Социальность в сельской местности

Медицинский центр в армянском селе Кош по проекту бюро Palimpsest Architects.

Автор текста:
Тигран Арутюнян

mainImg
Уже совсем скоро откроется XV Венецианская биеннале с ее заявленной ярко-социальной темой, которая стала особенно актуальной в связи с текущей политической и экономической ситуацией в мире, когда вопросы доступного жилья, социальной инфраструктуры, размещения беженцев и т.п. начинают превалировать над «высокой архитектурой». На первый взгляд, это предоставляет уникальную возможность небогатым, развивающимся странам, перед которыми социальные проблемы стоят острее, предъявить себя миру современной архитектуры. В этом контексте интересно рассмотреть опыт Армении – страны, географическое и политическое расположение которой лучше всего характеризуется понятием border (граница), упомянутым куратором венецианской биеннале Алехандро Аравеной.

Парадоксально, что, несмотря на стоящие перед Арменией задачи социального толка, распад СССР не поспособствовал развитию социальной архитектуры в стране. В Армении, как и во многих странах бывшего Советского союза, определение социальной архитектуры как таковой до сих пор не сформировано, и у архитектурного сообщества в целом нет четкого представления о ее границах. Часто такую архитектуру ассоциируют с типовым строительством позднесоветских времен. Поэтому неудивительно, что работа над социальными проектами (за исключением небольшого числа реализованных объектов), чаще всего не воспринимается как престижная практика, а, напротив, в сознании многих остается безликим строительным процессом. Из этого следует понятное стремление постсоветской армянской архитектуры преодолеть рамки типового строительства путем усиления аспектов индивидуальности, самоидентификации и, отчасти, стремления к роскоши.

При этом оставшиеся нетронутыми накопившиеся за многие годы социальные задачи отодвинулись на второй план. С того момента, как общество осталось один на один с этими проблемами, оно самостоятельно решало задачи, которые раньше находились в ведении государства. Роль последнего в решении этих социальных проблем часто ограничивается банальным с архитектурной точки зрения созданием, обслуживанием и ремонтом объектов инфраструктуры. Это заметно в программе восстановления зоны бедствия (города и поселения, разрушенные Спитакским землетрясением в 1988), которая была самой острой задачей, стоявший перед страной. Ее реализация длилась долгие годы и была разделена на несколько стадий. Первый этап восстановления выпал на советский период, тогда многие проекты в рамках программы были реализованы при участии других советских республик. После распада Союза, помимо государственного финансирования определенная доля восстановительных работ выполнялась на средства частных благотворителей; программа осуществлялась до последнего времени.

Естественно, первоочередной целью этой программы являлось быстрое обеспечение населения жильем, и в такой ситуации вопросам архитектурного стиля отводилось отнюдь не первостепенное значение. Поэтому новые районы не выделялись интересными архитектурными решениями.

58-й квартал Ани в Гюмри © Тигран Манукян
Квартал Муш в Гюмри © Тигран Манукян
Квартал Муш в Гюмри © Тигран Манукян
Квартал Муш в Гюмри © Тигран Манукян



Главное, что их отличает от позднесоветских типовых домов – это малоэтажность и отказ от эстетики панельного строительства в пользу традиционного образа, что имело также и чисто психологические причины. Конструктивные отличия этих зданий связаны с более высокими требованиями к сейсмоустойчивости. В рамках программы восстановления интересно также отметить несколько социальных объектов, реализованных при поддержке иностранных государств – таких, как австрийская больница, итальянская поликлиника, британская школа и т.д.

Однако, несмотря на все закономерные сложности в становлении и развитии социальной архитектуры в Армении, в последние годы стали появляется социально значимые проекты, которые ломают привычные стереотипы и могут встать в один ряд, а, возможно, по своему качеству даже превосходят многие заметные административные и жилые здания, построенные в стране в постсоветское время.

В 2016 в номинации «Лучшее здание года» премии Министерства градостроительства было представлено здание медицинского центра (Armenak and Anna Tadevossian's medical center) в селе Кош (Арагацотнская область, к северо-западу от Еревана), построенного еще в 2012 году. Проект был выполнен бюро Palimpsest Architects: архитекторами Альбертом Ачемяном и Арменом Минассяном.

Здание было построено по инициативе и на средства Размика Тадевоссяна, армянского предпринимателя из Лондона, который пожелал построить в Армении современную больницу и назвать ее в честь своих родителей. История этого центра интересна тем, что Тадевоссян не стал выбирать место для этого здания. Участок для строительства был определен самими архитекторами по результатам проведенного ими исследования. Определившим их выбор обстоятельством было отсутствие в регионе хороших больниц, поэтому было важным, чтобы новый проект дал доступ к качественному медицинскому обслуживанию как можно большему числу населения. Местом для центра было выбрано село Кош, которое находится недалеко от государственной трассы Ереван – Гюмри. Это село известно в первую очередь существующей там исправительной колонией, и факт появления в этом неблагополучном месте социального объекта современного уровня более чем примечателен. До постройки нового центра в Коше существовала только ветхая поликлиника.

Поскольку территориальных ограничений у проекта не было, архитекторы сделали свою постройку одноэтажной.

Медицинский центр в селе Кош. Изображение: Palimpsest Architects


Здание в плане имеет Г-образную форму.

Медицинский центр в селе Кош. Изображение: Palimpsest Architects



Входная группа расположена с левой стороны. Административная зона помещена в правой части здания, имеющей форму полукруга со своим отдельным входом.

Хотя им не надо было экономить землю, авторы проекта стремились к компактности планировочной структуры. В связи с этим, ячейки, состоящие из кабинета врача, комнаты медсестер и смотровой были реализованы не в общепринятом модуле – 7,2 метра, а в меньшем: 4,8 м и 3,6 м. Интересно, что, в противовес небольшому размер ячеек, коридоры центра сделаны сравнительно широкими. Это решение учитывает контекст – местные традиции: в сельской местности принято провожать к врачу и навещать больных в больнице всей семьей, поэтому ради комфорта и гигиены многочисленных ожидающих пациента людей коридоры были расширены.

Медицинский центр в селе Кош. Коридор. Изображение: Palimpsest Architects


По словам авторов проекта, их основная цель заключалась в том, чтобы дать любому человеку, вне зависимости от его места проживания и социального статуса, доступ к полноценному и комфортному медицинскому обслуживанию.

Медицинский центр в селе Кош. Изображение: Palimpsest Architects


Рациональная, сдержанная стилистика сооружения отдает пальму первенства качеству и комфорту функциональной составляющей. Но, в то же время, архитекторы стремились отойти от хорошо знакомого тоскливого образа больниц и поликлиник, стремясь придать своей постройке максимально открытый, позитивный облик, что отразилось в первую очередь в широком применении остекления во входной части.

Медицинский центр в селе Кош. Изображение: Palimpsest Architects


Эта тема продолжается и внутри здания. В холле расположен натуральный газон, а по всей длине коридоров установлены зенитные фонари.

Медицинский центр в селе Кош. Холл. Изображение: Palimpsest Architects
Медицинский центр в селе Кош. Коридор с фонарем. Изображение: Palimpsest Architects


Примененные технологические и конструктивные решения вряд ли соответствуют мировым стандартам, но для армянского строительного рынка это не так часто встречающиеся приемы. В частности, несущие стены сделаны из легких панелей (пенопласт, с двух сторон – металлическая сетка, на которой раствором крепится облицовочный туф), которые, несомненно, эффективнее работают в сейсмических зонах, по сравнению с традиционным конструкциям стен, где несущая функция возложена на туф.

Медицинский центр в селе Кош. Конструкция стены. Изображение: Palimpsest Architects


В здании работает система очистки 95% использованной воды, предусмотрен также раздельный сбор мусора.

Детский сад в селе Кош. До реконструкции. Изображение: Palimpsest Architects
Детский сад в селе Кош. После реконструкции. Изображение: Palimpsest Architects


Работая над социальной инфраструктурой, бюро не ограничилось проектом медицинского центра, год спустя ими в том же селе был реконструирован детский сад.

* * *

Медицинский центр в Коше не первый случай, когда борьба за качество жизни в Армении ведется и за ее пределами. Благодаря консолидации сил диаспоры, в стране строятся объекты социальной инфраструктуры абсолютно нового уровня, отличные от объектов советского времени. Случаи появления подобных построек в стране не единичны, в каждом регионе они влияют на жизнь людей, однако пока что они слишком малочисленны в масштабах всей Армении, чтобы говорить о кардинальных сдвигах в качестве социальной инфраструктуры.
 

23 Мая 2016

Автор текста:

Тигран Арутюнян
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.

Сейчас на главной

Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.