Дома-активисты

Публикуем одиннадцать проектов, названных номинантами конкурса «Активный дом 2012».

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

22 Февраля 2012
mainImg
Проект:
Проект VELUX «Активный дом» в России
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Архитектурное бюро POLYGON
(компания «Загородный проект»):
А.О. Трушиньш (руководитель), А.А.Леонов, С.А. Васильева
 

2011 – 2012

VELUX (Дания)
«Загородный Проект» (Россия)
Надо признать, что участники конкурса получили довольно-таки жесткое техзадание. Не исключено, что поэтому проекты оказались местами очень похожи. Список «экологических» решений уже стал, до некоторой степени, типовым: солнечная энергия, термальный обогрев, сбор «серой» воды, естественная вентиляция, восстанавливаемые (и разлагающиеся) материалы, грамотное использование утеплителя. Всё это в проектах есть, хотя по кратким аннотациям на планшетах оценить глубину экологического замысла и «активности» дома, вероятно, смогут только эксперты. Чем и занимаются (двухступенчатое судейство определило 11 номинантов, 28 февраля после защиты проектов жюри назовёт главного победителя).

Второй причиной сходства между проектами стало требование учёта традиций и климатических условий. Оно сделало почти неизбежными скатные кровли (впрочем, архитекторы, проектирующие частные дома, уже давно называют плоские крыши в нашем климате не иначе как бредом). Далее, как только участник конкурса углубляется в контекст чуть дальше, возникает печка с трубой и три деревенских окошка. Но очевидно, что не всем традиции по вкусу – несложно почувствовать, как часть авторов тяготится скатными кровлями и они стремятся малость соригинальничать.

Еще одна особенность, объединившая почти все проекты-фавориты (это отметило и жюри) – внимание к освещению и расположению окон. Практически все используют мансардные окна на скатных крышах, освещая интерьеры сверху (впрочем, это естественно, ведь один из организаторов компания Velux, производитель таких окон). Все сосредоточенно обдумывают стороны света, отгораживаются от севера хозблоками и ловят южный свет, отчаянно скашивая-срезая стены. Реже авторы задумываются о том, что в стране, хотя редко и ненадолго, но бывает лето, и тогда надо прятаться от жары.
Разглядывать проекты интересно: несмотря на явные (родовые) черты сходства, некоторым авторам удалось не только вникнуть в особенности актуальной и очень хорошей типологии Active house, но и наделить проект, в большей или меньшей степени, отпечатком своей личности.

Александр Порошкин сделал свой дом экономичным благодаря использованию типовых элементов и обосновал экологичность проекта, предложив солому в качестве утеплителя. За русскую идентичность в проекте отвечает традиционная избяная композиция: два ската и три симметричных окна на фасаде, и расположение печи в самой середине дома. Правда, это не вполне русская печь, а скорее камин с длинной трубой, на которую нанизаны все три этажа (включая чердак). Вокруг каминной трубы вьется лестница.
zooming
Коллаж Ю.Тарабариной
Проект Александра Порошкина
Проект Александра Порошкина

Ринат Гильмутдинов назвал свой проект зима-лето и сделал его «изюминкой» ставни, которые можно закрыть в холодное время и открыть в теплое. Дом строго ориентирован по странам света, а на холодной северной стороне лишен окон. Он также рассчитан на соломенный утеплитель, а внутри расположен «тепловой сердечник» с камином и трубами для горячей воды.
Проект Рината Гильмутдинова
Проект Рината Гильмутдинова

Юлия Потехина составила свой дом из двух объемов: металлический «домик» с острой кровлей врезан в деревянный объем, пологие скаты которого должны обеспечить комнатам лучшую инсоляцию. Окна прикрыты ажурными ставнями на направляющих – чтобы их не требовалось открывать, а можно было катать по-японски «на салазках».
Проект Юлии Потехиной
Проект Юлии Потехиной

Татьяна Лешихина и Анастасия Грицкова сделали свой дом – для тепла – цельным объемом. Южный скат кровли куба опущен сильно вниз, чтобы улавливать побольше света – а внутри устроено подобие трехуровневого мини-атриума с зимним садом. Авторы позаботилась не только об обогреве дома, но и о его охлаждении летом: для этого на южной стене задуманы парафиновые панели. 
Проект Татьяны Лешихиной и Анастасии Грицковой
Проект Татьяны Лешихиной и Анастасии Грицковой

Антон Мосин сделал свой вариант дома одноэтажным, накрыл его пологой четырехскатной кровлей в глубоко вынесенными карнизами и обнес по периметру стеклянной стеной, создающей воздушную прослойку для утепления зимой и сохранения прохлады летом. Цоколь дома минимален (15 сантиметров) и от этого кажется утонувшим в траве и неуловимо напоминает «дом прерий» Райта.
Проект Антона Мосина
Проект Антона Мосина

Екатерина Нагибина разделила две основные функции дома: частную и общественную, на два объема, поставив их «спиной» друг к другу. Гостиная поместилась в темно-коричневом двухэтажном домике, а спальни – в светлом одноэтажном в окнами на юг. Получившийся план дома в форме фигруки из тетриса довольно оригинален и местами выглядит тщатеьно продуманным и удобным.
Проект Екатерины Нагибиной
Проект Екатерины Нагибиной

Игорь Чиркин спроектировал свой «активный дом» в образе простом и родном для русского человека. Длинный деревянный параллелепипед с двускатной кровлей похож на… автор утверждает, что на ангар. Я бы сказала, что на барак. Смело, смело. Тема идентичности, как минимум, тут раскрыта в полной мере.
Проект Игоря Чиркина
Проект Игоря Чиркина

Шамсудин Керимов представил свой активный дом в виде серого объема со срезанным скатом южной кровли, щедро прорезанного окнами, в том числе панорамным – на первом этаже. Экологичность обеспечивает сосновый каркас с утеплителем. Удивительно другое: только этот автор сделал свой проект дешевле заявленного в условиях: 40 вместо требуемых 50 тысяч рублей за метр (общая стоимость дома таким образом уменьшена с исходных 7,5-9 миллионов до шести-семи. Сэкономить миллион, согласитесь, немало, удивляет, что другие участники не задумались об этом). По расчетам автора, его дом будет потреблять в 3-4 раза меньше энергии, чем среднестатистический дом такого размера.
Проект Шамсутдина Керимова
Проект Шамсутдина Керимова

Дом Татьяны Скордули наполнен романтическим переживанием русской избы, и в то же время он – брутально-железобетонный. Бетонная поверхность внешних стен должна, по замыслу автора, нести на себе отпечатки деревянных изб: бревен, досок и даже резных наличников. По смыслу великолепно – тень исчезнувших старых домов на холодной каменной массе похожа на отпечаток окаменелости, когда жизнь ушла, оставив после себя тени формы. Строго говоря, именно это и происходит с нашим частным жильем: «та», старая жизнь, уже практически выветрилась, мы наблюдаем остатки. Возможно, поэтому силуэт дома нарочито груб и напоминает колхозное строение. Гигантская труба на поверку оказывается столь же ненастоящей: дымоход устроен с краю, внутри хозпомещения.
Задний (южный) фасад состоит из автоматических стеклянных створок и плотных сэндвич-панелей; летом его можно отрыть целиком, превратив гостиную в открытую веранду, зимой, закрыв, утеплить дом. Стены по идее автора состоят из типовых слоеных панелей: бетон – утеплитель – бетон.
Лиричный, эффектный и вдумчивый проект, возможно, один из самых сильных. Хотя неясно, сможет ли пассеизм стать пропуском в будущее. И еще одна деталь – кажется, этот проект – единственный, где в интерьерах нарисована библиотека.
Проект Татьяны Скордули, победитель конкурса «Активный дом-2012» (1 место)
Проект Татьяны Скордули

Екатерина Осипова – единственный участник из Петербурга, мысленно разделила свой дом на  две части, и только одну из них трактовала как «активный дом». Длинный, уходящий вглубь участка корпус поставлен на высокие «ноги» и снабжен признаками Active house. Другая часть призвана отделить его от дороги; его окна обращены во двор, а на крыше устроена незаметная с улицы терраса. Дом планируется составить из деревянного каркаса с утеплителем из каменной ваты и деревянной обшивкой.
Проект Екатерины Осиповой
Проект Екатерины Осиповой

Александра  Янкевич и Анна Дельгядо из архитектурного бюро «АБ11» предложили закрыть часть стен вращающимися досками. Одна сторона доски – черная, ее надо поворачивать наружу зимой, чтобы улавливать крохи зимнего солнечного тепла. Другая сторона светлая и ее можно повернуть наружу летом; летом также можно оставить доски под углом, образовав решетку для вентиляции. Авторы также попытались уменьшить расчетную стоимость строительства; у них получилось 47500 за метр, итого около 400 тысяч рублей экономии.
Проект Александры Янкевич и Анны Дельгядо («АБ11»)
Проект Александры Янкевич и Анны Дельгядо («АБ11»)

Все проекты-номинанты, определенно, наделены значительной долей прогрессивной позитивности, которая составляет, скажем так, «фоновый» заряд этих работ, их необходимый минимум. Однако когда таких проектов становится больше трех, а особенно больше десяти, возникает вопрос, каким образом можно кого-то выделить из, в целом прогрессивной, массы. Ответа, как мне кажется, два: заметны, во-первых, те, кто помимо образности и техники задумывается о снижении цены – таких немного. А с другой стороны, примечательными оказываются проекты, наделенные чем-то вроде культурной надстройки. Неформально, а душевно и искренне подошедшие к поиску идентичности.

Есть и третий критерий – максимальная точность и глубина раскрытия темы «активного дома» с технической точки зрения. Этот критерий доступен экспертам-инженерам, досконально знающим европейскую концепцию Active house. Что победит в оценке – творчески понятый «русский дух» или протестантский рационализм – даже интересно.

Напоминаем, что помочь пристроить приз зрительских симпатий самому симпатичному проекту можно через интернет-голосование на facebook.


Поставщики, технологии

Проект:
Проект VELUX «Активный дом» в России
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Архитектурное бюро POLYGON
(компания «Загородный проект»):
А.О. Трушиньш (руководитель), А.А.Леонов, С.А. Васильева
 

2011 – 2012

VELUX (Дания)
«Загородный Проект» (Россия)

22 Февраля 2012

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градосвет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.