Новая сцена «Таганки»

Немецкий архитектор Юрген Виллен, глава мастерской Виллен Ассошиейтс, представил проект новой сцены театра на Таганке, сделанный по заказу Rose group. Проект напоминает гигантскую витрину, внутри которой спрятан золотой самородок

mainImg

Новую сцену театра на Таганке собираются построить за существующими зданиями, во дворах вдоль Нижнего Таганского тупика, между Садовым кольцом и двухэтажным домом, где сейчас находится музей Владимира Высоцкого. После строительства новой сцены все здания театра объединят в «Международный экспериментальный театральный комплекс», создание которого санкционировано московским мэром. Нижний Таганский тупик превратится в театральный бульвар и будет закрыт для машин.

Новое здание, спроектированное Юргеном Вилленом – это стеклянная призма восьмиэтажной высоты, внутри которой скрывается сердце театра – позолоченное помещение сцены и зрительного зала на 1000 мест. Снаружи объем помещения зрительного зала покрывает разнородная золотая оболочка. Воздушная прослойка между «золотым самородком» и стеклянной оболочкой играет роль фойе. Входя, посетитель сразу же попадает в необычное пространство, гигантское, прозрачное и цельное – поразительное – сразу погружающее зрителя в обстановку театральных эффектов. Предвкушение спектакля, таким образом, начинается с ощущения пространства, с архитектуры, которая включается в театральную игру, используя для этого максимум современных возможностей – например, структурное остекление, позволяющее создавать нерасчлененные стеклянные поверхности и превращающее стену в гигантскую витрину. 

Смысл архитектуры новой сцены «Таганки» от Юргена Виллена – в том, чтобы срежиссировать отношения между прохожими, зрителями и дальше – между посетителями театра внутри фойе. «Увидеть и быть увиденным» - так архитектор выражает основную идею здания. Это подготовительный этап к спектаклю, работу над которым берет на себя само здание: все смотрят друг на друга и волей-неволей становятся актерами «экспериментального комплекса». Между людьми внутри и снаружи – тонкая преграда остекления, но она уже вносит эффект «остранения»: все что с другой стороны, воспринимается  как картина. Для усиления эффекта и улучшения функциональности за стеклянными стенами предусмотрены шторы-занавес на всю высоту. На плоской стеклянной крыше – кристаллическая пленка, которая посредством поляризации может делать потолок по желанию устроителей либо прозрачным, либо превращать его в экран и проецировать туда изображения. 

Второй этап подготовки зрителей к спектаклю – подъем театралов к ложам по спирали пандуса, расположенного вокруг основного объема театра. Перед посетителями разворачивается  представление: кадры различных видов из разных видовых точек последовательно сменяют друг друга, а архитектура здания направляет взгляды.

Сам автор, рассуждая о своем замысле, превращающем посетителей театра - отчасти - в актеров, вспоминает театральные перформансы лондонского художника Брюса МакЛина: когда зрителей рассаживали в двух сторон закрытого занавеса, и они так сидели минут по сорок, потом занавес наконец открывали и одна половина зала видела другую – вместо актеров, которые на представлении не появлялись.

Вход в театр располагается со стороны Садового кольца, куда выходит главный фасад новой таганской сцены. Ее стеклянная стена контрастно соседствует с когда-то культовым бруталистским зданием «Таганки» 1970-х: там – красно-кирпичная масса, здесь стен вообще не будет – одна сплошная витрина, которую, как сцену, можно будет закрывать темно-малиновым занавесом.

За зданием театра в глубине дворов – три корпуса «инвестиционного строительства» (девелопер проекта – Rose group). В данном случае они оказываются логичным продолжением театра – здесь планируется разместить несколько кинозалов, книжных магазинов, галереи, много кафе и несколько псевдолофтов – просторных помещений «для жизни и для работы». Сверху и по бокам корпуса покрыты гибкими полосами каменной материи, а широкие «главные» стены – стеклянные и вторят зданию театра.

Композиция трех корпусов, по замыслу автора, отражает градостроительную динамику района Таганки: здания выстроены в ряд, одно за другим углубляясь вглубь квартала. При этом каждое следующее немного меньше предыдущего. Фактически, эти три похожих здания встраиваются в городскую среду в виде луча, который расширяется в сторону Садового кольца. Вторя домам из соседних дворов, корпуса поставлены не строго параллельно, а под разными углами – первый вторит зданию сцены, два других – поставлены перпендикулярно Нижнему Таганскому тупику.

Навесные галереи, связывающие корпуса между собой, также пересекаются под разными углами. Они проходят сквозь корпуса и связывают их между собой на разных уровнях. Внутри переходы закрытые, остекленные – в расчете на зимнее время, а на их кровлях устроены озелененные скверы, которые архитектор называет «пьяццо» – площади. Здесь летом могут работать кафе, и главное – из некоторых мест, несмотря на небольшую высоту, открываются хорошие виды, кое-где даже на Кремль, а где-то на золотистую оболочку новой сцены.
Ниже, под переходами, в уровне первого этажа образуется два внутренних двора – архитектор их называет «мультикультурными площадками» - это места для перформансов, представлений под открытым небом, встреч и разного рода «тусовок». Автор видит в этих площадках смесь Ковент Гарден в Лондоне и Хакешен Хоф в Берлине.

Теперь – парадоксы.
Сложившийся в этом проекте архитектурный образ навеян поисками модернистского или экспериментального театра, выходами актеров в зрительный зал и попытками вторжения в обыденную жизнь. Самый яркий и уже хрестоматийный пример таких инноваций в России – это «Таганка» семидесятых. Немецкий архитектор Юрген Виллен с местным культурным феноменом не знаком, зато он ничего не знает о последующих расколах и ссорах. Проектируя третью «Таганку», архитектор исходил из первичного европейского опыта, не будил воспоминаний, а только стремился создать инновационный образ театра. И удивительным образом попал почти в десятку. Потому что эмоциональная, «артистическая» активность, выход «на улицу» и отточенность простых  форм до максимального эффекта – это все черты старой «Таганки», про которую с одной стороны сейчас вроде бы помнят, но с другой стороны вроде бы уже и начали забывать.



0

05 Июля 2007

Технологии и материалы

Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.
Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.