергею Мишину за его собственный дом. Рассказываем о победителях и о церемонии.
На реке
Любопытный пример освоения «хипстерской» стилистки в ресторане-дебаркадере, расположенном в центре Ростова-на-Дону: сравнительно лаконичный фасад и крайне насыщенный интерьер.
Как в фотокамере
Недалеко от Осло по проекту BIG построен изогнутый музей-мост – в дополнение к самому крупному в Северной Европе парку скульптур.
Пресса: Как город соединит виртуальное с реальным
Интернет, как мы уже тут неоднократно обсудили, лишает город многих его преимуществ перед не-городом, но он же сделает города центрами своего всевластия и всеведения.
Холм в кольце
Смотровая терраса по проекту архитекторов WaterScales у средневекового замка на юге Испании помещает посетителей в контекст исторического ландшафта.
Савинкин & Кузьмин: «Оставить указатели, но убрать...
С 17 по 19 октября в Гостином дворе пройдёт XXVII Международный архитектурный фестиваль «Зодчество’19», главной темой которого в этом году стала «Прозрачность». О нынешней концепции и опыте организации фестиваля мы поговорили с его кураторами Владиславом Савинкиным и Владимиром Кузьминым.
Архи-события: 23–29 сентября
Открытие лекционного сезона в Музее архитектуры, мероприятия «Открытого города», новый учебный год в Ре-школе и экскурсия на курорт «ПИРогово».
Материальность модулей
Центр искусств Aranya на китайском курорте Циньхуандао по проекту бюро Neri&Hu получил «орнаментальный» фасад из стеклофибробетонных модулей.
Единый язык
Квартал Polaris в Нанте по мастерплану бюро LAN объединил колледж гостинично-ресторанного бизнеса, доступное жилье и офисы.
Красота: возвращение отвергнутой
«Красота имеет значение» – так звучит тема V Таллинской архитектурной биеннале. Серьезный разговор о роли архитектуры в возрождении красоты, о новой эстетике, примирении природы и машин, интуиции как способе познания, поддержан обилием VR-реальности и компьютерных моделей: старое понятие красоты возрождают при посредстве новейших технологий.
Футуристическая сеть
Автомобильный мост как место для пешеходных прогулок и созерцания, сеть пешеходных артерий и капилляров, насыщенных зеленью и предназначенных для передвижения и общения. А также сеть «интеллектуальных устройств», помогающих человеку – проект “Linked city”.
Восемь навыков архитектора будущего
Коротко: он должен не просто многое уметь, но и быстро осваивать новое в режиме бесконечного стресса, не снимая улыбки с лица. Рассматриваем советы и предсказания двухдневной конференции «Архитектор будущего» в институте «Стрелка».