Социальность в сельской местности

Медицинский центр в армянском селе Кош по проекту бюро Palimpsest Architects.

Автор текста:
Тигран Арутюнян

mainImg
Уже совсем скоро откроется XV Венецианская биеннале с ее заявленной ярко-социальной темой, которая стала особенно актуальной в связи с текущей политической и экономической ситуацией в мире, когда вопросы доступного жилья, социальной инфраструктуры, размещения беженцев и т.п. начинают превалировать над «высокой архитектурой». На первый взгляд, это предоставляет уникальную возможность небогатым, развивающимся странам, перед которыми социальные проблемы стоят острее, предъявить себя миру современной архитектуры. В этом контексте интересно рассмотреть опыт Армении – страны, географическое и политическое расположение которой лучше всего характеризуется понятием border (граница), упомянутым куратором венецианской биеннале Алехандро Аравеной.

Парадоксально, что, несмотря на стоящие перед Арменией задачи социального толка, распад СССР не поспособствовал развитию социальной архитектуры в стране. В Армении, как и во многих странах бывшего Советского союза, определение социальной архитектуры как таковой до сих пор не сформировано, и у архитектурного сообщества в целом нет четкого представления о ее границах. Часто такую архитектуру ассоциируют с типовым строительством позднесоветских времен. Поэтому неудивительно, что работа над социальными проектами (за исключением небольшого числа реализованных объектов), чаще всего не воспринимается как престижная практика, а, напротив, в сознании многих остается безликим строительным процессом. Из этого следует понятное стремление постсоветской армянской архитектуры преодолеть рамки типового строительства путем усиления аспектов индивидуальности, самоидентификации и, отчасти, стремления к роскоши.

При этом оставшиеся нетронутыми накопившиеся за многие годы социальные задачи отодвинулись на второй план. С того момента, как общество осталось один на один с этими проблемами, оно самостоятельно решало задачи, которые раньше находились в ведении государства. Роль последнего в решении этих социальных проблем часто ограничивается банальным с архитектурной точки зрения созданием, обслуживанием и ремонтом объектов инфраструктуры. Это заметно в программе восстановления зоны бедствия (города и поселения, разрушенные Спитакским землетрясением в 1988), которая была самой острой задачей, стоявший перед страной. Ее реализация длилась долгие годы и была разделена на несколько стадий. Первый этап восстановления выпал на советский период, тогда многие проекты в рамках программы были реализованы при участии других советских республик. После распада Союза, помимо государственного финансирования определенная доля восстановительных работ выполнялась на средства частных благотворителей; программа осуществлялась до последнего времени.

Естественно, первоочередной целью этой программы являлось быстрое обеспечение населения жильем, и в такой ситуации вопросам архитектурного стиля отводилось отнюдь не первостепенное значение. Поэтому новые районы не выделялись интересными архитектурными решениями.

58-й квартал Ани в Гюмри © Тигран Манукян
Квартал Муш в Гюмри © Тигран Манукян
Квартал Муш в Гюмри © Тигран Манукян
Квартал Муш в Гюмри © Тигран Манукян



Главное, что их отличает от позднесоветских типовых домов – это малоэтажность и отказ от эстетики панельного строительства в пользу традиционного образа, что имело также и чисто психологические причины. Конструктивные отличия этих зданий связаны с более высокими требованиями к сейсмоустойчивости. В рамках программы восстановления интересно также отметить несколько социальных объектов, реализованных при поддержке иностранных государств – таких, как австрийская больница, итальянская поликлиника, британская школа и т.д.

Однако, несмотря на все закономерные сложности в становлении и развитии социальной архитектуры в Армении, в последние годы стали появляется социально значимые проекты, которые ломают привычные стереотипы и могут встать в один ряд, а, возможно, по своему качеству даже превосходят многие заметные административные и жилые здания, построенные в стране в постсоветское время.

В 2016 в номинации «Лучшее здание года» премии Министерства градостроительства было представлено здание медицинского центра (Armenak and Anna Tadevossian's medical center) в селе Кош (Арагацотнская область, к северо-западу от Еревана), построенного еще в 2012 году. Проект был выполнен бюро Palimpsest Architects: архитекторами Альбертом Ачемяном и Арменом Минассяном.

Здание было построено по инициативе и на средства Размика Тадевоссяна, армянского предпринимателя из Лондона, который пожелал построить в Армении современную больницу и назвать ее в честь своих родителей. История этого центра интересна тем, что Тадевоссян не стал выбирать место для этого здания. Участок для строительства был определен самими архитекторами по результатам проведенного ими исследования. Определившим их выбор обстоятельством было отсутствие в регионе хороших больниц, поэтому было важным, чтобы новый проект дал доступ к качественному медицинскому обслуживанию как можно большему числу населения. Местом для центра было выбрано село Кош, которое находится недалеко от государственной трассы Ереван – Гюмри. Это село известно в первую очередь существующей там исправительной колонией, и факт появления в этом неблагополучном месте социального объекта современного уровня более чем примечателен. До постройки нового центра в Коше существовала только ветхая поликлиника.

Поскольку территориальных ограничений у проекта не было, архитекторы сделали свою постройку одноэтажной.

Медицинский центр в селе Кош. Изображение: Palimpsest Architects


Здание в плане имеет Г-образную форму.

Медицинский центр в селе Кош. Изображение: Palimpsest Architects



Входная группа расположена с левой стороны. Административная зона помещена в правой части здания, имеющей форму полукруга со своим отдельным входом.

Хотя им не надо было экономить землю, авторы проекта стремились к компактности планировочной структуры. В связи с этим, ячейки, состоящие из кабинета врача, комнаты медсестер и смотровой были реализованы не в общепринятом модуле – 7,2 метра, а в меньшем: 4,8 м и 3,6 м. Интересно, что, в противовес небольшому размер ячеек, коридоры центра сделаны сравнительно широкими. Это решение учитывает контекст – местные традиции: в сельской местности принято провожать к врачу и навещать больных в больнице всей семьей, поэтому ради комфорта и гигиены многочисленных ожидающих пациента людей коридоры были расширены.

Медицинский центр в селе Кош. Коридор. Изображение: Palimpsest Architects


По словам авторов проекта, их основная цель заключалась в том, чтобы дать любому человеку, вне зависимости от его места проживания и социального статуса, доступ к полноценному и комфортному медицинскому обслуживанию.

Медицинский центр в селе Кош. Изображение: Palimpsest Architects


Рациональная, сдержанная стилистика сооружения отдает пальму первенства качеству и комфорту функциональной составляющей. Но, в то же время, архитекторы стремились отойти от хорошо знакомого тоскливого образа больниц и поликлиник, стремясь придать своей постройке максимально открытый, позитивный облик, что отразилось в первую очередь в широком применении остекления во входной части.

Медицинский центр в селе Кош. Изображение: Palimpsest Architects


Эта тема продолжается и внутри здания. В холле расположен натуральный газон, а по всей длине коридоров установлены зенитные фонари.

Медицинский центр в селе Кош. Холл. Изображение: Palimpsest Architects
Медицинский центр в селе Кош. Коридор с фонарем. Изображение: Palimpsest Architects


Примененные технологические и конструктивные решения вряд ли соответствуют мировым стандартам, но для армянского строительного рынка это не так часто встречающиеся приемы. В частности, несущие стены сделаны из легких панелей (пенопласт, с двух сторон – металлическая сетка, на которой раствором крепится облицовочный туф), которые, несомненно, эффективнее работают в сейсмических зонах, по сравнению с традиционным конструкциям стен, где несущая функция возложена на туф.

Медицинский центр в селе Кош. Конструкция стены. Изображение: Palimpsest Architects


В здании работает система очистки 95% использованной воды, предусмотрен также раздельный сбор мусора.

Детский сад в селе Кош. До реконструкции. Изображение: Palimpsest Architects
Детский сад в селе Кош. После реконструкции. Изображение: Palimpsest Architects


Работая над социальной инфраструктурой, бюро не ограничилось проектом медицинского центра, год спустя ими в том же селе был реконструирован детский сад.

* * *

Медицинский центр в Коше не первый случай, когда борьба за качество жизни в Армении ведется и за ее пределами. Благодаря консолидации сил диаспоры, в стране строятся объекты социальной инфраструктуры абсолютно нового уровня, отличные от объектов советского времени. Случаи появления подобных построек в стране не единичны, в каждом регионе они влияют на жизнь людей, однако пока что они слишком малочисленны в масштабах всей Армении, чтобы говорить о кардинальных сдвигах в качестве социальной инфраструктуры.
 

23 Мая 2016

Автор текста:

Тигран Арутюнян
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.
Зигзаг фасада
Офисное здание в Майнце защищает новый район на Рейне от шума порта. Авторы проекта – MVRDV и morePlatz.
Стальная живопись
Панели из нержавеющей стали на «Башне» Фрэнка Гери в арт-центре LUMA в Арле задуманы как мазки кисти Ван Гога.
Стеклянное облако
На морском курорте Циньхуандао на северо-востоке Китая строится «Облачный центр» по проекту пекинского бюро MAD.
Путь света
В знаменитый дворец императора Нерона – «Золотой дом» в Риме – теперь ведет новый вход по проекту Stefano Boeri Architetti.
Импортная типология
Комплекс доступного жилья с начальной школой по проекту бюро Henley Halebrown в лондонском районе Хакни основан на «центральноевропейском» типе жилой башни.
Силуэт прошлого
Внутренний двор музея и библиотеки в Цзяшане на востоке Китая напоминает силуэтом традиционную печь для обжига керамики, которыми славился этот город.
Штрихи современности
Открылся после реконструкции музей истории Парижа – Карнавале: в команде проекта архитекторы Snøhetta отвечали за новшества.
Обратная пропорция
В Центре инноваций INES университета чилийской области Био-Био по замыслу архитекторов Pezo von Ellrichshausen пространства для совместной и индивидуальной работы обратно пропорциональны друг другу.
Геометрические игры
В Мохали, городе-спутнике Чандигарха, архитекторы Studio Ardete снабдили офисное здание выразительным фасадом с асимметричными балконами, оставшись в жестких рамках бюджета.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Арктические опыты
СПбГАСУ совместно с Университетом Хоккайдо провел Международную летнюю архитектурную школу, посвященную Арктике. Показываем проекты, придуманные участниками для Териберки, Земли Франца-Иосифа и Кировска.
Поток и линии
Проекты вилл Степана Липгарта в стиле ар-деко демонстрируют технический символизм в сочетании с утонченной отсылкой к 1930-м. Один из проектов бумажный, остальные предназначены для конкретных заказчиков: топ-менеджера, коллекционера и девелопера.
Один раз увидеть
8 короткометражных документальных фильмов на околоархитектурные темы, в том числе: лондонская башня-кооператив 1970-х, японский скульптор Саграда-Фамилия, сборное жилье наших дней и подборка ярких архитектурных фрагментов из художественных лент последних 100 лет.
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Лицо производства
«Тепличное хозяйство Ботаника» доверила архитекторам ту область, где они, как правило, востребованы наименьшим образом – территорию современного производственного комплекса, где обычно царят утилитарные, нормативные и недорогие решения.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.